3238
22 ноября 2021

От дексаметазона до молнупиравира. О новых и старых лекарствах для лечения COVID-19

Почему даже последние разработки антивирусных не избавят нас от необходимости вакцинироваться

От дексаметазона до молнупиравира. О новых и старых лекарствах для лечения COVID-19

Фотография Adam Nieścioruk

Пандемия коронавирусной инфекции продолжается уже больше полутора лет. И все это время возникают все новые препараты и средства для лечения, многие из них могут нанести больше вреда, чем пользы. Так неконтролируемый прием антикоагулянтов может привести к смерти от кровотечения, а прием верошпирона, который «на всякий случай» назначают некоторые казахстанские медики, вызвать рост молочных желез у мужчин. Врач Анжела Ашихмина и вирусолог Асель Мусабекова рассказывают о том, какие препараты не стоит принимать при ковиде, и о новых разработках ученых — о моноклональных антителах, молнупиравире и паксловиде.

Вы можете послушать подкаст «Койко-место» или прочитать текст.

Soundcloud

Castbox

Apple Podcasts

Классическое назначение терапевта из государственной поликлиники: ацикловир, ингавирин, тамифлю, парацетамол, витамины С и Д. Что здесь не так?

Анжела Ашихмина: В каждой стране существует свой протокол лечения коронавирусной инфекции. В Казахстане он есть, в нем четко прописано, какие медикаменты должны использоваться при какой степени тяжести болезни. То есть врачу — неважно, где он работает: в госполиклинике или в частной, — не нужно изобретать велосипед, составлять собственные схемы, нужно подчиняться протоколу лечения. Каждому казахстанцу доступен этот протокол, любой человек может его прочитать. Ацикловир, ингавирин, тамифлю — вы не найдете в этом протоколе. Почему врачи их назначают, для меня остается загадкой. Возможно, потому что ацикловир и тамифлю — противовирусные препараты, да, они борются с определенными вирусами, но к коронавирусной инфекции никакого отношения не имеют. Ацикловир — достаточно хороший препарат, но он работает исключительно против вируса герпеса. И то, рекомендовано начать лечение ацикловиром при герпетической инфекции в ближайшие 72 часа, потому что дальше его эффективность снижается. Даже при герпетических инфекциях он имеет достаточно ограниченную эффективность, что уж говорить о ковиде — против него он не имеет никакой силы.

Тамифлю — это торговое название, его действующее вещество — осельтамивир, он работает только против гриппа, максимально эффективен в первые сутки болезни. И то, его действие сократит количество дней болезни на сутки-двое, и всё. Даже против гриппа его эффективность достаточно ограничена, это не волшебная таблетка, которую человек выпьет и всё будет прекрасно. У него эффективность маленькая, он не вылечит и не убьет вирус.

Что касается ингавирина, то препарат не имеет доказанной эффективности, используется только в странах СНГ, преимущественно в России.

Он не эффективен против ковида. И кстати, в нашем протоколе, который прекрасный, и в большинстве своем составлен в соответствии с современными доказательными базами, вы не найдете ни ингавирина, ни арбидола, ни полиоксидония. Большинство гигантского количества фармацевтических препаратов против вирусов не имеет никакой эффективности. Это таблетки с химическим составом, который ваши печень и почки проводят через себя и выводят из организма, и всё.

Асель Мусабекова: Мы должны понимать, что влияет на состояние человека во время коронавирусной инфекции. Во-первых, сам вирус, то есть, репликация, размножение самого вируса, но влияет этот фактор только в начале, буквально максимум первые пять дней болезни. Затем, в принципе, репликация вируса спадает, и на состояние наше влияет уже реакция нашей иммунной системы. Во время среднетяжелой и тяжелой стадии собственная иммунная система человека начинает гиперактивацию, которая приводит к тромбообразованию, к цитокиновому шторму, и здесь уже вирус ни при чем. Именно поэтому, даже если у нас есть идеальное антивирусное средство, то оно, к сожалению, может помочь только людям на легкой стадии течения ковида. Когда падает сатурация, это значит, что наступает среднетяжелая или тяжелая форма. Здесь, какой бы уже ни был идеальный антивирусной препарат, он в принципе не поможет, и он не нужен.

Проблема состоит в том, что, когда человек находится уже на кислороде, госпитализирован, то родные начинают искать, скажем, ремдесивир, тратить на это время и нервы. Они покупают его за огромные деньги, начинают его колоть, потом понимают, что ремдесивир в этом состоянии человеку не поможет, потому что на этом этапе антивирусные уже не работают. Антивирусные препараты помогают, если начать их принимать в течение двух дней с начала симптомов. А очень часто мы даже не делаем в это время ПЦР-тест, в принципе нет диагноза на руках.

Фотография Mufid Majnun

Вот назначение сотруднику Vласти из платного медцентра. Он был вакцинирован еще весной, но заболел в начале осени, переносил болезнь достаточно легко, она не перешла в пневмонию, была высокая температура, которая легко сбивалась. При этом у него нет хронических заболеваний. Врач ему назначил: фавиковид, за который он заплатил около 50 тысяч тенге, дексаметазон, ксарелто, нексиум и верошпирон.

Анжела: Это препараты уже немного другого уровня. Начну про фавиковид — это фавипиравир. Препарат очень интересный, он впервые был изобретен в Японии, причем там он уже давно не используется, потому что не оправдал ожиданий. В России в него решили вдохнуть новую жизнь и начали им лечить ковид. Но он оказался неэффективен против коронавирусной инфекции. Стоит очень дорого и никак не поможет.

Что касается дексаметазона: этот препарат прекрасный, замечательный, он спасает жизни. Но здесь очень важна оговорка: когда. Это глобально важно, потому что если вы молодой человек, если у вас нет хронических болезней, если вы привиты, мы ожидаем, что ваш ковид протечет легко. Конечно, есть исключения, есть мизерный процент среди молодого поколения, который даже при вакцинации может заболеть тяжело. Если вы молоды и ваш ковид протекает легко, практически ничего принимать не надо, можно: ибупрофен, парацетамол, витамины. Ничего не имею против витаминов, если это не токсическая доза. Но дексаметазон нужно принимать, если ваше состояние переходит в среднюю или средне тяжелую степень тяжести. Дексаметазон — это гормон, который снижает функцию вашего иммунного ответа, то есть он не дает развиваться цитокиновому шторму, он улучшает сатурацию. Если стабильно сатурация ниже 94-93%, появляется одышка, то тогда надо начинать принимать дексаметазон. Есть такие случаи, когда человек паникует: у меня температура 37,2, начинает принимать дексаметазон, и состояние ухудшается. И в этот момент уже невозможно сказать, наступило ли это ухудшение, потому что это ковид так повлиял или же дексаметазон не дал развиться нормальному иммунному ответу, и всё пошло по накатанной. Поэтому дексаметазон стоит принимать только в больнице. Препарат непростой, он повышает уровень сахара в крови, давление. Если представить, то чаще всего тяжело болеют люди с давлением, с диабетом, то нужен контроль всех жизненно важных функций организма, а дома это обеспечить нереально. Дексаметазон дома принимать не надо.

Асель Мусабекова: Я хочу рассказать одну историю, которая повергла меня в шок. Я читала врачам семинары по лечению ковида. У меня был синдром самозванца, потому что я доктор, но не врач, я ученый. Группе медиков я рассказывала о том, что происходит, почему лучше всего дексаметазон помогает пациентам на ИВЛ, что лучше начинать его прием, только когда уже нужен кислород. И вот я говорю о том, что антивирусные надо принимать только в начале, кортикостероиды только во второй части в тяжелом состоянии, и тут меня перебивает пожилой врач и говорит: «Вы вообще абсолютно не практик, кто вы такая, у меня 30 лет опыта работы, и я дексаметазон сразу применяю, потому что мы теряем время. Я вот своей семимесячной внучке каждый раз, когда у нее поднимается температура, сразу ставлю укольчик дексаметазона». Семимесячной внучке! Этот случай мне помог бороться с синдромом самозванца. Потому что я понимаю, что это катастрофа. Вспомните, как использовалось это лекарство в нашей стране прошлым летом! Дексаметазона не хватало тем больным, которым он на самом деле нужен, а это люди с аутоиммунными заболеваниями. И огромное количество казахстанцев покупало его на всякий случай — даже не болея, не имея никаких симптомов. Нам в medsupport присылали фотографии результата домашних кустарных инъекций дексаметазона — результате были страшные, кошмарные абсцессы, приходилось откачивать гной. То, как у нас сейчас население относится к подобного рода лекарствам, это ужас. И мы должны понимать, что у каждого лекарства, а особенно у такого серьезного, как гормональные средства, кортикостероиды, есть огромное количество побочных действий. Такие лекарства нужно получать только по назначению врача. А если вы видите, что врач их назначил, а у вас легкая форма ковида, нет одышки и вы понимаете, что логически это показание неверно, бегите от этого врача. Желательно ему даже об этом сказать и прислать ему ссылку на наш подкаст, пусть послушает и образуется.

Анжела: Ксарелто тоже стал очень популярным. Если дексаметазон все-таки колют, но, к примеру, пару инъекций сделали, а потом передумали, потому что температура упала, то ксарелто занимает почетное место, всего его пьют, пьют месяцами, чтобы разжижить кровь, чтобы тромбы не образовывались. На самом деле с побочными эффектами ксарелто я в своей практике встречаюсь чаще, чем с последствиями приема дексаметазона. В основном это маточные кровотечения у женщин, особенно во время месячных. Был один тяжелый случай, у человека оказалась язва желудка, было очень тяжелое кровотечение на фоне приема ксарелто, там уже никакой ковид особой роли не играл, человек был госпитализирован в приагональном состоянии. Ксарелто — это антикоагулянт, препарат, который, грубо говоря, разжижает кровь. Действительно, антикоагулянты используются при ковиде, потому что ковид — это не просто горло запершило, пневмония и т.д, это еще и острый воспалительный процесс, то есть, именно во время ковида мы видим повышение острофазовых белков, таких, как ферритин, D-димер.

Фотография акимата г. Алматы

Здесь есть такой интересный момент: мы не особо проявляли интереса к этим анализам, к примеру, при гриппе, при каких-то других тяжелых болезнях. Возможно, при них тоже повышаются эти воспалительные процессы. Ковид в этом случае сейчас приковал больше внимания. При ковиде, особенно при среднетяжелом, особенно во время госпитализации, повышаются риски тромбообразования и стоит при тяжелой форме использовать эти препараты в больнице. Лучше всего в инъекциях и лучше всего под контролем врачей. И, конечно, если вы были уже выписаны и врач вам рекомендовал прием этих препаратов, обычно это месяц-два, в зависимости от тяжести, стоит их принимать. Если же опять у вас легкая форма, вы молодой человек, у вас нет тяжелых хронических болезней, принимать такие препараты самостоятельно не стоит, не нужно, потому что они не будут профилактировать у вас тромбообразование, более того, только повышают риски кровотечений. Лучшая профилактика тромбообразований при легкой форме ковида — физическая активность. Не лежать целый день на диване, тем более, если у вас, кроме температуры, боли в мышцах, кашля и насморка больше ничего нет. Встали, прошлись несколько раз по квартире, посуду помыли, занялись какой-то обычной физической активностью, марафоны бегать не надо, конечно.

Стоит ли принимать кардиомагнил, тромбо асс и т.д?

Анжела: Я обычно не рекомендую. Если человек уже принимает эти препараты, к примеру, после инфарктов, инсультов, то есть, если есть показания к приему на постоянной основе, то, конечно, нужно продолжать их пить. Если же молодой человек, заболев ковидом, начинает для профилактики принимать на ночь аспиринчик — это как подорожник приложить к ране, не будет никакого эффекта. Это антиагрегант, он не дает склеиваться тромбоцитам, но тромбоциты — не единственные компоненты в тромбообразовании. Эти препараты не профилактируют тромбозы, если у человека есть болезни желудка, эрозии, язвы, то это только усилит течение болезни. Я вижу тут в назначении и нексиум есть, врач назначил все-все-все, и заодно давайте желудок прикроем, мало ли, вдруг там язва. Это неправильно. Нексиум — препарат, используемый для лечения гастритов, язв, эрозий. Если у вас нет проблем с желудком, принимать его во время ковида не надо. Тоже и про верошпирон. Это вообще очень сомнительная история. Был вброс в интернет, в месседжеры какого-то российского протокола, и то неофициального, где был верошпирон. Это препарат не первого выбора для лечения гипертензии или отеков. И то, что он вдруг появился при ковиде, тоже очень интересно. Его не стоит принимать никому, а особенно мужчинам, у него побочный эффект гинекомастия — грудь отрастет.

Я добавлю еще немного про полиаксидоний, арбидол, ингавирин, галавит — эти препараты принимать не надо. Вообще, если дексаметазон и ксарелто в определенных случаях принимать нужно, то эти препараты не имеют доказанной эффективности, их безопасность тоже сомнительна. Иммунитет ими с колен поднимать не надо. Если вы переболели в легкой форме, это значит, что ваш иммунитет справился, он молодец, все с ним нормально.

Очень часто заболевшим ковидом превентивно назначают антибиотики, особенно азитромицин, мол, таким образом ковид не перейдет в пневмонию. Стоит ли его принимать?

Анжела: Азитромицин есть в большинстве назначений. Даже сейчас, несмотря на то, что уже везде прогремело, что антибиотики не эффективны по отношению к ковиду, все равно его назначают. Многие отмечают улучшение самочувствия после начала приема азитромицина. Это не связано с тем, что он убивает вирус, — азитромицин обладает еще противовоспалительной функцией и тоже может немного снижать симптомы, поэтому может быть ощущение облегчения. Но он не рекомендован во время ковида, вообще антибиотики не стоит принимать, если у вас подтверждена коронавирусная инфекция. (Антибиотики не эффективны в борьбе с вирусами, они «работают» против бактерий — прим. V) Бактериальная инфекция может присоединяться на фоне вируса, это возможно, но это редко, особенно при ковиде. Я в своей практике всего несколько раз видела, когда это происходило. В остальных же случаях, это отит появился или гайморит присоединился, и тогда назначали антибиотик.

В общем и целом, азитромицин не стоит принимать, потому что мне вообще кажется, что мы его потеряем через пару лет. Будет такая антибиотикоустойчивость у бактерий, что азитромицин уже не поможет.

Асель: В начале пандемии антибиотики применялись в лечении практически у 80% заболевших, особенно в странах третьего мира было кошмарное использование этих препаратов. И было показано, что только у 5-6% было подозрение на какую-то бактериальную инфекцию. Это чревато огромным ростом антибиотикорезистентности, особенно в нашей стране. Я буквально полгода назад проводила опрос у себя в соцсетях, и большинство опрошенных, особенно родители маленьких деток, ответили, что они покупают антибиотики без рецепта врача. Это опасно, азитромицин — реально классный антибиотик, если мы его потеряем, то не сможем лечить огромное количество детских болячек.

О неожиданных способах «лечения» ковида

Анжела: Я знакома со всеми способами лечения ковида, меня трудно уже чем-то удивить. В начале пандемии было популярно вдыхать пары спирта, водки при помощи небулайзера. Это все, во-первых, небезопасно, во-вторых, никогда не стоит вдыхать непонятные препараты и вещества, не созданные для ингаляционной формы: водку, боржоми, минералку — не важно, что, они не должны быть использованы в плане ингаляционной терапии. Никогда. Это не стерильные растворы, они не предусмотрены для того, чтобы ваши легкие как-то вообще перерабатывали эти вещества. Есть так же очень частая практика использования китайских таблеток. Препарат очень интересный, даже есть большое китайское исследование, там 200 с чем-то человек было, которые отмечали почти полное исчезновение симптомов. Я этот препарат не рекомендую, потому что не читаю на китайском, я не знаю его состав. Я немножко погуглила, поняла, что там большой сбор трав. Как они конкретно влияют на организм человека, как они друг с другом взаимодействуют — никто это не исследовал, никто не знает, плюс при приеме травяных препаратов повышен риск аллергической реакции.

Асель: И потом белладонна — это тоже трава, например, и конопля — тоже. У нас такая крайность — с одной стороны, «сплошная химия тут у вас, всякие эти вакцины», а с другой стороны, у нас фитотерапия. Но состав трав мы не знаем, сочетания не знаем. Хочу обратить внимание на то, что мои собственные подруги говорили о том, что они использовали экстракты трав для профилактики ковида, у детей в том числе. Нужно понимать, что экстракты очень часто содержат немалое количество спирта, на это тоже редко обращают внимание. Трава — это не значит, что это безопасно и что это сразу эффективно и что нет никаких побочек. С ними тоже нужно быть очень осторожными.

Анжела: Сейчас набирает популярность синька — то есть пускают внутривенно синьку, я вообще мало себе могу представить, как такой препарат можно пустить по вене.

У меня есть пациенты, которым в стационарах два-три раза ставили синьку внутривенно. Мне просто очень интересно, что с их почками.

Не стоит этого делать, это опять же какой-то экспериментальный метод, синька не имеет никакого эффекта на коронавирус, не надо ее ни пить, ни внутривенно использовать. Это дезинфицирующий раствор, достаточно опасный. Лучше ничего не делать, чем так изощряться.

Что можно делать при коронавирусе, если вы болеете дома

Анжела: В первую очередь, если появились какие-то симптомы ОРВИ, нужно сдать ПЦР как можно раньше. Так же важна самоизоляция. Принимать ибупрофен, парацетамол — любые противовоспалительные препараты, если вас что-то беспокоит, если нестерпимая температура, мышечные, головные боли. Если всё терпимо, то пить таблетки не надо. Я обычно рекомендую витамины, но они не имеют глобального эффекта ни на ковид, ни на ваш иммунитет, но людям иногда просто нужно что-то принимать. Наши люди не привыкли пить только парацетамол или ибупрофен и воду, для них это ненормально. Поэтому, если человек хочет принимать витамины, пусть это делает. Обычные стандартные дозировки витамина Д или С. Хуже они не сделают, если у вас нет гигантского камня в почке. Но могут в качестве плацебо эффекта сработать.

Асель: Тут имеет значение дозировка. Есть неправильное представление о том, что в начале инфекции нужна ударная доза, скажем, витамина С. Она ударит по почкам и по печени. Обязательно, помните, что передоз витамина С может привести, например, к диарее. Нужна ли вам диарея во время острого заболевания, когда у вас и так обезвоживание?

Анжела: Важна физическая активность — пройтись по квартире несколько раз, даже несмотря на страшную слабость. И самое важное: наблюдайте за самочувствием, чтобы не пропустить ухудшения и осложнения. Если наступает снижение сатурации, возникает одышка, то не надо оставаться дома. Многие боятся госпитализации: «Я там умру». Если человека госпитализируют, значит, его состояние уже плохое, это средняя или тяжелая степень и риски летального исхода повышаются. Поэтому, конечно, мы видим большую летальность именно в больницах, и это стоит понимать. Но шансы выжить намного выше в больнице, чем если вы останетесь дома и будете заниматься самолечением.

Асель: Еще есть прон-позиция: полезно просто полежать на животе. Есть так же дыхательная гимнастика. Даже просто выдыхать через трубочку. С точки зрения госпитализации тут есть, мне кажется, две крайности: первая — люди её боятся и до конца оттягивают. Вторая — лишь бы занять койку, даже если нас вообще в принципе ничего не беспокоит. Всем заболевшим я бы предложила вести дневник болезни. Каждый день утром в обед и вечером записывайте свою температуру, показания сатурации, если у вас есть пульсоксиметр. И тогда вы будете видеть эту динамику. И врачу даже на момент госпитализации будет намного легче понять, какая у вас динамика и нужно ли на самом деле вам в больницу.

Стоит ли использовать небулайзер?

Анжела: Наличие небулайзера — такая немножечко СНГшная вещь. У нас очень любят, чтобы дома он был. Например, в Европе, в США редко у кого есть небулайзер. Я обычно не рекомендую использовать небулайзер с беродуалом и т.д., потому что они, во-первых, могут не помочь, во-вторых, вызовут побочные эффекты: сердцебиение, повышение тревожности и т.д. Пневмония, которая возникает на фоне ковида, не сопровождается бронхообструкцией, поэтому ингаляции делать не стоит.

Асель: Часто чуть ли не на рождение ребенка молодым родителям дарят небулайзер, тогда как нет таких необходимых вещей, как увлажнитель воздуха или гигрометр, который измеряет влажность воздуха. Когда мы говорим о респираторных острых инфекциях, очень часто самым главным фактором вашего самочувствия является качество воздуха. Это наши батареи, которые не щадят никого, и у нас под +28 температура в квартире, а на улице минус 20. При коронавирусной и любой другой вирусной респираторной инфекции качество воздуха, влажность будет иметь намного большее значение, чем наличие ингалятора.

О лекарствах от ковида, которые мир ждал давно, и, наконец, это случилось

Асель: Давайте посмотрим на то, как мы в принципе сейчас можем лечить ковид. Дексаметазон, антикоагулянты — это препараты, которые мы можем использовать при госпитализации, когда уже не хватает кислорода. Они борются не с самой инфекцией, а с последствиями того, как сходит с ума наш иммунитет. Цитокиновый шторм, гипервоспаление, тромбообразование, микротромбозы — это все приводит к тому, что нам необходимо на поздних стадиях использование таких лекарственных средств. Что же касается самого вируса, то любое действие против него актуально только до того, как вам понадобится кислород.

Основная проблема состоит в том, не как найти идеальное лекарство, которое будет работать именно против коронавируса, а как сделать так, чтобы мы его вовремя приняли.

То есть, любое антивирусное средство и те новинки, которые появились, и те лекарства, которые у нас были до этого, в том числе ремдесивир, они актуальны только в течение двух-трех дней после того, как появились первые симптомы. То есть, на первой стадии мы можем или бороться с вирусом, используя те лекарства, которые сейчас появились, или просто не мешать нашему иммунитету, например, не давать заранее тот же дексаметазон.

Теперь о новинках, которые доступны пока что в развитых странах, в основном только в Штатах. Поиск антивирусных начался сразу с начала пандемии, и у нас было несколько путей: использовать антивирусные, которые уже были против инфекций до пандемии, скажем, алувию. Если вы помните, в начале пандемии всем подряд, даже тем, у кого не было симптомов, давали алувию. И это печальная история, потому что это лекарство против ВИЧ, мягко говоря, небезобидное. В начале пандемии довольно быстро стало понятно, что алувия не работает против коронавируса. Затем у нас была история с фавипиравиром. Как Анжела уже сказала, обнаружилось, что он тоже не работает. Мне кажется, что в данный момент он применяется только в странах СНГ. Тут нужно иметь в виду, что лекарство имеет так же тератогенный эффект (нарушение эмбрионального развития – при. V), то есть, может влиять на ребенка в утробе матери. Затем у нас был противомалярийный препарат гидроксихлорохин, ученые доказали, что и он не работает при ковиде. Его долго использовали, потому что было некоторое лоббирование, в том числе со стороны Дональда Трампа. Затем возникло антипаразитарное лекарство, использующееся в ветеринарии — ивермектин. Появлялись даже публикации о его эффективности, но потом одна за другой они были уличены в том, что подделаны данные, что были скопированы целые абзацы из других исследований. То есть, к сожалению, здесь имела место псевдонаука. И сейчас уже понятно, что польза от ивермектина незначительна.

Анжела: Ивермектин у нас не прижился, потому что его достать практически невозможно. Если у нас любят арбидолы и так далее, то на западе — ивермектин. Не только мы занимаемся непонятным лечением, весь мир сейчас пытается найти какое-то лекарство.

Асель: Плюс к этому всему идет наша альернативщина с чисткой паразитов. Почему-то многие люди связали ивермектин с клизмами, детоксами, чистками, и тут альтернативные клиники проснулись и поняли, что это прекрасный момент сделать деньги. Давайте на всякий случай почистимся от паразитов, вдруг поможет. Спойлер: нет, не делайте этого, так вы вымываете весь свой микробиом из кишечника. Теперь перейдем к вещам, которые сработали. Первое зарегистрированное лекарство — ремдесивир. Очень много было споров о нем, и тут важно сказать о том, как оно действует. Когда мы говорим в принципе об антивирусных средствах, проблема состоит в том, чтобы сделать эффективное средство, которое действует на вирус и дает минимум побочек, потому что речь идет о нуклеиновых кислотах, об РНК, которые есть в нашей же клетке, и мы не хотим самих себя повредить. Что делает ремдесивир? Он приводит к тому, что у вирусной генетической информации появляется много мутаций. Он действует на очень важный шаг в жизненном цикле вируса и приостанавливает его размножение. Римдесевир изначально был разработан против гепатита С, затем было исследование против вируса Эболы, а потом его рассматривали против коронавируса. В итоге вывод такой: есть очень незначительное снижение смертности. Оно может быть в случае, если вы примете римдесевир в первые два-три дня после появления симптомов. На данный момент я бы просто в принципе проигнорировала эти результаты. Я не считаю, что использование этого препарата каким-то образом помогает.

Затем переходим к тому, что работает получше, и здесь у нас две новинки: молнупиравир от компании Merck и Paxlovid, состоящее из двух антивирусных от компании Pfizer. Поговорим сначала про Pfizer. Это лекарство, состоящее из двух антивирусных, одно из них — часть алувии — ритонавир. Исследования показали, что, когда мы добавляем ритонавир к другим антивирусным, он может помогать повышать эффективность и замедляет появление устойчивости у вирусов. Кстати, если вы не знали — вирусы могут развивать устойчивость к антивирусным препаратам — точно так же, как бактерии вырабатывают устойчивость к антибиотикам. Это лекарство от Pfizer показало в третьей фазе испытаний снижение смертности на практически 80%, но, во-первых, там было небольшое количество людей, во-вторых, это снижение смертности актуально, если это антивирусное средство принимается сразу же в течение двух-трех дней после появления симптомов. Это самая главная проблема со всеми этими средствами.

Если пфайзеровская молекула действует на вирус, не дает ему собирать свои белки, то молнупиравир влияет на саму РНК, и здесь тоже было небольшое снижение смертности. Но опять же, чтобы лекарство подействовало, его важно принять достаточно рано. Молнупиравир изначально был разработан против вируса гриппа. А вот пфайзеровский препарат появился из молекулы, которую Pfizer разрабатывал еще во время первой пандемии SARS-CoV. Разработка антивирусных препаратов — очень долгое и тяжелое дело, поэтому мы их видим только сейчас, даже вакцины у нас появились намного быстрее.

Лечение антителами

Асель: Давайте поговорим об еще одном важном средстве — о моноклональных антителах. Это очень дорогая технология, потому что берутся антитела из крови переболевших ковидом людей. Антитела разделяют на группы, классифицируют, потому что антител большое количество и они работают на разные части вируса. Выбирают антитела, которые работают лучше всего и делают из них так называемые коктейли. Самая известная компания, которая этим занимается, — Regeneron. Эти коктейли используются по аналогии с антивирусными — применяются в самом начале болезни. Именно тогда они максимально эффективны, но штука эта очень дорогая и на данный момент есть только в западных странах. Используется эта технология только для людей с огромными факторами риска. То есть, если человек пожилой, у него диабет, ожирение, и мы знаем, что он подцепил ковид. Или есть пациенты, которые готовятся к трансплантации и мы знаем, что у них ПЦР положительный, и надо быстро им предоставить такое дорогостоящее лечение. В принципе, когда мы говорим о новых антивирусных препаратах, они, как правило, очень дорогие и непонятно, когда они дойдут до нашей страны. Поэтому вакцинация остается самым доступным средством защитить себя от болезни. И это очень важный момент, потому что проблема с антивирусными и моноклональными антителами состоит в том, что они блокируют вирус в самом начале болезни. Организм не успевает выработать иммунный ответ, вакцинация после выздоровления нужна в любом случае. То есть, нет никакого разговора о том, что лечение заменит вакцинацию.

Почему еще мы так сильно сейчас шумим о препаратах от Pfizer и Merck? Потому что ремдесивир нужно было колоть, а эти два лекарства можно пить в таблетках. Это говорит о том, что эти молекулы легче для применения и их можно будет в будущем купить в аптеке. Но в этом состоит и их опасность, потому что большое количество использования антивирусных приведет к устойчивости. Поэтому как попало использовать антивирусные тоже неправильно. Если они вдруг попадут как фавипиравир в наши аптеки, то это будет большой ошибкой. Этот процесс должен быть контролируем, ведь мы не хотим, чтобы вирус превращался в монстра, с которым уже ничего не сделать.

Вакцинация, на мой взгляд, сейчас может стать даже частью лечения. Лечения не самого ковида, а его последствий. Есть некоторые данные о том, что у переболевших начинается постковид. Это очень неприятное состояние, когда и усталость, и кратковременная память страдает, и в принципе подавленное состояние — плюс к тому, что теряется обоняние. Сейчас все больше появляется информации о том, что, в принципе, вакцинация после перенесенного ковида значительно может облегчить симптомы постковидного синдрома. Это основано на том, что есть какое-то остаточное количество вируса, которое может как-то влиять на наше самочувствие, и вакцинация — всплеск антител — помогает нам бороться с этим остатком вируса и может смягчить синдром постковида.