30604
28 марта 2022
Тамара Вааль, фото Киры Прейс, Власть

Посол Украины в Казахстане: «Независимое государство должно жить как независимое государство»

Петр Врублевский о войне, нервных срывах и благодарности казахстанцам

Посол Украины в Казахстане: «Независимое государство должно жить как независимое государство»

В последний месяц здание посольства Украины в столице Казахстана постоянно открыто– взрослые казахстанцы несут сюда продукты, средства личной гигиены, лекарства и все, что может стать гуманитарной помощью людям, которые сегодня живут в условиях войны. А дети – рисунки, в холле для них выделили отдельный стенд, который напоминает, что это на этом маленьком кусочке украинской земле в Казахстане мир, но не в самой Украине.

Посол Украины в Казахстане Петр Врублевский рассказывает в интервью Власти, как посольство работало этот месяц, как встречает помощь казахстанцев и помогает украинским беженцам, бегущим сюда от войны.

Петр Юрьевич, вы следили за акцией в поддержку Украины в Алматы?

Мы думали полететь в Алматы, но потом подумали – зачем? Это казахстанцы собираются, при чем здесь посольство Украины?

И не полетели?

Мы не присутствуем, иначе это будет вмешательство во внутренние дела вашей страны. Это ваши граждане, которые встали и пришли. Которые считают, что они на стороне добра. Тут ситуация очень простая – если говорить о гуманитарной помощи: мы помогаем волонтерам, греем, иногда кормим. То есть – это инициатива казахстанского народа, которая идет изнутри. Мы занимаемся своей работой, помогаем, отправляем, но это все – казахстанцы. Наши дорогие казахстанские друзья, жены дипломатов помогают, моя супруга участвует в этом всем деле.

Сколько волонтеров за этот месяц приходили к вам?

Сегодня у нас 25 марта (в этот день записывалось интервью – В.), в ближайшее время пойдут три грузовика – это около 45 тонн, в основном, питание. По нашим данным, в районе ста населенных пунктов [в Украине] сейчас вообще отрезаны от еды. Я не говорю про несчастный Мариуполь – это же кошмар, во что превратили его.

Я могу сказать, что подписал в районе 70 благодарственных писем и вручил на Наурыз нашим волонтерам – это около половины. За это время к нам пришло более тысячи человек, а из тех, кто постоянно – примерно 100. 4 апреля мы поедем в Караганду благодарить волонтеров, потом у нас Семей и Павлодар. Будем благодарить волонтеров, будем встречаться, целоваться, обниматься, говорить: «Спасибо, добрые люди, за то, что вы делаете для нас, для моей страны». Все, что я могу [сейчас] – выдать им благодарности. Но после победы мы снесем здесь забор, наварим 500 литров борща, три тонны варенья и будем кормить наших дорогих волонтеров.

Какое количество гуманитарной помощи отправлено из Казахстана в Украину на сегодня?

Сейчас мы говорим о 100 тоннах, которые уже ушли и готовятся очередные (45 тонн – В.). В данной ситуации хочу поблагодарить правительство Казахстана, которое выделило государственную помощь на сумму 1 млрд тенге. Мы это никогда не забудем. Первый самолет уже улетел, сейчас готовится второй.

Ожидали ли вы такую поддержку от властей и народа Казахстана?

Нет. Знаете, по поводу государственной помощи - она была выделена моментально. Насколько я знаю, обычно, решение этих вопросов по процедуре может занимать до 60 дней, мне так сказали. А здесь помощь была выделена моментально. Очевидно, были какие-то запасы, которыми Казахстан поделился с государством Украина, и мы очень-очень-очень благодарны.

Соизмерима ли помощь правительства с помощью от граждан Казахстана – я не могу этого сказать. Это как соизмерять два бинта и упаковку инсулина. Знаете, люди несли свой инсулин. Мы встретили женщину, которая пришла на костылях со своей дочкой: «У нас тут инсулин остался, вот – пожалуйста, вам в Украину инсулин». Вы понимаете, что происходит? Эти тонны памперсов, детских игрушек, средств гигиены, продукты, лекарства …. Детское кресло привезли! Ребята, возьмите, пожалуйста, может для эвакуации пригодится.

Никто из нас не ожидал такого. Нам складывать было некуда. И все это шло от души, что казахстанцы хотят быть на хорошей стороне, на правильной стороне, потому что там страдают люди. Это же понятно, это же нормальные люди, которые не поддерживают войну, которые не поддерживают агрессию, которые понимают, что независимое государство должно жить как независимое государство. Я, может быть, скажу не очень [популярную] вещь, но – кто следующий? Если Соловьев говорит: «Мы не остановимся на Украине». Кто следующий? Это нужно думать всем.

Мы не понимаем, честно, у меня семья – обыкновенная украинская семья. Папа разговаривает на русском, мама – на украинской мове. Они что, ссорятся? Ну да, папа тарелку не помыл или мама рюмку разбила. Но, семья двуязычная, и это обычная киевская семья.

Президент Токаев созванивался с президентом Зеленским, кроме того, Казахстан предлагал посреднические услуги по переговорам между Украиной и Россией. Какие у вас ожидания? Может ли Казахстан выступить посредником?

Конечно.

Можно ли ожидать, что площадка Казахстана либо в целом услуги казахстанских дипломатов будут использованы?

Я бы с удовольствием принял здесь украинскую делегацию. Хоть сегодня бы пригласил. Так исторически сложилось, что министр обороны Украины – это мой давний приятель. Я ему написал: Алексей, если что, жду тебя в Нур-Султане, прилетай. Но, понимаете, проблема с логистикой. Сейчас полет из Киева до Нур-Султана занимает 6,5 часов, потому что украинские авиалинии не летали над территорией Российской Федерации. Мы летели из Алматы над Узбекистаном, Туркменистаном, Каспийским морем, Азербайджаном, кажется, Турцией. То есть, если обыкновенный рейс из Нур-Султана в Киев занимает 4-4,5 часа, то в нынешних условиях – 6,5 часов. А ситуация какая? Решения должны приниматься быстро, а мы будет просто тратить полсуток только на дорогу туда-обратно.

При этом, вы знаете, мы предложили (России – В.) другие площадки, кроме Беловежской пущи, но та сторона сказала: «Нет, только Беларусь». Мы были вынуждены согласиться на их условия.

Но я только «за» [то, чтобы Казахстан стал площадкой для переговоров], потому что мы видим, как казахстанцы к нам относятся, и президент, и министр иностранных дел. И я хотел бы очень отметить вашего посла – Дархана Калетаева, который недавно стал орденоносцем. У нас с Дарханом Амановичем были разные периоды в двусторонних отношениях, но сейчас буквально я готов его обнять, поцеловать. Он 12 суток просидел под обстрелами в Киеве. Более того, казахстанское посольство находится рядом с телевышкой, в которую ударила ракета. Он организовал эвакуацию, ни один казахстанец не пострадал, он сидит во Львове, и я уверен, что, если нужно, он бы вернулся в Киев. Он храбрый, настоящий батыр. Дархан Аманович – теперь мой кумир.

Беженцы – сейчас это очень большая проблема. Понятно, что люди бегут от войны в сопредельные страны – в Евросоюз. По независимым оценкам уже более 3,8 млн человек выехало из Украины. Ранее было известно о 15 беженцах в Казахстане, есть ли у вас данные, сколько граждан Украины приехали в Казахстан?

У меня этим занимается консул, я ему поручил: «Все по боку, ты занимаешься только проблемами украинских граждан». Мы подали все необходимые документы в МИД, чтобы их запускали с обыкновенными паспортами, чтобы принимали документы, чтобы дали возможность остаться тем, кто застрял здесь. На все вопросы мы достаточно быстро получили позитивные ответы. Но лучше Иван Николаевич (Алмаши – консул Украины в Казахстане – В.) вам расскажет. Надо понимать, что здесь вопросы логистики, поэтому в Казахстан поедут те, у кого здесь есть родственники, друзья. Большинство, конечно, в Европе. Главный удар – по Польше, они принимают-принимают-принимают-принимают. У нас в истории с поляками есть темные времена, но они себя показали нашими братьями.

К разговору присоединяется консул Иван Алмаши:

По беженцам пока такая ситуация: Казахстан не признал в Украине бедствие, в связи с чем не вынес ничего по определенному статусу для граждан Украины. Поэтому мы можем только в общем порядке претендовать на получение статуса беженца. Но у вас проблема на данный момент с тем, что раньше этим вопросом занималась миграционная служба, а сейчас передали в управление социальной защиты населения. А этот орган еще даже не разработал порядок и методику оформления. Есть еще другая проблема, за месяц в Казахстан приехали около 500 граждан Украины, но только три человека обратились за статусом беженца. Все остальные пока прибывают по безвизовому режиму.

Консул Украины в Казахстане Иван Алмаши

Это 90 дней?

Да.

А потом им нужно выезжать и заезжать обратно?

Нет, им нужно выезжать и 90 дней жить в другом месте. Потому что безвизовый режим означает 90 дней на протяжении 180 дней с момента первого въезда. Если они за один раз используют свои 90 дней, то тогда получится, что еще 90 дней им надо в другой стране жить. Есть еще одна проблема: по вашему законодательству, срок рассмотрения этого заявления (на статус беженца – В.) – три месяца. Пока нас спасает только то, что 90 дней люди могут жить по безвизовому режиму. Это на данный момент около 500 беженцев.

Это граждане Украины, которые приехали с начала войны?

Это – женщины и дети, а также мужчины, которые освобождены от воинской обязанности. Я раз в неделю связываюсь с заместителем начальника управления миграционной службы, он мне дает статистику по количеству въехавших граждан Украины.

А где они все?

Живут у родственников, друзей или близких.

Что будет через 90 дней?

А вот на протяжении этого периода надо вопрос решать. У них будет другой вариант – взрослые, кто может устроиться на работу, могут получить рабочую визу С-3 (рабочая виза, по словам сотрудников посольства стоит 1000 долларов, а таких денег у граждан Украины нет – В.). Если врачи, они получают С-4 – виза для граждан, которые имеют востребованные профессии. Есть виза С-11, С-12 – это виза на лечение, еще есть виза В – краткосрочная. В-20 – это въездная, и В-18 – в связи с форс-мажорными обстоятельствами. Одна выдается на 15 дней. И вот миграционная служба стоит на тех основаниях, что надо каждые 15 дней брать въездную визу. Пока что в этом вопросе у нас нет понимания. Мне наши граждане пишут, что им надо устроить детей в садик, в школу, работать. А для этот надо легализоваться. По безвизовому режиму им не дают разрешение в садик идти. И одно цепляется за другим….

Мы возвращаемся к разговору с Петром Врублевским.

Петр Юрьевич, если вернуться в 24 февраля, на день-два раньше, было ли понимание, что война неизбежна?

Нужно надеяться на лучшее, но готовиться к худшему. Я уверен, что люди наверху получали информацию не только из газет и журналов и интернета, как это делали мы. У них были конкретные данные, в том числе полученные от наших союзников. Я думаю, наши знали, но что-то делали, чтобы этого избежать. У нас есть чат в Сигнале: министр, все послы. И 24 февраля утром министр написал: «Колеги, почалася війна». Естественно, все начали сразу мобилизоваться. Кто-то начал собирать гуманитарку, кто-то побежал в министерство иностранных дел. Но все начали заниматься. У нас в Украине здание МИДа сейчас не функционирует, но все сидят и работают в бомбоубежищах….

Вы помните свой день 24 февраля, когда пришло сообщение от министра – война.

Я сразу проснулся, встал…. Сейчас рано встаем, все время на телефоне, все время на работе. Все слилось в череду каких-то событий, каких-то разговоров. Но это все очень…. Знаете, когда у меня спрашивают: «Как дела», у меня один ответ: «По сравнению с кем?» Вот если с людьми в Мариуполе, с людьми в Харькове, то дела - супер. Ты просыпаешься в своей постели, рядом бегает ребенок, ты спишь без взрывов за окном. Как у меня дела? У меня все хорошо. Нервные срывы - это ничего по сравнению с тем, что испытывают люди.

Были нервные срывы?

Ну, конечно. Ну а что. Все-таки… По сравнению с людьми, которые сейчас в Мариуполе, в Харькове, да в том же Киеве. Когда что-то взрывается, что-то ударили. Центр города, телевышка. У меня там друзья живут рядом. Мамин бывший институт рядом. И все там знаешь: 16 троллейбус, факультет, здание института международных отношений – там метров 500 от этой телевышки. Ректор – мой друг, мой старший товарищ. Честно, не помню (24 февраля – В.), очевидно, побежал на работу. Даже не помню, какой это был день недели. Но это просто ужас, кошмар и всадники апокалипсиса за окном скачут.

Из чего сегодня состоит ваша жизнь – жизнь гражданина Украины, который оторван от Родины, и у которого на Родине идет война?

Я в 11 утра по Астане звоню или пишу маме.

А мама где?

В Киеве. И папа в Киеве – в 30 километрах от Гостомеля, который разбомбили. Там, где самый большой самолет в мире (самолет АН-225 «Мрiя» был уничтожен 27 февраля во время авиаудара по аэропорту Антонова – В.). Вот это обязательно. В 7 утра они просыпаются, я им пишу или мама мне пишет, что все спокойно, все хорошо. В течение дня - это чаты с послами, гуманитарная помощь - обыкновенная работа, она не останавливается, нужно что-то делать. Вечером – ужин, периодически с друзьями. Понимаете, я в свое время всем своим близким друзьям отправил сообщения следующего содержания: «Дорогой друг, не звоню не спрашиваю, как дела, потому что стыдно, что я сейчас не в Украине и не могу непосредственно защищать свою родину. Но я здесь делаю свою работу и поверь мне, что я помогаю своей стране».

Почему вам стыдно? Это же не ваше решение, что вы находитесь здесь, это же Родина вас сюда направила.

Да вы посмотрите, у нас в Украине банковские аналитики сейчас ходят с автоматами. Люди, которые всю жизнь занимались нефтяным бизнесом, развозят гуманитарку на своих кадиллаках. У меня девочка знакомая, у которой был огромный салон косметологии, тоже занимается гуманитаркой – складывает продуктовые наборы, развозит лекарства. Понимаете? То есть, оно как-то естественно изнутри гложет, что спишь в своей кровати, просыпаешься без стрельбы. Ребенок ни в чем не нуждается. Родители вот…

Вы бы хотели сейчас быть там?

Это не исключено. Я не хочу говорить, что я необстрелянный и моя военная учетная специальность «переводчик французского языка», а автомат я держал в руках всего два раза в жизни – в школе на уроках начальной военной подготовки. И с моим зрением я вряд ли в кого-то попаду. Но, я думаю, что все наши готовы. У нас же тероборона. Все мои друзья - жены в подвал, а сами вступили в тероборону. Советник главы Нацбанка, вчера у него день рождения был, ему 56, а он в форме и с автоматом, день рождения праздновал со своей страной. Чтобы все понимали, никто из моих друзей из страны не сбежал.

Петр Юрьевич, страна изменилась до неузнаваемости от бомбежек, он войны, но в то же время удивительно, насколько люди сплотились как вокруг Украины, так и внутри нее. Какой, на ваш взгляд, будет страна после войны?

Во-первых, единой. Все говорили, что Владимир Александрович (Зеленский - V) на выборах получил 73% голосов. Сейчас, если будут выборы, я уверен, что 99,9% проголосуют за человека, который за месяц превратился в политика номер один в мире. В политика, который ведет на равных переговоры со всеми мировыми лидерами.

Который не сбежал…

Когда ему сказали американцы: «Давай поможем эвакуироваться», он что сказал? Мне не нужно такси, мне нужны патроны. То есть, абсолютно забыты политически дрязги. На данный момент [Петр] Порошенко (бывший президент Украины – В.) в открытую заявил: «Я больше никогда не буду тебя критиковать, потому что ты хорошо делаешь свою работу». Ну реально люди просто сплотились вокруг своего лидера. Человек стал лидером нации. И за это ему огромное спасибо. За то, что он у нас такой есть. Нету разделения между западом и востоком, как они надеялись, что люди начнут…

Что пойдет раскол, да?

Конечно. Более того, здесь очень сильная ошибка русских пропагандистов в том, что их будут встречать с пирогами. Ну какие пироги, слушайте? Люди в едином порыве стали Родину защищать. Не будем идеалистами, конечно, предатели есть, никто не будет с этим спорить. Есть люди, которые испугались и решили убежать. Но нация стала единой.

А как будут развиваться взаимоотношения с Евросоюзом, со странами Центральной Азией?

С Евросоюзом – это понятно, мы будем членами ЕС. Центральная Азия, я думаю, все будут равными партнерами на взаимовыгодной основе. С Казахстаном - я сделаю все от меня зависящее (для усиления взаимоотношений - V). Люди ведь видят, они смотрят на мою страницу, на страницу посольства, из Киева благодарят за гуманитарку. Политическое руководство страны сразу же приняло мудрое решение - господин [Мухтар] Тлеуберди (вице-премьер - министр иностранных дел РК – В.) заявил, что Казахстан не собирается признавать это. Нет ДНР и ЛНР, есть отдельные районы Донецкой и Луганской области, временно оккупированные Российской Федерацией.

А НАТО?

Ну, если НАТО очень попросит вступить Украину, мы подумаем, насколько они нам эффективно помогали. Насколько они нам нужны. Да, мы бесконечно благодарны за оружие. Те же «джавелины» (Javelin – противотанковые ракетные комплексы – В.) показали свою очень высокую эффективность. По некоторым данным, из 112 выстрелянных «джавелинов» 100 попали в цель и поразили технику противников.

А может как-то измениться геополитический расклад? Каким станет мир после этой войны?

Смотрите, такого (как сейчас – В.) больше никогда не будет. Есть пять стран изгоев: Россия, Беларусь, Сирия, КНДР и Эритрея, которым никто руку не подаст и не сядет за дастархан.

То есть, вы считаете, что прежние связи с миром уже не восстановятся?

А какие связи? Вот смотрите, они начинают кричать: «Мы все купим у Китая». Объем торговли Китая с Россией 150 млрд. долларов, а с США – 900 млрд. долларов. Представьте, приходит Байден к Си Цзиньпиню и говорит: «Слушай, будешь торговать с Россией, мы не будем торговать с тобой». Как вы думаете, как все отреагируют? Это первое. Второе – касательно Казахстана. Сразу хочу донести один очень важный для вас и для нас месседж. Если Казахстан, не дай бог, будет обходить санкции, ваши предприниматели решат заработать на торговле с Россией кровавые тенге, это будет очень внимательно отслеживаться и европейцами, и американцами, и поставщиками. Я не говорю про какого-то Алибека, который купит в Нур-Султане 10 новых айфонов и повезет продавать их в Россию. Ну да, заработает на гламурных инстаграмщицах, хотя им не нужны больше телефоны, у них инстаграма нету. Самая последняя модель айфона в России у тебя уже есть – новых не будет. То есть, мы говорим о нарушениях международных санкций. Россия сейчас впереди планеты всей по санкциям. И основной мой месседж – тогда под санкции попадет не эта фирма, а могут вводить санкции против страны. Я сейчас не очень понимаю, мы еще только в процессе, как эти санкционные механизмы работают, но не дай бог это стукнет по экономике дружественного Казахстана. Мне бы этого не хотелось. Они (Россия – В.) еще не понимают, какой коллапс экономики наступит через пару месяцев. Просто не понимают. Эти же санкции они же тоже не сразу работают. Этот процесс – как вода камень точит.

Вы сказали про четвертую власть, вопрос про информационную войну, которая сейчас идет. В Казахстане же нет украинских телеканалов, но очень много российских.

Есть. В кабельных сетях появился «1+1», пожалуйста включайте, смотрите. В четырех городах – в Нур-Султане, Темиртау, Рудном и Степногорске. Но только в кабельном, в пакете «Казахтелекома» нет. Меня министр информации и общественного развития Казахстана так и не принял.

Вот эта информационная война, по вашему мнению, российские телеканалы как-то влияют на сознание казахстанцев? Вы это замечаете?

Возможно. Но, знаете, в сортах говна не разбираюсь. Я их не смотрю.

От людей не слышите этого?

Я смотрю, что нам несут гуманитарку, а почему-то в российское посольство не несут. Вот в чем вопрос. То есть, казахстанцы понимают, кто здесь прав, а кто не прав, кто жертва, а кто – насильник. Слушайте, казахстанцы – мудрые люди. Они понимают, что есть две независимые страны, у них есть договор о дружбе, братстве, но тут раз территорию отхапали, два – территорию отхапали, теперь опять? Ну что это такое?

Когда это все закончится? Когда закончится война?

У нас главный месседж на переговорах – сначала пошли вон в сторону русского военного корабля, а там будем разговаривать дальше. Тем более, блицкриг провалился. Ну провалился. За три дня возьмем Киев. Ага. Херсон они взяли. Харьков, Чернигов – все города стоят. Конечно, хотелось бы, чтобы сегодня. Сейчас сколько? Три? Чтобы в полчетвертого Путин вышел в эфир и сказал: «Ну все, парни, извините, был не прав». Но они должны понимать, что даже если они выведут свои войска, санкции не закончатся. Мир понял, что они абсолютно не цивилизованные мародеры, убийцы, насильники, с которыми никто из цивилизованных людей дело иметь не должен. Вот и все.

P.S. После выхода интервью послу Петру Врублевскому сообщили, что в министерстве информации и общественного развития его примут в ближайшее время.