23186
6 июня 2020
Текст Данияра Молдабекова, фото Данияра Мусирова и Ольги Логиновой

Митинг в Алматы 6 июня: протест на фоне дезинфекции

Две оппозиционные силы собрали сторонников на первые большие акции во время карантина

Митинг в Алматы 6 июня: протест на фоне дезинфекции

Митинги назначили на 11 утра, но за час до этого улицы, ведущие ко Дворцу Республики, перекрыты полицией, стоят железные ограждения. Словно не понимая, зачем они здесь, озираются дезинфекторы в защитных костюмах. Полицейские не пускают журналистов Vласти за ограждения, приходится делать круг, обогнув гостиницу «Казахстан» и Дворец Республики, чтобы наконец оказаться у памятника Абаю - месту, где должен был начаться митинг.

О своем намерении выйти на акцию протеста 6 июня заявили две не связанные друг с другом политические организации – находящаяся в процессе создания Демократическая партия и Демократический выбор Казахстана (ДВК), движение, которое в 2018 году суд признал экстремистским и запретил, что вызвало критику со стороны как казахстанских, так и международных правозащитных организаций.

В качестве требований митинга Демпартия выдвинула отмену кредитных задолженностей казахстанцев, принципиальный отказ от продажи земли иностранцам и освобождение всех политических заключенных.

Лидер ДВК Мухтар Аблязов, находящийся в эмиграции во Франции, 3 июня написал у себя в Facebook пост, в котором озвучил требования митинга, разделив их на экономические и политические. К первым он отнес выплату «каждому гражданину Казахстана по 50 тыс. тенге, включая младенцев за 4 месяца» и выплату процентов по кредитам физических и юридических лиц за 4 месяца, а ко вторым – освобождение политзаключенных и «смену политического режима Назарбаева».

Около 11 часов на перекрестке проспектов Абая и Назарбаева собираются порядка 30 человек, у части из них в руках плакаты. Они возмущаются тем, что их не пропускают ко Дворцу Республики, ссылаясь на карантин. Дезинфекторы разводят руками, полиция молчит.

«Давайте будем говорить о проблемах большинства, не буду о себе . Языка нет, а теперь вот взялись за землю. Чтобы земли на продавались и не сдавались в аренду! Пусть простят кредиты и долги всем... Прикрываются коронавирусом, больше нечем! Поговорят там с [главным санитарным врачом Алматы Жандарбеком] Бекшиным, а он выйдет и скажет, что идет коронавирус. Вот такие вот дела... Я не верю. Эпидемиологи должны всё это делать: говорить носить маски и перчатки и тд. Бекшин должен делать это, а не органы», - говорит одна из протестующих.

В то же время сотрудник акимата через громкоговоритель требует, чтобы люди расходились, подчеркивая, что по новому закону подавать уведомление на проведение митинга надо за пять дней до его начала. Группа митингующих игнорирует его призывы.

Вскоре мужчина лет 35 призывает всех идти в сторону улицы Гагарина (позже выяснится, что там, в парке Ганди, задержали от 10 до 15 человек), уверенный, что ко Дворцу Республики их не пустят. Проспект Назарбаева перекрывают для пешеходов. Митингующих это возмущает. Водители начинают сигналить - традиционная уже форма солидарности с вышедшими на улицы.

После этого начинают задерживать самых активных, а остальные, держась друг за друга, пытаются не дать полицейским выхватить кого-нибудь ещё. Двое человек падают на землю, потом - еще несколько. Образуется своего рода куча-мала из человеческих тел. Вскоре слышится, как открывается дверь автозака. Людей начинают задерживать все активнее, но протестующие пытаются отстоять друг друга, невзирая на то, что их не так много.

Известная гражданская активистка Асия Тулесова становится перед автозаком, вместе с остальными митингующими пытаясь сделать так, чтобы он не мог отъехать. Ее хватают и отводят в сторону. Тулесова кричит на полицейского: «Как вы уже достали! Вы охренели!». Её хватают и ведут к автозаку. Она становится примерно десятой задержанной здесь.

Через несколько часов Тулесова рассказывает, что ее забрали в управление полиции Медеуского района, а потом отпустили. В управлении, помимо неё, по словам Тулесовой, было 25-30 человек.

На противоположной стороне проспекта Назарбаева собирается человек 15-20 с плакатами. На одном из них написано «Я не могу дышать». Мужчина средних лет кричит: «Мы требуем, чтобы эта власть добровольно ушла! Будьте с народом!». Женщина в микрофон кричит: «Шал душпан!».

В течение 15-20 минут большую часть группы митингующих, собравшихся на пересечении проспектов Абая и Назарбаева, задерживают.

Другая группа митингующих собирается на Курмангазы-Достык. Появляется лидер Демпартии Жанболат Мамай. Он требует акима Алматы Бакытжана Сагинтаева, и озвучивает требования: простить казахстанцам кредиты, не продавать землю иностранцам и освободить политзаключенных.

«Мы пришли сюда с тремя основными требованиями. Десять дней назад мы уведомляли акимат об этом митинге. Нам сообщили, что новый закон (о митингах - V) вступает в силу с сегодняшнего дня. Выделили место у Академии Наук (для митингов - V). Мы вот собираемся туда - проведем там наш запланированный митинг», - говорит Мамай.

Заместитель акима Ержан Бабакумаров уверяет, что аким приехать не сможет. Он предлагает развести собравшихся по домам, а бойцы СОБРа берут Мамая и часть его соратников в плотное кольцо. Время от времени по тротуару ходят люди в защитных костюмах, распыляя какое-то дурно пахнущее вещество. Пахнет хлоркой.

Одно из требований протестующих сторонников Демпартии - списание кредитов населения, и через некоторое время появляется директор департамента защиты прав потребителей агентства финнадзора Александр Терентьев. Он общается с теми митингующими, у которых есть проблемы с кредитами, спрашивает их телефонные номера.

В плотном окружении СОБРа Мамай и соратники стоят несколько часов подряд. Чуть поодаль окружены полицией, судя по лозунгам, активисты ДВК.

Через некоторое время их отгоняют в сторону улицы Шевченко. Журналисты, заметившие это, говорят, что видели задержание троих из этой группы протестующих, но нельзя исключить, что задержанных больше.

Мамай и соратники так и стоят в кольце бойцов СОБРа. Часа через три они садятся на асфальт, давая понять, что будут стоять на своем. Ранее несколько человек хотели выйти из окружения полиции, но их не выпустили, предложив подвезти их.

«Мы хотели провести митинг у памятника Абаю. Нас туда не впускают и не выпускают (из оцепления - V). Нас окружила полиция. Мы безоружные. Мы не планируем проявлять насилие в отношении кого-либо. Мы вышли на мирный митинг. Мы требуем, чтобы аким города вышел к народу, пришел сюда», - подчеркивает Мамай.

Долгий спор на тему законности митинга заканчивается тем, что Мамай и его соратники объявляют голодовку, пообещав протестовать «до конца».

Через час полиция дает им выйти из окружения. Они идут вниз, в сторону улицы Толе би. Мамай говорит, что они продолжат митинг, если там будут их сторонники. Их там нет.

«Мы озвучили свои требования, озвучили требования народа. Будут еще митинги и пикеты. Положение народа очень тяжелое. Каждый казахстанец, вышедший на митинг, - батыр", - говорит Мамай сторонникам, и они идут ловить такси, чтобы поехать по управлениям полиции, узнавать судьбу задержанных активистов партии.

В преддверии митинга

Демпартия подавала уведомления о проведении митинга в десяти городах: в Алматы, столице, Атырау, Семее, Жанаозене, Актобе, Костанае, Шымкенте и Таразе. Член партии, журналистка Инга Иманбая сообщила Vласти, что им отказали. Кроме этого она рассказала о давлении, с которым столкнулись активисты партии. «Почти всех, кто сдавал уведомление [о проведении митинга] в десяти городах либо ищут, либо уже нашли. А кто-то сидит, как в Шымкенте (там, по словам Иманбай, двоих активистов партии арестовали на пять суток – V)», - сказала она за два дня до митинга.

В группе Facebook под названием #IHaveAChoiсe #ActivistsNotExtremists 1 июня начали собирать информацию о преследованиях людей в преддверии митинга. К восьми утра 6 июня там появилось порядка тридцати сообщений о случаях превентивных мер со стороны властей, в основном речь шла о необходимости явиться в полицию в качестве свидетеля в рамках некоего уголовного дела.

5 июня заместитель генерального прокурора Булат Дембаев выступил с обращением, заявив, что во время карантина митинги запрещены, а уведомительный порядок их проведения будет возможен только после вступления нового закона «О порядке организации и проведения мирных собраний в Республике Казахстан».

Этот закон активно критиковали как казахстанские, так и международные правозащитные организации.

Рекомендовано для вас