6447
21 апреля 2024
​Тамара Вааль, фото Киры Прейс

«По линии МЧС вопросов нет»: Чингис Аринов о подготовке к паводкам

В ведомстве ждут худшего сценария, но надеются на лучшее

«По линии МЧС вопросов нет»: Чингис Аринов о подготовке к паводкам

Накануне министр по ЧС Чингис Аринов снова прибыл в Западно-Казахстанскую область, где проверил готовность сел к паводку. Глава ведовства осмотрел построенные дамбы, начиная от границы региона с Российской Федерацией и до самого Уральска. Шеф столичного бюро Власти встретила Аринова в селе «Дарьинское», примерно в 30 километрах от областного центра, чтобы поговорить с министром о паводках, возможных угрозах, как имеющихся, так и будущих.

Какова ситуация по Западному Казахстану сейчас? Какая вероятность, что большая вода придет в Уральск и когда? Сейчас это самый опасный регион?

Да. Но если говорить о населённых пунктах, которые идут со стороны России, это уже седьмой населенный пункт. В принципе, ситуация контролируемая. Потому что мы уже сегодня видим, что благодаря возведенным дамбам, предпринятым мерам, населенные пункты Январцево, Бурли, Канай, не затоплены. Они были бы полностью затоплены, если бы не эти проводимые работы. И дальше вниз по течению видно, что идет повышение уровня воды.

Благодаря предпринятым мерам вода не идет в населенные пункты. Я думаю, это самое главное. Касательно дальнейшего развития ситуации - к Уральску вода подходит, но там ситуация двоякая. Это связано с реками Чаган, Деркул и тем, что со стороны Чагана идет подъем. А в той части, которая касается реки Жайык, то, что там по руслу реки, там сейчас для населения угрозы нет. В принципе, мы все меры предприняли. 12,5 метров дамба поднята.

Есть опасения, что река Сакмара, которая в Башкирии, может догнать паводок, который идет, и может усложнить ситуацию. Насколько это вероятно?

Мы каждый день мониторим ситуацию, специалисты докладывают. 30 минут назад мне доложили, что Сакмара упала на один сантиметр - то есть, даже по сантиметрам доклад идет. Если для нас есть какие-то критические уровни, которые она будет переходить, мы об этом узнаем первыми и предпримем меры. Но уже сейчас на входе Жарсуат, вот эти первые точки, в которые заходит Жайык, уже сейчас на 10-12 сантиметров идет снижение. Соответственно, стабилизация у нас идет на Бурли. Канай и Январцево чуть-чуть небольшое повышение. Ну и мы наблюдаем, что в принципе, идет стабилизация, если будет продолжаться еще сутки-двое, я думаю, мы уже увидим, что этими мерами мы ограничимся.

Жители Атырауской области тоже усиленно готовятся и опасаются паводка. Есть такое мнение, что пока паводок дойдет до Атырау, он может растечься по низинам и поймам. Какова вероятность паводка там?

Во главу угла мы ставим, конечно же, жизни людей, здоровье, жизни их домашних животных, скотины. И вы видите какой ущерб может быть. Чтобы этого всего не допустить, лучше сейчас все необходимые меры принять и где-то переусердствовать. Это будет лучше, чем если мы недооценим ситуацию.

Можете ли вы сейчас сказать, во сколько примерно обошлась бюджету вся противопаводковая кампания в связи с паводком?

Цифры я вообще не веду, абсолютно. Потому что сейчас даже не до этого. Мы занимаемся спасением людей, эвакуацией, мы занимаемся перебросками личного состава, техники - очень много вопросов, поэтому я думаю, компетентные и специально обученные люди это делают.

Нынешние паводки оцениваются как одни из крупнейших. И у вас за время, что вас назначили министром, была возможность проанализировать не только текущую ситуацию, но и то, что было раньше. Были ли провалы в подготовке к паводкам у МЧС и у местных властей? Вы же ездите, смотрите.

Да, но скажу, что если говорить за ведомство МЧС, с момента моего назначения и до него, я ситуацию эту изучил, как и в любой другой организации, есть определенные недочеты, недостатки. Но все эти вопросы мы внутри сами регулируем, улучшаемся, развиваемся. То есть, по МЧС нет вопросов, по местным исполнительным органам, я думаю, президент оценку уже дал по тем регионам, которые где-то, возможно, недоработали, и соответственно, я думаю, излишне будет комментировать.

В последние две-три недели, может, месяц, строятся сотни километров дамб. Почему нельзя было эту работу провести планово после прошлого паводка? Понятно, может быть вам сложно об этом говорить, вы - новый министр, но тем не менее. Паводки случаются практически ежегодно, есть ли какая-то возможность улучшить ситуацию или мы будем вот так «тушить пожары» и готовиться в последний момент?

Это год особенный. И где я только не бывал - в большей части нашей страны старейшины, люди в возрасте, люди преклонного возраста, которые застали не один потоп, говорят, что в жизни такого не видели. Но как и в любой другой стране мира, вы видите, что в мире происходит, в самых развитых странах в первый день таких паводков дождевых, по 20-30 человек погибает. Не хочу ничего сказать, но я думаю, слаженная работа [была проведена] и благодаря этому удалось не допустить жертв.

Был 1994 год, потом 2005, 2007, 2014, 2017-й. В среднем, каждые пять лет паводки повторяются. Ситуация не меняется. Что будете менять вы?

На самом деле, намного меньше был объем воды и ущерб.

Вы что будете менять?

Я буду говорить сначала, что мы должны двигаться поэтапно. Есть ряд вопросов по министерству, есть ряд вопросов по взаимодействию, мы эти вопросы все увидели, мы будем их налаживать и будем вносить предложения. Президент дал указания дать нам дополнительные полномочия, контрольные функции, вы это слышали. Поэтому, я думаю, в этом направлении будем идти и опять-таки, будем нацелены на конкретный результат.

Вот хотелось бы конкретику - именно ваше видение, что бы вы хотели поменять? Улучшить? Какие полномочия вам нужны? Вот этой конкретики я не слышу.

С учетом того, что произошло, с учетом того, с чем мы столкнулись, вы это все увидите. Просто я не хотел бы сейчас это говорить. Когда мы эти полномочия…. Полномочия - это же не просто так: сказали и все мы пошли кого-то проверять или еще что-то делать. Это нужно провести большую работу, чтобы это все узаконить и чтобы мы дальше могли на основе этого проводить работу, от которой будет реальная польза. Понимаете?

Но какие полномочия вы хотели бы получить?

Но там же президент четко дал понять про функции по контролю за предупреждением ЧС - контроль как местных исполнительных органов, так и центральных органов власти.

На протяжении почти десятилетия идет обсуждение строительства новых водохранилищ, почему дальше разговоров ничего не идет? Изменится ли ситуация в этом году? И может ли идти речь о том, чтобы забирать водохранилища из частной собственности в государственную?

Сейчас, как я понимаю, по тем частным водохранилищам, в которых были прорывы, компетентные органы разберутся, дадут свою правовую оценку. На основе этого уже будут выработаны решения. Опять-таки я не готов ответить, но скорее всего это будет какая-то централизация. Есть целое министерство водных ресурсов, которое занимается координацией этих вопросов.

То есть, по строительству водохранилищ - это к Минводы?

Да. Конечно, мы будем вносить предложения, мы будем требовать и находить эти решения совместно. Мы не абстрагируемся от этих вопросов.

Вы по-прежнему ожидаете ухудшения ситуации в трех регионах или прогноз изменился?

Сейчас, как я сказал, лучше мы подготовимся к худшему сценарию и проведем его на должном уровне, нежели мы будем расслабляться и думать, что угроза миновала. На самом деле мы готовы ко всему и главное, что наши силы, средства, в круглосуточном режиме сейчас мобилизованы, и мы делаем и будем делать все, чтобы не допустить жертв среди населения.

То есть, на всякий случай готовитесь к худшему, но ждете лучшего?

Абсолютно верно.

Ученые предупреждают о предстоящей сильной засухе в этом году. Ваше ведомство готово к лесным и степным пожарам? Кстати, мы по дороге видели, уже степь горела. Какие-то существенные изменения произошли в подготовке после прошлогодних пожаров?

Да, вы увидели на практике паводков, что МЧС сработало, я не знаю, молниеносно, можно сказать. Не было каких-то временных задержек, не было бюрократических согласований или еще чего-то. Это весь Казахстан увидел, как мы можем работать, как мы можем реагировать, как мы умеем это все ликвидировать вовремя. И, соответственно, то же самое, я думаю, по линии противопожарной мы все это покажем.

И еще такой вопрос: паводки же коснулись захоронений, в том числе сибирской язвы. Вы как-то с Минздравом это отслеживаете?

Этот вопрос мы отслеживаем. Соответствующие специалисты, конечно, отрабатывают. Я получил официальный ответ от министра здравоохранения, мы беседовали на эту тему. Прямых угроз сейчас населению, именно связанных с этим, нет.

И я так понимаю, после паводка мы столкнемся с еще одной проблемой - погибший скот, погибшие животные в степях и лесах. Сотрудники МЧС будут утилизировать или этим будет заниматься исключительно Минсельхоз?

Как я сказал, МЧС не должен ни в одной ситуации оставаться в стороне. Мы везде сами идем впереди всех этих процессов. И, конечно, все мобилизуемся, все общие вызовы, я думаю, вместе преодолеем.

Какую оценку вы даете себе за прошедший месяц паводков и вашим подчиненным?

С 24 марта мы в круглосуточном режиме отрабатываем все эти угрозы. Одновременно практически в шести регионах начались паводки, и личный состав, руководители, как руководители территорий, так и руководители среднего звена, все отработали, я считаю, на должном уровне. Пока мы эту фазу не закончили, я бы не хотел никого хвалить. Но в целом, на самом деле, на должном уровне отрабатывают. Я им за это очень благодарен.

В ночь с 24 на 25 марта мы с моими боевыми товарищами - с министром внутренних дел, особенно министром обороны, председателем КНБ, по телефону все эти вопросы отрабатывали, я их немножко потревожил. И с того времени я не переставал это делать. Поэтому 24 на 7 они очень чутко, быстро, оперативно реагируют на все наши запросы, на все запросы штаба. И как мы на своем уровне показываем эту боевую слаженность, так и наш вверенный личный состав - нет какого-либо деления, все понимают, что угроза общая, народ у нас один. Поэтому в таком режиме работаем.

После паводков будете решать кого наградить, кого «казнить»?

Ну, да. Хотелось бы больше наградить людей.