11566
14 февраля 2023
Ольга Логинова, иллюстративное фото Жанары Каримовой

Человек против метрополитена

Алматинский предприниматель уже второй год пытается заставить «Метрополитен» принять товар, от которого он необоснованно отказался

Человек против метрополитена

В 2021 году предприниматель Адиль Тажмагамбетов поставил КГП «Метрополитен» твердую смазку для подвижного состава – этот товар предприятие и ранее закупало через других поставщиков у одного завода-производителя. Когда товар пришел, «Метрополитен» отказался его принять, заявив что смазка некачественная – при этом для проверки инженеры не привлекли ни одного независимого эксперта, и провели ее сами столовой салфеткой. Предприниматель попытался восстановить справедливость в суде, но «Метрополитен» выиграл процессы в трех инстанциях.

Власть рассказывает историю Тажмагамбетова, который продолжает борьбу с алматинским метрополитеном.

Адиль Тажмагамбетов начал заниматься госзакупками пять лет назад. В июле 2021 года его компания ТОО «VirSnab» выиграла конкурс на поставку твердой смазки для подвижного состава КГП «Метрополитен».

«Я выиграл по цене, – говорит Тажмагамбетов. – Разница между объявленным бюджетом закупки и ценой, которую я поставил, была около 30 процентов».

Сумма закупки по договору составила 17 561 600 тенге (включая НДС). Часть средств на закуп товара Тажмагамбетов занял.

Предприниматель уже работал с алматинским метро и не ожидал проблем. Тем не менее, они начались практически сразу. В технической спецификации был указан артикул товара – LCF 010 RW 010. Связавшись с заводом-производителем твердой смазки, компанией LB Foster, Тажмагамбетов узнал, что этот артикул был снят с производства и заменен на новый еще в 2008 году. При этом, по условиям договора, КГП «Метрополитен» требовало товар, произведенный не позднее 2020 года.

Еще до официального подписания договора Тажмагамбетов направил в «Метрополитен» письмо, где объяснил, что артикул был заменен компанией на новый – LCF 010 RW 063. Как уточнил производитель, изменилась только форма крепления – чтобы минимизировать риск поломок.

КГП «Метрополитен» не стало менять проект договора, но прислало письмо о том, что не против поставки нового артикула, и более того, он уже поставлялся предприятию.

Другая нестыковка касалась сроков поставки товара: в договоре срок не был четко определен, в графе стояло «по заявке заказчика». Уже после подписания «Метрополитен» прислал Тажмагамбетову уведомление о том, что товар необходимо доставить в течение 20 календарных дней. По закону этот срок не может быть меньше, чем заняло бы производство и доставка товара. Тажмагамбетов просил заказчика согласовать более реалистичный срок в 30 календарных дней, однако не получил никакого ответа.

После всех логистических процессов, поставив товар с трехдневной задержкой, Тажмагамбетов предоставил «Метрополитену» образец для проверки. При осмотре заказчик не высказал никаких претензий, но спустя день испытаний заявил, что товар некачественный. В акте сказано, что образцы «не обеспечили требования смазки реборды колес и переноса на последующие колеса». При этом проверку смазывания специалисты КГП «Метрополитен» провели на глазах у Тажмагамбетова при помощи обычной столовой салфетки, на которой, якобы, не осталось следов смазывающего вещества.

Предприниматель, тем не менее, считает, что для наиболее точной проверки товара была необходима независимая экспертиза. «Чтобы определить смазочный слой, нужен как минимум микроскоп, – поясняет предприниматель. – Эта смазка не действует как классическая жидкая смазка. Суть дисульфида молибдена (основного вещества смазки – В.) – это проникать в структуру поверхности тела, тем самым заполняя шероховатость и снижая коэффициент трения между телами».

По условиям договора, в случае несоответствия товара, в течение пяти дней Тажмагамбетов должен был заменить его, но заказчик не конкретизировал, на какой.

«Тупиковая ситуация, – говорит предприниматель. – Один завод-изготовитель в мире. Я буду менять товар, который я привез, на тот же самый, только новый? Я понял, что заказчик незаконно отказывается исполнять свои условия, соответственно, никаких действий по замене не собирался предпринимать».

Тажмагамбетов выслал «Метрополитену» досудебную претензию, в которой заявил, что не согласен с актом проверки. Перед судом КГП «Метрополитен» вызвало его на явку и попросило предоставить все сопроводительные документы на товар – это было обосновано тем, что сотрудники метро засомневались в достоверности документов происхождения.

«Они меня попросили взять документы, содержащие коммерческую тайну, – рассказывает Тажмагамбетов. – Это грузовая таможенная декларация, инвойс, в котором написан источник происхождения, стоимость, когда я этот товар купил – все мои внутренние экономические данные. То есть, они увидели всю экономическую модель: за сколько я купил этот товар и сколько с него зарабатываю».

Иллюстративное фото Жанары Каримовой

По словам Тажмагамбетова, на этой встрече отдельные сотрудники КГП, включая юриста, были против осмотра этих документов и заявили, что это превышение полномочий. Тем не менее, комиссия осмотрела их. «После этого была поставлена точка, и был получен окончательный отказ (от принятия товара – В.)», – говорит Тажмагамбетов.

Уже в суде предприниматель предоставил результаты нескольких экспертиз, на которые отправил товар за свой счет. Их проводили «Научно-исследовательский центр „Инженерия поверхности и трибология“» при Восточно-Казахстанском университете имени Спасена Аманжолова, ТОО «Производственно-технический институт оценки и экспертизы», а также российская компания ООО «Моденжи». Заключения показали, что поставленная смазка формирует пленку толщиной 1 микрометр, которая снижает коэффициент трения и переносится на трущиеся детали.

Судья СМЭС Динмухамед Адайбаев посчитал, что суд не может принять во внимание результаты исследований, проведенных по заказу поставщика. Суд рассматривал вопрос о независимой судебной экспертизе, но не назначил ее, сославшись на «отсутствие квалифицированных экспертов». На одном из заседаний суд опросил независимого судебного эксперта Татьяну Авксентьеву, привлеченную Тажмагамбетовым, и она подробно обосновала свое заключение о надлежащем качестве товара. Тем не менее, в судебном акте она была названа не судебным экспертом, а «специалистом».

КГП «Метрополитен» в суде заявило уже новую претензию – что товар небезопасен. Как поясняет Тажмагамбетов, в паспорте безопасности было указано, что границы пожароопасности и взрывобезопасности товара не определены.

«По данному пункту от завода-изготовителя в «Метрополитен» было направлено письмо с отчетом испытаний, где полностью поставщик раскрывает, что значит этот пункт, – возражает предприниматель. – Там обосновано, что данные стержни являются пожаробезопасными и не взрывоопасными. Они могут гореть только в случае прилегания открытого пламени, но имеют свойство самозатухания».

Суд, тем не менее, посчитал, что, если по мнению заказчика товар может быть небезопасен, а поставщик не доказал обратное, то нет никаких оснований понудить КГП «Метрополитен» принять его.

При этом судья Динмухамед Адайбаев является братом Батыра Адайбаева, управляющего директора по правовым вопросам АО «Алматыметрокурылыс» – связанной с КГП «Метрополитен» компании и генерального подрядчика строительства алматинского метро. Так, в ходе другого судебного процесса с участием «Алматыметрокурылыс» судья Адайбаев заявлял самоотвод из-за этого родства, но не сделал этого на процессе по иску предпринимателя Тажмагамбетова.

Чтобы доказать уже в апелляционной инстанции, что поставленные стержни смазки безопасны, Тажмагамбетов обратился в министерство здравоохранения и получил заключение о том, что «данная продукция не относится к потенциально опасным веществам». Но городской суд не только не прислушался к аргументам Минздрава, а также прокуратуры, которая участвовала в процессе и поддержала жалобу Тажмагамбетова, но и постановил признать ТОО «VirSnab» недобросовестным участником госзакупок, лишив его права в них участвовать на два года.

Предприниматель обратился в Верховный суд с просьбой пересмотреть решения судов первой и апелляционной инстанции, но получил отказ.

С 2017 по 2020 годы КГП «Метрополитен» заказывало твердую смазку по той же самой технической спецификации, в которой указан артикул товара, снятого с производства в 2008 году. Учитывая, что предприятие подтвердило, что более новый артикул уже поставлялся, Тажмагамбетов предполагает, что с другими поставщиками, так же как и с ним, письменно согласовывали замену артикула без изменения договора.

В предыдущих поставках цены, по которым предприятие заказывало эту же твердую смазку для подвижного состава, заметно разнятся. В 2017 году победил поставщик, предложивший цену 18 030 тенге за один стержень, в 2018 –11 058 тенге, в 2019 – 6 552 тенге. В 2020 же победил поставщик, предложивший наибольшую цену за последние годы – 28 627 тенге за один стержень. В каждом случае твердая смазка шла в составе комплексной закупки вместе с другими запчастями. Цена за единицу, которую поставил Тажмагамбетов, составила 19 600 тенге.

«За то, что я государству сэкономил бюджет, я еще должен был внести гарантию, сумму демпинга, что я оправдаю эту экономию и действительно поставлю за эти деньги товар. В общем на гарантию исполнения договора я отправил КГП «Метрополитен» 3 млн 218 тыс тенге – просто как залог, что я исполню этот договор. Если я недобросовестный поставщик, зачем мне это делать?», – сокрушается Тажмагамбетов.

Его предприятие до сих пор находится в реестре недобросовестных участников госзакупок.

«Моя компания лишена единственного источника дохода, по этой причине штат сотрудников был сокращен полностью, образовались огромные кассовые разрывы, что повлекло большие задолженности перед налоговыми органами, фактически я стал банкротом», – говорит предприниматель.

Тажмагамбетов писал письма в агентство по финансовому мониторингу, департамент экономических расследований, агентство по противодействию коррупции, акимат города Алматы, управление городской мобильности, комитет внутреннего государственного аудита, ревизионную комиссию, прокуратуру Алматы и генеральную прокуратуру, администрацию президента и в инспекцию транспортного контроля комитета транспорта Мининдустрии.

Долгое время ни один государственный орган, куда предприниматель обращался с жалобой на действия КГП «Метрополитен», не отвечал на его обращения. В конце 2022 года департамент внутреннего государственного аудита начал проверку прошлых поставок стержней гребнесмазывателей, где в техспецификации также был указан артикул снятых с производства товаров.

«Департамент госаудита начал требовать от «Метрополитена» документы, – говорит Тажмагамбетов. – Обнаружилась переписка «Метрополитена» с заводом-изготовителем поездов, компанией «Hyundai-Rotem». Оказывается, в ноябре 2021 года, когда у нас был в разгаре судебный процесс, «Метрополитен» отправил запрос в завод-изготовитель, чтобы они разъяснили, какой стержень гребнесмазыватель им нужно устанавливать на свои поезда. Завод отправляет им письмо, и к нему прикладывает чертежи, на которых – номер артикула, на который заказчик обязан ссылаться при заказе, и который я поставил «Метрополитену», а «Метрополитен» отказался его принять». По словам Тажмагамбетова, в суде «Метрополитен» скрыл эти разъяснения.

Предприниматель вновь обратился в генеральную прокуратуру и направил ходатайство о принесении протеста генеральным прокурором на постановление Верховного суда, однако получил отказ.

Инспекция транспортного контроля, куда также обратился предприниматель, сообщила, что провела «профилактический контроль без посещения субъекта» и выдала рекомендации. Во втором полугодии ведомство обещает посетить субъект для проведения профилактического контроля и надзора.

В «Метрополитен», куда Власть обратилась за комментариями по долгому спору с предпринимателем Тажмагамбетовым, не ответили на соответствующий запрос.