3310
24 сентября 2021
Фото hln.be

Германия накануне больших изменений

Почему предстоящие парламентские выборы станут наиболее значимыми для страны за последние 16 лет, и как она может измениться по их итогам

Германия накануне больших изменений

Жан Тустикбаев, социолог, специально для Vласти

В воскресенье, 26 сентября, граждане Германии будут определять состав нового парламента (Бундестага). Эти выборы имеют особое значение: после 16 лет канцлерства Ангела Меркель уходит в отставку, и народу предстоит выбрать следующего лидера страны. Важность федеральных выборов в Германии актуальна не только для немцев, но и для Евросоюза, поскольку страна является ведущей экономикой Европы, и наряду с Францией принимает ключевые политические решения в регионе.

Согласно опросам, три партии могут получить больше всего мест в Бундестаге: традиционный Христианско-демократический союз (ХДС), который являлся партией Меркель и правил страной с 2005 года, Социал-демократическая партия (СПД) и «Зеленые». Все эти партии уже выдвинули кандидатуры канцлера от своих партий. Кроме того, есть и небольшие партии, которые, скорее всего, преодолеют 5% барьер: либеральная и про-предпринимательская Свободная Демократическая Партия (СвДП), левая партия Die Linke и правая партия Альтернатива для Германии. И хотя не ожидается, что эти партии станут победителями по итогам голосования, их значение не менее важно, поскольку они могут стать потенциальными союзниками в создании коалиции для формирования нового правительства страны.

Экономический рост, эффективное разрешение финансовым кризисом 2008 года и поддержание стабильности – это те достижения, которыми объясняют долгое пребывание Маркель и ее партии у власти. Подход Меркель к достижению консенсуса и нейтралитета положительно коррелирует с общим настроением большинства немцев, которые склоняются к стабильности, а не к резким изменениям.

Но несмотря на сохраняющийся рост экономики в течение всего правления Меркель, его нельзя назвать развитием. Экономическое и социальное неравенство является одной из острых проблем Германии, как и всего остального мира. По сравнению с 2005 годом − моментом вступления Меркель в должность канцлера − в Германии сегодня в два раза больше миллиардеров, 136.

Кроме того, Меркель неоднократно критиковали за излишний акцент на экономических интересах в ущерб ценностям прав человека и демократии, краеугольным для Евросоюза. Это, к примеру, проявлялось в ее мягкой позиции по отношению к авторитарному лидеру Венгрии Виктору Орбану, которая частично объясняется важной ролью Венгрии в цепочках производства немецких транснациональных компаний. То же самое можно сказать и об экономическом партнерстве Германии с Китаем и Россией, оттеснившем вопросы злоупотребления властью и насилием на второй план. Существовало предположение, что улучшение экономических связей могло бы дать Меркель рычаги влияния на эти авторитарные страны для коррекции их политики. Однако подобные механизмы так и не появились в ее арсенале.

Канцлер германии Ангела Меркель на официальной встрече с главами России Владимиром Путиным и Китая Си Цзиньпином, фото shine.cn

Наследие Меркель также не оставляет положительных результатов в вопросах изменения климата несмотря на то, что эта проблема присутствовала в ее риторике еще в 2000-х годах. После инцидента на Фукусиме и последующего отказа от перехода на атомную энергию, действия ее партии сделали Германию более зависимой от угля и газа. Это создало дополнительные препятствия для перехода будущих правительств к зеленой энергетике. В сегодняшней Германии 44% электроэнергии производится из ископаемого топлива, а по количеству выбросов углекислого газа на душу населения страна занимает одно из первых мест в ЕС. Это тревожное следствие для страны, которая во многом определяет развитие Европы и ее будущее.

Ослабление партии Меркель стало более заметным во время избирательной кампании. Кандидат в канцлеры от партии ХДС − Армин Лашет − заявил, что его партия продолжит политику Меркель, ориентированную на стабильность. По определению The Economist, кампания ХДС лишена идей, а самой партии нечего сказать после 16 лет правления. Хотя преемственность с ее понятием стабильности может быть привлекательной для немцев, люди также признают, что страна стоит на пороге решения масштабных проблем. Поэтому политика правительства, возможно, должна быть скорректирована соответствующим образом, то есть в сторону неизбежных и значительных изменений.

Несколько неудач Лашет сказались на популярности консервативной партии. Кроме того, поддержка ХДС снизилась в результате межпартийного соперничества со стороны более популярного кандидата от ХДС. Будучи губернатором земли Северный Рейн-Вестфалия, Лашет был обвинен в недостаточно эффективных действиях по борьбе с пандемией коронавируса на местном уровне. Особый удар по нему лично и по партии был нанесен в июле. Лашет несколько раз посмеялся за кулисами во время выступления президента Германии в городе, сильно пострадавшем от наводнения − в результате него погибло не менее 190 человек. Лашет также удалось разочаровать прогрессивных сторонников ХДС, поскольку он утверждал, что климатическая политика Германии не может проводиться в ущерб мощной промышленной базе страны.

Армин Лашет, преемник действующего канцлера Ангелы Меркель, фото bloomberg.com

Программы других партий и кандидатов

Согласно опросам, больше всего голосов могут получить социал-демократы. У его кандидата в канцлеры Олафа Шольца за плечами выдающийся опыт государственного управления. Прежде чем стать вице-канцлером и министром финансов в правительстве Меркель, он занимал пост мэра Гамбурга с 2011 по 2018 год. Несмотря на его склонность к фискальной осторожности, выстроенная им администрация сыграла решающую роль в реализации пакета мер по восстановлению ЕС на 750 млрд евро, а также пакета в 130 млрд евро для поддержки немецкого бизнеса и работников во время пандемии.

Олаф Шольц предлагает повысить минимальную заработную плату с нынешних 9.19 евро в час до 12. По его словам, это будет способствовать повышению заработной платы менее квалифицированных и более уязвимых работников. Шольц скептически относится к идее, что высококвалифицированные топ-менеджеры должны быть именно теми, кто определяет правила. Напротив, физические формы труда также имеют значение и поэтому должны быть оценены по достоинству.

Но несмотря на то, что социал-демократы готовы продвигать и продвигают социальные реформы, в партии также наблюдается уклон вправо. Например, социал-демократы не исключают вступления в коалицию с про-бизнес СвДП, тем самым сигнализируя, что интересы немецкого капитала будут учтены или его владельцы вовсе не будут подвергаться необходимому регулированию.

В то время как СПД и «Зеленые» готовы повысить минимальную заработную плату, ХДС не обещало подобных мер, утверждая, что этот вопрос нужно оставить на усмотрение работодателей и работников. ХДС также не дает обещаний повысить налоги, в то время как СвДП даже рассчитывает снизить их, в том числе корпоративный налог. Возможно, это не лучшая идея, учитывая важность налогообложения в вопросах снижения неравенства в обществе.

Фото dw.com

Действительно, Германия, как и многие другие страны, испытывает на себе негативные последствия неравенства. Социал-демократы и «Зеленые» склоняются к введению налога на богатство, ориентированного на самые богатые группы населения, без какого-либо налогового бремени для малого бизнеса. И социал-демократы, и «Зеленые» хотят повысить налоги для высокооплачиваемых граждан: до 45% на доходы свыше 90 тыс. в случае СПД и 100 тыс. евро в случае «Зеленых».

Общественная озабоченность ростом арендной платы становится важной частью политической повестки, поскольку многие не могут позволить себе платить большую часть арендной платы из своего кармана. Помимо строительства 100 тыс. домов в год, социал-демократы также планируют «заморозить» арендную плату, чтобы остановить рост цен и разработать некоммерческую политику на рынке жилья.

В Германии все больше людей начинают беспокоиться по поводу изменения климата, особенно молодое поколение. Во многом именно это объясняет рост влияния партии «Зеленых» в последнее десятилетие. Между тем, преобразование мощной промышленности Германии в экономику с нулевым выбросом углекислого газа будет непростой задачей. Но, с другой стороны, от этого во многом зависит то, будет ли ЕС строить «зеленое будущее». Нынешняя правящая партия ХДС обещала стать нейтральной по показателю парниковых газов к 2045 году. Однако «Зеленые» хотят ускорить этот процесс, например, прекратив работу угольных электростанций до 2030 года.

Кандидат от «Зеленых» Анналена Бербок − самая молодая и единственная женщина-кандидат на пост канцлера. Среди ее слабых сторон − отсутствие политического опыта, поскольку она никогда не занимала выборных должностей. Несмотря на популярность «Зеленых», доверие к Бербок пошатнулось, когда в ее новой книге был выявлен плагиат, а автобиография была утрирована до такой степени, что не соответствовала действительности.

Кандидат на пост канцлера от партии «Зеленых» Анналена Бербок во время презентации своей книги, фото newsrnd.com

Помимо ее личности, «Зеленые» критикуют политику нынешнего правительства в отношении изменения климата. Вместо этого партия стремится добиться запрета на эксплуатацию автомобилей, производящих вредные выбросы, с 2030 года. Они настаивают и на ограничении авиаперелетов, призывая увеличить инвестиции в железнодорожный транспорт.

Что касается внешней политики, Бербок и ее партия готовы занять более жесткую позицию в отношении России и Китая. Партия также выступает против проекта «Северный поток». Несмотря на прогнозы экспертов о том, что у Бербок меньше всего шансов стать канцлером, существует большая вероятность, что ее партия войдет в состав коалиционного правительства. Кроме того, ожидается, что «Зеленые» покажут гораздо лучшие результаты, чем на последних федеральных выборах.

Кто имеет реальные шансы на победу?

Динамика выборов в этом году была впечатляющей. Согласно опросам, в феврале партия Меркель ХДС лидировала − 35% респондентов выразили поддержку ее консервативной линии. В то время как «Зеленые» заняли второе место с результатом в 19%. За ними следовали социал-демократы с 15%. Но через несколько месяцев ситуация резко изменилась, «Зеленые» вышли на первое место в опросах. Однако это продолжалось недолго, и к концу лета социал-демократы стали лидирующей партией с 23% голосов. За ней следовали консервативная ХДС и «Зеленые». Более того, по результатам опроса, проведенного в конце августа, впервые с 2006 года социал-демократы опережают консервативную ХДС. Основная причина этого связана не с впечатляющим портфолио Шольца, а, скорее, с провалами двух других кандидатов в ходе избирательной кампании, в то время как Шольцу пока удается их избежать.

Поскольку ни одна партия не может набрать более 50% голосов в парламенте, как свидетельствует послевоенная история Германии, партия с наибольшим числом голосов вступит в стадию переговоров для формирования коалиционного правительства. Этот процесс будет включать в себя длительные раунды переговоров как с большими, так и малыми партиями. Иначе говоря, победившая партия будет обсуждать и искать компромиссы с двумя или даже тремя другими партиями, чтобы достичь соглашения о формировании коалиции.

Кандидат на пост канцлера от партии социал-демократов Олаф Шольц во время встречи со своими сторонниками, фото Reuters

Несмотря на то, что 26 сентября определится победившая партия, после выборов наступит период формирования коалиции, который и определит, кто будет председательствовать в коалиции в качестве крупной и малой партий. Достижение консенсуса при формировании коалиции подразумевает договоренности об общих направлениях политики и оптимальном для этого кабинете министров. В последние 16 лет ХДС регулярно была партией-победителем, и все же она сформировала коалицию с социал-демократами (2005-2009), СвДП (2009-2013) и снова с социал-демократами в течение двух последних сроков (2013-2017 и 2017-2021).

Неясно, сколько времени займет процесс создания коалиции. Вполне возможно, что он затянется на несколько месяцев. Если так, то партия Меркель еще продолжит возглавлять правительство в течение некоторого времени. Но после смены правящей партии и фигуры канцлера, правящая партия ХДС может оказаться в оппозиционном лагере. Одна из вероятных причин этого заключается в том, что ХДС и социал-демократы не хотят возрождать свою прежнюю форму партнерства. Внутренняя сплоченность социал-демократов была ослаблена после того, как партия решила стать младшим партнером ХДС после ее победы на выборах 2017 года. Против возобновления союза двух партий выступало левое крыло социал-демократов.

Германию критикуют за пассивную позицию в глобальных делах, особенно в период пандемии, климатического кризиса, усиления миграции и возрастания числа конфликтов за пределами Европы. Темная страница истории страны может частично объяснять ее нерешительность играть более активную роль в международной политике. Однако 26 сентября гражданам Германии предстоит решать не только то, нужно ли стране сохранять преемственность консервативной политике Меркель, но и то, должна ли Германия стать движущей силой в европейском и глобальном контекстах на фоне всех происходящих потрясений.