8897
2 октября 2023
Алмас Қайсар, Власть, фото Жанар Каримовой

Почему в Казахстане не хватает специалистов в водной отрасли?

Эксперты и профессионалы о нехватке компетенций, востребованности водных кадров и образовании

Почему в Казахстане не хватает специалистов в водной отрасли?

В начале сентября в Казахстане было создано министерство водных ресурсов и ирригации - прямое следствие нарастающих проблем в отрасли.

Одна из многих таких проблем - нехватка кадров с соответствующими компетенциями в отрасли. Государство готовит новые концептуальные документы, призваные помочь решить проблему, а эксперты в свою очередь сомневаются, что принимаемых мер будет достаточно.

Власть поговорила с экспертами и профессионалами водной отрасли о том, что происходит в сфере образования и трудоустройства столь необходимых сейчас кадров.

Трудоустраиваются лишь 22%

Казахстан разрабатывает концепцию развития системы управления водными ресурсами на 2023-2029 годы, которая, в том числе, указывает на дефицит квалифицированных и молодых специалистов. В ней указано, что ежегодно в водной отрасли выпускается всего 200 человек с высшим образованием, а со среднетехническим - 100. Из общего числа выпускников трудоустраиваются по специальности лишь 22%.

При этом в концепции отмечают, что выпускаемые инженерные кадры водного хозяйства по качеству подготовки ниже, чем специалисты 1990-х годов. В большинстве университетов обучение ведется по одной специальности – «водные ресурсы и водопользование», в то время как стране необходимы специалисты по таким направлениям, как «гидромелиорация», «гидротехническое строительство речных сооружений и гидроэлектростанций», «механизация гидромелиоративных работ», «экономика водного хозяйства», «гидрогеология и инженерная геология», «водоснабжение и канализация» и «гидрология суши».

Не хватает узких специалистов в области проектирования и эксплуатации гидротехнических сооружений, как и кадров в территориальных отделах бассейновых инспекций для государственного контроля и охраны водного фонда.

Среди причин называются отсутствие необходимой лабораторной базы и соответствующего преподавательского состава. К тому же учебные программы не приближены к практической деятельности, а в самой отрасли низкий уровень заработной платы.

«Наметилась опасная тенденция нарушения принципа преемственности поколений, так как для подготовки и становления высококвалифицированного специалиста необходимо не менее 10-15 лет», — заявлено в концепции.

По оценочным прогнозам, к 2029 году потребность в кадрах вырастет до 800 человек, а для их обучения потребуется до 350 человек профессорско-преподавательского состава, в том числе 170 с ученой степенью.

Фотография Рауля Упорова

Образование

Министерство науки и высшего образования сообщило в ответ на запрос Власти, что сейчас 10 вузов готовят кадры в водной отрасли. Большинство обучаются в рамках специальностей «Водное хозяйство» и «Водные ресурсы», а специалисты-инженеры выпускаются лишь в Таразском региональном университете имени М.Х. Дулати (ТарРУ далее - В.).

В советское время в Казахстане специалисты по водной сфере в основном выпускались Джамбульским гидромелиоративно-строительным институтом (далее ДГСМИ- В.) и в его Кызылординском филиале. Институт, по информации министерства науки и высшего образования, готовил специалистов-инженеров, располагал высококвалифицированным профессорско-преподавательским составом, мощной лабораторной базой и научной инфраструктурой.

Помимо прочего, по словам Куралай Яхияевой, экспертки Казахского филиала научно-информационного центра по водохозяйственным проблемам, специалистов среднего звена готовили в Ванновском, Чемолганском и Кызылординском гидромелиоративном техникумах.

Сейчас они стали многопрофильными колледжами, а институты - университетами. Например, ДГМСИ объединили с педагогическим и технологическим, образовав ТарРУ, а Кызылординский филиал ДГМСИ после ряда реорганизаций вошел в состав местного госуниверситета.

«Сейчас во многих вузах открыли специальности по водным ресурсам. Когда я преподавала по “водным ресурсам”, я увидела, насколько упростили эти предметы. Студент изучает больше гуманитарные науки, не инженерные. Сейчас выпускник “Водных ресурсов” не умеет производить инженерные расчеты, чертить и читать рабочие чертежи. Специальности, такие как “гидромелиорация”, “гидротехническое строительство”, “водоснабжение и водоотведение” либо закрыли, либо на них не идут поступать», — говорит она.

Яхияева добавляет, что преподаватели, обучавшиеся по советской системе вышли на пенсию, а новые учителя в большинстве случаев не имеют практического опыта и работы на местах.

Асем Нурмаханова (имя и фамилия изменены по просьбе эксперта - В.), гидролог и преподаватель в одном из университетов Казахстана рассказывает, что нынешние образовательные программы не подходят под актуальные вызовы в области водных ресурсов в Казахстане, так как составлены по советскому образцу.

Фотография Жанар Каримовой

«Тогда были необходимы предметы для строительства водохранилищ, гидротехнических сооружений, мостов через реки и плотины. Но сейчас их надо ремонтировать, мы должны готовить специалистов, которые должны уметь восстанавливать, содержать и обслуживать эти водохранилища и сооружения, потому что они уже в изношенном состоянии, они не могут удерживать весенние талые воды и прочее», — добавляет она.

При этом специальности по водным ресурсам остаются невостребованными. На них поступали, по словам Яхияевой, те, кто не смогли получить грант на другие специальности.

«До недавних пор на водные ресурсы сдавали географию. Она же подпадает под экономику. Студенты выбирают первым вариантом экономику и другие специальности, самым последним - водные ресурсы. В результате, когда я преподавала, я спрашивала, кто выбрал эту специальность самостоятельно? Из 25 человек только 5 могли сами выбрать. И то, потому что у них дед - гидротехник и прочее. Приходится удерживать этих студентов, потому что некоторые из них по ходу обучения переводились на другие специальности, даже на платные отделения», — говорит она.

По данным министерства науки и высшего образования, ежегодно на подготовку кадров для водной отрасли выделяется более 400 мест, а при новой концепции предусматривается увеличение этих грантов. При формировании заказа на подготовку кадров, министерство опирается на среднесрочный прогноз в потребности в кадрах для отраслей экономики страны.

«Самый низкий балл набери, ты пойдешь на никому ненужные гранты. В этом году мы сагитировали в казахоязычную группу 26 гидрологов, а в русскоязычную 6. Среди них никто не имеет представления о гидрологии. Нам просто нужно набрать студентов, чтобы как-то зарабатывать себе на хлеб. Но проходит семестр, и они начинают жаловаться, что им это неинтересно и прочее», — говорит Нурмаханова.

Она рассказывает, что работала в комиссии, которая определяет количество грантов на студентов. По ее словам, «никто в комиссии не занимается анализом, там многое формально».

фото kz.testing.kz

«Правительство думает, что чем больше дадим грантов, тем больше будет специалистов и проблема решится. Не в этом проблема. Выпускаем мы гидротехников и гидромелиораторов. Но куда их трудоустроить? Везде, где они раньше работали, сократились штаты», — говорит она.

Она рассказывает, что в советское время на гидрологию набирали лишь 25 человек, из них выпускалось порядка 12 - 15. По ее мнению, этого было достаточно для целей страны, а все выпускники были трудоустроены. В основном, они работали в гидрометеорологической службе «Казгидромет» или научном институте «Казгипроводхоз». При этом, штаты обоих учреждений сократились в несколько раз.

«Сейчас ежегодно порядка 150 грантов на гидрологов выделяется, но куда им трудоустраиваться?», — возмущается Нурмаханова.

Ученая-гидролог и исследовательница университета Лунд в Швеции Камшат Тусупова считает, что в Казахстане стоит проблема качества подготовки специалистов со средне-специальным техническим и профессиональным образованием, которые обслуживают гидротехнические сооружения, водопроводы и т.д.

«В нашей стране в секторе обслуживания и управления гидротехническими сооружениями порядка 7 тысяч человек работает. Более половины - это выпускники колледжей, со средне-специальным техническим образованием, а не с высшим. Такая ситуация во всем мире. При этом в Казахстане не менее нескольких сотен гидротехнический сооружений находится в высоко изношенном состоянии. Если бы данные специалисты содержали бы и эксплуатировали их в надлежащем состоянии, то процент изношенности мог бы быть ниже», — считает она.

В рамках своих исследований по изучению доступа к питьевой воде, обслуживания сооружений, очистки и доставки питьевой воды, Тусупова объездила ряд сел в разных регионах Казахстана. По ее наблюдениям, в отрасли мало специалистов с техническим образованием, а часть - разнорабочие без профессионального образования.

«Говоря простым языком, если в стране будут профессионалы, которые обслуживают водопроводные трубы, то проблем будет в разы меньше. Если будет много научных исследователей, но будет некомпетентный технический персонал, у нас будет изношена водно-хозяйственная инфраструктура. При этом, если будет мало экспертов, то и новшеств не будет. Необходимо удерживать баланс», — добавляет она.

Фотография Жанар Каримовой

Тусупова приводит в пример выпускников с компетенциями проектирования гидротехнических сооружений. Однако со времен обретения независимости, за несколькими исключениями, в Казахстане практически не было построено крупных гидротехнических сооружений.

«В стране функционируют 377 гидрологических постов, непосредственным сбором данных могут заниматься специалисты, окончившие колледжи и средне-специальные технические учреждения, это 4 уровень по национальной квалификационной рамке. Они делают замеры. Для этой работы набор компетенций уровня PhD нецелесообразен. Всё, что делается механически и на местах, как правило делают выпускники колледжей. В теории нам нужно больше людей с техническим средне-специальным и профессиональным образованием, с набором компетенций, актуальным современным вызовам», — добавляет Тусупова.

Однако она отмечает, что колледжам со стороны государства мало уделяется внимания - финансирование в колледжах небольшое и не в полной мере внедряются современные технологии.

«Но от простого специалиста, который собирает данные, многое зависит. Если сотрудник неправильно их соберет, то и расчеты будут недостоверные. В то же время хотелось бы отметить, что цифровые технологии настолько быстро развиваются, что их внедрение по умолчанию будет требовать расширения и приобретения новых компетенций», — говорит она.

Помимо этого, она считает, что в Казахстане необходимо готовить управленцев, которые будут обладать «системным мышлением и анализом», а также разбираться в сфере водных ресурсов и управления ими.

«Опять же, когда у нас появится четкое видение в концепции, мы сможем готовить кадры с определенными современными и даже абсолютно новыми компетенциями», — резюмирует Тусупова.

Фотография Рауля Упорова

«Начинающий специалист будет получать зарплату ниже 100 тысяч тенге»

Яхияева также добавляет, что из выпускников лишь 20% пойдут работать по специализации. Одна из причин этому - низкие зарплаты и социальное обеспечение, а также высокий объем работ. Она рассказывает, что водники не входят в разные госпрограммы, такие как «с дипломом в село», а начинающий специалист будет получать зарплату ниже 100 тыс.

Экспертка приводит в пример комитет водных ресурсов, общий штат которого составляет порядка 140 человек. Из них - 98 работают в 8 бассейновых инспекциях, а 42 - в головном. На местах же, по двое-трое человек обслуживают несколько областей.

«Они еще принимают отчеты водопользователей, при этом они должны следить за охраной и распределением водных ресурсов. Представляете? У них при этом зарплаты даже в 150 тысяч нет. Пришел молодой специалист, полгода походил, получая 90 тысяч и всё - ушел», — говорит она.

В министерстве науки и высшего образования сообщили, что средняя зарплата выпускников по направлению «Водные ресурсы» составляет порядка 130 тысяч тенге.

Ернар Мадиев, исполняющий обязанности руководителя Ертисской бассейновой инспекции, работающий в этой сфере с 2006 года, согласен, что нехватка кадров является самым болезненным вопросом для их учреждения. До 2020 года в штате инспекции работало 25 человек, но после штат сократили до 11.

«В результате один человек выполняет работу за четверых-пятерых. А вы знаете, у нас большие области, водохранилища и водные артерии. У нас есть проблемы с инженерами, так как у нас гидротехники не выпускаются. Водоснабженцы выпускаются, но они идут в частные предприятия, потому что у них зарплаты больше», — говорит он.

Зарплаты главных специалистов в бассейновой инспекции, по словам Мадиева, составляют от 200 до 240 тыс. Помимо прочего, устарело материально-техническое оснащение. Последний раз его обновляли в 2018 году, а организационную технику в 2014 году.

Фотография Жанар Каримовой

Яхияева также рассказала, что в Казахском филиале научно-информационного центра по водохозяйственным проблемам не получают зарплату от государства с 2006 года. Сотрудники центра самостоятельно находят себе проекты для получения доходов. При этом, она отмечает, что подобные научно-информационные центры созданы во всех странах Центральной Азии, где они получают стабильную зарплату и имеют «солидный» штат.

«Центр работает с 1997 года. Мы ходим на работу, у нас есть офис, мы бесплатно сидим в институте “Казгипроводхоза”. В какой-то момент нас выселили, потому что им самим кабинетов не хватало и мы кочевали, сначала в институт гидрогеологии, потом в КазНАУ, в конце вернулись обратно. У нас большой архив материалов, мы занимаемся аналитикой и обеспечиваем материалами комитет по водным ресурсам, департамент трансграничных рек министерства экологии и природных ресурсов. Готовим материалы по водной дипломатии и переговорам», — рассказывает она.

В Казахском научно-исследовательском институте водного хозяйства, созданном в 1950 году, также сообщили Власти, что существует проблема дефицита молодых и высококвалифицированных кадров, чему, помимо прочего, способствует сокращение подготовки и выпуска кадров по специальностям: “Водоснабжение, канализация и обводнение пастбищ”, “Гидротехнические сооружения”, “Механизация гидромелиоративных работ”.

В настоящий момент в научном институте работают 105 человек, из них молодых научных сотрудников — 22 человека. В институте отмечают, что в стране недостаточное бюджетное финансирование прикладных научно-исследовательских работ при практически полном отсутствии поддержки со стороны бизнеса.

«Средняя зарплата работников института около 200 тыс. тенге, молодых специалистов - 160 тыс., научных работников - 290 тыс. Помимо прочего, у нашей работы высокая трудоемкость и отсутствуют социальная защита и льготы. Это сказывается на количестве молодых ученых», — сообщили в институте.

Также там рассказали, что, находясь с 2020 года в составе министерства экологии и природных ресурсов, они получают финансирование не от своего профильного министерства, а от министерства сельского хозяйства.

Фотография Алмаса Қайсара

«За четыре года институт не получил от своего профильного министерства на научные исследования ни одного тенге. При этом министерство постоянно загружает институт поручениями. Нам дают короткие сроки выполнения работ - на 3 года, чем снижают научный уровень результатов. Необходимо установить срок до 5 лет», — добавили в институте.

По их словам, институту не выделяются средства на опытно-конструкторские работы, внедрение новых технических разработок в производство. Также материально-техническая база устарела и изношена.

«Автомобильный парк полностью выработал свой ресурс, а научная работа напрямую связана с натурными исследованиями на водохозяйственных объектах», — говорят в институте.

В институте заявляют, что в Казахстане отмечается отношение к науке в сфере водного хозяйства как к чему-то «незначительному», а все планы и программы в сфере водного хозяйства Казахстана носят «декларативный характер».

«Во всем мире инженерные и научные кадры являются одной из наиболее высокооплачиваемой частью трудовых ресурсов, что является гарантией быстрого развития передовых стран. В Казахстане, в целом, не достигнут уровень финансирования науки даже 1% от ВВП страны, тогда как в развитых странах он больше на порядок и более, а с учетом их финансовых объемов картина с научной деятельностью в Казахстане выглядит совсем плачевно», — резюмируют в институте.

«Государство должно четко сформулировать запрос, каких компетенций специалисты ему нужны»

«Государство должно четко сформулировать запрос, специалисты с каким набором компетенций ему нужны, по какому уровню квалификационной рамки, от 4 до 8 (4 - специалист со средне-специальным образованием, 6 - бакалавр, 7- магистр, 8 - PhD). К примеру, необходимо определиться какие направления специализации необходимы в нашей стране: те, кто рассчитывают эффективное распределение воды или те, кто разрабатывают систему тарификации воды. Это разные компетенции», — говорит ученая-гидролог и исследовательница университета Лунд в Швеции Камшат Тусупова.

Она считает, что подготовка специалистов в водной сфере зависит от подходов и принципов, как минимум, на ближайшие 5 - 10 лет, которые должны быть заложены в разрабатываемой концепции развития системы управления водными ресурсами. Однако она отмечает, что пока в ней (концепции) четкое видение отсутствует.

«Если мы, к примеру, переходим к Nature-based solutions (использование природных решений социально-экологических проблем - В.), то должны быть управленцы, которые понимают сущность этих подходов. Если сейчас для очистки сточной воды нам нужны инженеры, химики, экологи, то для частичной очистки сточных вод в водно-болотных угодьях будут необходимы компетенции микробиологов и даже ботаников. Если мы будем внедрять современные, особенно эко-дружелюбные технологии, делать на них акцент, нам нужны специалисты с другими, новыми компетенциями. Для сравнения, снимки дистанционного зондирования используют уже 20 лет. А у нас до сих пор только пара специалистов в АО “Национальная компания “Қазақстан Ғарыш Сапары”. Для этого даже необязательно готовить новых специалистов, следует расширить уже имеющиеся компетенции. В этом-то и заключается принцип пожизненного обучения (life-long learning), который помогает шагать в ногу с меняющимся миром», — приводит пример Тусупова.

После того, как государство четко определит в каком направлении идет развитие и для каких целей и с каким набором компетенций специалисты нужны, необходимо направить данный запрос министерству науки и высшего образования и министерству просвещения, считает Тусупова. Они, в свою очередь, должны готовить специалистов и обучать необходимым компетенциям, используя разные методики, в том числе и для подготовки кадров на производственных работах.

Фотография Жанар Каримовой

Планы государства

В концепции развития системы управления водными ресурсами, государство перечисляет несколько шагов для «кадрового обеспечения» водной отрасли. В ней планируется «повысить имидж водной отрасли» и принять меры по повышению зарплат. Базовым вузом по подготовке кадров был выбран Таразский региональный университет имени М.Х. Дулати (ТарРУ)

В ТарРУ сейчас готовится пятилетний проект по развитию Центра водных компетенций и создание «Академии водного хозяйства» с привлечением сотрудников Казахского НИИ водного хозяйства.

К тому же четыре отечественных научно-исследовательских института совместно с четырьмя высшими учебными заведениями создали научный консорциум, в задачи которого входят фундаментальные и прикладные исследования по проблемам водной безопасности.

Государство также обещает обновить образовательную программу с включением инновационных дисциплин и увеличить качество образовательных грантов. Однако про техническое и профессиональное образование в концепции не сказано. Помимо прочего, будут сформированы современные механизмы и инструменты управления кадровым обеспечением водной отрасли для удовлетворения спроса на специалистов.

Также обещано модернизировать оборудование и инфраструктуру лабораторий Казахского НИИ водного хозяйства, увеличить штатную численность и улучшить материально-техническое оснащение комитета по водным ресурсам и бассейновых инспекций.

Материал подготовлен в партнерстве с представительством фонда имени Фридриха Эберта в Казахстане.