14138
9 июня 2019
Текст Данияра Молдабекова, фотографии Данияра Мусирова и Ольги Логиновой

День выборов… и задержаний

Репортаж с протестов в центре Алматы

День выборов… и задержаний

Утром 9 июня, в день выборов президента, центр Алматы был полон полиции. Офицеры в форме и некто в гражданской одежде и медицинских масках дежурили на пересечении улиц Толе би, Абылай хана и Панфилова. Здесь на 12.00 была назначена протестная акция, которая закончилась задержаниями. Полиция – сотрудники СОБРа, офицеры и «пешки» – брали всех: молодых, старых, протестующих, прохожих и журналистов.

В районе 11.00 я подхожу к пересечению улиц Толе би и Абылай хана, к площади «Астана», которую многие алматинцы по старинке называют Старой площадью. На скамейке сидит коллега из радио «Азаттык» Петр Троценко. Обычно он всегда брал с собой жилетку с надписью пресса, а в этот раз забыл. Через полтора часа его задержат и бросят в микроавтобус с протестующими. А пока полицейские – парами, один за другим, три раза подряд – подходят к нам и спрашивают удостоверения. Из рации одного из офицеров хрипят слова: «Так, в Алмалинском уже пятнадцать их». Мы показываем офицерам как журналистские, так и гражданские удостоверения. Затем, увидев активность полиции на другой стороне улицы Толе би, в сквере с памятником Алии Молдагуловой и Маншук Маметовой, мы переходим дорогу.

В сквере полицейские окружают женщину средних лет. Спрашивают удостоверение, ведут к микроавтобусу, в котором уже сидят двое задержанных мужчин. Поговорив с женщиной, полицейские ее отпускают. Индира – так она представляется – говорит мне, что просто гуляла. «Я шла по скверу, полицейские остановили. Спрашивали, куда я иду и зачем. Сказала, что просто шла. Это кошмар какой-то», - говорит она.

Едва Индира уходит, ко мне и Троценко семенят две пожилые женщины. Они говорят, что им не нравится ситуация в стране, поэтому они и пришли. Едва они заканчивают говорить, как к микроавтобусам, держа за руки мужчин и женщин, подбегают полицейские. Задержанных бросают в микроавтобусы. Мужчина в черном, представившийся Бауржаном, стоит чуть поодаль и возмущается задержанием своего семнадцатилетнего сына. «Мы с его матерью в разводе, хотел с сыном встретиться, погулять. Когда я подошел в сквер, он позвонил мне и сказал, что его везут в РУВД», - говорит Бауржан.

Тем временем к микроавтобусам продолжают тащить и волочь задержанных: они пытаются освободиться, один пожилой мужчина, пользуясь нерасторопностью полицейских, вырывается и бежит прочь, в сторону улицы Панфилова.

Если старику удалось бежать, то следующей порции задержанных приходится более туго: одного, выкрикивающего «позор», волочат за руки и за ноги, другого, когда он хватается за дверь микроавтобуса, боец СОБРа грубо тыкает в бок. Микроавтобусы забиваются стремительно; сквер перед площадью «Астана» оживает, выкрики – «бойкот» и «позор» – становятся все громче. Словно из ниоткуда возникает несколько сотен человек – две сотни точно – и кричат: «бойкот», «позор»! Некоторые лезут на постамент, на котором стоят герои Второй мировой Маметова и Молдагулова. В руках у протестующих флаги Казахстана. Полиции становится все больше. К памятнику, который плотным кольцом окружили протестующие, уверенно идут бойцы СОБРа в черном, погодя подтягиваются их коллеги с дубинками и щитами. Протестующих выхватывают из кольца, волочат, иногда роняя об асфальт, к микроавтобусам, которые, тем временем, сменяют один другой: задержанных становится все больше, к моменту появления бойцов с дубинками и щитами их уже не менее пятидесяти-семидесяти человек. Среди задержанных есть все – молодые, старые, активно протестующие, прохожие. И Троценко. Его, взяв за руки и за ноги, тащат к микроавтобусу. Звоню ему минут через десять, он говорит, что его отвезли в Бостандыкский РУВД (возможно, на самом деле его отвезли в местный РОП, потому что именно туда доставили значительную часть задержанных, включая документалиста Катю Суворову и политолога Димаша Альжанова). Петр говорит, что ему ничего не объясняют, но он в порядке. На следующий звонок он не отвечает: номер выключен.

Протестующих продолжают задерживать – грубо, жестко, быстро. Площадь «Астана» перекрывают, в ее центре выстраиваются офицеры полиции. Микроавтобусы, забитые задержанными, отъезжают, их сменяют новые, которые пустуют не долго. Интернет не работает, можно только звонить – больше ничего.

Когда сквер перед памятником Маметовой и Молдагуловой пустеет, полицейские стягиваются к микроавтобусам, возможно, предвкушая отдых. Однако вскоре протестующие, выкрикивая те же лозунги, возникают на другой стороне Толе би, на стороне Казахстанско-Британского университета (КБТУ). Полицейские, офицеры и СОБРовцы, разворачиваются в их сторону. Люди поют национальный гимн.

В то же время близкие задержанных и журналисты едут в управления полиции. Их не пускают к задержанным.

Позже, ближе к трем часам, часть задержанных, включая Катю Суворову, отпустили. Однако пока рано говорить, что на свободе оказались все протестующие. Во всяком случае, в Бостандыском РОПе до сих пор остается политолог и гражданский активист Димаш Альжанов.

МВД же заявляет что всего в столице и в Алматы было задержано сто человек.

Рекомендовано для вас