16102
18 января 2022
Светлана Ромашкина

Болат Султанкулов, клеточный биолог: «С омикроном столкнутся все»

Новый вариант коронавируса слабее дельты, но он может вызвать рост госпитализаций и смертей

Болат Султанкулов, клеточный биолог: «С омикроном столкнутся все»

Как и ожидалось, омикрон начал стремительно распространяться по Казахстану: если 3 января регистрировалось всего 373 новых случая коронавирусной инфекции, то 14 января больше 12 тысяч тестов оказались положительными. Мы наблюдаем за тем, как сбывается самый пессимистичный прогноз Минздрава Казахстана. Vласть поговорила с клеточным биологом Болатом Султанкуловым о том, что ждать от вируса в целом, почему важен Т-клеточный иммунитет и что известно о том, как болезнь протекает у детей.

- Омикрон только пришел в Казахстан. К чему нам готовиться, исходя из того, как он ведёт себя в других странах?

- Я думаю, что нам стоит ожидать wildfire «лесной пожар» по распространению коронавируса. Каждый день в США регистрируется более миллиона случаев заражения, населения там около 330 млн человек. Сейчас мы видим, что количество госпитализаций в США уже приближается к максимальному числу, которое ранее было зарегистрировано при дельта варианте.

Нам стоит ожидать в ближайшие полтора месяца резкий рост омикрона и, я боюсь, что многие классические меры, которые вводились – в виде карантина, не будут помогать, потому что омикрон очень-очень заразный вирус и в течение двух-трех месяцев практически все с ним столкнутся. Да, у него низкая летальность по сравнению с другими вариантами, особенно по сравнению с дельтой. Но опасность состоит в том, что из-за того, что он быстро распространяется, огромному количеству людей, которым каким-то образом удавалось не заразиться прежде коронавирусом, и быть в тоже время невакцинированными, придется сложно. Ведь среди нас есть люди с хроническими заболеваниями, в основном это связано с диабетом, с преклонным возрастом, и это может привести к росту госпитализаций и летальных исходов. На данный момент у нас вакцинировано примерно 9 млн, что является 50% от общего количества населения. Но у нас есть и люди, не получившее вакцину, потом есть большая часть с медотводом. Я не совсем точно понимаю, что такое «медотвод», ведь чтобы его получить, человек должен иметь достаточно серьезное заболевание. Я слышал, что при онкозаболеваниях делают медотвод, но наличие онкозаболевания не является показанием к медотводу, прохождение химиотерапии можно рассматривать в качестве медотвода. Если человек сейчас находится на стадии ремиссии, ему в первую очередь необходимо вакцинироваться. Я слышал, что многим, у кого диабет, не ставят вакцину. Если нет проблем с сердечно-сосудистой системой, если нет диабетической стопы, хронической язвы, которая не заживает, но есть диабетический статус, то необходимо прививаться.

- Были предварительные данные о том, что омикрон тяжело протекает у детей, в частности, была статистика по Нью-Йорку.

- Да, особенность этого вируса в том, что он тестирует разные популяции. Была одна из теорий, что в конце концов коронавирус должен стать детским заболеванием, т.е. дети заболевают, потом получают иммунитет, а в течение дальнейшей жизни переносят коронавирус в легкой степени. Сейчас мы видим, что омикрон стал завоевывать детскую популяцию и у детей начала проявляться выраженная симптоматика: высокая температура, боль в горле. Поскольку детей не вакцинируют, они в зоне риска. Прежде другими вариантами ковида дети тоже заболевали, но это проходило в более бессимптомной форме, сегодня же огромное количество детей проявляет симптоматику.

- Хотелось бы поговорить про вакцинированных. Наверное, сейчас нужно осознать, что омикроном уже переболеют все, в том числе и вакцинированные, но тут вопрос в том, насколько тяжело у них будет протекать болезнь.

- По данным, которые мы сейчас имеем по Великобритании, ЮАР, США, мы видим, что вакцинированные болезнь переносят достаточно легко: часть - бессимптомно, другая - с легкой симптоматикой. Проявляется слабость, головная боль и боль в горле, но в течение недели обычно все проходит. Что касается невакцинированных, здесь все зависит от возраста и наличия каких-либо хронических заболеваний. Если при дельте мы видели, что молодежь поступает в больницы в достаточно тяжелом состоянии, то при омикроне невакцинированная молодежь в принципе болезнь переносит легко. Но есть большой риск среди взрослого населения, которое имеет хронические заболевания – сердечно-сосудистой системы, тот же диабет, и пациентов, имеющих проблемы с иммунной системой. Они достаточно тяжело переносят омикрон. Но если брать тысячу пациентов с дельтой и тысячу с омикроном, то мы видим, что госпитализация и смертность при омикроне меньше. Но опять же, из-за того, что омикрон может заразить большее количество людей, соответственно, количество пациентов, которым будет требоваться госпитализация и количество пациентов, которые, к сожалению, погибнут, будет относительно высокое. И в этом главная опасность для системы здравоохранения.

- А можно сказать, что какие-то вакцины оказались эффективнее?

- Все вакцины выполнили свою роль. Мы знаем, что ни одна вакцина на сегодня не защищает от заражения омикроном. Поэтому сейчас в Великобритании, в США и в других странах вводят бустерную дозу. Она повышает эффективность для того, чтобы не заразиться омикроном.

Но вообще любая вакцинация помимо антител дает Т-клеточный иммунитет и сегодня самое важное – это его иметь: посредством получения вакцины – не так важно какой или после перенесенной инфекции.

Т-клеточный иммунитет защищает оттого, чтобы болезнь шла по негативному сценарию. Думаю, по этой причине сейчас не следует вообще разделять какая вакцина эффективнее или нет, потому что все они дают Т-клеточный иммунитет. Он не снизился как иммунитет, связанный с антителами. Омикрон настолько сильно мутировал, что антитела от вакцины и от перенесённой инфекции уже не защищают. Т-клеточный иммунитет хорошо определяет клетки, зараженные омикроном и уничтожает их тем самым ускоряя процесс выздоровления.

- В прошлом боялись встречи коронавируса и гриппа. Уже можно об этом что-то сказать?

- В прошлом году случаи двойной инфекции – коронавируса и гриппа встречались, были пациенты, которые одновременно ими болели. Наверное, сегодня нам этого бояться не нужно, потому что эта двойная инфекция скорее всего не будет вести к утяжелению заболевания. В целом задействованы верхние дыхательные пути, вирус размножается примерно в одних и тех же тканях. По этой причине ждать тяжелую симптоматику от двойной инфекции не стоит.

- При том, что омикрон так сильно распространяется в Казахстане, стоит ли рисковать и сейчас идти на вакцинацию или ревакцинацию? Все же посещение поликлиники – риск.

- Ревакцинация, конечно, нужна. Пациентам, которые на нее идут, в целом не стоит так сильно бояться, у них есть базовый иммунитет против омикрона. Вероятность заразиться в медучреждении имеется. Но получить бустер для людей в группе риска важно. Тут, наверное, вопрос больше к медучреждениям, чтобы они могли организовать правильный прием: обеспечить социальное дистанцирование, постоянное проветривание помещения и, в первую очередь, ежедневный скрининг самого медперсонала.

- Имеет ли значение какая вакцина должна быть бустерной? К примеру, человек полгода назад получил Спутник, стоит ли ему ждать векторный Спутник лайт, который Минздрав скоро обещает, или лучше привиться инактивированными QazVac или Vero Cell?

- Исследования в этом направлении, конечно, ведутся, но в моем понимании нужно получить любую доступную вакцину, потому что в нынешней ситуации это самое важное. Я сейчас не совсем понимаю разговор о бустерной вакцине, потому что первоочередная задача - вакцинировать всех, чтобы как можно больше людей получили две дозы. У нас пока вакцинировано около 50% населения. Нам необходимо охватить большее количество невакцинированных. Бустер важен для людей, находящихся в группе риска, имеющих хронические заболевания и для медперсонала, который сталкивается с зараженными. В принципе это то, что сейчас мы и видим по новостям: Пфайзер стали разрешать людям старше 60 и медработникам.

- Но вакцинация детей пока не предвидится?

- Подростков вакцинируют, но я думаю, что тут глобальная проблема в движении против вакцин. Мое логическое предположение: даже если мы разрешим, вакцинировать детей, многие родители могут отказаться, и вакцины просто так простоят, а у них есть срок годности. Конечно, мы должны предоставить для населения возможность вакцинировать детей, допустим, тем же самым Pfizer на основе рекомендации FDA США. Но, наверное, это должна быть краткосрочная акция: на неделю-две, а в дальнейшем все нереализованные вакцины потратить на людей, находящихся в группе риска.

- Финальный вопрос, и, наверное, самый надоевший. Все-таки, что будет дальше происходить с коронавирусом? Когда появился омикрон, говорили, что похоже вирус слабеет и пандемия скоро закончится.

- Это сложный вопрос. В самом начале пандемии мы держались позиции, что вирус достаточно коварный и что он необязательно пойдет по пути гриппа. Изначально говорили, что ковид не так активно мутирует, однако, как показали эти два года, это не так. Сейчас он хорошо приспособился к человеку, очень важно, что его симптоматика стала легче, мы не знаем, почему так получилось, но сейчас он поражает только верхние дыхательные пути и перестал размножаться в нижних дыхательных путях. Мое предположение: мы будем в дальнейшем иметь дело с различными вариантами коронавируса. Омикрон «вылез» из ниоткуда, самый главный вопрос – откуда он появился? Обычно такое количество мутаций появляется постепенно, по чуть-чуть. И незамеченным это обычно не остается. Сегодня мы видим, что омикрон отдельный, независимый вариант, он не вышел из дельты, а в фоновом режиме развивался от более раннего варианта. Мое предположение, что сейчас омикрон пройдет, но популяция уже имеет огромное количество вариантов коронавируса, и какое-то время он будет и дальше так мутировать. Сейчас будет изучаться вопрос Т-клеточного иммунитета: насколько он сохранит эффективность через 3-4 года. Если мы будем видеть снижение Т-клеточного иммунитета через 3-5 лет, то тогда нас может накрыть новая волна. Ведь у нас не идет поэтапное заражение населения планеты, у нас все население в один период заражается коронавирусом. И можно говорить, что вся планета через пять лет практический одномоментно начнет терять иммунитет к коронавирусу. То же самое происходит и с вирусом гриппа: проходит пандемичный вирус гриппа, потом он исчезает на несколько лет, наша иммунная система об этом забывает и снова появляется пандемичный грипп.

Поэтому я думаю, что каждые 5-10 лет, после окончания пандемии мы будем сталкиваться с пандемичными вариантами коронавируса.

Через три-четыре года ученые посмотрят на пациентов, на Т-клеточный иммунитет к коронавирусу, если они увидят, что Т-клеточный иммунитет в хорошем состоянии, то никакой пандемии не будет, если же нет, то мы, возможно, будем иметь дело с пандемией в будущем. Но я полагаю, что через 3-5 лет у нас будет достаточное количество противовирусных препаратов, нацеленных против коронавируса, уже сегодня на рынок вышли два лекарства в США. Но коронавирус уже, скорее всего, будет с нами, он никуда не денется, он станет эндемичным, циркулирующим среди населения, но уже не в таких масштабах.