7701
22 февраля 2024

Как «ложный транзит» помогает войне

Российские военные продолжают получать оборудование через казахстанские компании и склады в Беларуси

Как «ложный транзит» помогает войне

Александр Ярошевич («Бюро Медиа»), Александр Атасунцев («Верстка») и Роберт Денис (OCCRP), иллюстрация Джеймса О'Брайена

24 февраля начнется третий год полномасштабной войны России против Украины. И ничто не указывает на то, что она скоро закончится. По всему миру введены санкции, призванные помешать России вести боевые действия, но в страну продолжают поступать зарубежные высокотехнологичные товары.

Их ввоз возможен благодаря множеству разных приемов, одному из которых «Бюро Медиа», «Верстка» и OCCRP посвятили новое расследование. В отношении Казахстана и Беларуси, ближайших экономических партнеров России, действуют не особенно строгие ограничительные меры, либо санкций нет вовсе. На этом и основана схема, известная как «ложный транзит».

Беларусь и Казахстан входят в Евразийский экономический союз, внутри которого товары свободно пересекают границы без таможенных проверок.

Схема, выявленная в ходе нового расследования, использует лазейку, в которой участвуют сразу и Казахстан, и Беларусь.

На этот раз казахстанская компания заказывала высокотехнологичное оборудование для производства полупроводников и другие товары из Европы, а затем их доставляли в Беларусь на временное хранение. Журналисты получили письмо, в котором казахстанская компания отдает складу распоряжение отправить некоторые грузы в Россию напрямую, чтобы не доставлять их через Центральную Азию.

Как показывают данные российской таможни, в общей сложности благодаря этой схеме группа российских компаний с контрактами в ВПК получила санкционные высокотехнологичные товары на сумму порядка 5,9 миллиона долларов.

Эксперты считают, что эта схема — яркий пример того, какую важную роль играет Беларусь в поставках для российского ВПК. А неравнозначность санкций сформировала то, что эксперты называют «серьезной прорехой в санкционной сети».

«Сегодня Беларусь — это слишком большая слепая зона, которая позволяет колоннам грузовиков, легковых автомобилей и других товаров пройти с Запада в Россию и, возможно, далее на поля сражений на Украине».
– Оге Борхгревинк, старший советник Норвежского Хельсинкского комитета

«Многие ключевые товары военного назначения проходят через Беларусь. Через нее, как и через Турцию, пролегли основные маршруты ввоза санкционных европейских товаров», — говорит Эрленд Бьёртведт, основатель и гендиректор норвежской консалтинговой фирмы Corisk, которая специализируется на оценке рисков.

«Роль Беларуси отличается от роли Казахстана или Кыргызстана, — пояснил он. — Беларусь — это основная точка ввоза. Санкционные товары… везут из Северной Европы через Беларусь в Центральную Россию».

«Государства Центральной Азии играют другую роль, — продолжил он. — Их торговые компании выступают в качестве посредников, но физически санкционные товары через эти страны не провозят».

Изучив коммерческие данные Литвы, Польши и Германии за 2022 и 2023 годы, эксперты Corisk подсчитали, что товары на сумму порядка десяти миллиардов евро попали в Россию через Беларусь. Их либо экспортировали в Беларусь напрямую, а затем перепродали, либо просто отправляли через нее транзитом.

«Чтобы экспортный контроль был эффективным, очевидно, что санкции в отношении Беларуси должны быть такими же, как и в отношении России», — сказал Оге Борхгревинк, старший советник Норвежского Хельсинкского комитета.

«Сейчас лазейка в Беларуси настолько велика, что через нее с Запада в Россию может пройти колонна грузовиков и автомобилей, а также других товаров, и, возможно, затем они попадут на поля сражений в Украине, — отметил он. — Согласование санкционных режимов, на наш взгляд, логично, поскольку Беларусь с самого начала была самым важным и надежным союзником России. Именно оттуда в 2022 году началась атака против Киева».

Фото: Роберт Смит / Alamy Stock Photo

Протест в Лондоне против полномасштабного вторжения России в Украину

Ключевой поставщик

Российских военных поддерживают множество частных компаний. В их числе конгломерат «Остек», который снабжает высокотехнологичное промышленное производство. Сам «Остек» не производит оружие, но поставляет оборудование и обустраивает объекты для других подрядчиков, которые работают над увеличением арсенала.

В число его клиентов входят несколько крупных российских военных подрядчиков. «Остек» поставлял зарубежные технологии и оказывал технические услуги разработчику и производителю, который спроектировал ракетные комплексы «Точка-У» и «Искандер-М». Также «Остек» — поставщик и подрядчик Рязанского радиозавода, который принадлежит «Ростеху», крупному оборонному конгломерату и одному из важнейших поставщиков радиокоммуникационного оборудования для российского ВПК.

Кроме того, компания выиграла тендеры московского Центрального НИИ химии и механики, производящего бомбы, которые сбрасывают на Украину. В 2020 году институт попал под санкции США за то, что был причастен к разработке вредоносного ПО.

Утечка данных российской таможни показывает, что до февраля 2022 года «Остек» импортировал товары, которые производили по всему миру. Многие из них поступали от поставщиков со всей Европы, в том числе из Португалии, Словении, Бельгии и Германии.

Сразу после вторжения и еще до введения санкций многие международные компании добровольно разорвали связи с Россией. В течение нескольких недель все европейские партнеры «Остека» прекратили поставки, кроме одного.

Компания ООО «Интер-Транс» была ключевым поставщиком конгломерата еще до войны.

Она базируется в польском городе Седльце, а управляет ею германская логистическая фирма BMA Spedition GmbH . Мажоритарный пакет акций «Интер-Транс» принадлежал беларусскому предпринимателю Евгению Костюку.

За 2022 год «Интер-Транс» поставил «Остеку» товары как минимум на 24 миллиона долларов — согласно утечке таможенных данных, это примерно половина общего импорта конгломерата за год. Судя по всему, сюда входят все товары из Европы, доставленные «Остеку» уже после вторжения, включая растворители и разжижители красок, центрифуги для тестирования продукции и оптические приборы.

Графика: Эдин Пашович / OCCRP

Через эту цепочку поставок российский конгломерат «Остек» получил большую часть товаров из Европы в 2022 году

Среди поставок было оборудование для производства полупроводников и микрочипов на сумму более 4,7 миллиона долларов.

В феврале 2023 года, спустя год после вторжения, ЕС ввел в отношении этих товаров санкции, и поставки «Интер-Транса» в «Остек» прекратились.

По телефону BMA Spedition, которой принадлежит «Интер-Транс», журналистам сказали, что компания не сделала ничего противозаконного. «Один из поставщиков попал [в санкционный список], — сказал мужчина, который представлялся то менеджером, то бывшим менеджером предприятия. — Мы тоже попали, потому что были в цепочке поставок как транспортная компания. Вот и всё».

Поставки в «Остек»

Когда ЕС ввел санкции, у «Остека» уже был альтернативный маршрут поставок. Он пролегал через Казахстан, но был связан с тем же беларусским бизнесменом Евгением Костюком, который стоял за «Интер-Трансом».

Отношения с Казахстаном, судя по всему, начались в 2014 году, когда российская фирма Костюка «Миртранс» основала в республике дочернюю компанию «КБР-Транс».

В мае 2022 года, через три месяца после начала войны, директор «КБР-Транса» Жанат Ибраев стал соучредителем новой казахстанской фирмы под названием «КБР-Технологии». Она стала поставлять «Остеку» те же высокотехнологичные товары, что и «Интер-Транс».

Среди них были шесть партий оборудования для производства полупроводников, сделанного в основном в Южной Корее. Это был первый обнаруженный журналистами пример отправки товаров казахстанской компанией через Беларусь.

Журналисты получили письмо с инструкциями, из которого стало ясно, как, по-видимому, работала схема. В письме директор «КБР-Технологий» сообщает компании-перевозчику, что у трех поставок, отправленных, судя по всему, в июле 2022 года , сменился получатель. Груз нужно было отправить беларусской компании «Тефида».

В письме даже разъясняется, что должно произойти дальше: «ТОО “КБР-Технологии” уполномочивает ЧП “Тефида” на владение грузом на территории Республики Беларусь и помещение его под процедуру таможенного склада, и отправку в ООО “Остек-Интегра” в РФ».

Графика: Эдин Пашович / OCCRP

В середине 2022 года поставщики «Остека» сменили тактику и начали использовать схему «ложного транзита»: товары заказывали компании в Казахстане, а маршрут поставок прокладывали через Беларусь.

В письме не указано, что именно содержалось в тех поставках. Но таможенные данные подтверждают, что шесть партий оборудования для производства полупроводников, заказанные «КБР-Технологиями» тем летом, действительно прибыли в Россию в августе 2022 года, и отправила их «Тефида».

Стоимость оборудования составляла всего порядка 716 тысяч долларов, но уже в 2023 году этот маршрут начал играть особую роль.

22 февраля 2023 года, за три дня до того как ЕС объявил о запрете на отправку в Россию любого оборудования для производства полупроводников и микрочипов, объем поставок все той же продукции от «Тефиды» по распоряжению «КБР-Технологий» стал расти. Всего за три месяца «Остек» получил товара почти на 8,6 миллиона долларов, он был отправлен через компанию «Тефида» в Беларуси.

«Тефида» принадлежит гражданке Беларуси Марине Космач, а директор компании — ее брат Александр Шибко. В беседе с журналистами Шибко сказал, что не имеет отношения к уклонению от санкций, хотя и признал, что товар пересылают через склад его компании.

«Сами мы ничего не поставляли, — сказал Шибко “Бюро Медиа”. — Я не подписывал никаких накладных на санкционные товары. И таможню они сами проходили. Мы были просто складом временного хранения».

Совладелец «КБР-Технологий» Жанат Ибраев отказался дать комментарии, а в компании не ответили на вопросы, направленные по электронной почте. Представители «Остека» тоже не ответили на запросы о комментарии.

В мае 2023 года Министерство финансов США ввело санкции в отношении конгломерата «Остек», а также Костюка и его компаний «Интер-Транс» и BMA Spedition, запретив вести с ними дела. Вскоре после этого поставки от компаний Костюка напрямую в «Остек» прекратились.

Однако в период с апреля по август 2023 года «Тефида» поставила от имени «КБР-Технологий» товары на сумму порядка 2,5 миллиона долларов российской компании «ФабЦентр», которая связана с «Остеком» через общих нынешних и бывших владельцев.

Журналисты не нашли доказательств того, что Костюк и его предприятия по-прежнему снабжают российских военных подрядчиков. Но, по словам экспертов, нет причин, по которым подобные схемы не могли бы действовать до сих пор, если ими управляют лица, не попавшие в поле зрения санкционных органов.

То, что в Россию продолжают поставлять санкционное высокотехнологичное оборудование, — плохо для Украины. С другой стороны, это значит, что Россия не может производить такие товары самостоятельно.

«Значительная доля импорта таких товаров в Россию по-прежнему приходится на западные компании, — сказал Бенджамин Хильгеншток, старший экономист Киевской школы экономики. — Эта новость и хорошая, и плохая. Хорошая новость заключается в том, что Россия их не заменила или не смогла найти замену. <…> Плохая новость, очевидно, в том, что если Россия все еще закупает эти товары, то у наших органов экспортного контроля серьезные проблемы».

«Этим компаниям необходимо должным образом контролировать свои цепочки поставок, — добавил он. — Они утверждают, что это невозможно, но мы считаем, что это просто отговорка, и в конечном счете это вопрос стимула».

В подготовке расследования принимали участие «КиберПартизаны», OCCRP ID, «Власть» и специалистка по OSINT Александра Боровикова.