Алмас Кайсар, Власть, фото jacobin.com

Тихое наступление Эрдогана

Турция вновь начала военную операцию на севере Сирии и Ирака

Тихое наступление Эрдогана

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 1 июня объявил о готовности начать новую военную операцию в Сирии. По его словам, военная операция необходима для создания «буферной зоны» глубиной в 30 км от южных границ Турции, для размещения там миллиона беженцев и очистки территории от боевиков. В то же время на территории северного Ирака почти 2 месяца продолжается другая турецкая военная операция.

Такие военные операции на территориях соседних стран Турция проводит уже десятки лет, они зачастую направлены против курдских формирований и их автономных администраций, которые власти Турции считают террористическими. Власть рассказывает об истории конфликта и новых военных операциях Турции.

Предыстория конфликта

Курды на протяжении долгих лет остаются дискриминируемым меньшинством в Турции. Несмотря на то, что курды составляют 15-20% населения Турции, государственное образование на их языке все еще находится под запретом. Политическая партия, представляющая курдов - «Демократическая партия народов» (ДПН) постоянно подвергается гонениям.

На фоне этого в 1970-1980 годах образовалась «Рабочая партия Курдистана» (РПК), признанная Казахстаном экстремистской организацией. Боевые формирования партии стремились к независимости курдских регионов и организовывали вооруженные налеты и террористические акты на территории Турции.

Фото AFP

В результате этих столкновений, погибло до 30 тыс. человек и было разрушено около 4 тыс. курдских деревень. А в 1984 году конфронтация между властями и РПК привела к принудительному выселению властями примерно 1 млн. курдов со своих земель. На протяжении всего конфликта, турецкие власти отрицали существование «курдского вопроса», заявляя, что эти операции направлены на борьбу с терроризмом.

«В Турции нет курдского восстания. Террористы РПК нападают на ни в чем не повинных гражданских лиц в юго-восточной части моей страны, не щадя женщин, детей и стариков», - заявляла бывший премьер-министр Турции Тансу Чиллер в 1995 году.

Со временем активность РПК была подавлена в Турции, а арена действий переместилась на территории северного Ирака (Иракский Курдистан) и северной Сирии (Сирийский Курдистан).

Так, РПК сыграла весомую роль во время гражданской войны в Сирии в 2011 году. Тогда, на территории Сирийского Курдистана образовывалось местное курдское автономное самоуправление Рожава. Оно было организовано на принципах децентрализованной системы управления, когда большинство решений принимаются на местных собраниях.

фото с сайта peaceagency.org

Также в Рожаве политические и общественные институты представлены на 40% из женщин и возглавляются двумя сопредседателями - мужчиной и женщиной. Помимо этого, курдское самоуправление создало женские боевые формирования наряду с народным ополчением (YPG).

Уже на этом этапе Турция увидела угрозу в курдском протогосударстве, считая, что оно станет плацдармом для организации боевиков РПК. По этой причине Турция активно поддерживала исламистские группировки в борьбе с курдскими формированиями.

Обострение

В 2016 году Эрдоган заявил, что предотвратил попытку государственного переворота, после чего значительно укрепил свою власть: он обрушил репрессивную машину на своих противников, а в 2017 году провел конституционный референдум, сделавший Турцию президентской республикой.

В преодолении политического кризиса он также видел необходимость подавления курдского сопротивления. Угрозой для Эрдогана стала ДПН, набравшая 13,2% на парламентских выборах в июне 2015 года. Для подавления партии были отправлены в тюрьму сопредседатели партии Селахаттин Демирташ и Фиген Юкседаг, их обвинили в сотрудничестве с РПК. А на юге-востоке в 2015-2016 годах начался новый виток насилия. К весне 2016 года погибло 4,5 тыс. курдских боевиков, 450 солдат и не менее 338 мирных жителей.

Позже внимание Эрдогана переключилось на Рожаву и ее боевые формирования, которые в это время вели боевые действия против исламистских группировок. Начиная с 2015 года Турция практически ежегодно стала проводить военные спецоперации, нацеленные на уничтожение курдского самоуправления. Однако Эрдоган продолжал заявлять, что борьба идет исключительно с террористами, а не с курдами.

фото Burak Kara / Getty Images

Во время наступления турецких войск на крупный курдский регион Африн в 2018 году в ходе спецоперации «Оливковая ветвь», более 320 тыс. жителей были вынуждены покинуть свои дома. Стали поступать многочисленные сообщения об исчезновениях и изнасилованиях женщин. Турецкие солдаты и прокси не стали покидать регион, вследствие чего в 2021 году Европарламент назвал присутствие Турции в Африне «оккупацией».

В 2019 году для последующих операций Эрдоган начал использовать риторику создания «буферной зоны» глубиной в 30 км от южных границ для размещения беженцев. Для этого необходимо было очистить территорию вблизи своих границ от «террористические группировки». За этим вновь последовали десятки жертв среди мирных жителей, повреждения гражданской инфраструктуры и исход более 130 тыс. человек из своих домов.

Параллельно с этим турецкие вооруженные силы продолжали совершать нападения на территории Иракского Курдистана. С 2015 года турецкие военные убили по меньшей мере 96 и ранили 101 мирных жителей в северном Ираке. Более того, в 2017 году, когда большинство граждан автономии проголосовало за независимость, Эрдоган был первым мировым лидером, высказавшимся против итогов референдума.

Продолжающиеся ежедневные бомбардировки Турцией территорий на севере Сирии с 2019 года привели к гибели 60 мирных жителей, в том числе 9 детей в 2022 году. Кроме того, количество военных преступлений, совершаемых турецкими прокси в Африне только возрастало.

Новое наступление

В 2022 году на фоне войны России с Украиной Эрдоган стал выступать в роли медиатора перед мировым сообществом. В это же время 17 апреля он объявил о начале военной операции в северном Ираке, с целью преследования боевиков РПК. За несколько дней до операции Эрдоган заявил о поддержке операции главой регионального правительства Иракского Курдистана.

фото ahvalnews.com

Однако министерство иностранных дел Ирака опровергло это заявление: «Турецкая сторона совершает постоянные нарушения, которые не основаны на какой-либо правовой основе или соглашении между двумя странами. (...) Они ссылаются на статью 51 Устава Организации Объединенных Наций в целях самообороны, и это не может быть осуществлено без официального одобрения Ирака», - заявил представитель МИД Ирака Ахмед-ас-Сахаф.

29 мая Турция сообщила о «нейтрализации» более 100 боевиков в Курдистане и потере 22 турецких солдат. РПК, в свою очередь, заявило о том, что 500 турецких солдат были «наказаны».

23 мая Эрдоган снова стал говорить о «буферной зоне», а 30 мая сообщил о готовности начать новую военную операцию на севере Сирии. Турецкие войска намерены занять сирийские города Талль-Рифат и Манбидж, а затем продвигаться вглубь региона. В этой полосе также находится город Кобани, который был отвоеван курдскими боевыми формированиями в 2014 году у исламистских группировок.

Также в Турции пытаются закрыть ДПН, обвиняя ее в тесных связях с РПК. 18 марта генеральный прокурор Верховного апелляционного суда Турции заявил, что не видит разницы между этими организациями и подал иск о закрытии партии в Конституционный суд.

Помимо этого, Эрдоган блокирует вступление Швеции и Финляндии в НАТО, так как турецкий президент считает, что эти страны укрывают террористов. Эти предполагаемые «террористические организации» представляют собой проекты гуманитарной помощи в Рожаве, в том числе и женщинам, подвергшимся насилию со стороны исламистских группировок.

Причиной для активизации репрессивных мер и военных операций на севере Сирии и Ирака могут быть выборы в Турции, запланированные на 2023 год. Опросы общественного мнения показывают, что правящая партия может потерять множество голосов, в том числе из-за глубокого экономического кризиса, в котором находится страна. Военные операции, подобные тем, что ведет Эрдоган сейчас, всегда сопровождались повышением рейтинга президента и его партии.