3479
25 января 2023
Дмитрий Мазоренко, Паоло Сорбелло, фото liter.kz

Насилие против журналистов без границ?

Почему власти так слабо реагируют на нападения на журналистов, и как это помогает нормализовать насилие

Насилие против журналистов без границ?

В 2022 году фонд защиты свободы слова «Әділ Сөз» зафиксировал 32 случая нападения на казахстанских журналистов, что в четыре раза больше, чем годом ранее. Их число начало расти после событий Қаңтар, принимая при этом качественно иные масштабы. Журналисты и эксперты отмечают, что по внешним признакам ситуация напоминает худший период правления Нурсултана Назарбаева. При этом они не видят поддержки со стороны государства, которое затягивает поиски заказчиков преступлений, и ожидают лишь возрастания политического насилия.

Интенсификация насилия

В 2023 году нападения и угрозы в адрес журналистов перешли на новый уровень. «Только в первый месяц было зафиксировано более семи подобных случаев. Каждый из них журналисты связывают со своей профессиональной деятельностью», − говорит руководитель «Әділ Сөз» Карлыгаш Джаманкулова.

В середине января неизвестные подожгли машину Динары Егеубаевой − журналистки, регулярно критикующей действующий политический режим, а также потенциальной кандидатки на выборах в мажилис от гражданской коалиции «Алтыншы Қаңтар». Через несколько дней ведущий Youtube-канала «Гиперборей» Вадим Борейко также сообщил, что трое неизвестных пытались заблокировать дверь его квартиры и, возможно, поджечь.

По словам Борейко, первое «предупреждение» он получил в середине сентября, накануне объявления досрочных президентских выборов. Тогда журналисту позвонил знакомый, чтобы переадресовать предложение обратившегося к нему незнакомца, который представился «силовиком». Предложение состояло в том, чтобы за денежное вознаграждение Борейко не упоминал о президенте Касым-Жомарте Токаеве в своих материалах в течение двух месяцев.

«Я думаю, это была попытка проверить, поведусь ли я на подкуп. Ведь против неподконтрольных журналистов действуют именно в такой последовательности: сначала пытаются договориться «по-хорошему», затем подкупить, потом дискредитировать, а когда все это не срабатывает – принимают в их отношении акции устрашения», − говорит он.

Журналист отказался выдвигать версии о том, кто может стоять за угрозами и нападениями на журналистов в отсутствие фактов. Но обратил внимание на то, что недавняя серия атак произошла в течение недели. Это может указывать на их скоординированность.

Фото из телеграм-канала Вадима Борейко

Политолог Досым Сатпаев рассказал о трех распространенных среди экспертов гипотезах произошедшего. Согласно первой, происшествия с журналистами организованы сторонниками Назарбаева, которые хотят нанести урон имиджу Токаева. Вторая версия предполагает, что давление на работников СМИ играет на руку самому Токаеву, давая ему возможность выступить гарантом безопасности и укрепить таким образом свою легитимность. Третья версия строится на подозрении, что удары по медиа наносит Россия с целью наказать их за поддержку Украины в нынешней войне.

Международные организации тем временем призывают власти Казахстана внимательно отнестись к проблеме давления на журналистов и привлечь к ответственности непосредственных заказчиков нападений.

По мнению Мариуса Фоссума, представителя Норвежского Хельсинкского комитета в Алматы, нападения на журналистов стоит рассматривать как предупредительный сигнал другим представителям прессы, чтобы они не углублялись в освещение определенных тем, в том числе связанных с коррупцией. При этом он считает бессмысленным говорить о «новом Казахстане», если атаки на независимых журналистов остаются безнаказанными.

«Независимая пресса абсолютно необходима, если власти действительно намерены проводить демократические реформы. Поэтому власти должны уже сейчас предпринять значимые шаги для обеспечения безопасности и свободы деятельности всех журналистов, а также устранения всех препятствий для свободного освещения событий», − настаивает Фоссум.

Обеспокоенность продолжающимися нападениями на журналистов выразила и Жанна Кавелье, глава отдела Восточной Европы и Центральной Азии организации «Репортеры без границ»: «Это свидетельствует о высоком уровне безнаказанности в стране, несмотря на официальные заявления президента Токаева о готовности бороться с насилием против журналистов. Эти злоупотребления должны быть прекращены».

В своем заявлении Гульноза Саид из Комитета по защите журналистов также указала на то, что вопреки обещанию перемен, преследования журналистов участились: «Риторика властей о “Новом Казахстане” останется пустыми словами, пока они не смогут обеспечить безопасность журналистов».

Представители дипломатических миссий США, Великобритании и стран Евросоюза тоже выступили со словами поддержки в адрес пострадавших журналистов. Они также приветствовали заявление Токаева о необходимости тщательных расследований всех инцидентов.

Небезопасность как норма

По приметам последние инциденты с журналистами напоминают худшие назарбаевские времена, заметил Борейко. Одним из наиболее запоминающихся и похожих на нынешние обстоятельства эпизодов он назвал преследование сотрудников газеты «Республика», которая была закрыта решением суда в 2012 году.

«Тогда злоумышленники поджигали редакцию, а на решетке ее окна была повешена собака. Но такой массовой кампании, направленной против ряда СМИ и “журналистов-одиночек”, я не припомню», − отмечает журналист.

Период наибольшей свободы в истории казахстанской медийной сферы, по словам Борейко, длился с конца 1980-х годов вплоть до проведения референдума и принятия второй, «назарбаевской» конституции в 1995 году. Затем цензура и насилие стали для СМИ обыденностью.

По данным Әділ сөз, c 2000 по 2015 в Казахстане было зарегистрировано 250 фактов нападений на журналистов преимущественно независимых и оппозиционных изданий. Именно в эти годы произошли наиболее резонансные инциденты.

К примеру, в 2000 году в Актобе с четвертого этажа выпал журналист Дулат Тулегенов и разбился насмерть. До гибели он выпустил статью о злоупотреблении властью местными чиновниками. В начале 2009 нападению подвергся редактор радио Азаттык Ермек Болтай. В результате у него было диагностировано сотрясение мозга и повреждения средней тяжести.

В 2009 году пятеро неизвестных избили корреспондента независимой газеты «Общественная позиция» Бахытжана Нурпеисова. Медики поставили ему диагноз «закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга». Незадолго до этого сотрудник газеты «Тасжарган» Артему Миусову получил несколько ножевых ранений.

В 2012 году напали на уральского журналиста Лукпана Ахмедьярова. На него напали возле дома, нанеся ему множество ножевых ранений. Год спустя нападавших приговорили к 10-15 годам тюрьмы, а заказчик нападения, по мнению журналиста, так и не был найден. В том же году в столице был избит Уларбек Байталак, автор статей для оппозиционных газет «Дат», «Четвертая власть» и «Алтын Тамыр». После нападения он был доставлен в центр травматологии и ортопедии, где восстанавливался более месяца.

Лукпан Ахмедьяров, фото uralskweek.kz

В следующие пять лет после 2015 года число нападений и угроз в адрес журналистов в основном не превышало 10 фактов. Одним из самых резонансных случаев оказалось нападение на блогера Ботагоз Жуманову. В остальном давление на журналистов принимало форму штрафов и уголовного преследования.

В 2016 году издания «Накануне» и «Правдивая газета» были закрыты после участия в нескольких судебных тяжбах и выплаты штрафов. В 2017 году на тот момент редактор газеты «Трибуна» Жанболат Мамай был заключен под стражу на семь месяцев по обвинению в отмывании денег. В том же году из-за давления и финансовых трудностей было закрыто онлайн издание «Радиоточка». А в 2018 году суд принял решение закрыть сетевое издание Ratel.kz, но через год дело было возвращено на пересмотр, и та же самая судья разрешила восстановить его работу.

Атаки во время и после Қанды Қаңтар

Несмотря на то, что информационные атаки на журналистов происходили весь 2021 год, события Қаңтар стали моментом эскалации насилия. Тогда было зарегистрировано свыше 50 фактов нарушения безопасности журналистов и блогеров. В числе них: гибель сотрудника телеканала «Алматы» Муратхана Базарбаева, ранение журналиста издания Orda.kz Бека Байтаса и покушение на убийство главного редактора газеты «Сарыагаш-информ» Амангельды Батырбекова.

Поворотным моментом для всплеска насилия против журналистов Сатпаев считает заявление Токаева о том, что независимые СМИ играли «подстрекательскую роль в нарушениях правопорядка» во время январских событий. «Можно без преувеличения сказать, что все эти безответственные демагоги стали соучастниками развязывания трагедии в Казахстане. И мы будем жестко реагировать на все акты правового вандализма», − пообещал тогда президент.

После короткого затишья, нападения на работников СМИ возобновились. В конце июля возле своего дома в Актау была избита журналистка «Дорожного контроля» Олеся Вертинская. За несколько дней до нападения она получила сообщение с неизвестного номера, в котором ей советовали «быть осторожной» в высказываниях об одном ТОО и его владельце. В августе также избили ее коллегу Антона Князева.

Амангельды Батырбеков, фото azattyq.org

В адрес журналистов также активно стали поступать угрозы: «Әділ Сөз» зарегистрировал почти 40 подобных фактов за прошлый год. В течение осени неизвестные несколько раз разбивали стекло в двери бизнес-центра, где располагается редакция интернет-ресурса Elmedia. Перед офисом издания Orda.kz оставляли надпись угрожающего содержания, а в саму редакцию была доставлена посылка с отрубленной головой свиньи. Кроме того, главные редакторы обоих изданий неоднократно получали угрозы по телефону.

Нападения на журналистов носят и цифровой характер. За 11 месяцев «Әділ Сөз» засвидетельствовал 29 фактов DDoS-атак (в частности на издания Elmedia и Orda.kz), 6 фактов блокировки и остановки деятельности ресурсов, а также 11 фактов затруднения доступа к ним. Отдельно стоит упомянуть о взломе сайта Ulys Media, после которого на нем были опубликованы личные данные главного редактора Самал Ибраевой и членов ее семьи.

Вместе с тем «Әділ Сөз» собрали данные о 18 задержаниях и 20 вызовах журналистов на допрос. Основная часть этих случаев пришлась на период январских событий. Но некоторые произошли и после, например, арест журналиста газеты «Время» Михаила Козачкова, которого подозревают в получении взятки в 52 млн. тенге. Сам Козачков настаивает на том, что он преследуется по политическим причинам.

Больше насилия впереди?

Сатпаев отмечает, что важным следствием нынешних атак на журналистов является недееспособность политической системы Казахстана. «Правоохранительные, судебные и прочие органы оказались не готовы защищать журналистов и отдельных граждан, столкнувшихся с различными угрозами», − говорит политолог, обобщая промежуточные результаты расследований, которые затягиваются даже после задержания исполнителей преступлений.

На фоне промедления правоохранительных органов Токаев уже дважды публично призывал их тщательно расследовать инциденты в отношении СМИ. Вместе с тем 20 января этого года он поручил выявить не только исполнителей, но и заказчиков противоправных действий.

Наряду с Токаевым риторическую поддержку СМИ пытается оказать министерство информации и общественного развития (МИОР). Глава ведомства Дархан Кыдырали неоднократно писал на своей странице в Facebook о ситуации вокруг Elmedia, Orda.kz и Ulys Media, при этом обходя стороной случаи Егеубаевой и Борейко.

глава МИОР Дархан Кыдырали, фото dknews.kz

Председатель комитета информации Мининформа Канат Искаков в разговоре с Властью заявил, что нападение на журналистов − это нападение на все общество и государство. Как он утверждает, министерство находится в тесном взаимодействии с правоохранительными органами по всем произошедшим инцидентам, а также оказывает им поддержку по «всем мерам, прежде всего оперативно-розыскного характера, чтобы не допускать и выявлять» факты нападений. Но проверки со своей стороны они не проводят из-за отсутствия таких полномочий.

Одновременно с этим в ведомстве утверждают, что оказывают правовую поддержку пострадавшим журналистам. «Мы вполне конкретно и точно находимся в контакте с ними. Даже если по каким-то фактам не было заявлений, это не означает, что по ним не было реакции. Наши коллеги ведь тоже заинтересованы в быстрой реакции», − заверил Искаков.

Однако Борейко опроверг слова главы комитета: «Никто из [сотрудников МИОР] со мной на связь не выходил. Я никогда не видел от представителей этого института какой-либо защиты. Обычно бывает наоборот, как в 2018 году, когда на процессе по закрытию издания Ratel.kz Мининформации выступало на стороне обвинения».

Джаманкулова констатировала, что журналисты в Казахстане остаются не только без защиты правоохранительных и профильных органов, но также и без законодательной опоры: «У нас есть 158 статья уголовного кодекса Казахстана, которая призвана защищать права журналистов. Но, к сожалению, за последние тридцать лет лишь два дела доходили по ней до рассмотрения в суде».

Сатпаев объясняет незащищенность журналистов тем, что ни при Назарбаеве, ни при Токаеве перед государством не ставилась цель создать институты для безопасности общества. Они создавались лишь для защиты правящего класса. И сегодня они продолжают воспроизводить логику Назарбаева, направленную против журналистов и гражданского общества.

Политолог полагает, что всплески насилия в отношении журналистов − это элемент контролируемой напряженности: «Они могут создавать больше таких случаев и постоянно рассказывать, что их расследованию мешают саботажники. Для победы над ними, общество будут подталкивать к тому, чтобы сплотиться вокруг лидера. А если не обеспечить президенту должную легитимность, то борьба с организаторами преступлений якобы будет неэффективной».

В связи с этим стоит ожидать нормализации политического насилия и учащения его случаев, прогнозирует политолог.

Джаманкулова ожидает, что если факты угроз и нападений на журналистов не будут расследованы должным образом, то ответственность за них в глазах общественности и международного сообщества будет возложена на правительство.

«Это поставит под сомнения заявленные политические реформы, также может привести к осложнению международных позиций Казахстана. Как следствие серьезного снижения страновых показателей в международных рейтингах у нашей страны сузится коридор не только переговорных возможностей, но и экономического роста», − убеждена она.