13786
16 января 2020
Ольга Логинова, Данияр Молдабеков, Вячеслав Абрамов, Vласть

Успеть до выборов

Сразу несколько партий объявили о намерении добиться своей регистрации. Как у них идет процесс?

Успеть до выборов

Летом прошлого года – после отставки первого президента, избрания второго и волны протестных акций – сразу несколько политических групп заявили о намерении зарегистрировать политические партии и побороться за места в мажилисе и маслихатах. До выборов, если они пройдут в срок, остается около года, но политологи продолжают говорить о том, что новых депутатов, как и раньше, могут избрать досрочно. Vласть поговорила с теми, кто заявлял о готовности вступить в официальную борьбу за парламентские кресла, чтобы узнать, на каком этапе партийного строительства они находятся сейчас.

Новая оппозиция и многолетняя эпопея «Табигата»

Ближе всех к официальной регистрации подобралась Демократическая партия во главе с Жанболатом Мамаем. Политик и журналист объявил о планах по регистрации партии осенью, учредителями вместе с ним выступили политик, бывший вице-премьер Толеген Жукеев, журналисты Сергей Дуванов и Инга Иманбай (супруга Мамая), правозащитник Галым Агелеуов и другие.

Они уже объехали регионы, сформировали алматинский штаб партии и сдали документы в Минюст для регистрации оргкомитета по созданию партии. Он был официально зарегистрирован 26 декабря, Мамай и его сторонники после этого в течение двух месяцев должны провести учредительный съезд партии, на котором должны присутствовать не менее тысячи человек, равномерно представляющих все регионы страны.

После съезда Минюст должен разрешить партии собирать подписи сторонников – 40 тысяч – в соответствии с действующим законодательством.

Мамай ранее требовал от властей не объявлять парламентские выборы, пока не будут реформированы законы о политпартиях и выборах, но выражает готовность проходить процесс регистрации партии по действующим правилам.

«Мы сейчас настроены на то, чтобы собрать более 40 тысяч человек. Сейчас мы настроены так. Но если будут приняты поправки, естественно, мы, согласно новому закону, будем собирать более 20 тысяч. Принципиальной разницы нету – 20 тысяч или 40 тысяч. Тут вопрос в том, что министерство юстиции может годами держать эти документы, подписи и не регистрировать политическую партию», - сказал он в комментарии Vласти.

Открытие штаба Демпартии в Алматы, 15 декабря 2019 года, фото Ольги Логиновой

Бэлла Орынбетова, лидер движения Respublika, заявившего о планах зарегистрировать партию прошлым летом, отмечает, что ключевым препятствием для партии является сейчас вопрос финансирования.

«Мы не отказываемся (от цели зарегистрировать партию – V), просто мы понимаем… Сейчас для нас самая главная проблема – финансовая. И мы, в принципе, ее не решили», - сказала она Vласти по телефону.

Орынбетова рассказала, что в результате объявленного ей сбора средств на нужды партии – донатов (от английского donation – пожертвование - V) партии удалось собрать «чуть больше 200 тыс. тенге». При этом на поездку по западным регионам осенью прошлого года, где активисты партии встречались с потенциальными сторонниками, было потрачено около 500 тыс. тенге.

«Сейчас мы понимаем, что основная ответственность на нас лежит, поэтому «донат» нам не решит какую-то проблему», - убеждена она.

«Сейчас собираем активно деньги, копим. В конце января на север поедем. Не знаю, успеем ли к выборам или вообще, но, в принципе, думаю, до лета… Не знаю, не до лета, но соберем подписи и летом, наверное, проведем учредительный съезд», - отметила Орынбетова.

Санавар Закирова с февраля 2019-го пытается провести учредительный съезд своей партии «Наше право». В марте прошлого года собственник помещения, в котором должен был пройти съезд, в последний момент отказал ей в аренде, а на сторонников партии в регионах оказывали давление, говорила Закирова. Она пыталась судиться с госорганами и партией «Нур Отан», которых обвиняла в противодействии регистрации партии, но проиграла. Позднее суд взыскал с нее и двух других активистов – Альнура Ильяшева и Марата Турымбетова – 6 млн. тенге в пользу сторонников партии власти, оскорбленных комментариями в адрес «Нур Отан».

Закирова говорит, что от планов создания партии она не отказывается.

«Если меня оставят в покое, не будут трогать, я запросто, спокойно соберу и тысячу, и сорок тысяч. Желающих поддержать много. И в этот раз, я думаю, уложусь во все сроки, и зарегистрирую партию. Но, естественно, собрать-то соберу, а вот насчет регистрации не знаю, как власть поступит. Но народ я сорок тысяч соберу», - заявила она корреспонденту Vласти.

20 января Закирова планирует открыть штаб в столице, в котором будут регистрировать будущих членов партии. Там же будет действовать пресс-центр, доступный для гражданского общества.

Лидер партии HAQ Тогжан Кожалиева поездки по регионам запланировала на февраль, но в целом ее политическая сила не намерена торопиться с регистрацией.

«Мы сейчас не спешим, потому что мы считаем, что выборов в этом году не будет. Поэтому мы основательно подходим, чтобы была программа хорошая, сначала ее пропиарим, потом уже поедем по регионам. Мы уже конкретно под нас собираем людей», - сказала она Vласти.

Кожалиева отмечает, что ее партия будет «партией профессионалов» с либеральной и одновременно традиционалистской повесткой и предложениями. HAQ выступает за то, чтобы Казахстан оставался президентской республикой с «сильными законодательной, судебной и исполнительной властью». При этом партия выступает за реформу существующих институтов и законодательства, в том числе о партиях и о выборах.

Кожалиева и ее сторонники предприняли попытку проведения съезда в начале осени 2019-го, но получили отказ от Минюста из-за изменений процедур регистрации партий. После этого они перезапустили процесс создания партии.

Заявивший в минувшем октябре в очередной раз о создании экологической партии «Табигат» Мэлс Елеусизов, пока не приблизился ни к учредительному съезду, ни к другим этапам создания партии, признает он в разговоре с Vластью.

«Процесс у нас тяжело идет. Люди еще не до конца понимают важность того, что мы делаем. Конечно, все это требует времени, но в будущем это будет, в любом случае, мы не оставляем эту затею», - сказал он, сообщив, что пока не подал документы в Минюст о регистрации оргкомитета по созданию партии.

«Ничего еще не подавали. Это была просто моя заявка. Мы сейчас потихонечку будем, еще время не подошло для регистрации подходящее», - заявил он.

Елеусизов заявлял о планах создать зеленую партию регулярно в последние годы. Дважды он участвовал в президентских выборах и после них также делился планами регистрировать партию, но до конкретных действий не дошел.

Мэлс Елеусизов, фото Жанары Каримовой

Новый закон и другие игроки

В декабре прошлого года президент Касым-Жомарт Токаев на втором заседании созданного им Нацсовета общественного доверия анонсировал поправки в законодательство о политических партиях.

«Сейчас для регистрации политических партий должно быть 40 тысяч членов партии. Конечно, это было веление времени когда-то. Сейчас, в новых условиях, учитывая мнения и просьбы наших граждан, мы должны изменить [эту норму] и сейчас наше общество должно перейти к новому качественному периоду по партийному строительству. Поэтому для регистрации партии снизить количество до 20 тысяч. Это очень важно», - объяснял Токаев.

Он также обещал «постепенное внесение» поправок в законы о партиях и выборах, не конкретизируя сроки, когда первый законопроект – о снижении требований к численности партий – будет внесен в мажилис.

Опираясь на опыт реализации поручений из послания Токаева (даны в начале сентября, поправки в законы внесены и подписаны президентом к Новому году), можно ожидать, что законопроект пройдет обсуждение в парламенте до летних каникул и после этого партии будут регистрировать уже в соответствии с новыми требованиями законодательства. Неясно, войдут ли в законопроект какие-то другие изменения, но, очевидно, что оппозиция, требовавшая снизить число членов партий, необходимых для регистрации, до 500 – останется недовольна обновленным законом.

Тем не менее можно ожидать, что после изменения законодательства власть может инициировать еще несколько политических проектов или поддержать тех, кто ранее заявлял о готовности создавать партию.

К примеру, сразу после президентских выборов такие амбиции проявлял кандидат, пришедший вторым, - Амиржан Косанов. И после проигрыша на выборах в июне и осенью, спустя несколько месяцев, он крайне расплывчато отвечал на вопрос о том, запускает ли он уже процесс по созданию собственной партии.

Вероятно появление и других политигроков – некоторые из них, по данным Vласти, уже получили одобрение своих проектов от Акорды и начали подготовительную работу по созданию партий.

Борьба за избирателя

Официально зарегистрированных политических партий в Казахстане сейчас семь, но действующих – шесть. Это партия власти «Нур Отан», парламентские «Ак жол» и Коммунистическая народная партия (КНПК), позиционирующая себя оппозиционной Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП) и две небольшие партии, ни разу не проходившие в парламент – «Ауыл» и «Бирлик». Партия «Азат» - проект, когда-то поддержанный предпринимателем и политиков Булатом Абиловым - бездействует уже несколько лет.

«Нур Отан» фактически с лета, после возвращения к ее руководству Бауржана Байбека, ведет избирательную кампанию – первый зампред партии (ее председатель – первый президент Нурсултан Назарбаев) объехал все регионы, представил программу «перезагрузки» партии и сменил многих функционеров. Партия заявила о готовности к диалогу с обществом, о намерении реагировать на критику и не оставаться в стороне от проблем.

Входящие в нынешний состав парламента «Ак жол» и КНПК активную кампанию не начинали, но отвечали на слова президента Токаева о необходимости наличия в парламенте реальной оппозиции. Очевидно, что в партиях рассчитывают остаться в мажилисе после выборов, однако уровень поддержки их кандидатов на президентских выборах (около 5% у депутата Дании Еспаевой от «Ак жола» и чуть больше 1% у депутата Жамбыла Ахметбекова от КНПК) говорит об отсутствии реальной поддержки партий среди населения.

Двое выборов в мажилис «Ак жол» и КНПК заканчивали практически с идентичным результатом, который при реальной политической борьбе может и должен измениться.

Агиткампания Дании Еспаевой в 2019 году, фото партии "Ак жол"

ОСДП в 2019-м прошла через череду скандалов и трижды меняла лидеров. Учитывая, что большинство пытающихся сейчас пройти регистрацию партий позиционируют себя как реальную оппозицию, всем им предстоит схватка с ОСДП, которая, судя по всему, слабо готова к борьбе за избирателя – и с партиями, поддерживающими власть и с новой оппозицией.

Участие кандидата от «Ауыла» в президентских выборах (пришел четвертым, набрал около 3%), встречи лидера партии, сенатора Али Бектаева с президентом Токаевым в декабре политологи расценили как сигналы о желании власти видеть партию в будущем парламенте. «Ауыл», очевидно, мог бы построить кампанию на потребностях сельчан (41% населения страны), однако отсутствие у партии сильной структуры, аппарата и все эти годы – амбиций – всегда мешало ей вести избирательные кампании.

У последней официально действующей партии «Бирлик», которая не набрала даже полпроцента голосов на прошлых выборах в мажилис, очевидно, отсутствуют какие-либо планы активно вести избирательную кампанию и в этот раз.

Все уже зарегистрированные и будущие партии находятся в относительно уникальном для казахстанской политики моменте – до выборов еще целый год и они уже могут фактически запускать свои избирательные кампании и напоминать избирателю о себе. В последний раз парламентские выборы проходили в стране по расписанию в 2004-м и тогда борьба партий «Отан», «Асар» Дариги Назарбаевой, первого «Ак жола», блока ДВК Галымжана Жакиянова и коммунистов Серикболсына Абдильдина и блока АИСТ (Аграрная и Гражданские партии) оказалась наиболее яркой и насыщенной.

В этот раз партиям предстоит бороться не только за мажилис, но и за маслихаты: в соответствии, с обновленным законодательством, представительные органы власти в регионах будут также формироваться по партийным спискам. Там так же, как и в случае с мажилисом, необходимо преодолевать 7%-ный барьер и невозможен однопартийный состав (как, например, сейчас в столице) – даже если пришедшая второй на выборах партия не смогла набрать 7% голосов, она получит свои места в маслихате по закону. У оппозиции, учитывая результаты президентских выборов, появляются серьезные шансы и в региональных маслихатах и в мажилисе.

Досрочные же выборы могут быть выгодны только действующим политсилам, которые в случае проведения голосования до регистрации новых партий, еще на несколько лет получат контроль над мажилисом и маслихатами и оставят политическую систему в том же состоянии, в котором она находится сейчас.

Рекомендовано для вас