6279
17 июня 2024
Тамара Вааль, Власть, Киев

Как казахстанцы помогают восстанавливать школы в Украине

Благодаря пожертвованиям из Казахстана более 4 тыс. детей смогли снова пойти учиться

Как казахстанцы помогают восстанавливать школы в Украине

Встреча с Ириной Семенчук в Киеве была незапланированной и случилась в день отъезда из Украины. В свободные полдня мы решили поехать в Чернигов, город на севере страны, граничащий с Гомельской областью Беларуси и Брянской областью России. Ирина родилась и выросла в Чернигове, много лет проработала в Казахстане, за два месяца до войны с супругом вернулась в Украину, из которой пришлось бежать. Поскольку её супруг гражданин Казахстана, им удалось выехать репарационными рейсами. Сегодня они живут на три страны - Канаду, Украину и Казахстан. В последней Ирина с другом из Чернигова организовала фонд «Ангелы свободы», через который, благодаря помощи волонтеров и пожертвованиям казахстанцев помогает оборудовать бомбоубежища в своем городе детства.

Черниговская область, как и другие регионы Украины, граничащие с Российской Федерацией, в феврале 2022 года была окружена. Бои здесь продолжались несколько месяцев и только в апреле город удалось отбить. По официальным данным, больше половины населения Чернигова, а это не менее 150 тыс. человек, бежали, среди мирных жителей было убито до 400 человек.

«Когда началась война, мы собирали гуманитарную помощь при посольстве Украины в Казахстане. Когда в апреле 2022 года российские войска ушли из Черниговской области, она была полностью разрушена, разбомблена, Чернигов был в жутком состоянии. Из 34 школ города 27 пострадали от бомбежек. Из 52 детсадов пострадали 37», - рассказывает Ирина по дороге.

Помимо инженерной инфраструктуры, в первую очередь нужно было восстанавливать школы и детские сады, чтобы дети смогли вернуться к более-менее нормальной жизни и учебе. Тогда же волонтеры из Чернигова подумали: почему бы взрослым и детям, которые покинули пределы страны, не начать делать по традиционной украинской технологии кукол-мотанок, продавать их на новом месте жительства, а вырученные средства направлять на восстановление родного города. Тогда же к акции подключился казахстанский фонд «Ангелы свободы».

«Я тогда пришла в штаб гуманитарной поддержки и говорю ребятам: «Слушайте, гуманитарка это хорошо, но Украина себя прокормит, гречка в Украине есть, продукты питания есть. Но вот образование…. надо что-то делать со школами, с детсадами». Так мы с Евгением Рибалко решили запустить эту акцию. 17 июня 2022 года мы провели первую Толоку. Толоку – это славянское слово, на казахском языке - это «асар». И мы решили проводить мероприятия, на которых собирались волонтеры и делали ангелов. Потом впервые вышли с ними на Арбат. У нас был такой большой мольберт на Арбате, в Астане. Мы сделали афишу, начали их продавать», - вспоминает Семенчук.

Так к августу волонтеры помогли заработать фонду первые 7 тысяч долларов. Сначала эти деньги хотели отдать на ремонт школы №6, где после прилета не осталось окон и разморозились батареи. Более того, это родная школа Ирины, в которой она сама училась. Но после переговоров с отделом образования оказалось, что ни одна школа не может быть открыта, если в ней не оборудовано бомбоубежище. Поэтому учредители фонда решили сначала помогать восстанавливать бомбоубежища.

«Был еще трогательный момент: дети из школы №6 нарисовали рисунки, в которых просили восстановить их школу. Одно дело, когда ты знаешь, что много разрушенных школ и надо восстановить хотя бы одну. А другое, непосредственно к Казахстану обратились 16 учеников с рисунками. Тогда мы поставили перед собой задачу помочь. Тем более, что в этой школе вообще не было нормального подвала», - объясняет Ирина.

Вот только 7 тысяч долларов было недостаточно. На восстановление нужно было откуда-то взять еще 50 тысяч долларов. Большую часть расходов закрыла бельгийская сторона. Там, по словам Семенчук, откликнулся монах - отец Карл. При монастыре есть пивоварня, и всю свою прибыль они отдали на восстановление школы, в частности, бомбоубежища. Казахстанский же фонд закупил необходимую мебель, огнетушители, микроволновки и маршрутизаторы.

«Раскладные парты, стульчики, маршрутизаторы, огнетушители, обогреватели, все это мы закупили на 7 тысяч долларов. Привезли в школу, в которой ремонт убежища даже не начался. Теперь встал вопрос - раз есть оснащение, надо срочно искать деньги на ремонт. Мы еще собирали деньги - где-то 4 тысячи долларов перечислили. Ну и потом отец Карл оплатил остальные счета по ремонту», - говорит Ирина.

Так была запущена «первая ласточка», оборудовано первое бомбоубежище и отремонтирована первая школа в Чернигове. Как отмечает Семенчук, казахстанцы, которые приедут в Украину, в Чернигов, «смело могут отправиться в школу и посмотреть, потому что это народные деньги, собранные Казахстаном». Работа постепенно начала продвигаться - волонтеры продолжили делать и продавать кукол, казахстанцы - жертвовать деньги. По большей части, это донаты. В итоге, за счет этих средств в Чернигове укомплектованы три школы и пять детских садов. Сейчас упор делают на детские сады, потому что к восстановлению школ начали подключаться крупные доноры.

Помимо закупа мебели в бомбоубежищах остро стоит вопрос с вентиляцией. Особенно это ощущается, когда под землю одномоментно спускаются по 200-300 детей и находятся там длительное время.

«В августе 2023 года, когда я летела из Астаны в Киев, в аэропорту Варшавы мы разговорились с женщиной. Она мне рассказала, что ее дочка - кардиохирург и работает в Чергинове, с первых дней войны помогала спасать жизни. У нее пятилетний сын, который много времени проводил в убежищах. И у него со временем начались проблемы с дыханием. Мы разошлись, а меня как током ударило – значит, мы все правильно делаем. Мы делаем вентиляцию для детей. По приезду в Чернигов я рассказала эту историю своей маме. Мама настояла, чтобы мы нашли эту женщину и выяснили в какой детский сад ходит ее сын. И знаете, через знакомых мы ее нашли и сделали в этом детском саду №65 вентиляцию, заменили двери, установили биотуалеты», - рассказывает соучредитель фонда.

Пока идет разговор, мы с Ириной заезжаем в Чернигов и подъезжаем к детскому саду №53. Здесь 16 групп, в которых воспитываются 360 детей. Встречают нас волонтер из Чернигова Сергей Дикалов со своим маленьким сыном, и директор Лариса Кравченко. Идем по длинным коридорам, на стенах - рисунки детей, их фотографии, поделки. Все, как в обычном детском саду. Вот только дальше спускаемся по лестнице в бомбоубежище, где встречает отталкивающий запах земли.

«У нас помещение большое, бомбоубежище на два садика, и мы можем здесь разместить дополнительно соседний детский сад. У них нет своего укрытия», - говорит Кравченко.

По ее словам, система отработана до автоматизма: как только срабатывает воздушная тревога, воспитатели и помощники собирают детей, старшие дети помогают младшим. У каждого в шкафчике тревожный рюкзачок с теплой одеждой, водой, перекусом и бейджиком с данными родителей и контактными телефонами. Быстро все взяв, строем спускаются в бомбоубежище. И так постоянно. На всё есть семь минут.

«В пятницу спускались один раз, в четверг - четыре. Сколько воздушная тревога звучит, столько раз и спускаемся. Дети реагируют в зависимости от возраста. Старшие уже настолько привыкли, что сами ещё помогают, младших пропускают, спускают, уступают им места. Маленьких детей, особенно если это днём, это режим сна, надо поднять, успокоить, одеть, привести их в нормальное психологическое состояние и спустить. И при этом на всё про всё 7 минут», - объясняет директор детского сада.

Воздушные тревоги длятся по времени по разному, в 2022 и 2023 году дети сидели в бомбоубежищах по 2-3 часа, сейчас - минимум по 10-15 минут. Бывает так, что только поднимутся, приходится спускаться снова, и так целыми днями.

«В общем, по Чернигову все учебные заведения не рассчитаны на то, чтобы были какие-то укрытия. Просто у них есть подвалы, которые в оперативном режиме переделывали под укрытие, облагораживали. Потом на деньги из местного бюджета меняли полы и ставили санузлы. Это то, что нужно было сделать в оперативном порядке. Освещение было хромое-косое. Не хватало базового комфорта для того, чтобы находиться здесь не 15 минут, а больше. Когда дети долго тут были, все понимали, что не хватает воздуха. Мы подключились в момент, когда над было сделать вентиляцию, электрику и укомплектовать это какой-то мебелью», - подключается к разговору Сергей Дикалов.

«Я вам хочу сказать, что вентиляция это супер шум. Вы знаете, мы сейчас уже ощутили, насколько это легче. Просто с нашей стороны были дни, когда 220 детей спускаются в укрытие. Вот старая кабина, которая была в санузлах. И после того, как они просидели полчаса, час, и больше, дышать просто нереально. Спасибо, что теперь уже детям есть чем дышать. Но все равно, когда мы выходим из укрытия, первым делом идем на прогулку, на свежий воздух», - констатирует Кравченко.

Переезжаем в школу №6, где нас встречает охранник. Так как мы приехали в выходной, детей ни в детском саду, ни в школе, нет.

«Вот в этот двор, прямо по середине, прилетела авиабомба. И ударной волной повыбивало все окна, разморозились батареи. Жуткая была картина. Но сейчас школа выглядит неплохо. Не узнать ее по сравнению с тем, что было в начале 2021 года», - говорит нам мужчина.

Из двора он ведет нас в бомбоубежище, оно разделено на несколько комнат - для младших и старших классов. Сюда фонд «Ангелы свободы» также закупил столы, парты и, главное, провел вентиляцию.

«Когда дети здесь, такой гул, что даже вентиляцию не слышно. А вентиляция у нас даже с обогревом, есть пульт управления, есть техническая часть для персонала. В общем, с пульта можно все как включить, так и выключить», - показывает нам охранник.

Чуть больше, чем за два года, благодаря казахстанцам, фонд собрал 25 миллионов тенге. Благодаря этому больше 4 тысяч украинских детей смогли продолжить обучение в максимальной безопасности. Понятно, признается, Ирина, сейчас уже донатов поступает меньше но, тем не менее, они есть. Сама же Ирина с Евгением, пока продолжается война, останавливаться не собираются, у них есть планы и дальше проводить благотворительные мероприятия, расширять продажу кукол-мотанок и делать все, чтобы помогать украинским детям.

«У меня был случай, я стояла на ярмарке, подходит мужчина с ребенком, казах, и он говорит: «Вы знаете, я против Зеленского, я против Украины, я не люблю Украину». При этом дает донат и говорит: «Но детям надо помогать». То есть, тут объединяющий момент - это школы, дети. Вообще в казахской же культуре же есть, и этому Абай учил, что образование - это самое главное, образованию надо помогать, образование нужно развивать. Из-за этого у казахстанцы так откликаются на этот проект. Несмотря на войну, дети должны иметь возможность учиться, пусть даже в убежищах. Поэтому, когда мы закладывали идею фонда, мы не просто говорили: «Давайте помогать детям Украины. У нас есть миссия - делать мир добрее. Ведь дело в том, что дети ни в чем не виноваты и они точно ни при чем в этой войне», - заключает Семенчук.