7023
30 декабря 2020
Ольга Логинова, фото Данияра Мусирова

Наблюдать в любых условиях

Как независимые наблюдатели планируют действовать при новых жестких ограничениях?

Наблюдать в любых условиях

4 декабря ЦИК своим постановлением практически перечеркнул возможность независимого наблюдения на выборах, которые должны состояться 10 января. Теперь направлять своих наблюдателей могут только те НПО, у которых наблюдение указано в уставе. Некоторые организации, годами работавшие на выборах, попытались оспорить решение Центральной избирательной комиссии, другие поспешили внести в устав изменения, но также столкнулись с препятствиями, другие – решили наблюдать в любом случае или предложили альтернативные технологические решения. Vласть поговорила с независимыми наблюдателями и узнала, как они планируют действовать на выборах, до которых меньше двух недель.

ЦИК и 28 жалоб, оставленных без рассмотрения

– Алло, здравствуйте, Елена Александровна.

– Да. Здравствуйте, слушаю вас.

– Это с полиции беспокоят вас.

– С какой именно полиции, что хотели?

– Я капитан полиции, фамилия Алибеков. Вы в городе Нур-Султан?

– В городе Нур-Султан.

– Если время будет, можно с вами встретиться переговорить?

– По какому поводу?

– Я при встрече могу объяснить только.

– Я хочу, чтобы вы сейчас мне объяснили.

– Не по телефону.

– Ну извините, в противном случае я не буду с вами встречаться. Спасибо большое, извините, у меня сейчас дела.

Так началась пресс-конференция общественного фонда «Еркіндік Қанаты» и Молодежной информационной службы Казахстана. Звонок поступил исполнительному директору фонда «Еркіндік Қанаты» Елене Швецовой за несколько минут до того, как организации собирались рассказать о своих жалобах с Верховный суд на постановление ЦИК, ограничивающее независимых наблюдателей.

10 декабря общественный Фонд «Еркіндік Қанаты» подал заявление в Верховный суд и обратился в генеральную прокуратуру для того, чтобы постановление Центральной избирательной комиссии, требующее, чтобы организации наблюдателей внесли изменения в свои уставы, а также запрещающее фото и видеофиксацию нарушений без разрешения нарушителя, было признано незаконным. Генеральная прокуратура в ответе разъяснила наблюдателям, что они могут обратиться в Верховный суд. Из суда наблюдатели тоже получили неутешительное определение: в иске якобы не было указано, в каком СМИ и когда было опубликовано постановление ЦИК, и суд посчитал это основанием для возврата иска. Обжаловать это определение суд возможности не дал. Общественники направили дополнительное заявление с просьбой все же рассмотреть его.

«Суд вынес определение о возврате нашего заявления на тех же самых основаниях: что мы не указали, где был опубликован этот документ, в каком средстве массовой информации – хотя мы это указали: это было на сайте ЦИК и больше нигде, мы опять же нарушили положения 148 и 152 статьи ГПК, и наше заявление должно быть возвращено нам со всеми документами», – говорит юрист общественного фонда «Еркіндік Қанаты» Роман Реймер. Это определение уже можно было обжаловать в кассационном порядке, и общественники подали частную жалобу. Заседание прошло утром 25 декабря.

«Необходимо особо отметить, что представители ЦИК на рассмотрение нашей частной жалобы не явились, хотя Верховный суд направлял им СМС с приглашением для участия на данный процесс, о чем судья и коллегия Верховного суда самостоятельно заявила. Но ЦИК почему-то решил не присутствовать на рассмотрении. Это немножко не соответствует официальной позиции ЦИК, а именно позиции председателя господина Имашева, который в одном из своих интервью говорил, что в первую очередь они предоставят отзыв на все заявления, полученные в Верховный суд, и во-вторых, что они в рамках действующего ГПК будут принимать участие, что подразумевает собой участие в этих процессах. Но они не явились и никаких комментариев по этому поводу не дали», – рассказывает Реймер. В ходе этого рассмотрения Верховный суд определил, что частая жалоба общественников удовлетворению не подлежит.

«Мы видим следующую ситуацию: в первую очередь, генеральная прокуратура манкирует своими полномочиями по опротестованию данного постановления и перекладывает ответственность на плечи гражданского общества и на Верховный суд, а Верховный суд, со своей стороны, предпринимает все возможные действия для того, чтобы не допустить рассмотрения нашего заявления по существу»

Отказ в рассмотрении по существу своего иска к Центральной избирательной комиссии получили и представители Молодежной информационной службы Казахстана (МИСК). При этом юрист фонда «Еркіндік Қанаты» отмечает противоречия в причинах отказов:

«Нам возвратили наше заявление на том основании, что нами не было указано СМИ, где было опубликовано постановление, а МИСКу отказали в связи с тем, что прошел срок обжалования постановления, которое уже вступило в законную силу и было где-то опубликовано. Но при этом, кроме как на сайте ЦИК, это постановление нигде опубликовано не было. Это подтверждается как поиском документа по всем средствам массовой информации и судебным базам, а второе – я просто взял и позвонил в ЦИК и спросил: скажите, пожалуйста, где еще было опубликовано, кроме как на вашем сайте, на что мне пресс-служба ответила: вы, кроме как на нашем сайте, это найти нигде не сможете, потому что это нигде официально не было опубликовано».

По словам Ирины Медниковой, руководителя попечительского совета МИСК, иск был отклонен из-за опоздания на один день.

«Мы имели право подать такое заявление до 14 декабря и подали 15-го. Так как мы опоздали на 1 день, наш иск был отклонен, – говорит она. – После этого 23 декабря мы подали заявление уже в районный суд города Нур-Султан также о признании этого постановления противоречащим закону. Мы получили регистрационный номер нашего заявления, оно принято, мы скачали себе этот бланк, но до сих пор не получили какого-то уведомления в судебном кабинете».

По данным промежуточного отчета ОБСЕ, в Верховный суд Казахстана поступило 28 жалоб, из них «некоторые касались постановления ЦИК, касающегося гражданских наблюдателей; при этом все жалобы были отклонены по формальным основаниям».

В Верховный суд с жалобой также обращались общественный благотворительный фонд HAQ, общественное объединение «Независимые наблюдатели», Республиканская сеть независимых наблюдателей, активисты движений Qaharman, Elimay и других движений.

фото Жанары Каримовой

Возможно ли успеть изменить устав?

Как отмечает Медникова, внесение изменений в устав организации – долгая процедура. 10 декабря на брифинге председатель ЦИК заявлял, что это можно сделать за три дня в уведомительном порядке.

«Разумеется, это никакая не уведомительная процедура, она достаточно трудоемкая, может занимать около месяца. Там нужно подготовить решение от учредителей, нужно перевести эти документы на казахский язык, нужно нотариально все заверить в присутствии учредителей. Если они в данный момент находятся в отъезде или не в Казахстане, то это не представляется возможным», – говорит Медникова.

С такой проблемой столкнулись в НПО «ЭХО». «В уставе у нас наблюдение никак не прописано, – говорит координатор НПО Мария Лобачева. – То есть, фактически нам надо перерегистрировать устав. У нас общественное объединение – это 10 учредителей. Чтобы перерегистрировать, нам надо собрать всех учредителей, заручиться согласием каждого. А дело в том, что сейчас два учредителя у нас не в Казахстане. Даже если они успеют вернуться, то необходимо выслать документы на перерегистрацию нарочным в Нур-Султан, а сейчас не хотелось бы к выборам остаться без документов».

«Наблюдение не должно быть целью (организации – V), – говорит Лобачева. – Это процесс, способ реализации гражданских прав. Если эта организация занимается разведением хомячков, она должна иметь право наблюдать за выборами, потому что потом избранные депутаты как раз и принимают законы, которые регулируют деятельность этого общества разведения хомячков или кого-то еще».

Общественный благотворительный фонд HAQ попытался внести изменения в свой устав для того, чтобы иметь право наблюдать за парламентскими выборами.

«Во-первых, они неделю мурыжили нас: «приходите завтра, приходите послезавтра, мы работаем только три раза в неделю», – говорит его основатель Тогжан Кожалиева. – Требовали еще раз переделать документы, поставить печати. Мы отправляли (документы – V) как частное лицо, мы везде поставили печати, а протокол собрания по внесению изменений в устав мы сделали на собственном бланке. Если частное лицо направляет на собственном фирменном бланке, то в принципе, в печати нет необходимости. Но мы все равно переделали по их требованию, и в итоге этот протокол они не стали даже брать. Взяли только устав, хотя до этого требовали, чтобы мы на протокол поставили печать». В назначенный день организации так и не предоставили ответ, и фонд до сих пор ждет решения Минюста.

фото Данияра Мусирова

Что будут делать наблюдатели?

НПО «Эхо» планирует сотрудничать на грядущих выборах с другими организациями.

«В этом году, так как мы сами на участки от нашей организации не пойдем, скорее всего, мы договоримся с партнерскими организациями, кто смог перерегистрировать устав, или у кого есть в уставе задача, будем наблюдать. Взаимодействовать с разными наблюдателями будем в любом случае, (давать – V) консультации индивидуально», – говорит Мария Лобачева.

Республиканская сеть независимых наблюдателей, также подавшая жалобу в Верховный суд, планирует наблюдать и кооперироваться с другими организациями.

«У нас в уставе прописано, что мы можем наблюдать за выборами, поэтому наши наблюдатели, волонтеры, координаторы, все будут работать в штатном режиме, – говорит координатор РСНН Абен Абдрасилов. – Сейчас у нас около 382 наблюдателей. Мы всячески будем поддерживать любые организации, у которых нет (пункта о наблюдении – V) в уставе».

МИСК и «Еркіндік Қанаты» планируют наблюдать с действующим уставом.

«Подать изменения в устав можно по одной единственной процедуре, которая прописана у нас в законе и правилах, и пройти ее полностью мы сейчас не успеваем, поэтому мы будем наблюдать с нашим действующим уставом, с той его редакцией, какова она сейчас есть, и надеемся пройти на участки, – говорит Ирина Медникова. – У нас формулировки целей и миссии, предмета деятельности, задач – их можно примонтировать к сфере наблюдения. Там достаточно широкие формулировки, которые могут позволить нам заявить о том, что мы работаем с правами человека и защищаем права и интересы молодых людей в нашем проекте „Лига молодых избирателей“, и поэтому наша тактика и наш план на эти выборы – пойти, имея аккредитацию и выписку из нашего устава, справку о нашей государственной юридической регистрации, и пытаться пройти на участки так, как мы это делали 20 лет до этого постановления».

В фонде «Еркіндік Қанаты» также отмечают, что в их уставе есть формулировки, которые совпадают с новыми требованиями ЦИК.

В любом случае, мы будем осуществлять наблюдение также с нашим текущим уставом, – говорит исполнительный директор фонда Елена Швецова. – Более того, мы считаем, что это незаконно: это постановление не может ни в коем случае быть выше конституционного закона о выборах в Республике Казахстан.

Тогжан Кожалиева говорит, что если изменения в устав организации не примут, то ее фонд «будет просто кооперироваться с другими наблюдателями и активно продвигать их». Кроме того, по ее словам, сейчас готовится несколько онлайн-платформ для сбора протоколов и бюллетеней.

Одна из них – общее приложение для наблюдателей Adil Saylau, его разработку курируют Тогжан Кожалиева и Фатима Джандосова. Через него наблюдатели смогут отправлять данные о составе избирательных комиссий и протоколы их открытия и закрытия. Все пользователи приложения смогут увидеть данные о составах комиссий там, где наблюдатели до выборов их запросят, результаты голосования по участкам, где велось наблюдение (после подсчёта голосов), явку избирателей, количество избирателей на участках, количество проголосовавших, количество выданных и испорченных бюллетеней. А зарегистрированные пользователи смогут увидеть распределение наблюдателей по участкам и результаты голосования до подсчета голосов на тех участках, где велось наблюдение.

По словам Фатимы Джандосовой, запуск для организаций наблюдения планируется на днях, а для всех наблюдателей приложение будет доступно в начале января.

«Мы еще готовим приложение для избирателей, фактически, это чат-бот - на сайте dauys.org или сразу в Telegram @DauysGolosBot. Там будут учитываться и голоса бойкота и „против всех“ или испорченные бюллетени» – также рассказала Джандосова Vласти.

Еще два чат-бота в Telegram совместно с Итальянской федерацией по правам человека запустил руководитель фонда Freedom Kazakhstan Барлык Мендыгазиев.

Чат-бот для наблюдателей называется @alamankz_bot, через него можно направлять факты нарушений выборного процесса. Другой чат-бот, @baygekz_bot, запущен для избирателей, через него можно отправлять фотографии своих бюллетеней для альтернативного подсчета голосов. Каждый пользователь имеет возможность отправить только один бюллетень, также принимаются только сообщения с фото-подтверждениями. По словам Мендыгазиева, при разработке IT-решений был взят за основу опыт Беларуси, где аналогичным образом провели подсчет голосов и фиксировали нарушения на президентских выборах.

фото Жанары Каримовой

«Ограничивая доступ наблюдателей к возможности осуществлять наблюдение, мы ставим под вопрос принцип свободы голосования»

По словам Татьяны Чернобиль, независимого консультанта по международному праву в области прав человека, требование ЦИК внести изменения в устав организаций, осуществляющих наблюдение, нарушает несколько важных прав.

«Право на защиту в суде – это самостоятельное отдельное право. Невозможность не то, что установить или опровергнуть нарушение, но просто достучаться до суда, попробовать заявить свои требования – этой возможности организации были лишены», – комментирует она. Также, по ее словам, было нарушено право на свободу объединений: «Потому что наблюдатели не действуют в личном качестве. В данном случае наблюдатели действуют от лица организаций. И вот этим нормативным постановлением государственный орган вторгся в пределы общественных объединений. Это нормативное постановление ЦИК, оно не просто рекомендует что-то поменять в своем уставе. Оно фактически обязывает организации, коль скоро они собрались наблюдать за выборным процессом, внести изменения в устав. Это несколько напоминает цензуру, когда государство говорит независимым, неправительственным организациям сделать что-то. Тем самым получается, что у нас наблюдательная деятельность, она как бы лицензирована».

По словам эксперта, право на свободу объединений может быть ограничено только законом, но никак не постановлением, и лишь в случае, если государство докажет необходимость этого ограничения.

«Эта необходимость может быть объяснена национальной безопасностью, общественной безопасностью, общественным порядком, правами и интересами других лиц, здоровьем и нравственностью населения - вот исчерпывающий перечень оснований, по которым государство законом может ограничить гражданские и политические права. В данном случае никаких объяснений со стороны государства попытки ограничить право на свободу объединения не последовало», – говорит правозащитник.

По ее мнению, требование также ограничивает право граждан на участие в управлении делами государства.

«Все мы имеем не просто право избираться, но и избирать. И вот это право избирать должно осуществляться в ходе справедливого и независимого процесса. И весь этот процесс должен гарантировать свободное волеизъявление избирателей. Прийти и отдать свой голос – это одно, а убедиться в том, что он посчитан, что не было никакой подтасовки, что все было действительно произведено в процессе тайного голосования... Этих условий очень много, и не каждый избиратель может быть уверен в том, что они соблюдены. Поэтому мы как общество доверяем независимым наблюдателям за нас удостовериться в том, что, действительно, выборы произведены совершенно справедливо и честно. Ограничивая доступ наблюдателей к возможности осуществлять наблюдение, мы ставим под вопрос принцип свободы голосования», – комментирует она.

Еще одно право, которое было нарушено, это право на доступ к информации, отмечает Чернобиль: «Потому что эти наблюдатели могли бы потом дать оценку тому, что они увидели, зарегистрировали и успокоить нас относительно свободы нашего волеизъявления. Мы говорим об информации, и соответственно, мы все лишаемся, а если не лишаемся, то ограничиваемся, потому что если мы хотели доверить наблюдение вот этим организациям, а их не допускают до наблюдения, то мы ограничиваемся в праве на доступ к информации, которую мы хотели бы получить».

фото Айсулу Тойшибековой

«Выборы превращаются в какой-то междусобойчик, из которого исключены избиратели и наблюдатели»

Сейчас многие наблюдатели, которых в этом году набрали независимые организации, еще проходят обучение. МИСК набрал 428 наблюдателей за парламентскими выборами. Ирина Медникова отмечает, что в этот раз в организации фиксируют меньший интерес к наблюдению, чем на президентских выборах 2019 года.

«Теперь на одного наблюдателя 10 организаций, которые наблюдают, и они все хотят его рекрутировать. Появилось много новых организаций, их по некоторым данным 50, или даже 70-80, такие цифры называются, – говорит она. – Когда мы обзваниваем наших наблюдателей, приглашаем их на тренинги, то они говорят, что либо перешли в другую сеть наблюдения – а здесь в скобках я замечу, что некоторые сети приняли решение оплачивать гонорары за наблюдение, и они довольно высокие, чего наша организация не практикует принципиально, поэтому конкурировать с ними довольно тяжело в денежном вопросе... Либо наблюдатели говорят, что передумали наблюдать или по какой-то причине должны отказаться». Наибольший отток, по ее словам, наблюдается в столице.

Как отмечает Елена Швецова, большое количество людей заполнили регистрационную заявку наблюдателя от фонда «Еркіндік Қанаты», но среди них много ботов.

«И мы принимали только наблюдателей, которые не состоят в политических партиях, и являются гражданами Республики Казахстан, которые хотят осуществлять независимое наблюдение. У нас 741 человек проходит регистрацию, мы провели 15 тренингов, и 78 человек, которые прошли тренинг. Из этого количества людей есть в регионах наши координаторы», – говорит она.

Как отмечает Мария Лобачева, наблюдателям на этих выборах придется побороться за свои права.

«Мы всегда как наблюдатели при взаимодействии с членами избиркомов больше стараемся убедить их, говорить: есть законодательство о выборах. Согласно законодательству о выборах, мы имеем право наблюдать. Согласно законодательству о выборах, мы имеем право вести фото и видеосъемку. И в то же время препятствие наблюдению тоже преследуется по закону, – напоминает она. – Я бы советовала так, но если никого не пустят, надо как-то привлекать внимание всех к этому, потому что за последние годы я пока не вижу ничего, что делалось бы в нашем государстве для повышения прозрачности избирательного процесса. Как в 2004 году приняли хорошие поправки в закон о местных наблюдателях, с тех пор уже шло только в сторону ограничения и ухудшения. Если в других странах мы видим примеры и видеотрансляций с участков, и онлайн-информирование о результатах выборов на каждом отдельно взятом участке, то у нас ничего такого нет, и просто-напросто уже выборы превращаются в какой-то междусобойчик, из которого исключены наблюдатели и избиратели».