5191
15 марта 2022
Фото ЮНИСЕФ/О.Ратушняк. Подвал перинатального центра в Киеве превратили в импровизированный роддом

О медицине катастроф

Как подготовиться к самому худшему сценарию и какая помощь нужна людям, оказавшимся в зоне боевых действий

О медицине катастроф

В связи с событиями в Украине вирусолог, волонтер medsupportkz Асель Мусабекова рассказывает о том, что каждый из нас может сделать для того, чтобы подготовиться к возможной кризисной ситуации. Вы можете послушать подкаст или прочитать текстовую версию.

Soundcloud

Сastbox

Инфекции на войне

Есть разного рода медицинские темы, которые касаются медицины войны, называется это еще «эпидемиология вооруженных конфликтов», это отдельная область медицины и эпидемиологии — о том, как с этим всем справляться. И конечно, здесь нужны специалисты-эпидемиологи и специалисты по общественному здравоохранению, я не являюсь экспертом в данной области, но тем не менее могу перевести с научного языка на обычный.

Начнем, конечно же, с инфекций. Есть шутка, что из-за войны ковид исчез. К сожалению, он никуда не делся. По данным на начало февраля в Украине вакцинировано двумя дозами около 50% жителей. Это означает, что половина граждан по-прежнему может заражаться и болеть. Министр здравоохранения Украины говорил о планах к апрелю вакцинировать до 70% населения, но случилась война. Здесь нужно понимать, что ковид добавляет огромное количество проблем в эту всю историю, потому что люди не имеют возможности соблюдать какие-то санитарные нормы, носить маски, дистанцироваться, приходится толпиться в помещениях, которые плохо проветриваются, в холоде и сырости. У многих сейчас нет отопления, воды, нет возможности помыть руки с мылом. Это все, конечно же, мешает тому, чтобы бороться с пандемией. Что могут делать люди, находящиеся в такой ситуации? Знать красные флаги, понимать, когда нужна госпитализация, если, конечно, она возможна. Если госпитализация невозможна, знать какие-то минимальные действия и как оказывать помощь людям, имеющим симптомы дыхательной недостаточности. Если все-таки у вас есть симптомы ковида, то важно дистанцироваться — насколько это возможно.

Что касается казахстанцев, это большой урок для нас — все нужно делать вовремя. Вакцинация уже идет год. Мы никогда не можем исключать каких-либо конфликтов на территории нашей страны, и поверьте, в таком случае наша медицинская система будет страдать. Поэтому всё, о чем мы будем говорить сегодня, это о том, как в принципе нас морально, материально и системно подготовить к подобным ситуациям.

Проверьте, привиты ли ваши родные. Делайте решения на основе здравого смысла, не ведитесь на эти шуточки, что пандемия закончилась, просто сделайте вовремя то, что от вас необходимо.

Когда мы говорим о вооруженных конфликтах, есть острые, срочные действия, касающиеся: 1) инфекционных заболеваний 2) различного рода травм. И третье - психологическая помощь, которая тоже является срочным вопросом. Есть еще плановые операции, учет хронических больных, объем лекарств и т.д.

И первая и вторая часть заслуживают своего внимания и подготовки. Медицинская система должна полностью пересмотреть то, как она работает, насколько она будет эффективна в ситуации гуманитарной катастрофы.

Первое это, конечно же, инфекции. Это не только ковид. В исследованиях по Ближнему Востоку было показано, что конфликты приводят к росту и даже вспышкам детских инфекционных заболеваний, в том числе вакциноуправляемых: полиомиелита, кори, холеры.

Осенью в Украине началась вспышка полиомиелита, которая продолжается до сих пор. Все заразившиеся дети не были привиты, — в основном из-за отказа родителей.

Полиомиелит, наверное, самое опасное на данный момент для детей заболевание, приводит к смерти или к параличу. В Украине уже есть случаи паралича нижних конечностей. Полиомиелит — это кишечная инфекция, передающаяся как раз через грязные руки, зараженную воду или пищу. Представьте себе, происходит вспышка очень заразного и опасного заболевания в стране, в которой не привито очень много детей и сейчас там война. Война — антисанитария, непонятно где брать чистую воду, еду и т. д. Вы представляете, какая эта опасность и что некому помочь этим детям, это, во-первых, а во-вторых, многие врачи в принципе забыли про симптомы полиомиелита.

Дифтерия может вернуться всегда, если энное количество людей не привито. Здесь я бы хотела напомнить, что у нас есть вакцина АДС-М от дифтерии и столбняка, которая ставится каждые 10 лет взрослым, начиная с 16 лет. Если вы вдруг забыли о том, что надо делать эту вакцину, пожалуйста, прививайтесь. От дифтерии страдают и умирают дети, а переносить ее могут взрослые, которые не ревакцинировались.

Проверьте, привит ли ваш ребенок по календарю от всех этих болезней: корь, полиомиелит, коклюш и т.д. Заходите на специальный сайт EGU.KZ, там есть абсолютно вся информация по плановым вакцинам.

Нам в Казахстане нужно пересмотреть контроль за инфекционными заболеваниями, потому что у нас есть корь и коклюш. Возможно, есть проблема с полиомиелитом, потому что мы находимся недалеко от Таджикистана и Афганистана, об этом нужно информировать родителей, чтобы они понимали, какой выбор они делают. В целом нужно образовывать население, потому что у нас просто повальная медицинская безграмотность. Я знаю о случае, когда двухмесячного ребенка с бронхитом лечат пиявками. Все это делается в какой-то кустарной клинике, пиявками, которые непонятно что могут перенести ребенку в кровь, в стране, в которой везде гепатит В, и пиявки детям с самого рождения!

Есть часть плановых осмотров и операций. У нас во время январских событий были атаки на больницы. И у меня такой вопрос людям, которые у нас занимаются организацией системы здравоохранения: готовы ли мы теперь к подобным ситуациям? Можно ли нам сделать какой-то анализ того, что было сделано во время январских событий, что вообще происходило, когда был такой риск, что могут напасть на больницу. Потому что это то, что сейчас происходит в Киеве, в Харькове, — больницы под атакой. Как быть с плановыми больными, как высчитывать необходимое количество операций, как категоризировать пациентов — вопросов много.

Обучение основам оказания первой помощи

Среди острых, срочных проблем есть травмы, возникающие в результате вооруженных конфликтов. Здесь очень важно так же самообразование и наша система, которая должна быть к этому приучена. Во-первых, это коммуникации системы оповещения. Это совершенно нормально, если государство сейчас начнет эти репетиции. Я так понимаю, у нас большинство людей не очень знакомо с тем, какие должны быть первые действия в случае, к примеру, звука сирены. Во-вторых, обучение основам оказания первой помощи. Medsupport очень хорошо работает в этом направлении, если хотите получить обучение по оказанию первой помощи, то можете обратиться, например, к Ботагоз Каукеновой. Так же у доктора Евгения Комаровского есть замечательный цикл передач.

Панические атаки, ощущение тревоги, снижение работоспособности уже касается и казахстанцев.

Работает большое количество бесплатных сервисов, где есть психологи, большинство из них, конечно же, помогают гражданам Украины. Если вы думаете, что там людям плохо, а мне, в принципе, хорошо, но у меня почему-то панические атаки, это значит, что вам тоже нужна помощь. Вы должны знать как справляться с паническими атаками, что такое тревожность, как с ней работать, что сделать так, чтобы вся эта ситуация минимально повлияла на ваши отношения в семье, как не ругаться с родственниками, как сделать так, чтобы дети понимали, что происходит, но реагировали адекватно, и им не снились кошмары. То есть, прямо сейчас у вас есть время не спеша разобраться с этим. Сесть и расписать, какие проблемы вас беспокоят и начать психотерапию, если у вас есть такая возможность, или обратиться к бесплатной помощи.

Стоит ли покупать йод?

Доктор Комаровский на случай аварии на АЭС рекомендовал принимать йод. Я думаю, что обращение адресовалось людям, живущим в непосредственной близости от АЭС в Украине, и, это, к сожалению, для них реальная опасность. Заранее принимать огромные дозы иода не нужно, профилактический прием в данном случае бесполезен и может быть опасен нагрузкой на щитовидную железу. Однако, в люди в панике закупают препараты йода. Даже есть проблема в том, что пациенты, которым действительно нужен йод, не могут его сейчас купить. Помните, как у нас в первую волну пандемии скупали дексаметазон, и пациенты с аутоиммунными заболеваниями не могли найти этот препарат? Здесь тоже нужно включать критическое мышление и понимать, что да, эта опасность существует, но паника не поможет. Я лично выбрала пока такую стратегию: не думать постоянно про ядерную войну. Если реально что-то случится, то нужны большие разовые концентрации йода, чтобы остановить накопление радиоактивного иода в щитовидной железе - более подробные рекомендации здесь.

Фото UNICEF

Доступ к лекарствам и данным

Мы в связи с конфликтом в Украине можем получать два рода проблем. Есть вероятность быть в ситуации Украины, я надеюсь, что она невозможна, есть вторая — попасть под санкции. Мы уже на себе можем почувствовать, что цены стали выше, тенге упал и т.д. Есть лекарственные средства, которые касаются тяжело больных, деток в том числе, и они будут страдать. Есть реагенты, необходимые для того, чтобы делать какие-то лекарства. Это моя больная тема, потому что биологи без зарубежных реагентов вообще ничего не могут сделать. Вся молекулярная биология построена на высокоточных технологиях и реагентах, и она просто рушится, если страна закрыта. Вторая проблема: доступ к данным. Мы понимаем, что в России возможно закроется доступ к ресурсам, которые позволяют врачу принимать решения в каких-то очень сложных случаях и основываться на доказательной медицине. Как мы уже поняли из историй с пиявками, с лечением коклюша кровью голубей, с прижиганием всего, с лечением ковида синькой, ситуация в нашей стране с доказательной медициной просто аховая.

Доказательная медицина мертва, есть единичные специалисты, но массово это какой-то беспредел, и это никак не контролируется государством.

И если мы прибавим к этому отсутствие доступа к иностранным ресурсам, в частности, американским, которые как раз предоставляют нам протоколы для того, чтобы максимально безопасным способам лечить людей, то это, конечно, катастрофа. В России, скорее всего, это будет долгая история, и врачи уже бьют тревогу. Если иметь в виду, что доступ к каким-то зарубежным лекарствам будет приостановлен, пожалуйста, просто подумайте не про йод, а про своих хронических больных. То есть, если есть рядом родные, страдающие от диабета, от сердечно-сосудистых заболеваний, если нужно принимать импортные лекарства курсами или регулярно, то здесь есть необходимость закупить их, например, на 2-3 месяца.

Если у вас имеются хронические заболевания, контролируйте их. Ковид и то, что происходит сейчас — это повод обратить внимание на свое здоровье, сделать вовремя необходимую операцию, заняться спортом, начните просто ходить, вместо лифта подниматься по лестнице. Вы должны взять на себя ответственность за свое здоровье.

Как помочь жителям Украины?

Есть списки препаратов, рекомендованных ВОЗ. Конечно же, туда не входят российские фуфломицины — арбидол, полиоксидоний и т.д., еще раз — они не работают. Они занимают время, место, вы на них тратите деньги. Это вредно и бесполезно. Максимальная польза от этого — эффект плацебо, и это не самый хороший метод помочь украинцам. А если учесть, что многие люди в российской власти имеют свои дивиденды от рынка фуфломицинов, то вы помогаете только им.

Что можно купить: бинты, повязки, средства гигиены: прокладки, памперсы, влажные салфетки. Важны детские смеси, потому что и у беженцев на границе, и у женщин, рожающих в подвалах, и у женщин, кормящих в бомбоубежище, пропадает молоко от голода и стресса..

Есть безрецептурные лекарства, такие как парацетамол и ибупрофен хорошего качества, это первая помощь практически при всех состояниях. Стоит обратить внимание на антибактериальные мази, которые поддержат человека в случае травмы.

Рецептурные средства в основном закупают больницы, есть специальные организации, которые имеют право закупать в большом количестве такие средства. Был сбор в нашей детской больнице. Она работает совместно с центром охраны материнства и детства в Киеве. Это профессионалы, которые знают что именно нужно. Когда вы хотите помочь, вы должны понимать, кто собирает эту гуманитарную помощь, потому что самая главная проблема — хватит ли места в фуре. Поэтому, пожалуйста, не заполняйте это очень драгоценное место в самолетах, в фурах, фуфломицинами. Возможно, легче отправить деньги тем организациям, которые профессионально занимаются гуманитарной помощью.

Что может сделать государство

Я не являюсь экспертом в медицине катастроф, но, тем не менее, очевидно, что, у нас могут быть слабые места. Первое, как я уже говорила, — коммуникация, системы оповещения по различным опасностям, рискам, насколько у нас готово население. Второе: обучение по всем уровням: это и медработники, врачи, медсестры, обучение/самообучение родителей. Необходимо работать с людьми, имеющими хронические заболевания, чтобы они знали, что делать. Это глобальный медицинский ликбез для всех, это то, чем, например, занимается Medsupport. Третье: система предоставления медпомощи в условиях какой-то гуманитарной катастрофы. Что будет происходить, например, с городской больницей в Алматы на случай, если отключат воду? Они знают об этом? У них есть все эти запасные аккумуляторы? Всё это нужно проработать сейчас. Четвертое: данные исследования факторов риска. У нас сейчас есть роскошь подумать о том, где у нас слабые места, и для этого нам нужны собственные данные. Проблема в том, что мы часто, даже по пандемии, использовали данные Европы, Америки, совершенно несопоставимые с нашей медицинской системой. Нам необходимы исследования факторов риска по всем фронтам: детские инфекции, госпитализации, антибиотикорезистентность, обо всем этом нужно думать, особенно в контексте конфликтов. Пятое: система контроля и наблюдения. Какие-то эпидемиологические прогнозы, чтобы мы могли понимать: вот в этом регионе опасность вспышки вот этого заболевания, значит, туда надо срочно отправлять десант с вакциной.