4115
7 октября 2022
Ольга Логинова, фото Алмаза Толеке

«Пока ядерное оружие существует, мы все будем его заложниками»

Тогжан Касенова о своей книге «Атомная степь: как Казахстан отказался от ядерного оружия»

«Пока ядерное оружие существует, мы все будем его заложниками»

Накануне доктор политических наук и специалист по ядерной безопасности Тогжан Касенова представила казахскую версию своей книги «Атомная степь: как Казахстан отказался от ядерного оружия». В ходе презентации автор рассказала о процессе написания книги, о том, как антиядерное движение стало одним из первых шагов казахстанского общества к деколонизации, и о том, какое значение в нынешних обострившихся геополитических обстоятельствах имеет отказ страны от ядерного оружия.

Книга «Атомная степь» впервые была издана в феврале 2022 года на английском языке в Stanford University Press. Фонд Фридриха Эберта (FES) поддержал издание книги на казахском, и она вышла в издательстве Steppe&World Publishing. Электронная версия книги доступна на сайте фонда.

По словам Тогжан Касеновой, работа над книгой заняла 15 лет. Первая часть рассказывает о ядерных испытаниях на территории Казахстана и их трагических последствиях для здоровья жителей и окружающей среды. Вторая часть фокусируется на том, как Казахстан, после распада СССР унаследовавший четвертый по величине в мире ядерный арсенал, после долгих переговоров отказался от него, став безъядерной страной.

Тогжан Касенова рассказала, что изначально в книге планировала исследовать различные модели того, почему страны отказываются от ядерного оружия или решают иметь его. Но, начав ездить в регион и встречаться с пострадавшими от испытаний, исследовательница поняла, что эту часть истории нельзя опускать.

«Очень много информации до сих пор отсутствует, – констатирует автор. – Что-то отсутствует как пережиток советского времени, как факт того, что Россия не дает материалы. Но и сам Казахстан тоже недостаточно вложил усилий, чтобы полноценно изучить эту тему, изучить здоровье населения, понять, что сейчас происходит, и как можно помочь людям, которые не остались в прошлом, а до сих пор платят цену за советские ядерные испытания».

«Я хотела донести эту боль, эти истории. Я очень горжусь внешней ядерной политикой Казахстана, потому что она действительно очень сильная, но для меня было важно, чтобы весь этот внешний имидж соединился с тем, что происходит внутри».

Говоря о нынешних проблемах региона, автор отмечает, с одной стороны, недостаточное внимание госорганов к проблемам населения, а с другой стороны – существующую в обществе дискриминацию в отношении жителей. Так, существующий закон о помощи пострадавшим, принятый в 1992 году, давно нуждается в обновлении.

«Я встречаю очень много людей, у которых явно заболевания, связанные с последствиями ядерных испытаний, но потому что чисто формально их болезнь не входит в список закрепленных в перечне болезней, связанных с полигоном, они не получают никакой помощи», – говорит ученая, добавляя, что в тех случаях, когда бесплатная помощь полагается, она часто бывает недоступна в отдаленных населенных пунктах.

«Как будто бы проблема полигона существует отдельно от Казахстана и от казахстанского общества. Я считаю, что каждый должен задуматься. Для целостной нации все общие проблемы должны рассматриваться действительно как общие, а не как проблемы отдельно взятой категории людей, которые мучаются и страдают».

Отдельная глава книги посвящена попыткам врачей изучить влияние ядерных испытаний на здоровье людей в советское время. Автор также рассказывает, что, несмотря на отсутствие полной картины, некоторые исследования все же возможно было возобновить в наши дни.

«В то время в Семипалатинске советские военные построили так называемый антибруцеллезный диспансер, – рассказывает Тогжан Касенова. – Основная идея была в том, чтобы наблюдать, как радиация влияет на людей. Когда советский союз развалился, то многие документы были вывезены, есть история о том, что некоторые были сожжены, но кое-что осталось».

В то время диспансер следил за здоровьем около 10 тысяч жителей сельской местности. Специалисты казахстанского института радиационной медицины и экологии, который был создан на основе этого диспансера, спустя годы вернулись к этим данным, и отметили повышенную смертность и подверженность онкологическим заболеваниям у жителей регионов, задетых радиацией. Сейчас ученые проводят исследования среди второго и третьего поколения жителей.

Говоря в контексте нынешней войны в Украине и непредсказуемости мировой ядерной политики, Касенова остается при мнении, что отказ Казахстана от ядерного оружия был необходимым и верным шагом. Ученая отмечает, что для сохранения суверенитета стране было необходимо позиционироваться как государство, которое не пытается поломать международную нормативную систему, несмотря на ее возможную несправедливость. Кроме того, во время кризиса 90-х годов, было бы сложнее привлечь необходимые на тот момент иностранные инвестиции, если бы страна приняла другое решение. Тем не менее, делать акцент только на оружии, по мнению эксперта, не очень верно.

«Для меня как для специалиста гораздо важнее решение Казахстана по ядерному материалу и инфраструктуре, – говорит Касенова. – Потому что их Казахстан полностью контролировал».

В процессе производства ядерного оружия, поясняет она, компонент ядерного материала технически самый сложный, поэтому если страна или откуда-то получила или может сама произвести ядерный материал, то она очень близко находится к тому, чтобы иметь так называемую латентную возможность создать ядерную программу. «И тут опять же была очень четко прорисована позиция Казахстана – что это не то, что стране было нужно на тот момент», – считает автор.

«Война, вторжение России в Украину и то, что нас всех заставили еще больше бояться, что может произойти сброс тактического ядерного оружия, наоборот, еще больше показали, что пока ядерное оружие существует, мы все будем его заложниками. Я очень горжусь, что Казахстан – не та страна, которая в этом участвует».

Антиядерное движение, которому в книге также посвящена отдельная большая часть, по ощущению автора связано одной нитью с другими историческими событиями, в процессе которых общество формировало свою собственную идентичность и собственные идеи.

«В 1986 году это было первое проявление, исходящее изнутри республики: Москва, не решайте за нас нашу судьбу. И, как мы знаем трагическое развитие этих событий, пострадали в основном этнические казахи. Для многонационального Казахстана это было трагедией. Когда началось антиядерное движение, это был шанс общенациональной идеи, потому что антиядерное движение объединило все народы Казахстана, – говорит Тогжан Касенова. – Была общая идея: прекратите ядерные испытания. И во всем проявлялось reclaiming the agency – то, что мы хотим иметь больше влияния на свою судьбу. Поэтому для меня это прямая связь».

К сожалению, констатирует автор, по политическим причинам роль антиядерного движения была приглушена, и о нем говорится недостаточно.

«Но эта нить тянется. Если привязать ее к сегодняшнему дню, я хочу сказать о своих впечатлениях от этой поездки (в Казахстан – В.). Новое поколение совершенно другое. Оно не знает Советский союз, у него нет вот этого чисто советского страха – генетического страха, мы иногда в Казахстане говорим, – считает Тогжан Касенова. – И война особенно это высветила: новое поколение, включая не казахов, сильнее определяет свою идентичность как «Мы – казахстанцы». Для меня этот процесс сейчас идет, он очень интересен, и внушает надежду».