Светлана Ромашкина, Ольга Логинова, фото Алмаса Кайсара

Право на правду

Независимые наблюдатели о давлении и зафиксированных нарушениях во время референдума

Право на правду

Во время референдума по внесению поправок в Конституцию, прошедшего 5 июня, многие независимые наблюдатели столкнулись с принципиально новыми тактиками препятствия их работе. Власть рассказывает, какое давление на них оказывалось, и какие нарушения они все же смогли зафиксировать.

Акмолинская область

Недоехавшие аккредитации и телефонная атака

В поселке Аксу Акмолинской области живут чуть больше трех тысяч человек. На двух предыдущих выборах экологический активист Григорий Вингертер был единственным независимым наблюдателем в Аксу — на избирательном участке №84. Тогда он там присутствовал от объединения независимых наблюдателей «Мукалмас». В этом году аккредитацию на референдум он должен был получить от этого же НПО. Он написал заявку в «Мукалмас», а 4 июня ему сообщили, что документ отправлен ему через Indriver.

Теперь Григорий вспоминает, что в это же время — в обед начали поступать странные смс и звонки. Спрашивали, продает ли он автомобиль и всякие другие вещи, звонки посыпались просто градом. Вечером 4 июня Григорий Вингертер написал руководителю «Мукалмаса» о том, что он не получил удостоверение наблюдателя, и надо его отправить еще раз. «Через час директор фонда сообщил, что не может отправить дубликаты, потому что нет такси. А на следующий день он написал мне, что в Боровом местная полиция арестовала нашу корреспонденцию — конверты с документами, которые были отправлены мне и другим наблюдателям», — рассказывает Власти активист.

Так Григорий не смог наблюдать за выборами. Все эти дни, и даже в понедельник, 6 июня, продолжаются звонки с разных номеров. Григорию пришлось публично обратиться в «Колеса», чтобы убрали объявление о продаже автомобиля, которое было зарегистрировано неизвестными на его номер телефона. Кто-то пытался взломать мессенджер Telegram, а его телефонный номер начиная с 4 июня был дважды заблокирован. Григорий Вингертер обратился в полицию с жалобами на телефонный спам, там сначала не хотели принимать его заявление, посоветовав поменять номер телефона.

«Поскольку моя деятельность общественная, я не могу не отвечать на звонки. К тому же у меня на этом номере установлен whatsapp, и через него идут суды, я не могу лишиться этого номера. Звонки идут уже более двух суток и это невыносимо. Но этот «телефонный троллинг» я все же больше связываю со своей экологической деятельностью».

На выборах, которые проходили в январе 2021 года, Григорий фиксировал нарушения, которые попали в отчеты МИСКа. Кроме того, он был единственным независимым наблюдателем на выборах акима поселка Заводской, который находится рядом с Аксу.

«Это право на правду, — объясняет Григорий. — Я занимаюсь не только выборами, но и правом на участие, а больше всего правом людей на правду. Везде говорят: «У нас там нечестно все», но сам приди и посмотри. Я пошел на выборы наблюдателем, для меня главное не фиксировать нарушение, а чтобы исполнялся закон. Я не могу сказать, что на данном референдуме было честно, потому что я там не присутствовал».

иллюстративное фото Алмаса Кайсара

Активист и блогер из Степногорска Артем Сочнев тоже должен был получить удостоверение наблюдателя от «Мукалмас». И с ним произошло тоже самое, что и с Григорием: в субботу, накануне референдума, ему сообщили о том, что его документы были отправлены на машине в Степногорск, но по дороге их «перехватили». Как замечает Артем, «так нас отсекли от наблюдения».

В тоже время началась телефонная атака: посыпались смс и звонки: «Словно кто-то пытается что-то зарегистрировать на тебя и на твой номер постоянно приходит код, сыпятся смс, потом звонки из разных интернет-магазинов, мол, я оставлял свой номер, чтобы сделать заказ, что вы хотели, давайте мы вас проконсультируем и все в таком роде, и так целый день. На OLX кто-то разместил объявление, что я продаю «Приору». Я не знаю, кто это делал. Сначала думал, что у нас только по области такое было, но руководитель фонда сказал, что в Алматинской области тоже происходило такое».

5 июня, в 19.50 Артем Сочнев пошел на референдум и ему там вручили брелок как самому последнему проголосовавшему.

Экологический активист Талгат Смагулов занимается проблемами Степногорска, вопросами, возникающими на рудниках Акмолинской области и в его родном поселке Жолымбете – именно в нем он должен был быть наблюдателем, но его удостоверение тоже не доехало из города Кокшетау до Жолымбета. И он так же подвергся телефонной атаке. Ему звонили не только с казахстанских номеров, но и из других стран: России, Германии, Румынии:

«Тролли умудрились оформить заявки, подать заявления на olx, kolesa.kz, якобы что мы продаем транспорт, Lada Priora, Camry, указав наши контактные номера. Была совершена психологическая атака. Естественно, нас это все сбивало, нас держали в напряжении. Я вынужден буду обратиться в правоохранительные органы Акмолинской области, непосредственно в отдел по кибербезопасности, который, надеюсь, начнет свое профессиональное расследование этой ситуации», – сказал Талгат во время прямого эфира в Facebook, отметив, что может быть, в этом даже участвовали правоохранительные органы, либо коррумпированные чиновники, либо недобросовестные недропользователи.

Мы пытались связаться с руководителем и юристом фонда «Мукалмас» для того, чтобы услышать их историю о документах, задержанных по пути к активистам, и о том, что они теперь намерены предпринять, однако они не ответили на наши вопросы.

иллюстративное фото Алмаса Кайсара

Западный Казахстан

Вахтовики и вбросы

По официальным данным, явка в Западно-Казахстанской области составила 69,37%. Наблюдатели ОО «Жария», полностью охватившие участки в Бурлинском районе и городе Аксай, зафиксировали среднюю явку в 30-35%. В Уральске на участках, охваченных наблюдателями, явка составила от 19 до 30%.

В ОО «Жария» отметили, что большое количество бюллетеней пришло с Карачаганака, но наблюдатели не были допущены на предприятие, и не уверены, что люди действительно проголосовали там.

Нурбулат Сатагулов, наблюдавший за голосованием на 92 участке, рассказал, что сомневается в итоговой явке:

«В большом ящике для голосования было 280 бюллетеней и 3 на дому. 500 бюллетеней с якобы месторождения пришло. Но общая цифра у нас – 1084. А я насчитал 280. Вы понимаете, сколько? Почти 800 закинули», – сказал Сатагулов во время пресс-конференции ОО «Жария».

Он также рассказал, что участковая комиссия нарушила процедуру подсчета:

«По процедуре сначала малый ящик надо считать, затем второй ящик. Они начали с большого для того, чтобы сбить меня. Затем малый, и все это смешали. Я говорил: вы нарушаете закон. Нужно начинать с малого ящика, затем на дому, далее мы перейдем ко второму ящику. Я считаю, что было совершено нарушение закона, и эти люди должны быть привлечены к уголовной ответственности на том участке № 92. Если мы пойдем в суд, мы будем ставить вопрос о нелегитимности голосования на этом участке».

ОО «Жария» уже подало в прокуратуру две жалобы на нарушение избирательными комиссиями закона «О выборах».

Бекнур Сражанов, гражданский активист, координировавший наблюдение ОО «Жария» в Западно-Казахстанской области, рассказал Власти, что на одном участке в городе Аксай до начала голосования в урнах уже лежали бюллетени и громко играл гимн.

«Потом на одном участке наш наблюдатель сидел, наблюдал, и там много вахтовиков приехали на автобусах и толпой зашли, голосуют, бардак, столпотворение. Он начал делать замечание председателю избирательной комиссии, и его удалили с участка из-за якобы неправильного документа», – говорит Сражанов, добавляя, что когда он сам приехал на этот участок, председатель вызвал участкового.

«Он показывает мне свое служебное удостоверение, и там написано «майор полиции», а на погонах капитан он, – вспоминает Сражанов. – Такой бардак был. Мы по этому факту тоже пошли в прокуратуру, написали. Нашего наблюдателя восстановили. Когда мы обратно приехали, этот капитан уже стал майором обратно».

Координатор также отмечает, что наблюдателей ОО «Жария» периодически провоцировали другие наблюдатели, что заканчивалось удалением. На некоторых участках было по двое наблюдателей от партии Amanat.

фото со страницы фонда «Еркіндік Қанаты» в Facebook

Столица

Подставные наблюдатели и шаблонные решения об удалении

Общественный фонд «Еркіндік Қанаты» отправил 59 наблюдателей на 56 участков в столице, из них трое человек наблюдали от партнерских организаций. Елена Швецова, исполнительный директор фонда, говорит, что в этом году наблюдателям впервые не пришлось биться за то, чтобы их пустили на участки, но при этом именно на референдуме комиссии вынесли рекордное количество решений об удалении.

«Мы получили от членов избирательной комиссии 16 постановлений и решений [об удалении]. Пятерых наблюдателей удалили уже во время подсчета голосов – раньше такого никогда не было», – говорит Швецова. С участка №1 последовательно удалили четверых наблюдателей от организации, каждый раз сменявших друг друга. Одного из них, социолога Серика Бейсембаева, в тот же день снова удалили уже с другого участка.

Многие решения об удалении, по словам Швецовой, уже были напечатаны заранее и использовались как шаблоны, в которые оставалось только вписать название организации и фамилию наблюдателя. Причины удаления практически во всех случаях были идентичны: передвижение по участку и проведение фото- и видеосъемки.

«Для того, чтобы эти решения были законными, привлекались другие наблюдатели. На каждом избирательном участке, где мы присутствовали, их было от 5 до 10 человек. Они писали акты, и через какое-то время комиссия принимала решение, что нашего наблюдателя необходимо удалить», – рассказывает Швецова.

«Дополнительных наблюдателей мы увидели еще в 2019 году. В 2021 году был прям большой наплыв, и мы видели в столице на избирательных участках другие организации, но в этом году они прям подготовились», – также говорит она.

По словам Аслана Кабегенова, координатора независимых наблюдателей по Карагандинской области, в этом году наблюдавшего вместе с «Еркіндік Қанаты», давление оказывали наблюдатели от таких организаций, как ОЮЛ Казахстанская Ассоциация «Даму», Ассоциация «Найза», РОО «Жастар үні», Ассоциация «Қазақстан әйелдері», «Ассоциация креативной индустрии», «Диалог-Астана», Информационный фонд «Ареал», ОО «Батыр», Республиканское общественное объединение пограничников, Центр развития «Арнау», Узбекский этно-культурный центр Астаны, Объединение инвалидов «Береке Нур-Султан».

Список этих организаций комиссия участка № 104 также по ошибке приложила к акту об удалении одной из наблюдательниц фонда «Еркіндік Қанаты». Елена Швецова цитирует начало этого документа: «На избирательных участках столицы будут работать наши независимые наблюдатели, которые приедут в 6:00 с направлениями от следующих организаций – здесь названия этих организаций и БИНы. Я думаю, что они случайно приложили эту бумажку к акту об удалении нашей наблюдательницы с избирательного участка».

Ни одна из организаций в этом списке, отмечает Швецова, до этого не была замечена в наблюдении за выборами. Именно от представителей этих организаций исходили провокации, которые в итоге заканчивались удалением наблюдателей «Еркіндік Қанаты» с участков. Айдар, один из наблюдателей фонда, рассказал, что его смогли удалить с участка со второй попытки, когда наблюдательница от ОО «Батыр» заявила, что он должен просить разрешение на видеофиксацию у голосующих на референдуме. Акт об удалении ему предложили обжаловать на следующий день, и в итоге выпроводили с полицией.

Наблюдатели также отмечали, что председатели участковых комиссий все время с кем-то советовались.

«Мы заметили, что на некоторых избирательных участках председатели комиссии постоянно с кем-то разговаривали, они говорили либо по телефону, либо на улице, - говорит Швецова. – На участке №1 у нас даже есть фотография человека, с которым они вели консультации, разговаривали, и было видно, что председателя комиссии отчитывают по каким-то определенным вещам. Мы не могли услышать, о чем они разговаривают. Мы уверены, что у них было задание исключить наблюдателей «Еркіндік Қанаты» с участков».

Из-за постоянного удаления наблюдателей итоговую явку фонд смог посчитать только по 31 участку, она составила 36,5%.

иллюстративное фото Алмаса Кайсара

Север, восток, запад и юг

Продукты питания на участках и фотоотчеты на память

Лига молодых наблюдателей присутствовала на 35 участках в 8 городах Казахстана: в столице, Алматы, Семее, Петропавловске, Усть-Каменогорске, Шымкенте, Актау и Есиле. Самый большой охват был в Алматы — здесь наблюдатели находились на 12 участках. Председатель попечительского совета Лиги молодых избирателей Ирина Медникова рассказала, что не удалось развернуть большее наблюдение, потому что на подготовку было мало времени — всего один месяц, плюс возникли небольшие сложности с пониманием статуса наблюдателя согласно закону о референдуме.

«Обычно утро каждых выборов начинается с того, что комиссии не допускают часть наблюдателей на участки или требуют какие-то дополнительные документы. В этом году всего на трех участках из 35 комиссии попросили в одном случае разрешение на наблюдение от ЦИК в Петропавловске и в Усть-Каменогорске попросили выписку из устава организации. Но после разъяснения с нашей стороны все наблюдатели были допущены», — рассказала Ирина.

По тем 35 участкам, на которых находились наблюдатели от Лиги, явка составила 35,5%. Было зафиксировано 63 нарушения закона о выборах.

Большинство нарушений касались именно прав наблюдателей. Так в Усть-Каменогорске было требование к наблюдателю удалить фото и видео, произошла перепалка с членами комиссии, которые пытались грубо давить на наблюдателей. Нарушения касались и процедуры голосования, например, не была оборудована кабина для людей с особыми потребностями, произошел и случай продажи продуктов питания на избирательном участке. Были два человека в кабинке для голосования, один человек голосовал дважды, на нескольких участках не было штор в кабинах.

Были случаи, когда происходила агитация в день голосования, бюллетень выдавался дважды одному человеку, подсчет голосов начинался позже 20.00 и т.д. В целом при подсчете голосов наблюдатели зафиксировали 23 процедурных нарушения.

«Интересно заметить, что в этом году комиссии были настроены в целом более доброжелательно к наблюдателям, — отмечает Ирина. — Мы это заметили по тому, как они устраняли нарушения по замечанию наших наблюдателей».

Наблюдатели Лиги зарегистрировали один вброс бюллетеней в Шымкенте. Альфред Тагиров был наблюдателем на участке №86 в городе Шымкенте, он отмечает, что многие избиратели фотографировались возле урны, на что члены избиркома делали им замечание, а люди отвечали, что «у нас фотоотчёт, нам надо сфотографироваться». Альфред вспоминает, что ближе к вечеру начали твориться непонятные вещи: «Зашла большая толпа людей, они полностью перекрыли мне обзор, встали возле наблюдателей, я встал, чтобы посмотреть, что происходит возле урны и увидел, что один парень пытается забросить в нее большое количество бюллетеней. Я достал телефон, чтобы снять видео, он убежал. Я подошел к председателю комиссии, обратил внимание на этот момент, никаких действий с их стороны предпринято не было. Они сказали, что он сам принес бюллетени».

Потом Альфред заметил, что девушка закинула пачку бюллетеней в урну, а затем снова пошла к членам избирательной комиссии, чтобы взять еще один бюллетень: «Я могу утверждать, что вброс был. Потом я не был допущен к подсчету голосов, они проходили в 10 метрах от меня, и что там творилось, я не знаю».

Ерсултан Кенесбеков, координатор Лиги молодых избирателей по Усть-Каменогорску, отмечает, что выборы прошли напряженно, на наблюдателей оказывалось сильное давление и было зафиксировано много нарушений: «Были угрозы в адрес одного из наших наблюдателей, и мне время от времени приходилось отлучаться от своего места наблюдения. Было очень сложно наблюдать на своем участке, когда я возвращался, то видел, что урна уже немного увеличилась, но доказать ты это ничем не можешь, потому что находился на другом месте».