57650
24 февраля 2022
Алмас Кайсар, Ольга Логинова, Vласть, фото пресс-службы Минобороны РФ

Как война России с Украиной будет влиять на Казахстан?

Волатильность тенге и сложности в экономике - главные из проблем, с которыми предстоит столкнуться

Как война России с Украиной будет влиять на Казахстан?

Утром 24 февраля Владимир Путин объявил о начале военной операции на Донбассе и потребовал от украинских военных сложить оружие. Этому предшествовало признание независимости самопровозглашенных на территории Украины «Донецкой народной республики» и «Луганской народной республики», а также долгая информационная война.

Вслед за признанием республик, западные государства заявили о подготовке пакета санкций, а также их усилении, в случае начала полномасштабной войны. Vласть поговорила с экспертами о том, как происходящие события будут влиять на Казахстан.

Бауржан Рахметов, ассистент-профессор международных отношений Университета КазГЮУ им. М.С. Нарикбаева (PhD)

Очевидной реакцией Запада на военные действия России будут дополнительные санкции к России. По сравнению с 2014 годом, когда Россия присоединила Крым, в этот раз западные страны действуют намного слаженнее и быстрее в отношении наложения санкций. С учетом политической и экономической интеграции Казахстана с Россией, а также того, что Россия является основным торговым партнером для Казахстана, последствия для Казахстана могут быть чувствительными, особенно с экономический точки зрения. В первую очередь, геополитический кризис на Украине может сказаться на курсе тенге, который сегодня и так уже ослабел по отношению к доллару. После начала военных действий на Донбассе, ожидать разрыва или ухудшений казахстано-российских отношений не стоит. Двусторонние отношения останутся на том же уровне.

Что касается давления, то информационное давление со стороны России по признанию «ДНР» и «ЛНР» возможно. Мы видим, что глава телевизионной сети Russia Today Маргарита Симоньян уже нелестно отозвалась про реакцию Казахстана, касаемо того, что [перед] Казахстаном вопрос о признании «ДНР» и «ЛНР» не стоит.

Если гипотетически рассматривать ситуацию, если Казахстан признает «ДНР» и «ЛНР», то это привлечет внимание европейских стран. Могут последовать какие-то санкции, потому что тот же коллективный запад уже заявил, что признание этих республик - нарушение международных прав и минских договоренностей. Я думаю, что наше руководство осознает эти последствия и потому не будет признавать эти республики. В целом, Казахстан, не признавал также Тайвань или Абхазию. Политики признавать территории - потому что Россия наш партнер не существует.

Фото Александра Кравченко/ТАСС

Также в средней или долгосрочной перспективе угрозу вторжения России в Казахстан или пристального внимания к северным территориям Казахстана не стоит сбрасывать со счетов. Потому что, во-первых, до присоединения Крыма к России в 2014 году, об этом тоже мало кто предполагал. Но, я думаю, что такое развитие событий минимально.

Во-первых, с точки зрения обеспечения национальной безопасности для России, существует различие между Казахстаном и Украиной. Украина стремится войти в НАТО и ЕС, она полностью переориентировалась на Запад. Ее территория разделяет Россию от 4 стран - участниц НАТО. Также тут стоит вопрос о доступе к Черному морю. Всех этих факторов у Казахстана нет. Стратегически, для обеспечения безопасности России нет необходимости для пристального внимания к Казахстану.

Все будет зависеть от того, как Казахстан будет выстраивать отношения с Россией. Личностные отношения нашего президента и президента России тоже будут влиять. Нужно учитывать, что Казахстан после январских событий, после ввода сил ОДКБ, организации, где решающую роль играет Россия - стал еще более зависим от Российской Федерации.

Казахстану будет сложно повлиять на внешнюю политику, чтобы себя обезопасить. Географически мы зажаты между Россией и Китаем. Обе эти страны недовольны текущим мировым порядком, где во главе США и бросают ему вызов. Но при этом, важно, что Казахстан проводит многовекторную внешнюю политику. У нас хорошие отношения как с Россией, Китаем, так и с США.

Рустам Бурнашев, профессор Казахстанско-немецкого университета, специалист по вопросам безопасности в Центральной Азии

С точки зрения национальной безопасности, решение о признании «ДНР» и «ЛНР» Россией для Казахстана серьезных проблем не составляет. Мы с такими случаями сталкивались в 2008 году, когда Россией признавалась Южная Осетия как самостоятельный субъект международных отношений. С аналогичной ситуацией мы сталкивались в 2014 году. Дело в том, Россия не нуждается в какой-то внешней поддержке. Не было никакого давления на Казахстан по поводу признания Южной Осетии или определения по ситуации с Крымом. Не думаю, что в этом случае что-то изменится. Предыдущий опыт показывает, что нейтральная позиция Казахстана - отсутствие критики или поддержки России, вполне устраивает саму Россию .

С началом военной операции, с моей точки зрения, для Казахстана ничего не изменилось, разве что эмоциональный настрой. Например, я ожидал, что признание будет сделано, а потом будет выдержана какая-то пауза. Но по делу, руководство России переводит всё что было де-факто в сферу де-юре. В зоне действий подтверждений документальных у нас нет, но с точки зрения специалистов, которые изучали вопрос, было понятно, что Россия де-факто поддерживала «ДНР» и «ЛНР», что де-факто было признание, а поддержка включала в себя и военную. Сейчас речь идёт о том, что всё это переводится в открытую сферу.

Что касается северного Казахстана - дело в том, что здесь нет никакой аналогии. Это просто некие мифы, которые бытуют в кругах некоторых казахстанцев и россиян. Очевидно, что северный Казахстан никаким потенциалом превратиться во что-то похожее на Донецк и Луганск не обладает. У нас ни одно исследование в Казахстане не показывает наличие в Казахстане сепаратистских настроений. Да, безусловно есть отдельные люди, которые высказывают эти идеи - но это просто отдельные люди, которые не имеют социальной поддержки.

Фото Валерий Шарифулин/ТАСС

У нас есть свои проблемы во внутренней политике, которые существует независимо от того, что происходит вокруг Украины. Мы это видели в январе. Наша внешняя политика в Казахстане адекватна, сбалансирована - она отвечает статусу и потенциалу Казахстана. Я не вижу никакой необходимости проводить какие-то изменения. Вполне возможно что будут обозначены какие-то тенденции к изменениям в марте, в ожидаемом выступлении президента. Но эти изменения будут отражать внутреннюю ситуацию в Казахстане, а не процессы, дистанцированные от Казахстана. Мы с Украиной не входим в одно региональное пространство, прямого воздействия событий на Украине в Казахстан нету. Однако мы не знаем, как далеко пойдут все заинтересованные стороны конфликта, потому возможная эскалация конфликта сейчас формирует для нас ситуацию неопределенности.

Эрика Марат, аналитик и профессор Университета национальной обороны в Вашингтоне

Казахстану необходимо задуматься о самых невероятных сценариях того, как Россия в дальнейшем может претендовать на территории Казахстана. В 2008 году, когда Россия захватила территории Грузии, мы думали, что претензии Путина на территории Украины вероятны - но скорее всего невозможны. То есть, предполагали, что военную кампанию против Украины он вести скорее всего не будет. Но мы видим, что сейчас происходит. Если у Путина получится захватить территории и дойти до Киева, а также если Путин устоит у власти, что скорее всего произойдет - то следующие по очереди Казахстан и балтийские республики. Но балтийские республики принадлежат к блоку НАТО, а Казахстан и его северные территории могут быть следующим этапом Путина в восстановлении, как он говорит - Советского Союза и территорий, которая потеряла Россия.

Тут надо вспомнить, что националистическая риторика со стороны российских властей, включая Путина и разных членов Государственный думы РФ по государственности Казахстана, в особенности по северным территориям имеет место уже много лет. К примеру, Путин в 2014 году сказал, что у Казахстана никогда не было государственности. Эта риторика может вспыхнуть новой волной после Украины и особенно, если в Казахстане снова будут происходить политические перемены и передряги.

Это замечательно, что казахстанский МИД сделал заявление о том, что не рассматривает вопрос по Донецку и Луганску. Но уже видно, насколько Казахстан стал ближе к России за счет ввода войск ОДКБ в Казахстан. Это выражается в том, как посол России в Казахстане позволяет себе делать смелые высказывания о сотрудничестве Казахстана с Западом. Видно по тому, как президент Касым-Жомарт Токаев сейчас направляет болашаковцев из западных университетов в Россию и т.д. Это видно только за последние несколько недель. Конечно будет интересно посмотреть дальнейшее развитие отношений Токаева и Путина. Как Токаев будет поддерживать или не поддерживать Путина на мировой арене. Но сближение за последние несколько недель на лицо.

фото Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Казахстану нужно продолжать строить сильные отношения со всеми партнерами в регионе, включая Россию, Китай, ЕС и США. Та многовекторная политика, которая состоялась при первом президенте Нурсултане Назарбаеве - ее сейчас необходимо возобновить Токаеву. Но Токаеву это будет сделать сложнее из-за прецедента с вводом войск ОДКБ. Будет также интересно посмотреть, как следом за Казахстаном поведут себя другие соседи, включая Узбекистан, Азербайджан и Турцию. Хотя президент Турции Реджеп Эрдоган уже высказался против российской военной агрессии. Но интересно, будут ли Узбекистан и Азербайджан выражаться так же четко, как это сделал казахстанский МИД. Надеюсь, что казахстанский МИД дал пример того, как можно смело высказываться против отделения Луганска и Донецка.

Куат Акижанов, ассоциированный профессор Высшей школы экономики КазГЮУ им. М. Нарикбаева, руководитель Научно-исследовательского центра политической экономии

Вообще противостояние Запада с Россией началось несколько лет назад. Она уже официально находится под санкциями. Здесь Казахстан получает двойные издержки. Если нас признают союзником РФ - которая агрессор, на нас напрямую могут наложить санкции. Надеюсь, до этого не дойдёт.

Мы это уже чувствуем, потому что пошла очень сильная волатильность рубля. Во время совета безопасности РФ уже было крупнейшее падение индексов на Московской бирже. У нас сильная привязка к рублю, когда будет ослабление рубля, то нас как минимум рикошетом ударит.

Второе, не менее важное - РФ в рамках ЕАЭС, будучи более крупным экономическим партнером проводила очень успешную для себя торговую политику и политику реиндустриализации. Так как России запретили вывозить товары народного потребления на европейские рынки, РФ это очень успешно компенсировала за счет более слабых экономических партнерах: Армения, Кыргызстан, Казахстан и т.д. Если мы зайдем в любой магазин потребительских товаров - то там доминируют российские товары. Вся нефтехимия бытовая. Россия даже в пользу превратила эти санкции, потому что отечественные производители стали более защищены, так как она также ввела зеркальные санкции. Это очень поддержало российский агропромышленный комплекс, он насытил крупный российский рынок и завоевал казахстанский. Хотя, исторически у нас тоже был хороший АПК. Когда-то мы тоже были житницей Советского Союза. А мы в рамках ЕАЭС не можем это делать.

фото с сайта eec.eaeunion.org

Все это рикошетом ударит по нам, тенге будет очень волатильным. Покупательная способность нашего населения и так очень низкая. Основная масса населения получает доходы в тенге и если доллар подорожает, каждый гражданин почувствует, что мы теперь меньше сможем купить на тенге.

Димаш Альжанов, эксперт по выборам и политический консультант, основатель проекта Erkin Qazaqstan

Действующий в России политический режим нацелен на расширение своего влияния и территорий с применением как военной силы, так и различных гибридных методов борьбы, включая дезинформацию и поддержку лояльных политических сил внутри Украины. Россия стала основным дестабилизирующим фактором на международном и региональном уровне. Такое поведение Кремля несет в себе прямые риски и для Казахстана во всех измерениях. Уже сейчас Россия погружается во все большую изоляцию и наряду с санкциями, тесные отношения с ней будут негативно влиять и на Казахстан как в политическом, так и экономическом плане. После начала полномасштабной войны против Украины, эти негативные последствия только будут усиливаться.

К тому же, в ходе антиправительственных протестов в январе был создан опасный прецедент, когда для поддержки лояльного себе политического режима Россия в рамках ОДКБ разместила свои войска в Казахстане. С одной стороны, теперь мы можем ожидать повторения такой ситуации в случае новой волны протестов, а с другой, подобная услуга ставит политическое руководство Казахстана в большую зависимость от Кремля. Оставляя тем самым меньше пространства для маневра, чтобы проводить самостоятельную внешнюю политику. На этом фоне настораживает недавно подписанное расширение сотрудничество с Россией в сфере усиления вооруженных силовых структур Казахстана.

Фото Stringer/Anadolu Agency

Несмотря на свое положение, поддержка внешней политики России может обернуться для Токаева большими рисками с учетом его шаткого положения после январских событий. За неимением четко выраженной внешней политики, и в силу близких зависимых отношений, власти Казахстана займут скорей нейтральную позицию в этом вопросе, стараясь дистанцироваться от рисков.

Мы видим, что для достижения своих целей, режим в России готов нарушать нормы международного права и аннексировать территории соседнего государства. С учетом риторики со стороны Кремля в отношении северных территорий Казахстана, наша страна продолжает находится в зоне риска. Наивно полагать, что близость политических режимов и общие заявления со стороны России могут быть гарантом территориальной целостности Казахстана.

Способность выстраивать последовательную внешнюю политику на основе национальных интересов в нашем случае требует изменения политического режима в Казахстане. Пока мы остаемся авторитарной страной, политическое руководство которой опирается на Россию для удержания власти, риски будут только возрастать. Также пока действующий политический режим в России будет оставаться у власти, ситуация будет только ухудшаться. Учитывая свое положение, Казахстан будет оставаться в положении заложника.