6829
30 июля 2021
Алмас Кайсар, фото с сайта dailysabah.com

Латинская Америка в поисках социальной справедливости

Как Колумбия, Чили, Перу и Бразилия отказываются от антисоциальной политики своих правительств

Латинская Америка в поисках социальной справедливости

Пандемия коронавируса усугубила положение стран Латинской Америки, в которых местные власти последовательно ослабляли роль государства, дерегулировали финансовый сектор, приватизировали различные предприятия и сокращали социальные расходы. Итогом этой политики стал рост безработицы, неравенства и авторитаризма, наложившийся на высокую заболеваемость и смертность из-за инфекции. Как следствие, жители этих стран начали систематически протестовать против сложившейся социальной несправедливости, и в дополнении к этому выбирать политиков, обещающих кардинально изменить нынешнее положение дел.

На протяжении века Латинская Америка была местом радикальных политических экспериментов. Здесь регулярно происходят социальные потрясения, полностью перекраивающие жизнь людей. Новая волна протестов захлестнула континент в 2019 году. Представителей разных социальных групп перестало устраивать то, как прежние политические элиты продвигали послабления, льготы и привелегии для транснациональных корпораций, крупных собственников и землевладельцев. Это нанесло ущерб благополучию всех остальных, оставив их без права на хорошую жизнь, пенсии, доступное здравоохранение и образование. В ответ элиты задействовали колоссальный ресурс насилия. Однако протесты это не остановило, и в некоторых государствах их участникам уже удалось заставить властей отступить и выполнять требования общества.

Колумбия

Итогом неолиберального курса в Колумбии стало то, что около 42% населения живёт за чертой бедности, а 33% молодёжи остается без образования и рабочих мест. Больше половины экономически активного населения занято в неформальном секторе, а уровень социального неравенства один из самых высоких в мире.

Ситуация с коронавирусом тем временем достигла трагических масштабов. На начало июля этого года страна находится на десятом месте по уровню заболеваемости и смертности во всем мире. В июне коронавирусом в среднем каждый день заражались 33 тыс. человек, количество умерших составляло 754.

В 2019 году в Колумбии уже проходили масштабные протесты против мер жёсткой экономии. В 2021 году они возобновились с новой силой. Все началось 28 апреля с национальной забастовки против налоговой реформы, планируемой правительством нынешнего президента Ивана Дуке Маркеса. Забастовка быстро переросла в протесты по всей стране, которые собрали на улицах больше пяти миллионов колумбийцев − 10% от общей популяции страны.

Центральный элемент законопроекта, против которого выступили протестующие − повышенные налоги на доходы и потребление. Вышедшие на акции протеста люди требовали от властей выплаты для колумбийских семей, пострадавших во время пандемии; трудовых гарантий для медицинского персонала; временного моратория на оплату обучения в государственных университетах; защиты национальной промышленности и отмены трудовой реформы, снижающей степень социальной защищенности рабочих. Они также подняли вопрос о насилии в отношении женщин.

В ответ на требования протестующих власти буквально развернули против них военные действия, применяя самые разные способы запугивания и репрессий. Более сорока демонстрантов были казнены без предварительного расследования и решения суда, а Human Rights Watch получила 63 достоверных сообщения о гибели людей во время протестов, двое из которых были полицейскими. Правозащитные группы Temblorez и Indepaz сообщили о множестве случаев сексуального насилия, похищения людей с целью изнасилования и жестокого обращения полиции с протестующими.

Несмотря на запугивания и убийства, граждане не отступали от своих требований на протяжении 6 недель. В итоге пять членов кабинета Дуке ушли в отставку или были заменены. Дуке отозвал свои регрессивные налоговые законы, а также спорный законопроект о здравоохранении.

Следующие президентские выборы в Колумбии пройдут в 2022 году, но опросы уже показывают, что 76% респондентов не одобряют политику Дуке. Исход выборов сложно предугадать, но ясно одно: нынешние общественные выступления, одни из самых масштабных за всю историю страны, приближают ее к социально ориентированному и демократическому будущему.

Чили

Социальный откат Чили принято связывать с конституцией 1980 года, принятой во время 15-летнего правления диктатора Аугусто Пиночета, которая свела на нет ответственность государства за благополучие общества. Несмотря на падение тиранического режима Пиночета и последующего перехода страны к либеральной демократии со свободными выборами, политика государства остается антисоциальной.

Основным итогом нового политического курса стало то, что к 2021 году значительная часть населения Чили получает очень низкую заработную плату. Примерно от 30 до 40% чилийцев продолжают работать в секторе теневой экономики, что делает людей неуверенными в стабильности их доходов.

Социальное положение людей привело к тому, что в 2019 году в Чили началось народное восстание. Формально все началось с протеста школьников против повышения цен в метро, но накопившаяся несправедливость и экономическое неравенство побудило миллионы чилийцев поддержать школьников и расширить исходные требования к властям, главным из которых стало принятие новой конституции.

Правительство президента Себастьян Пиньера ответило на протесты грубым насилием. Впервые со времен Пиночета оно вывело на улицу военных и объявило чрезвычайное положение.

Также как и в Колумбии, чилийские граждане длительное время не отступали от своих требований, пока в ноябре 2019 года Пиньера и представители 10 политических партий не согласились вынести на референдум предложение о разработке новой конституции.

В октябре 2020 года чилийцы проголосовали на избирательных участках за новую конституцию. Несмотря на пандемию, свои голоса отдал 51% избирателей. Решение о создании новой конституции поддержали 78% голосующих, 79% также высказались за всенародно избранный конституционный съезд.

«Трудовые права могут быть включены в новую конституцию. Теперь мы можем изменить баланс на рабочих местах таким образом, чтобы позволить рабочим организовывать протесты с большей эффективностью, а затем использовать потенциал этой власти. Это будет непросто, но это стоит на повестке дня впервые за пятьдесят лет», − заявил социолог Рене Рохас из Колледжа общества и общественных дел (CCPA).

Перу

Антисоциальные основы в Перу были заложены версией конституции 1993 года, предложенной президентом Альберто Фухимори. Она сделала Перу одной из самых благоприятных для инвестиций экономик в мире. Ее положения создавали благоприятную среду для частного предпринимательства во всех сферах, подрывая одновременно с этим трудовые права рабочих и крестьян.

Социально-экономическое положение граждан в Перу мало чем отличается от других латино-американских стран. На 2021 год в неформальных секторах занято свыше 75% экономически активного населения. Общую атмосферу нестабильности подпитывает тот факт, что в Перу в настоящее время зафиксировано самое высокое в мире число погибших от коронавируса на 1 млн. населения.

В то же время, по данным опроса общественного мнения Latinobarómetro, Перу остается одним из самых протестных регионов Латинской Америки, уступая по этому показателю только Боливии. Это касается и забастовок в горнодобывающем секторе, и протестов работников образования и здравоохранения, и выступлений из-за системной коррупции. Сочетание нестабильности, коррупции и неолиберальных мер в экономике выдвинуло на первый план новые политические фигуры, способные консолидировать разные группы под общими требованиями.

Им стал Педро Кастильо – профсоюзный активист, учитель и фермер. Кастильо выдвинулся на пост президента в 2021 году от партии «Свободное Перу», и неожиданно вырвался вперед, бросив вызов сложившемуся бюрократическому и олигархическому режиму, поддерживающему кандидатуру Кейко Фухиморы – дочери ранее свергутного президента Альберта Фухимори.

Кастильо намерен пересмотреть газовые контракты, заключенные Перу, чтобы обеспечить его запасами внутренний рынок и снизить цены на электроэнергию для граждан. Также он предлагает расследовать случаи захвата земель и регулировать концентрацию земли в одних руках. Помимо этого Кастильо планирует увеличить расходы на образование, здравоохранение, а также расширить участие государства в экономике страны.

Вместе с тем он выступает за изменение конституции Фухимори 1993 года. Кастильо убежден: нынешняя конституция «была написана в 1993 году при диктатуре Фухимори. Она называет здравоохранение и образование услугами, а не базовым правом граждан. Она предназначена для бизнеса, а не для людей».

16 июня Педро Кастильо выиграл президентские выборы в Перу, набрав 50,1% голосов, опередив свою соперницу Кейко Фухимори на 0,25%. После победы на выборах, Кастильо заявил, что он может столкнуться с большими препятствиями, чинимыми, помимо прочего, конгрессом, законодательным органом страны. Однако если конгресс попытается помешать его партии внести необходимые изменения, он пригрозил массовым выводом людей на улицы.

Бразилия

Нынешний президент Бразилии Жаир Болсонару пришел к власти на фоне непопулярных мер жесткой экономии и коррупционных скандалов предыдущего правительства. В своей предвыборной программе он предлагал ликвидировать бюрократию и коррупцию, которая, как он утверждал, укоренилась за 13-летний период правления Партии трудящихся. Для этого требовалось сократить присутствие государства как в экономике, так и социальной политике.

Однако неолиберальный проект Болсонару не привел к положительным результатам. Уровень безработицы к 2021 году остается на чрезвычайно высоком уровне − 14,1%. В первой половине 2020 года 1,2 млн. человек потеряли работу, но это не является следствием пандемии, поскольку высокий уровень безработицы был характерной чертой неолиберальных правительств, пришедших к власти в 2016 году.

Помимо этого, правительство Бразилии провалило антикризисную политику в период пандемии. На 6 июля 2021 года страна является лидером региона по общему количеству заболеваний с показателямии 364 тыс. случаев заражения и 10 тыс. случаев смертей в неделю. А также занимает седьмое место по количеству летальных исходов от коронавируса на 1 млн. населения.

На фоне ужасающих лесных пожаров, безработицы, углубления бедности, высокой смертности и проблем с реализацией карантинных ограничений суд решил оправдать бывшего президента страны Лулу да Силва, соучредителя и председателя Партии трудящегося, которого обвинили в коррупционных махинациях в 2017 году.

Лула да Силва занял пост президента в начале 2003 года, обещая провести социально ориентированные реформы. При правительстве Лулы Бразилия достигла хороших показателей экономического роста, сокращения неравенства доходов и снижения уровня бедности. На это от части повлиял рост цен на сырьевые товары, но в не меньшей степени и увеличение внутреннего спроса за счет государственных инвестиций и социальной политики. Лула усилил борьбу с бедностью, реализуя программы строительства жилья для беднейших слоев населения, семейных социальных пособий, борьбы с голодом и совершенствования системы образования.

После мирового финансового кризиса 2008 года Бразилию начало лихорадить. Власти, пришедшие после него, избрали в качестве решения политику жесткой экономии. Эти меры вогнали Бразилию уже в экономический кризис. Если в 2014 году безработица составляла 4,3%, то к 2015 году она достигла 6,9% и продолжала расти после. Правительство президента Мишела Темера закрепило политику жесткой экономии поправками в конституцию, которые запрещали регулировать государственные расходы на товары и услуги. При нем начались разгосударствление экономики, изменение контрактов на разведку нефти в интересах транснациональных компаний и либерализация рынка труда.

Тем временем Лула был осужден за коррупцию и обвинен в получении квартиры в виде взятки. Позже, в 2019 году новостная организация Intercept опубликовала ряд документов, которые подтверждали то, что осуждение Лулы было политически мотивированным, чтобы помешать ему учавствовать в президентских выборах 2018 года. А 23 марта 2021 года Лула выиграл судебное дело и теперь намеревается учавствовать в президентской гонке 2022 года.

Несмотря на коррупционные скандалы, длительную очерняющую атаку со стороны СМИ и годы проведенные в тюрьме, 50% опрошенных местной газетой Estado de S. Paulo были готовы проголосовать за Лулу. Тогда как Болсонару свой голос могут отдать только 38% респондентов. Другие опросники также показывают то, что Лула обгоняет Болсонару уже в первом туре президентской гонки.

Возвращение Лулы означает многое для бразильской политики. Власть Болсонару была связана не только с провальной экономической и социальной политикой, но и углублением авторитаризма, опирающегося на военную силу. При нем в составе правительства оказалось больше силовиков, чем в период военной диктатуры. Лула же дает Бразилии надежду на широкую демократизацию.

Вернуть себе власть

Организуя масштабные протесты, жители латино-американских стран требуют большего участия в политической жизни своих стран. Они оспаривают неолиберальные методы правления, которые сделали их бесправными и экономически уязвимыми. Для подавления этих запросов, социальных по своей сути, действующие правительства стали быстро скатываться в авторитаризм, направляя против людей военный потенциал.

Новые лица, опирающиеся на массы, готовятся бороться с истеблишментом для того, чтобы запустить прогрессивные социальные реформы и вовлечь в их реализацию самих граждан. Неизвестно к чему приведут усилия этих политиков и смогут ли они, заручившись поддержкой и рассчитывая на помощь граждан, провести структурные реформы. Однако главный итог этого неспокойного для латино-американских стран времени – отказ от неолиберальных проектов, которые не только обострили экономический кризис, но и спровоцировали еще более широкие бунты людей, чем это было в момент их появления около 40 лет назад.

Иллюстрации взяты с сайтов cnn.com, dailysabah.com, thetimes.co.uk