9089
8 января 2021
Вячеслав Абрамов, фото Жанары Каримовой

Выборы как иллюзия

Самая невыразительная избирательная кампания в истории подходит к завершению

Выборы как иллюзия

Избирательная кампания в разгар праздников не могла стать главной темой для казахстанцев и конечно ею не стала. Нынешние выборы в мажилис и маслихаты запомнятся как самые невыразительные в 30-летней истории страны: оппозиция в них не участвует, а предвыборная кампания пяти участвующих политпартий прошла ровно так, чтобы результаты голосования 10 января не вызвали ни у кого удивления.

Грустнее обычного

Спустя почти две недели после начала агитационной кампании, в 20-х числах декабря, стенды для предвыборной агитации в Алматы, начали заполняться предвыборными материалами кого-то, кроме «Нур Отана». Партия власти расклеила свои листовки моментально, остальные, будто долго ждут своего заказа из типографии.

Сначала кое-где появляется «Ауыл», потом обновленные коммунисты, уже почти в Новый год – «Ак жол». Чтобы найти в Алматы агитацию партии «Adal», надо долго ходить от стенда к стенду – листовок почти нет.

В соцсетях – фотографии встреч кандидатов с населением и разнообразные «дебаты» кандидатов в депутаты. У «Adal» - турне по стране людей из малочисленного партсписка, НПК по какой-то причине разъясняет уже очевидно состоявшимся пенсионерам свое требование о снижении пенсионного возраста, «Ак жол» продолжает рассуждать о наследии «Алаша».

Нынешние выборы не явили ничего нового и необычного. Все те же интервью с кандидатами и что-то, что должно быть похоже на дебаты, невыразительные агитационные материалы и результаты опросов, которые все до единого должны убедить – конкурентов у правящей партии фактически нет, она забирает три четверти голосов, остальные поделят то, что останется.

Выборы-2021 – первые в новейшей истории, когда оппозиции, даже вполне себе управляемой, нет вообще. И от этого выборы выглядят совсем уж иллюзией. И тем страннее звучат комментарии о «состязании идей и программ», «разных взглядах» и будущем «многопартийном парламенте».

Эта избирательная кампания запомнится вовсе не активностью ее участников, а действиями Центризбиркома в отношении наблюдателей и отсутствием в бюллетенях оппозиции.

Маслихаты не станут заметнее

Эти выборы – первые, когда депутатов маслихатов избирают по партийным спискам. Итак всегда малозаметные, в итоге выборы в маслихаты окончательно стали незаметным придатком выборов в мажилис. Отсутствие независимых кандидатов, ярких идей и мнений, дебатов участников выборов в маслихаты – ни одна избирательная кампания еще не была настолько слабой.

Центризбирком, как и на прошлых выборах, не стал даже публиковать у себя на сайте списки кандидатов в депутаты маслихатов, заявив о том, что это должны делать территориальные избирательные комиссии. Ведомство продолжает делать максимум, чтобы избиратель знал об участниках выборов минимум. При этом информация на сайтах теркомов труднодоступна, а у некоторых из них и вовсе нет сайтов.

Маслихаты так и не стали важным институтом в системе власти Казахстана, но их реформированием в прошлом году, чтобы не допустить в них самовыдвиженцев, вероятно, окончательно выведет маслихаты из поля зрения избирателя.

Три или четыре: есть ли разница

Опросы общественного мнения, которые проводятся в Казахстане исключительно структурами, близкими к властям, весь декабрь не сулили ничего хорошего никому, кроме правящей партии. Три партии - «Ак жол», НПК и «Ауыл» - находились на грани прохода в мажилис. Плюс десятая часть избирателей – неопределившиеся.

Эти опросы вполне в духе тех прогнозов, которые делались еще год назад – либо мажилис останется с той же композицией, с которой проработал два созыва («Нур Отан» - «Ак жол» - НПК), либо к ней добавится «Ауыл».

Есть ли тут какая-то разница? По сути, нет. Все участвующие в выборах партии лояльны властям. «Ак жол» и НПК крайне редко за почти десять лет работы в парламенте, выступали против каких-то идей и решений правительства, критиковали его в основном сдержанно и были в целом настроены «исключительно конструктивно».

Вернувшись в парламент, они останутся теми же лояльными властям партиями, а парламент так же формально останется многопартийным.

Маслихаты напротив во многих случаях впервые станут многопартийными. По закону, даже если ни одна партия, кроме победителя, не получит больше 7% голосов избирателей, пришедшая второй партия все равно войдет в маслихат. Но повысит ли это политическую конкуренцию в маслихатах? Шансы на это были бы только в том случае, если бы в выборах участвовала реальная оппозиция. А ее нет.

В итоге эти выборы вовсе не станут шагом вперед в развитии политического плюрализма, а полностью сохранят имеющийся статус-кво.