8377
17 февраля 2020
Юна Коростелева, фото автора

«Услышанным быть можно и в специализированном месте»

Эксперты поспорили с министром Абаевым о праве на мирные собрания

«Услышанным быть можно и в специализированном месте»

Общественный совет Алматы в понедельник устроил обсуждение концепции законопроекта о мирных собраниях, который ранее был представлен министерством информации и общественного развития. На обсуждение из столицы прилетел глава ведомства Даурен Абаев. Он выслушал рекомендации членов Общественного совета, правозащитников, адвокатов и гражданских активистов, расценив многие из их комментариев как излишне эмоциональные. А в заключение заключил пари с правозащитницей.

Что не так с новым законопроектом?

В сентябре прошлого года правозащитник Евгений Жовтис уже выносил на обсуждение Общественного совета Алматы свой вариант законопроекта о мирных собраниях. Он выделял четыре наиболее важных пункта: уведомление о проведении мирных собраний; определение форм мирных собраний; взаимодействие правоохранительных органов и организаторов мирных собраний; ответственность, которую могут понести организаторы мирных собраний, не соблюдающие законодательство.

Тогда же Жовтис предлагал отказаться от разрешительной системы и ограничиваться уведомлениями, которые организаторы должны подавать за 5 рабочих дней до намеченного митинга.

В предложенную министерством информации концепцию большинство предложений правозщатиника не вошли, либо оказались серьезно переработаны.

Марат Шибутов, член Общественного совета Алматы, отметил, что вынесенный на обсуждение законопроект выглядит немного лучше закона о проведении мирных собраний 1995 года, однако выделил принципиальные различия между законопроектом, предложенным Жовтисом в сентябре и тем, что в итоге представило министерство.

Так, в концепции ведомства отличается само понятие «мирного собрания». В документе внимание акцентируется на характере проведения митингов – они должны быть «мирными и ненасильственными», хотя изначально мирные собрания характеризовались как действия, проводящиеся «для выражения общественных интересов».

Общественный совет выделял два ограничения для организаторов мирных собраний: уведомления не могли подавать недееспособные лица и участники запрещенных в Казахстане организаций. В проекте Мининформации таких ограничений пять.

Министерство оставило старый подход по определению мест для проведения мирных собраний. Если Общественный совет Алматы предлагал разрешить проводить митинги, шествия и пикеты в любых точках городов, то ведомство настаивает на определении специализированных мест.

Уведомительную систему в министерстве решили оставить, но только для мирных собраний, в которых принимают участие не больше 250 человек. Для более масштабного митинга необходимо получать разрешение, как и сейчас. Более того, предложенный Жовтисом срок подачи уведомления увеличили в три раза – до 15 рабочих дней.

Пикетирование, как одиночное, так и групповое, также попало в уведомительную систему. Пикеты, как и митинги и шествия, при этом должны проходить в специализированных местах.

Мининформации добавило в законопроект больше оснований для прекращения мирного собрания. У Шибутова также вызвало вопросы нарушение регламента мирных собраний: «Здесь более-менее все похоже, кроме одного пункта. В регламенте проблема в том, что любое мирное собрание всегда привлекает других людей. Вот у тебя собралось 200 человек, а тут раз и пришел еще 51 человек. Это просто невозможно проконтролировать механически. В этом случае нужны либо какой-то забор и человек, который будет считать людей, либо людей нужно будет выгонять».

Евгений Жовтис отметил, что новый законопроект не соответствует ни одному из источников международного права и международным стандартам, а рекомендации, данные специальным докладчиком ООН для Казахстана еще в 2015 году, не были учтены. Правозащитник предложил отправить проект закона на международную экспертизу, а также добавил, что уже направил переведенный на английский язык проект специальному докладчику ООН и обратился к государствам, примеры законопроектов которых были указаны в концепции, чтобы они подтвердили правоохранительную практику, на которую ссылаются разработчики.

«Господа, давайте договоримся, что либо мы члены ООН и ОБСЕ и мы ратифицируем договоры, либо бы оттуда выходим и с договоров подпись снимаем. Закон по некоторым моментам вызывает изумление: в нем говорится о мирных собраниях, а в конце пишут о поджогах и погромах. Давайте определимся – у нас закон о мирных собраниях или о погромах и беспорядках? Погромы и беспорядки – это абсолютно другой закон и другие полномочия других органов. Написано, что надо прекратить мирное собрание, если количество участников будет превышать то количество, которое было указано в заявлении. А вы пробовали когда-нибудь считать участников мирных собраний? А полицейских и товарищей в штатском мы будем включать в количество?», – выразил недоумение правозащитник.

Несмотря на внушительный список различий, Абаев отметил, что рад «не таким большим противоречиям», потому что ожидал «гораздо большего». Министр, обращаясь к Жовтису и Шибутову, пообещал рассмотреть все предложения, а также заметил, что «было больше эмоций, чем конкретных предложений». Эту фразу он повторил еще несколько раз, только уже в диалогах с гражданскими активистами и другими правозащитниками.

Ответственность за мирные собрания

Активист Альнур Ильяшев, многие месяцы добивавшийся разрешения на мирный митинг и получивший его, привел в пример активиста Геннадия Крестьянского, который, по его словам, в 2019 году 31 день провел в спецприемнике за участие в мирных митингах. Ильяшев предложил сократить срок подачи уведомления, чтобы люди не организовывали несанкционированные митинги и не попадали под административный арест за желание высказаться.

«Нас всех грузят на ответственность. Ответственность лежит на вас в том числе, а вы пытаетесь впихнуть невпихиваемое. Зачем в законопроект вписывать медицинскую помощь, если она должна по умолчанию гражданам оказываться? Я участвовал как минимум в шести митингах, разрешенный был только один – и ничего. Никого не побили, мы ничего не разрушили. Все было мирно. Не занимайтесь забалтыванием проблем. Это право граждан всей планеты, каждого человека. Я 15 дней должен ждать, чтобы выйти, иначе это будет незаконно. Я поддерживаю проект Евгения Александровича Жовтиса, полностью и весь. Он отличается от того, что есть сейчас», – поделился активист.

Абаев ответил ему коротко: «Чтобы люди не гибли – надо все это предусмотреть и расписать. А если вам так принципиально медицинское обслуживание, то давайте уберем его. Я не услышал ничего, кроме эмоций».

«Эмоционально» обратилась к министру и общественный деятель Маржан Аспандиярова, которая заявила, что новый проект закона о мирных митингах – это прямой зеленый коридор к радикализму общества. Она предложила обратиться к президенту Касым-Жомарту Токаеву с требованием наложить мораторий на закон о мирных собраниях 1995 года, пока не будет принят новый. Также Аспандиярова вспомнила о задержанных на несанкционированных митингах, проходивших в 2019 году и попросила пересмотреть все административные и уголовные дела.

Пикетирование и места проведения мирных собраний

Руководитель общественного фонда «Либерти» Галым Агелеуов назвал предложенный министерством законопроект недемократичным, потому что государство самостоятельно определяет, где будут проходить мирные собрания. Он уверен, что власти должны определить те места, в которых проведение митингов будет запрещено, чтобы на оставшейся территории жители сами могли подобрать необходимое для демонстрации место. Агелеуов также высказался о пикетировании, которое, по его мнение, нельзя регламентировать.

С ним согласился и Жовтис: «Митингующие должны быть в пределах видимости аудитории, которой он не доволен. Если он недоволен МВД, он идет с пикетом к МВД, а не в парк Махатмы Ганди. Это без вариантов. Как только мы устанавливаем места – мы прямо противоречим международной практике». Кроме того, правозащитник напомнил о спонтанных мирных собраниях, для которых не нужно подавать уведомление, потому что жители не будут ждать 15 дней, чтобы выразить недовольство из-за недавно случившегося события.

Даурен Абаев отметил, что главная позиция, которой придерживается министерство – принцип «не на окраинах», согласно которому, маслихаты должны выбирать специализированные места в центральных районах. Министр назвал позицию государства о санкционировании мест для проведения мирных собраний принципиальной и поддержал желание активистов быть услышанными: «Организаторы хотят быть услышанными. Услышанным быть можно и в специальном месте, где все предусмотрено. Необязательно выходить на площади. Это вопросы не мирного собрания, а вопрос провокации. Все остальные вопросы абсолютно обсуждаемы».

Другие предложения

Журналист и член Общественного совета Алматы Сергей Пономарев предложил отредактировать пункты законопроекта, касающиеся журналистов. По его мнению, некоторых из них вообще не должно быть в проекте: «Запрещается иметь при себе холодное, огнестрельное и любое другое оружие. Мы аккредитованные журналисты, мы пришли с удостоверением и нагрудным знаком, которые вы предлагаете, чтобы мы в уполномоченном органе утвердили. Мы - не бандиты и не террористы, почему тогда педофилию или изнасилование не включили? Следующий пункт – заниматься распространением или употреблением алкоголя, наркотических средств и психотропных веществ, а также [не] находиться в алкогольном, наркотическом или токсикологическом состоянии. Я не знаю, зачем такие вещи включать в закон».

Абаев заявил, что никакого воспрепятствования действиям журналистов не будет, а с каждым отдельным случаем будет разбираться министерство информации и общественного развития.

Один из инициаторов партии «ХАК» Болат Жуматаев отметил, что в проекте закона нет обратной связи с министерством, поэтому заявил о необходимости создания реестра всех поданных уведомлений, который будет расположен в общедоступном месте, чтобы все жители знали, где и когда будет проводиться мероприятие. Он также выступил за проведение «онлайн-митингов» и опросов, которые помогут «не доводить людей до выхода на митинг».

Министр не смог ответить на вопрос, когда закон будет принят, потому что ведомство планирует проводить обсуждения по всем регионам Казахстана, после чего проект отправят в мажилис. Однако он «заключил пари» с Маржан Аспандияровой, заверив, что закон будет принят раньше, чем пройдут следующие выборы в мажилис.

Рекомендовано для вас