Светлана Ромашкина, фотографии Владимира Третьякова

Электоральное ополчение

Почему люди идут в наблюдатели на выборах

Электоральное ополчение

Все больше казахстанцев на этих выборах собираются быть не просто участниками процесса, но и следить за соблюдением законности. Мы пообщались с обыкновенными горожанами и активистами, которые намерены наблюдать за выборами президента-2019 на избирательных участках, и спросили их: зачем им это надо?

Есенгазы Куандык, доктор исторических наук, профессор:

— Время такое. Президент Америки Авраам Линкольн в свое время сказал: «Можно дурачить часть народа все время, можно дурачить весь народ некоторое время, но нельзя дурачить всё время весь народ». Вот мы 30 лет жили, не проявляли активности, а сейчас этот час наступил. Я независимый ни от кого гражданин Республики Казахстан, буду независимым наблюдателем. Я ни от кого не иду, просто у меня есть такое желание. Когда политические одежды моей страны износились, я не хочу остаться в стороне.

До этого никогда не был наблюдателем на выборах, впервые я созрел, хотя, наверное, слово «созрел» не совсем верное: время было такое, что бесполезно, а сейчас время подошло, народ хотя бы чуть-чуть проснулся. Поэтому, думаю, что я кое-что могу сделать от своего имени. Я буду наблюдателем в том же районе, где буду голосовать – в Алмалинском. У меня есть единомышленники, и мы 9 июня соберемся, чтобы проявить активность как наблюдатели за соблюдением законности на выборах президента.

Я несколько раз выборы проводил, был заведующим орготдела Ауэзовского района города Алматы, работал в парламенте, в правительстве, во внутренней политике, знаю систему изнутри, как это делается, всё я знаю, и я хочу, чтобы была справедливость.

Многие люди пассивны, политически неграмотны, они не знают, что делать, призывают к бойкоту выборов. Но если ты лежишь дома и думаешь: «не пойду и всё», то к 8 часам за тебя уже будут голосовать другие, понимаете? Вы наоборот «им» услугу делаете. Бойкот должен быть другой: идти на избирательный участок, я так думаю.

Асем Жапишева, журналист, активист:

— Я хочу наблюдать за этими выборами по двум причинам. Во-первых, это профессиональный интерес: как журналист я еще никогда напрямую не участвовала в выборах. Я писала новости о выборах, но сам процесс изнутри меня не интересовал. Но сейчас я поняла, что нужно разобраться, потому что это первые выборы в Казахстане, где нет Назарбаева, и первые выборы, где у нас, наконец, есть хоть один оппозиционный, более-менее видный кандидат. Думаю, это исторический момент, к которому нужно подключиться. И вторая, но не по значимости, причина: для меня это важно как для гражданина Казахстана. У меня нет финансовых или больших организационных возможностей, но я знаю, что самое лучшее, что мы — все 17 миллионов человек, сейчас можем сделать — стать наблюдателями. Все, у кого есть возможность, силы и просто свободное время.

В апреле и мае я очень много слышала комментариев от прохожих, в Facebook: мы все равно ничего не можем, ничего не изменится. Мне очень хочется донести до всех, что быть наблюдателем - это самый важный, крутой и самый простой шаг.

Я буду наблюдателем от МИСК (Молодежная информационная служба Казахстана). Скорее всего, на своем участке, там, где я буду голосовать — в «Коктеме», в Алматы. И это тоже для меня очень важно, потому что когда были выборы в маслихат, на моем участке победил человек от правящей партии, и я бы не хотела, чтобы это опять случилось, по крайней мере, не хочу, чтобы там были нарушения.

Я изучила механизм: ты приходишь с удостоверением личности, тебя регистрируют, приходить можно вплоть до 8 июня, тебе дают удостоверение наблюдателя, и после этого ты проходишь тренинг. Как мне объяснили, на выборы нужно либо взять с собой, либо скачать на телефон Закон о выборах, чтобы при нарушениях ссылаться на него. Единственное, что меня смущает во всей этой ситуации, что в отличие от многих стран, например, от той же самой Украины, наблюдатели в Казахстане не имеют права вмешиваться, можно только зафиксировать нарушение. Даже несмотря на это, нам нужно участвовать, потому что чем больше мы зафиксируем нарушений, тем сложнее им будет их скрыть.

Важнее всего, чтобы было больше наблюдателей там, где преобладают бюджетники, потому что мы все знаем, что студентов заставляют оставаться до выборов в Алматы, а это огромная сила. И по регионам то же самое, особенно там, где традиционно низкий интерес к таким процессам.

Я ожидаю, что мой опыт поможет мне точно так же действовать на следующих выборах, когда, возможно, у нас уже будет больше выбора, честности и прозрачности.

Я не ходила в армию, но мне кажется, что быть наблюдателем на выборах — самый крутой способ отдать долг родине.

Одна половина моей семьи — военные, другая — учителя и врачи, и они против того, чем я занимаюсь. И они все наблюдатели, и я знаю, как они наблюдают, как это все происходит. Вот таким наблюдателям тоже очень хочется сказать: я знаю, что это будет сложно, я знаю, что есть страх, но вы всегда можете об этом хоть как-то информацию передать, даже если это не попадет в ваши отчеты. Я знаю, что в отчетах будет ваша фамилия, вы можете анонимно передать эту информацию журналистам. Есть социальные сети, не молчите!

Амир Шайкежанов, ЛГБТ-активист:

— Мне кажется, что это очень важно — участвовать в жизни страны. Тем более у нас впервые сменился президент. У всех были надежды, что это такой позитивный сдвиг. Как оказалось, — нет, гайки закручиваются только хуже, но лично меня это подстегнуло к большей гражданской активности и большему участию в жизни своей страны. Я не думаю, что в этот раз я или наблюдатели в целом смогут как-то серьезно повлиять на выборы. Но очень важно устанавливать некую традицию и укреплять эту гражданственность, чтобы остальные, ясно видя, как нас много, вдохновлялись друг другом и не сдавались.

Как наблюдатель я буду впервые участвовать. В прошлые парламентские выборы я голосовал, а президентские проигнорировал. У меня были ощущения, которые многим из нас присущи: от нас ничего не зависит, зачем туда лезть, но потом со временем я понял, что это неправда, что именно миф о том, что мы ничего не можем, и поддерживает внешне эту систему.

Я буду независимым наблюдателем. Буду регистрироваться через ЭХО или НПО «Еркиндик канаты». Сейчас пытаюсь договориться кем-то из друзей, кому я доверяю, чтобы мы были на выборах от разных организаций, и могли сменять друг друга на уборную и на обед. Я хочу находиться на участке по максимуму: с 6 утра до условно 11 вечера, я уже запасся паурбэнками, лишними проводами на всякий случай, чтобы фиксировать всё, что я там увижу. Мне кажется, очень важным показывать и гражданам и властям, что наблюдатели есть и что нарушения можно и нужно зафиксировать.

Среди моего окружения много желающих стать наблюдателями, я думаю, что не сами выборы вызывают эту активность в обществе. Это социальное настроение стало результатом бездумных действий самой власти. Люди стали больше политизироваться, видя, что отдельные гражданские активисты что-то делают, и у них что-то получается, мне кажется, это многих вдохновило. Этот всплеск связан с реакцией на то, что происходило последние несколько месяцев: с момента блокировки социальных сетей, с того, что власть начала зачем-то придавать особую значимость ДВК, с репрессиями в отношении отдельных гражданских активистов, с нежеланием давать разрешения на мирные собрания, а потом арестовывать тех, кто пытается реализовать свое конституционное право, — всё это явно было катализатором.

Я думаю, что этот опыт даст мне ощущение, что я поступил по совести, что перед собой я сделал все возможное, чтобы каким-то образом повлиять на ситуацию, и я надеюсь, что это все меня вдохновит продолжать это делать. Для меня это скорее не опыт для вдохновения, а опыт действия для того, чтобы власть и общество вокруг видели, что есть люди, которые достаточно мотивированы, заинтересованы в том, чтобы что-то менять к лучшему.

Альнур Ильяшев, гражданский активист, представляет проект «Народный мэр Алматы»:

— Я буду наблюдателем, потому что, во-первых, у меня есть опыт, внутреннюю сторону отчасти знаю. Я уже пять раз участвовал в выборах в том или ином качестве. Например, был участковым в избирательной комиссии в 1995 году— на референдуме. Сам четыре раза участвовал в маслихатовских выборах: был и наблюдателем, и доверенным лицом, и руководителем предвыборного штаба, сам выдвигался. Поэтому у меня есть понимание того, почему мы сейчас имеем такую власть, какую имеем. Все те злоупотребления, которые происходили, фальсификации в том числе, к сожалению, реальность для Казахстана. Учитывая, что гражданское общество начало пробуждаться, что люди всё больше вовлекаются в этот процесс, этой ситуацией надо воспользоваться, чтобы накопить соответствующий опыт, продемонстрировать общую позицию. Чтобы власти в рамках закона показать наличие протеста, который можно измерить. Я сторонник голосования, я буду наблюдателем от штаба [кандидата в президенты Амиржана] Косанова, и своим присутствием хочу максимально исключить нарушения. Самим своим присутствием хочу не дать людям даже подумать о нарушении, плюс при необходимости, если на них будет оказываться давление (мы же знаем о наличии административного ресурса), они могут сослаться на нас, на то, что присутствие наблюдателей не позволяет нарушать правила.

Если на Алматы тысячу наблюдателей соберем, то в принципе, у нас все участки будут покрыты. Мы это называем своеобразным «электоральным ополчением».

Я был в Киеве волонтером при общественном объединении Зеленского. И я посмотрел как у них внутри, что, помимо широкомасштабного участия этих наблюдателей, там были также мобильные группы, в которых находились юристы, и они должны были реагировать на всевозможные нарушения. Мы так же хотим сделать в Алматы: сформировать по машине на один район, чтобы был охват, чтобы фиксировать нарушения, вести беседы с участковыми избиркомов.

Сейчас, слава Богу, почти у всех есть смартфоны и человек может фиксировать то, как идет избирательный процесс. В ближайшее время по штабам уже будет проводиться обучение для наблюдателей, мастер-классы. Всего предусмотреть невозможно, но есть типовые ситуации. Ключевое, на что нужно обратить внимание наблюдателям: при открытии участка пересчитать бюллетени, потом внимательно наблюдать, чтобы не было вбросов. В Алматы должна быть максимальная явка, мы работаем с бойкотчиками, убеждаем их в том, что, если они не хотят ни за кого голосовать, то хотя бы пусть пойдут и испортят свой бюллетень. Если взять пример Украины, то во втором туре, когда оставались Зеленский и Порошенко, было свыше 346 тысяч испорченных бюллетеней. Таким образом, они продемонстрировали свое недоверие кандидатам и в то же время они не хотели, чтобы их бюллетенем кто-то смог воспользоваться.

Я предлагал лидерам бойкота выборов: давайте мы Алматы возьмем, сами здесь отработаем, потому что для общества это будет тренировка. У нас будут парламентские выборы, и у нас будет боевой опыт. А так просто, ничего не делая, ты ничему не учишься. У нас это будет своеобразный референдум о доверии тем же самым городским властям. Чтобы Байбек шел на диалог, а не в очередной раз на отчетную встречу отправлял полицейские силы, чтобы они блокировали активистов, задерживали, делали из них каких-то маргиналов. Пусть идут на диалог, и все будет нормально, пусть слушают, общество готово.

Фотография Жанары Каримовой

Павел Лобачев, директор правления общественного объединения «ЭХО»:

— Я выборами занимаюсь с 1999 года. Независимое наблюдение как раз и нужно для того, чтобы наблюдатели оценили то, насколько соблюдается закон, нет ли фальсификации, были ли нарушения, которые делятся на два вида: технические нарушения и нарушения, которые приводят к искажению результатов выборов. Это фальсификации: вброс бюллетеней, переделывание протоколов и т.д. Для нас важно, чтобы учитывали каждый голос.

Огромное количество людей сейчас хотят быть наблюдателями и это очень радует. В нашу организацию обратилось много молодых людей, которые говорят: мы хотим наблюдать, но не знаем как, подскажите. Сейчас мы проводим тренинги и делаем онлайн-трансляции, помогаем другим организациям и молодым наблюдателям. Это очень важно и хорошо: люди впервые за 30 лет почувствовали, что в стране что-то меняется, пошли какие-то процессы, и все хотят поучаствовать в этом.

На последних выборах президента наблюдателей практически не было, потому что был только Назарбаев, а остальных кандидатов сейчас никто и не вспомнит. Поэтому людям было неинтересно, все знали, что итог как бы предрешен. Но поскольку наша организация занимается наблюдениями за выборами, мы поставили наблюдателей на некоторые участки. Тогда Назарбаев набрал практически 98% голосов, а на тех участках, где были наблюдатели, было порядка 75% голосов, это реальные в принципе данные, показатель того, что если наблюдатель находится на участке, то очень трудно что-то сфальсифицировать.

У нашей организации сейчас работают 17 групп, по два человека в каждом регионе, которые проводят долгосрочные наблюдения. В день выборов у нас будет 170 наблюдателей, которые будут находиться на участках в течение всего дня. Кроме того, сейчас мы организуем тренинги в разных регионах, после них мы будем выдавать людям удостоверения.

Для того, чтобы быть наблюдателем, нужно иметь два документа: удостоверение личности и направление от общественной организации. Всё, больше вам ничего не надо.

Вы с этими двумя документами приходите на любой участок, показываете их, член комиссии записывает вас, регистрирует, что вы пришли. Больше никаких документов, никакой предварительной регистрации.

На тренингах мы рассказываем о том, как происходит открытие участка: что нужно обязательно пересчитывать бюллетени, смотреть, чтобы урны были пустые, чтобы в них не было бюллетеней. Если происходят какие-то непонятные вещи, например, людей привозят на участки толпами в автобусах — это так называемые «карусели»: они проголосуют как надо. Важно, чтобы в кабинках лежали не карандаши, а ручки. При подсчете голосов обращайте внимание на то, чтобы когда приносили переносные урны, не смешивали бюллетени с привозных урн (тех, кто голосовал на дому) со стационарными. Конечно, важно, чтобы совпадало количество бюллетеней, которые были на участке перед началом дня голосования с их количеством к концу дня.

Фотография Жанары Каримовой

Во время подсчета голосов бывает разное. Например, в Украине было два кандидата с фамилиями Тимошенко Ю. В. Могли бюллетени с одной пачки переложить в другую пачку. У нас людей с одинаковыми фамилиями нет, но переложить бюллетени из одной почки в другую тоже могут. За этим надо смотреть. Кроме того, когда идет подсчет голосов, председатель участка должен показывать бюллетень и говорить за какого он кандидата и складывать в его, кандидата, стопку.

Мы сегодня видели очень интересный ролик, который разместила Центральная избирательная комиссия, там показано, что сидят члены комиссии вокруг стола, считают бюллетени и у каждого члена комиссии в руках ручки, а наблюдатели стоят далеко. То есть, член комиссии может на любом бюллетене поставить, например, галочку. Надо на эти моменты тоже обращать внимание.

У наблюдателей, конечно, будет очень много работы в день выборов, и желательно договариваться с другими наблюдателями для того, чтобы отойти на обед или в туалет. Обычно наблюдатели кооперируются между собой. Или же, например, наблюдатели из дружественных организаций идут вместе. По законодательству на участке голосования от одной некоммерческой организации может быть один наблюдатель. Но могут же прийти на один участок два наблюдателя от разных организаций.

На прошлых президентских выборах было испорчено 54 000 бюллетеней. К чему это привело? Вы испортили бюллетени, то есть голоса не были учтены. Если люди просто не идут на выборы, к сожалению, их голосами могут воспользоваться. Поэтому, бойкотируя выборы, человек дает возможность другим людям для фальсификации. Я считаю, что каждый должен прийти и проголосовать, чтобы его голос никто не использовал. Бойкот выборов ни к чему не приведет.

Рекомендовано для вас