10424
10 января 2022
Ольга Логинова, фотография Жанары Каримовой

Евгений Жовтис, правозащитник: «После этих событий будет соблазн в какой-то степени закручивать гайки»

О рисках ввода сил ОДКБ и политических уроках, которые нужно извлечь

Евгений Жовтис, правозащитник: «После этих событий будет соблазн в какой-то степени закручивать гайки»

Vласть открывает серию материалов, в которых будут осмысляться события последней недели, даваться прогнозы об их последствиях и формулироваться решения, которые могли бы помочь Казахстану выйти из политического кризиса.

Мы связались с известным казахстанским правозащитником, юристом и общественным деятелем Евгением Жовтисом и поговорили о том, что произошло в первые дни января в Казахстане, что предшествовало этим событиям и как ситуация будет развиваться дальше.

О природе событий

Прежде всего нужно понимать природу этих событий и то, какие вызовы, в той или иной мере связанные с произошедшим событиями, существовали и продолжают существовать. Первое: система, которую господин Назарбаев создавал тридцать лет - такая централизованная система с зачисткой политического пространства, независимых СМИ, но с мягким авторитаризмом, с балансом между элитами и выдерживанием вот этих сдержек и противовесов, - себя не оправдала, и прежде всего, не оправдала по двум направлениям. По социально-экономическому, потому что вся ресурсная рента настолько несправедливо была распределена, что привела к явно огромному расслоению и к появлению большущего слоя, особенно среди казахской молодёжи, казахоязычной молодёжи, маргинализованных групп в сельской местности, огромного слоя не просто уязвимых, а нищих, бедных, неустроенных, временно не работающих и так далее, которые в связи с этим и обозлены, не лояльны власти, и еще больше ненавидят полицию и прочие правоохранительные органы, которые с их точки зрения защищают интересы этой самой элиты, находящейся у власти. Второе - зачищая все это пространство, создали вакуум. И я много лет назад говорил, что когда вы создаёте такой вакуум, он обязательно будет заполнен какими-то радикалами, будь то исламские, будь то левые радикалы, или просто социальные протесты такого рода. У вас нет ни каналов, ни амортизаторов, ничего, нет никакой политической системы. Это результат такого развивающегося и дошедшего до определённого уровня режима, который создавал господин Назарбаев. Картина, конечно, не исключительно чёрная, есть явные успехи на международном уровне, есть какие-никакие экономические реформы, сформировано какое-никакое устойчивое государство с аппаратом и всеми институтам, и так далее, но нерешенность проблем, о которых я говорил, и приводит к подобного рода результатам. Понятно, что этот всплеск и переход в такую жёсткую и горячую фазу - это, прежде всего, социально-экономическая мотивация, чем такая осознанная политическая мотивация.

Эпоха Назарбаева закончена

Вопрос в том, какие уроки из этого извлечь, то есть, куда дальше двигаться и что дальше делать. Я думаю, первый вывод: в той или иной форме эпоха Назарбаева закончена в том виде, в каком она была. То есть, однозначно, что господин Токаев консолидирует власть, у него есть возможности что-то делать, хотя я не уверен, что есть достаточно ресурсов для изменения этой социально- экономической ситуации, которой пронизана вся государственная система. Коррупция - это ее кровь, неравное распределение результатов - это ее сухожилия, нервы и все прочее, все так выстроено. Поэтому хватит ли у него ресурсов это все как-то менять - а менять нужно обязательно и с политической точки зрения, и с социально-экономической - это достаточно серьёзный вопрос. Понятно, что сложившаяся ситуация для него достаточно благоприятна - и для консолидации власти, и для расстановки своих кадров. Если раньше он был как бы за Назарбаевым, то сейчас он становится самостоятельной фигурой, то есть, легитимным президентом со всеми вытекающими последствиями. Второй вывод: конечно, было понятно, что в этой ситуации в каком-то смысле выиграл господин Путин и Россия, потому что через ОДКБ она продемонстрировала, что ОДКБ - это не мёртвая организация, а может действительно предпринимать какие-то шаги по стабилизации и безопасности, что здесь дружественный России режим сохраняется.

Главное, чтобы эти силы ОДКБ на следующей неделе, крайний срок - через неделю - вышли, чтобы их не было на нашей территории.

Нужно отвечать на глубинные проблемы

В остальном, конечно, после этих событий будет соблазн в какой-то степени закручивать гайки, больше централизовать, консолидировать и укреплять власть. Нужно будет превращать в нормальное ведомство Комитет Национальной Безопасности, потому что если его председателя обвиняют в государственной измене, то он же не может существовать в безвоздушном пространстве и сам по себе заниматься изменой. Если человек раздаёт приказы и одновременно занимается государственной изменой, то невозможно это делать без каких-то видимых признаков. Во всяком случае, для высшего аппарата КНБ. Нужно смотреть, что будет дальше, как будет реформироваться Комитет Национальной Безопасности, какие там будут изменения. Какие произойдут изменения в правоохранительных органах, потому что очевидно, что то, что происходило в Алматы и других регионах - это серьёзный коллапс. Если вы заметили, то на первом этапе даже никакого сочувствия не было к правоохранительным органам, хотя они что-то теряли, а было наглядное озлобление, и даже можно сказать, ненависть. Это говорит о том, что нет доверия к этим органам, так же, как государственным органам, и нет к ним никакого хорошего отношения у большей части людей. Ну, обыватели-обывателями, но у активной части населения явно есть определённые точки зрения, и у молодёжи тоже. Понятно, что во эти все структуры, которые так долго создавались - общественные советы, Нур Отан - все пропало. Ничего не имеет легитимности, ничто не в состоянии пользоваться каким-то авторитетом у людей. Это серьёзные звонки, и ключевой вопрос сейчас - какие уроки из этого будут вынесены.

Акимат города Алматы. Фотография Ольги Логиновой

Я помню, что 7 января был какой-то очень странный пассаж в речи президента, касающийся правозащитников и «горе-активистов», совершенно мне непонятный.

Но сегодня заявление Акорды чуть более примирительное в отношении того, что до 4 января во многих регионах проходило все мирно, потом появились силы, которые это раскачали и перевернули. Вопрос заключается в том, будут ли извлечены из этого уроки, связанные глубинными причинами этой ситуации. Конечно, надо понимать, что условно говоря, среди «нападавших» были разные группы: мирные протестующие, где-то были исламские радикалы, где-то был криминал, структуры, связанные с местными элитами, просто маргинализованная, отчаявшаяся, озлобленная молодёжь, то есть, это все нужно хорошо разделять и понимать, какие шаги нужно сейчас предпринимать в интересах государства, народа и его укрепления, для того, чтобы отвечать на глубинные проблемы, а не пытаться объявлять охоту на ведьм или действовать по верхушкам.

Что будет дальше

О перспективах трудно сказать, мы же находимся в очень интересном геополитическом окружении: Россия, Китай, радикально-исламский юг, кроме того, сейчас существует определённый конфликт у Соединённых Штатов и Европы с Россией вокруг Украины и не только. Поэтому тут все достаточно сложно геополитически. Но с точки зрения внутренней политики крайне важно понимать, что есть застарелые проблемы, растущие еще из 90-х годов, связанные с несправедливостью распределения народной собственности того времени - бенефициарами явилась правящая на тот момент группа и оставшаяся в той или иной степени у власти элита, и что нужно каким-то образом восстанавливать социальную справедливость, создавать нормальную систему, в том числе с политическими каналами, с участием в политических процессах, создавать дееспособную политическую систему, развивать нормальное гражданское общество и пытаться решать социально-экономические проблемы, вопросы социальной справедливости. А это не вопрос одного дня или одного года, на это нужно ставить и в этом направлении упорно двигаться, потому что в противном случае, не решая эти фундаментальные проблемы, мы не гарантируем (что не случится - V) подобный всплеск другого рода такого же характера.

О вводе войск ОДКБ

Как только появилась первая информация о том, что входят войска ОДКБ, моя точка зрения была достаточно чёткая: я считал, что это неправильно, потому что крайне опасно интернационализировать конфликт. То есть, конфликт все-таки внутренний, а вы подтягиваете зарубежные силы, и поэтому я понимаю прекрасно Акорду, которая начала, условно говоря, разыгрывать карту международного терроризма, в которую я не сильно верю. Я полагаю, что там были какие-то люди, которые, конечно, имеют связи с зарубежными исламскими радикальными группами, те же самые «бородачи» в Актобе и у нас, но тем не менее, это не главная движущая сила, хотя весьма опасная. Поэтому сам ввод ОДКБ - палка о двух концах. С одной стороны, я понимаю, что господин Токаев таким образом продемонстрировал наличие у него ресурсов, это был такой сигнал: «у меня достаточно ресурсов, и в данном случае господин Путин поддерживает устойчивость нашего государства». В этом смысле, приходится взвешивать риск между опасностью для суверенитета и независимости и присутствием российских войск на нашей территории, что конечно, очень негативно было воспринято и казахскими национальными движениями, и казахскими диаспорами за рубежом. С другой стороны, были понятны мотивы - неуверенность в лояльности правоохранительных органов, что показал арест господина Масимова, и второе - это неуверенность, что у господина Токаева есть ресурсы и есть эта поддержка. Пока вот это взвешивание действует в пользу господина Токаева, потому что люди заинтересованы, чтобы безопасность была обеспечена и порядок был восстановлен, и пока плюсы от этого в настоящее время перевешивают минусы от этой реакции. Но если это продержится больше недели, двух, трёх - понятно, что основу войск составляют российские войска, там около двух с половиной тысяч (человек - V), это относительно небольшая группа, но тем не менее, символически, политически при сохранении этих войск на нашей территории, прежде всего Российских, минусов станет больше, чем плюсов. Я думаю, конечно, это будет сильно раздражать, особенно нашу казахскую, национально-ориентированную часть населения, потому что понятно, что это вопрос независимости и суверенитета. Я надеюсь, что в ближайшие два-три дня, когда будет ясно, что ситуация в Алматы, Таразе, Жамбылской области, Кызылординской области взята полностью под контроль, ОДКБ покинет территорию, и тогда такого серьёзного внутриполитического урона господину Токаеву это не нанесёт.