23813
26 июня 2023

«Будущие поставщики Тенгиза должны быть активнее»

Как Тенгизшевройл работает с казахстанскими компаниями

«Будущие поставщики Тенгиза должны быть активнее»

Редакция Власти завершает серию рассказов о казахстанцах, работающих во главе ТОО «Тенгизшевройл». Герой этого интервью Конилкош Суесинов — заместитель генерального директора ТШО. Все детство он провел в родном селе Доссор Макатского района – исторической родине нефти Казахстана.

— Конилкош Аманжолович, вы родом из поселке Доссор, стало ли именно это причиной того, что вы связали свою жизнь с нефтегазовой отраслью?

— В детстве мы не считали нефтяные качалки чем-то особенным, они скорее были привычным дополнением степного ландшафта. Одежда наших отцов была пропитана запахом нефти. Вся наша семья — потомственные нефтяники. Мой прадед Мукан Суесинов является одним из первооткрывателей месторождений на Эмбе, он буровик. Дедушка Дюсен Суесинов — герой войны, всю свою жизнь занимал должности что в партийных, что в хозяйственных органах, многое сделал для развития нефтедобывающей промышленности Эмбинского района. В последние годы он был заместителем директора нефтепромысла Доссор. А сейчас я, его внук – заместитель директора ТШО, компании, добывающей нефть с гигантского месторождения Тенгиз. Можно сказать, я нефтяник в четвертом поколении.

Но в детстве я и не думал о том, чтобы связать свою судьбу с нефтегазовой отраслью. Грезил театром, мечтал стать актером и доказать всем, что доссорские ребята могут не только бурить скважины и качать нефть.

Мои родители вложили деньги в мое образование, и я, честно говоря, стремился оправдать их доверие. После школы поступил в Университет Бостона, США. Сразу же схватился за возможность получения международного опыта: проработал во Франции, Италии и Нидерландах. Вернувшись на родину, в какой-то момент четко осознал, что моя жизнь уже прочно связана с нефтегазовой отраслью: я принимал участие в строительстве и расширении Каспийского Трубопроводного Консорциума (КТК), строительстве завода второго поколения для Тенгизского месторождения, а также работал руководителем в подрядных организациях. В 2022 году я был назначен заместителем генерального директора ТОО «Тенгизшевройл». В ТШО я курирую несколько департаментов, в том числе и департамент по развитию казахстанского содержания. Этот департамент занимается поиском и развитием казахстанских компаний, которые могли бы предоставлять свои товары и услуги ТШО. А также повышать их общую компетенцию и потенциал – это и есть вклад Тенгизшевройл в развитие местных компаний.

— Среди казахстанского бизнеса, да и среди обывателей, существует мнение, что с ТШО работают лишь избранные компании, «имеющие крышу». Так ли это, или же и у малого и среднего бизнеса есть шанс стать одним из поставщиков товаров и услуг?

— Не могу сказать, что ТШО не работает с избранными компаниями, так как любой подрядчик присоединяется к нашей команде бизнес-партнеров, только после победы на тендере, соответственно, их выбирают. Но при этом у всех компаний есть шанс стать поставщиком товаров и услуг. Главное — соответствовать всем выдвинутым критериям. И именно этот момент, скорее всего, является основным камнем преткновения для компаний. Я не раз слышал, что у ТШО завышенные ожидания от поставщиков, но опустить планку мы не можем, и я сейчас объясню почему.

Из-за аномально высокого пластового давления Тенгиз является технически сложным месторождением. Кроме того, здесь суровые климатические условия. В добываемой нами нефти присутствует так называемый сернистый газ, который на 14% состоит из сероводорода.

Все мы помним трагическую ситуацию задолго до образования ТШО на скважине Т-37 (в 1985 году там возник гигантский столб огня, который смогли потушить только через 400 дней — прим. В) и никто не хочет повторения этой истории.

Именно поэтому компания предъявляет высокие требования к поставщикам – ведь от предоставленных ими материалов и услуг будут зависеть жизни тысяч работников на месторождении. А работать безопасно и бесперебойно – один из наших основных принципов. Возьмем, к примеру, обычную трубу для проведения линии трубопровода. Материал и швы соединения должны соответствовать международным стандартам и выдерживать все требования технологического характера: высокое давление, перепады температур и прочее, чтобы безопасно доставить энергию до последней точки. Именно поэтому мы стараемся сотрудничать только с исполнительными компаниями, профессионалами своего дела, зарекомендовавшими себя на рынке. С гордостью могу отметить, что эти трубы мы закупаем у казахстанских поставщиков.

Однако это не говорит о том, что мы не даем возможностей для роста другим компаниям. Отдел, которым я непосредственно руковожу, как раз-таки занимается поиском новых казахстанских предприятий и их обучением, чтобы в будущем они смогли сотрудничать не только с ТШО, но и с другими международными компаниями. Так, у нас есть два типа программ, разработанных для повышения компетенции казахстанских поставщиков: это наши внутренние тренинги, сессии и встречи, а также внешняя программа, проводимая совместно с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР).

А ведь в начале 90-х, в самом начале работы ТШО, туалетную бумагу, скрепки и даже жидкость для мытья посуды нам доставлял шотландский поставщик. В нашей области практически не было индивидуальных производств, но существовала высокая потребность в услугах.

И я могу с уверенностью сказать, что Тенгизшевройл создал новые возможности для производства, дав большой толчок для развития малого и среднего бизнеса в Атырауской области в первую очередь, и тем самым внес огромный вклад в становление отечественных товаропроизводителей и поставщиков самых разных услуг. За 30 лет в ТШО количество местных поставщиков товаров и услуг стремительно растет, их квалификация значительно выросла, и они уже конкурируют не только между собой, но и с иностранными подрядными организациями. Сегодня уверенно можно сказать, что мы с ответственностью выполняем свою миссию, помогая и поддерживая местных поставщиков.

Но всего этого мы добивались долгие годы. В конце 90-х-начале нулевых Тенгизшевройл разработал и внедрил программу финансирования для развития малого и среднего бизнеса в Атырауской области. На тот момент это послужило хорошим подспорьем для многих предпринимателей. В качестве примера могу привести небольшую тогда кульсаринскую полиграфию. Благодаря своему упорству сейчас «Акберен» – это крупная полиграфия, известная своей продукцией на всю область. Мы подсчитали, что за 30 лет своей деятельности компания выделила cвыше 44, 6 млрд долларов США на развитие казахстанского содержания.

— Но как малый и средний бизнес может зарекомендовать себя ТШО? Наверное, попасть в поле зрения такого гиганта очень сложно. И, соответственно, имеет место лоббирование интересов определенных компаний?

— В ТШО стараются резко пресекать подобное и разработана целая процедура сообщений на горячую линию. Если компания хочет работать с ТШО и быть потенциальным поставщиком, получить первый пробный заказ, она должна показать себя. Мы часто проводим форумы, круглые столы и семинары на тему казахстанского содержания. Недавно провели круглый стол для более чем 50 казахстанских компаний, предоставляющих услуги в области техобслуживания, ремонта и эксплуатации и поставок защитных материалов. Участвовали в выставке «Atyrau Oil and Gas» и форуме Международного центра развития нефтегазового машиностроения. Будущие поставщики должны участвовать на подобных форумах, узнавать что-то от нас, быть активными, должны показать свою заинтересованность.

Когда я работал директором подрядной организации, то старался не пропускать ни одного форума. В бизнесе важен нетворкинг, а не сидеть в офисе и подписывать бумаги, мечтая стать поставщиком ТШО. Вы когда в ресторан идете, вам же важны отзывы посетителей? Как там готовят, какой там администратор, есть ли там живая музыка. Вот и поставщик должен доказать и показать свою конкурентоспособность, свой уровень. Он должен держаться на трех китах: доверие, качество и безопасность.

— Учитывая ваш богатый опыт работы в казахстанских компаниях, что вы можете сказать о работе ТШО по развитию казахстанского содержания? Есть ли особенности и какой опыт могут перенять другие компании?

— Если говорить отдельно о тендерном процессе компаний, то в целом они все схожи друг с другом, за исключением некоторых моментов. В ТШО действует прозрачная система проведения тендера. Для обеспечения прозрачности ТШО публикует ежегодный план заключения контрактов и закупок на нашем веб-сайте, чтобы проинформировать рынок обо всех потенциальных возможностях сотрудничества. Также компания внедрила прозрачный процесс заключения контрактов с применением портала под названием «Выражение заинтересованности поставщиков» (Supplier Expression of Interest - SEOI) для выявления потенциальных бизнес-партнеров. Важно понимать, что все тендеры ТШО проводятся исключительно через внутреннюю электронную систему без участия третьих лиц или сторонних систем.

Кроме того, в ТШО ценят в первую очередь кадровый потенциал и безопасную работу. Если в компании большое количество казахстанских сотрудников и они зарекомендовали себя как квалифицированный персонал, то мы по мере своих возможностей стремимся сохранить эти ресурсы.

— Глава государства РК Касым-Жомарт Токаев отметил важность ПБР-ПУУД (проект будущего расширения на месторождении Тенгиз – прим. В) в развитии казахстанского содержания. А какую бы вы дали оценку мировому проекту?

— Cейчас ПБР-ПУУД практически завершен, и мы приступили к подключению всех систем. Я доволен результатами работы казахстанских компаний в этом проекте. Разумеется, так как подобный масштабный проект разрабатывался впервые, некоторые вопросы по развитию казахстанского содержания не могли быть учтены. Однако это послужит для нас уроком на будущее при составлении крупных контрактов. Тем не менее, хотелось бы отметить, что в 2022 году ТШО достиг самого высокого показателя казахстанского содержания за последние 6 лет – более 70%. Это самый большой показатель по стране.

Для оказания инжиниринговых, материально-технических и производственных услуг для ПБР-ПУУД были предварительно отобраны 2276 казахстанских компаний, 1588 из которых успешно прошли предварительную квалификацию. В результате с казахстанскими компаниями было заключено более 630 контрактов. Одна из целей проекта заключается в трудоустройстве максимального количества казахстанских граждан. Сейчас свыше 47 000 профессионалов мирового масштаба трудятся на ПБР-ПУУД внутри страны, из них 92% - казахстанцы.

Да, сейчас качество товаров, услуг и работ у казахстанских поставщиков не хуже других иностранных компаний. И нам очень выгодно работать с местными поставщиками. К примеру, нам срочно будет нужен высокотехнологический аппарат для безопасного продолжения производства. Сейчас такие аппараты мы можем заказать и доставить на Тенгиз в кратчайшие сроки, а не ждать несколько месяцев у иностранных поставщиков. И в Атырауской области есть большие компании, которые заменяют нам импорт. Поэтому наши местные партнеры не только доставляют качественные товары и услуги, но также помогают работать бесперебойно и безопасно.

— Президент заявил, что на западе страны многие молодые люди хотят работать только в нефтяной сфере. Какой совет дали бы молодым людям, которые хотят в ТШО?

— Если бы я сейчас не работал в ТШО, то, наверное, вы бы меня видели по телевизору. Или же в фильме про Тенгиз, который снял Канат Бейсекеев. Шучу, конечно. Моя дочь учится в университете на IT инженера. Информационные технологии так плотно вошли в нашу жизнь, что будущее за этим направлением. Поэтому она сама выбрала IT. Мои сыновья учатся в школе, поэтому их пока особо ничего не интересует. Если в будущем они захотят в нефтянку, я не буду против, так как это их выбор. К тому же наша семья – это династия нефтяников. Но люди должны понимать, что в мире есть тысячи профессий помимо тех, что связаны с нефтегазовой отраслью. Поэтому выбор должен быть осознанным. Важно состояться как профессионал, найти себя. Не секрет, что нефтянка привлекает многих хорошей заработной платой и социальным пакетом. Однако важно не только иметь хороший заработок, ваш труд, в первую очередь, должен быть вам в радость и приносить пользу стране. Именно тогда вы сможете состояться как профессионал своего дела. Посмотрите на меня – я и не думал в свое время, что продолжу дело нашей династии нефтяников, однако жизнь расставила все на свои места. Сейчас я нисколько не сомневаюсь в своем выборе, и искренне надеюсь, на своей нынешней позиции принести как можно больше пользы для развития потенциала наших казахстанских компаний.