7768
10 марта 2022
Вячеслав Абрамов, Vласть

Джуди Куо, и.о. посла США: Наши отношения с Казахстаном после январских событий не изменились

О реакции Запада на события в Казахстане и будущем отношений

Джуди Куо, и.о. посла США: Наши отношения с Казахстаном после январских событий не изменились

США во время январских событий в Казахстане и после них подчеркивали поддержку казахстанских конституционных институтов и призывали к транспарентному расследованию произошедшего. Риторика Вашингтона не изменилась и два месяца спустя. В интервью Vласти Джуди Куо, возглавляющая дипмиссию сейчас, отмечает, что США остаются партнером Казахстана и намерены развивать отношения и дальше.

Мы все понимаем, как меняется мир прямо сейчас. И я должен задать свой первый вопрос о событиях, происходящих в тысячах километров от Казахстана, но влияющих на нашу страну, и, я полагаю, на весь мир. Как изменился мир после вторжения России в Украину?

Думаю, этот вопрос сейчас действительно беспокоит всех. Мы видим, что происходит в Украине. То, что мы видим в этом ужасном вторжении, которому подвергается народ Украины, просто душераздирающе и возмутительно, и это подчеркивает тот факт, что Россия не хочет, чтобы страны, которые входили в сферу ее влияния, имели свободный выбор. Основа международной системы – это право стран выбирать свой собственный путь, своих собственных партнеров, свою собственную внешнюю политику, свободную от давления. И Россия продемонстрировала этой войной, что она не хочет, чтобы у Украины был такой выбор.

И меня просто шокирует и возмущает, что в 21 веке, спустя почти 80 лет после окончания Второй мировой войны, страна с вооруженными силами все еще может вести беспричинную, бессмысленную войну против соседней страны, просто для того, чтобы помешать этой стране выбрать свой собственный путь развития и сотрудничества.

Если говорить о Казахстане, мы, Соединенные Штаты, продолжаем поддерживать суверенитет и территориальную целостность Казахстана. Мы придерживаемся устоявшегося принципа, что границы страны не могут быть изменены силой, и что каждая страна, большая или маленькая, имеет право самостоятельно определять свое будущее и свою внешнюю политику.

После январских событий в Казахстане, когда Россию пригласили вместе с другими странами ОДКБ участвовать в их урегулировании, стало очевидно, что две страны станут еще более близкими партнерами, чем это было раньше. Каковы ваши ожидания от этих изменений, как это повлияет на сотрудничество между правительствами США и Казахстана?

Я думаю, что это вполне естественно, что у Казахстана и России тесные отношения. У двух стран протяженная граница. Этот факт не изменить. У стран глубокие экономические, культурные и языковые связи, которые были построены на протяжении многих веков исторического взаимодействия. Этот факт также невозможно изменить. Как будут развиваться отношения Казахстана с Россией после январских событий, учитывая то, что сейчас происходит в Украине – я бы оставила ответ на этот вопрос за правительством Казахстана.

Но, комментируя отношения между США и Казахстаном, я бы сказала, что на протяжении более 30 лет между США и Казахстаном были тесные и стабильные партнерские отношения, и это не изменилось. Независимо от того, что произошло в январе. Это партнерство между нашими двумя странами основано на общих приоритетах, таких как экономический рост и возможности иметь хорошую жизнь для всех граждан. И я могу перечислить многие программы, которые мы осуществляем в сотрудничестве с Казахстаном – с некоторыми из них вы, вероятно, знакомы. Они охватывают широкий круг направлений, таких как бизнес, профессиональный обмен, образование и обучение английскому языку, программы здравоохранения, нераспространение ядерного оружия и безопасность, а также наращивание потенциала гражданского общества. И этот список можно продолжать и продолжать. И эти программы будут продолжаться.

Мы будем продолжать работать с Казахстаном и помогать везде, где сможем, везде, где может потребоваться наша помощь, пока Казахстан решает задачи политических и экономических реформ внутри страны.

Говоря о Центральной Азии. Мой следующий вопрос касается формата C5+1, предложенного вашим правительством. И это были, я полагаю, очень интенсивные переговоры в последние несколько лет. После января этого года, после изменения атмосферы в этом регионе, как вы думаете, каково будущее этого формата?

Я бы сказала, что С5+1 остается очень важным форматом для этого региона. Наша цель, как мы говорили с самого начала – стабильная и процветающая Центральная Азия, которая может свободно следовать своим политическим и экономическим интересам, а также интересам безопасности на своих собственных условиях и с партнерами по своему выбору. И C5+1 – это наш инструмент, наши усилия и наше взаимодействие.

Джуди Куо, и.о. посла США в Казахстане, фото посольства США

И я скажу, что мы очень гордимся прогрессом, достигнутым C5+1 в реализации многих совместных проектов. Они направлены на достижение общих целей между странами Центральной Азии и Соединенными Штатами по расширению экономических и энергетических связей, расширению торговых связей, смягчению экологических проблем, устранению угроз безопасности, и, что также очень важно – адвокации всестороннего участия женщин во всех аспектах политической, экономической и социальной жизни.

Если вернуться к январским событиям, мы видели, что реакция правительств США и западных стран в целом на них была очень медленной, а иногда ее описывали как мягкую. Что вы можете сказать по этому поводу?

Я бы со всем уважением не согласилась с характеристикой реакции и ответа США на январские события. Я оставлю другим коллегам описание реакций их стран. И вы, вероятно, своими глазами видели, как протесты в январе начинались очень мирно, а затем переросли во что-то более мрачное. Когда события приняли насильственный характер, Соединенные Штаты немедленно выступили с публичными заявлениями, призывая положить конец насилию, и выразили нашу решительную поддержку конституционным институтам Казахстана. И мы также выразили надежду на то, что права всех граждан будут защищены и соблюдены даже в очень сложной ситуации. И вы можете проверить все это из наших публичных заявлений, в том числе сделанных госсекретарем Блинкеном в нескольких воскресных ток-шоу и на других площадках.

И в то же время наше посольство поддерживало тесные контакты с различными ведомствами Казахстана, с группами гражданского общества и со средствами массовой информации, с которыми мы делились своими взглядами как в частном порядке, так и публично. Я также хочу подчеркнуть, что одним из главных приоритетов для нашей дипломатической миссии является защита американских граждан. Учитывая хаос и насилие, царившие в Алматы, в течение этих дней в январе защита американских граждан была нашим самым важным приоритетом.

Достаточно ли этого, если мы говорим о вашей реакции на эти события и конкретно о нарушениях прав человека, которых засвидетельствовано множество, включая пытки в местах заключения и приказ стрелять на поражение без предупреждения?

Вы знаете, для Соединенных Штатов как друга и партнера Казахстана было больно видеть страну в такой ситуации в январе. Вы упомянули некоторые тревожные события, а их было немало, включая масштабные нападения на государственных служащих и объекты, а также справедливые обвинения в чрезмерном применении силы и жестоком обращении с задержанными со стороны силовых органов, реагировавших на быстро развивающуюся ситуацию. Я хотела бы подчеркнуть, что, как мы неоднократно говорили официальным лицам в правительстве Казахстана и публично, мы поддерживаем полное и прозрачное расследование событий, проливающее свет на то, что произошло. Очень важно, чтобы люди были привлечены к ответственности за свои действия.

Мы надеемся, что справедливые судебные процессы, проводимые в соответствии с международными нормами, будут открыты для внутренних и международных наблюдателей.

Следите ли вы за какими-то процессами, которые происходят сейчас в Казахстане в отношении участников январских событий? Потому что они уже идут.

Мы очень внимательно следим за развитием событий, как, я уверена, и вы. Было очень много информации и от правительственных организаций, от Генеральной прокуратуры и МВД. И нас обнадеживает очевидный прогресс в расследовании и разборе дел задержанных и расследовании некоторых достоверных обвинений в чрезмерном применении силы.

У вас прошло несколько встреч с госслужащими в январе и феврале, верно?

Да.

Поднимали ли вы во время этих встреч какие-либо вопросы, касающиеся нарушений прав человека в Казахстане?

Поднимали, да. У нас было несколько очень открытых и честных разговоров с правительством.

Могу я узнать, какова была реакция правительства? Я понимаю дипломатический протокол и невозможность раскрывать какие-то детали. но этот вопрос задать я обязан.

Думаю, не раскрывая подробностей конфиденциальных бесед, я бы сказала, что у нас произошел очень конструктивный диалог с правительством, и с его стороны была проявлена готовность к обсуждению тех правдивых обвинений в нарушении прав и чрезмерном применении силы, имевшие место в январе.

Почему я задаю эти вопросы: после январских событий звучало очень много призывов к введению санкций в отношении казахстанских чиновников. Вы считаете, это возможно? Стоит ли такой вопрос на повестке дня?

Я просто скажу, что сейчас мы стремимся и поддерживаем полное прозрачное расследование событий января, чтобы пролить свет на то, что произошло, и привлечь к ответственности тех, кто совершил эти преступления. Я не буду вдаваться в гипотезы о каких-либо будущих действиях, которые мы можем или не можем предпринять. Сейчас мы добиваемся полного и прозрачного расследования.

У Казахстана годами был образ очень стабильного государства, лидера Центральной Азии - благодаря развитию экономики и мультивекторности внешней политики. Вы думаете этот образ изменился в январе или нет?

Мы верим в казахстанские институты: правительство, гражданское общество, прессу и в людей в целом. И мы верим в устойчивость людей и институтов, верим, что они могут после январских событий стать сильнее. Я уже сказала несколько раз за время нашего разговора, что мы были партнером и другом Казахстана уже более 30 лет и это не изменится, как и наша политика - помогать Казахстану поддерживать свои суверенитет, независимость и территориальную целостность. Это было центральным фокусом американской политики в отношении Казахстана начиная с 1991 года.

И мы остается готовыми быть партнерами Казахстана в политическом, экономическом и социальном реформировании.

А также остаемся верны идее работать вместе с Казахстаном для более безопасного и процветающего будущего всех граждан страны.

Есть ли у вас планы увеличить поддержку гражданского общества после январских событий?

Я не стану предвосхищать то, что может еще обсуждаться, но, как вы знаете, мы давно помогаем Казахстану и мы много лет работаем над наращиванием потенциала гражданского общества. И это не изменится.

Мой последний вопрос - о назначении нового посла США. Этот процесс в этот раз занимает очень длительное время. Почему это так и когда мы можем ожидать приезда нового посла в Казахстан?

Да, я соглашусь с вами, что процесс выбора посла и утверждения его кандидатуры в сенате США может быть долгим, это отражает то, как тщательно мы подходим к этому процессу. Особенно, когда речь идет о таких странах, как Казахстан, который является важным партнером для нас. Так что этот процесс построен так намеренно, чтобы мы могли убедиться, что сделали лучший выбор.

К сожалению, у меня нет никаких новостей по поводу назначения посла. Но я хочу сказать, что у нас очень сильная и дееспособная миссия здесь и мы продолжим сотрудничество с Казахстаном - его обществом и правительством, вне зависимости от того, кто занимает кабинет посла. Это не изменится.