8909
8 сентября 2022
Алмас Кайсар, Юна Коростелева, Власть

Выборы в Казахстане: снова досрочно и с минимальными шансами на альтернативы

Эксперты о причинах выборов и стоит ли ждать изменений после них

Выборы в Казахстане: снова досрочно и с минимальными шансами на альтернативы

Казахстан никогда не проводил президентских выборов в срок, объясняя это то сложным текущим моментом, то будущими вызовами. Очередные досрочные президентские выборы официально объясняются необходимостью "обновить систему". Эксперты же видят в объявленных президентом Касым-Жомартом Токаевым выборах попытку большей легитимизации своей власти и лишение шанса на реванш ушедшего от власти клана.

Власть поговорила с политологами и социологами о том, почему было принято решение провести выборы, стоит ли ожидать роста протестных настроений и реальных обновлений по итогам голосования.

Отсутствие протестных настроений - миф

«Одна из причин, по которой принято решение провести внеочередные президентские выборы — это сыграть на опережение в относительно благополучных условиях. Это отработанная технология для удержания власти, которой пользовался [Нурсултан] Назарбаев. И Токаев и его команда не стали придумывать ничего нового и решили вновь откатать проверенный прием по переизбранию президента. То есть как бы авторитарный режим пытается самосохраниться в условиях, как они считают, нарастающей угрозы», — говорит социолог Серик Бейсембаев.

Но более системной причиной он считает отсутствие у президента Токаева позитивной повестки, которую он может предложить для общества. На данный момент текущий политический режим способен выстраивать действия лишь исходя из «собственных представлений угроз и страхов».

«Это видно по тому, как администрация президента и аффилированные эксперты объясняют почему Токаев идет на выборы. Якобы усиливается внешняя геополитическая и экономическая турбулентность. Нужно вновь мобилизоваться и сплотиться вокруг лидера. Это тот образ мышления, который характерен текущей политической верхушке. Они не могут предложить другую повестку — демократизацию, что предполагает большее доверие своим гражданам и большую уверенность в своих позициях», — утверждает Бейсембаев.

Фото akorda.kz

Он добавляет, что «очередные безальтернативные президентские выборы — это сильный демотиватор для политического участия». Потому можно ожидать явки меньше 50-60%. В особенности это связано с разочарованием, полученным в 2019 году с кандидатом в президенты Амиржаном Косановым.

Однако при этом Бейсембаев подчеркивает различия нынешних выборов и голосование 2019 года. Так как после январских событий сильно выросла гражданская активность, протестные настроения усилились, а активисты стали более опытными.

«Токаев сильно недооценивает способность наших граждан мобилизоваться. Понятно, что они рассчитывают на свой репрессивный аппарат, силовые и правоохранительные структуры. Но я считаю, что уровень эскалации будет гораздо выше чем ранее. Уже на примере 2019 года мы видели, что были протесты в разных городах. Мобилизация была на уровне независимых наблюдателей и разных политических движений. То же самое будет сейчас, но с гораздо большим вовлечением граждан», — считает Бейсембаев.

При этом важным фоном для протестной мобилизации будет социально-экономическая ситуация, говорит социолог. Из-за нее люди будут более критично воспринимать предложение Токаева провести выборы.

«С другой стороны, здесь нужно учитывать, что до сих пор остается неудовлетворенным ключевой запрос общества на политическое участие. Запрос, который привел к январю и который все еще остается открытым. Люди хотят влиять на принятие решений, хотят честных выборов, настоящих кандидатов и представленности своих интересов. Токаев, когда он говорит, что проведет досрочные выборы, тем самым дает сигнал, что выборы будут как прежде — безальтернативными, с ручными кандидатами, которые никому не интересны. Это будет сильно раздражать людей», — добавляет Бейсембаев.

Фото Алмаса Кайсара

«Требования людей будут зависеть от того, какая будет повестка у местных лидеров, в зависимости от регионов и ситуации на тот момент. Может актуализироваться снова вопрос по утилизационному сбору и росту цен. Эти проблемы вновь могут стать актуальными. Повестка в протестном кругу очень разная — это будет очень сильно зависеть от того, как разные политические движения смогут объединить эти разные группы под политическими лозунгами. Пока это только начало процесса. Идет попытка выдвинуть единого кандидата от оппозиции. Все зависит от того, какую кандидат повестку предложит. Исходя из этого - это будет оформляться», —говорит Бейсембаев.

Также он отметил, что попытка сопротивляться проведению досрочных выборов — логичный шаг со стороны оппозиции. Но в данный момент им врядли получит ся вывести тысячи людей на акции протеста. «Однако это не означает, что это бесполезно делать. Гражданская активность всегда нужна», — считает Бейсембаев.

Фото Алмаса Кайсара

«У нас в целом электорат очень сильно разочарован в выборном процессе. У людей есть базовое понимание — это все делается для того, чтобы переизбрать Токаева. На этом фоне действия оппозиции будут восприниматься через призму того, что возможные кандидаты изначально обречены на проигрыш. Им могут симпатизировать, но могут не принимать реального участия. Соответственно, тот срок, который у них есть — его не хватит, чтобы у нас сформировалось активное гражданское участие на выборах. Нужно, чтобы сначала произошла реальная демократизация, появились настоящие партии, что сформировались снизу, чтобы они имели ярких лидеров — чего опять же нет. То есть вряд ли один человек, даже если он популярный в социальных сетях, может мобилизовать электорат. Все зависит от того, кто это будет», — полагает Бейсембаев.

После выборов вряд ли можно ожидать демократических преобразований, считает социолог. По его мнению, стимул преобразований «словно закончился». Политическая элита вновь снова стала заниматься «устрашением общества».

«При этом они считают, что людям главное дать надежду на улучшение благополучия на официальном уровне и этого достаточно. Живут в отрыве от того, что есть в обществе. Идет сильная примитивизация запросов общества», — говорит Бейсембаев.

При этом режим остался тот же самый — «персоналистской автократией с новым лицом», добавляет социолог. Администрация президента предлагает лишь разные политтехнологические концепты, вроде «Жаңа Қазақстан», которые не знают, как наполнить содержательно. Из-за этого, по мнению Бейсембаева, Токаев стал прибегать к популизму.

«Начиная с 2019 года было несколько таких популистских решений. Начиная от пенсионного фонда (использование части пенсионных накоплений население - В.), заканчивая последней инициативой — открытию счетов на детей, куда будут начисляться часть доходов от Национального фонда. Это известный прием. Предложить социальные "плюшки", в обмен на политическую лояльность. Сейчас для них важно набрать лояльную аудиторию для себя, в основном за счет бюджетников и социально уязвимых слоев населения. Играть на том, что мы — государство, которое заботится о благополучии населения. Предложения которые были в послании предполагают, что будет попытка выровнять уровень жизни. Я не экономист, но этого кажется недостаточно, чтобы добиться реальных социально-экономических улучшений», — считает социолог.

Бейсембаев добавляет, что все еще существует базовый конфликт — между растущей политической активностью граждан и консервацией политического режима.

«Не разрешив этот узел, не предложив более открытую политическую систему — Токаеву врядли удастся избежать кризиса. То есть это будет постоянным давящим фактором. То, на что будет рано или поздно нужно будет отвечать. Безальтернативные выборы, усиление репрессивного давления будет усиливать напряженность, радикализировать политически активную часть общества. Неблагополучный социальный фон будет дополнительным усиливающим фактором», — резюмирует он.

Фото Данияра Мусирова

Объявить выборы, чтобы исключить реванш?

Директор Центральноазиатского фонда развития демократии Толганай Умбеталиева считает, что Касым-Жомарт Токаев принял решение объявить досрочные президентские выборы осенью этого года из-за рисков, связанных с возможностью возвращения в политическое поле клана Назарбаевых.

«Я думаю, что у Токаева есть риски или предположение о том, что в 2024 году семья Назарбаевых будет вмешиваться в выборный процесс. У них будет возможность подготовиться, тем более сейчас якобы упростилась регистрация партий, есть возможность принять участие. Исходя из этих рисков, Токаев решил проводить выборы сейчас, когда все находится под контролем, их бизнес проверяется, а Токаев еще не объявил результаты — точка в этом вопросе не поставлена. Это связано и с январскими событиями. Есть еще в системе слабые стороны, которые говорят Токаеву о том, что нужно подготовиться и принять меры, чтобы в 2024 году семья Назарбаевых не успела собраться и официально выступить», — считает политолог.

При этом ожидать демократизации в стране не стоит — досрочные выборы проведут только для того, чтобы Токаев закрепился на посту президента, уверена Умбеталиева.

«Очень большой акцент идет на политические технологии, все больше растет самоуверенность власти, которая проводит такие выборы экспромтом. В один прекрасный день они могут просто доиграться и у власти могут оказаться очень радикальные силы. Бесконечно заигрывать и эксплуатировать такой инструмент, как выборы — это очень опасно, это будет иметь обратную сторону. Делать ставку только на политтехнологии тоже не стоит, нужно содержание. Частое использование этих инструментов приводит к тому, что они становятся очень интересными для других радикальных сил», — считает Умбеталиева.

Фото Ольги Логиновой

Послание главы государства 1 сентября основывалось на использовании политтехнологий, которые, по мнению политолога, не оказывают особого влияния на усиление доверия жителей президенту. Амнистия участников январских событий должна была проходить сразу по факту завершения досудебных расследований, а не спустя почти 8 месяцев их содержания под стражей — такие попытки преподнести обычное явление как политическое совершенство или шаг вперед Умбеталиева считает неправильными.

Даже если очередные изменения в Конституцию о возможности избирать президента на семилетний срок без возможности переизбрания будут приняты до досрочных осенних выборов — Токаев может остаться на посту президента и через 7 лет. Политолог отмечает, что семилетний период президентства — достаточно серьезный срок, во время которого человек очень быстро привыкает к власти: «Возможно, Токаев реально верит, что он уйдет через 7 лет. Лично у меня такой уверенности нет. И через 7 лет мы можем увидеть совершенно другого Токаева. Возможно за это время он укрепит свои позиции, в таком случае он может передумать и снова изменить правила. Мы видим, что у нас нет никакого уважения к ранее принятым решениям — нормы могут переписываться постоянно. Поэтому нет никаких индикаторов того, что Токаев уйдет через 7 лет».

Умбеталиева не думает, что на предстоящих выборах казахстанцы увидят что-то новое, так как трех месяцев слишком мало для подготовки и проведения предвыборной кампании. При этом оппозиционные силы на данный момент состоят из людей, которые «говорят одно и то же последние 10-15 лет». Выборы в 2019 году оживились участием молодых политиков и активистов, чего может не произойти в этом году.

«Все, что происходит, напоминает мне день сурка. Такое ощущение, что мы последние 10 лет живем в одном и том же ритме и никак не можем вырваться из этого круговорота. Как власть ничего предложить не может, кроме досрочных выборов, так и оппозиция все время вертится в одном и том же кругу. Это одни и те же люди с одним и тем же подходом. (...) Сейчас мы снова впадаем в спячку. Те же Булат Абилов и Мухтар Тайжан — им очень понравилось, как Косанова поддержали люди. Он же был практически в шаге от президентства и всем хочется повторить этот путь. Они хотят быть другими, нежели Косанов — стоять до конца», — говорит политолог.

Фото Ольги Логиновой

Реальный уровень доверия к Токаеву покажут результаты выборов — Умбеталиева уверена, что если ЦИК заявит, что за главу государства проголосовало больше 80% избирателей — его позиция слабая.

«Чем меньше доверия к политику, тем больше цифра. Если покажут 70%, то, возможно, хотя бы 60% голосов Токаев набирает. Но за три года они научились демонстрировать свою легитимность, будет очень тяжело придраться. Все зависит от того, как будут работать оппозиция и наблюдатели, — считает политолог, — Если получится устроить публичность, как в 2019 году, если получится хотя бы 50% избирательных участков в стране взять под контроль, фиксировать все в онлайн формате и передавать информацию — тогда мы сможем увидеть честную картину. Если гражданский сектор сможет проявить стойкость и заранее подготовиться, то "нарисовать" будет сложнее. Но результаты нам всем понятны».

В поисках легитимности

После январских событий Токаев фактически обрел всю полноту власти, однако его слабая легитимность никак не изменилось, считает Димаш Альжанов, эксперт по выборам и политический консультант, основатель проекта Erkin Qazaqstan. Понимая, что ситуация становится шаткой, так как есть люди, которые воспринимают его критически после подавления протестов, он принял решение провести досрочные выборы, обеспечив себе президентство на ближайшие годы.

Альжанов отмечает, что все усилия, которые были предприняты администрацией президента во время и после январских событий, были направлены на улучшение имиджа Токаева. Ему удалось отстраниться от январских событий, дистанцироваться от Нурсултана Назарбаева и плавно подвести жителей к объявлению выборов.

Фото akorda.kz

«Два месяца — это срок, который не позволяет никому серьезно мобилизовать свои ресурсы для того, чтобы составить оппозицию Токаеву на этих выборах. И в самом обществе сейчас резко вспыхнули протестные настроения после объявления этих выборов. Если люди попытаются выдвинуть своего единого оппозиционного кандидата — это только сыграет на руку. Потому что они не подготовлены и не организованы — эти действия выльются в то, что было в 2019 году. Но если в 2019 году они купили Косанова, чтобы он сыграл роль оппозиционного кандидата, то сейчас администрация президента позволяет самостоятельно выбрать кого-то на роль Косанова. Создать более убедительную картину того, что выходит оппонент, который будет повержен. Это тоже увеличит легитимность Токаева», — объясняет политолог.

Альжанов считает, что если поправки в Конституцию будут внесены перед предстоящими выборами, то новый срок Токаева в 7 лет может восприниматься как последний. При этом у администрации президента нет никаких барьеров для того, чтобы снова изменить Конституцию: «Проблема заключается в том, что когда они имеют всю полноту власти и у них нет серьезных барьеров для изменения Конституции, то правила игры могут резко меняться. Обладая возможностью контролировать весь законотворческий процесс, у них нет серьезных рисков. В Казахстане Токаев может легко менять Конституцию, но в Украине изменение Конституции таким образом практически невозможно. В других странах, где есть независимый парламент, необходимо всячески приходить к консенсусу по тем или иным серьезным изменениям, особенно когда это касается Конституции».

Фото akorda.kz

Сложность также состоит в том, что возможных оппозиционных кандидатов, которые смогут баллотироваться на предстоящие выборы, не так много. Выборы в Казахстане невозможно выиграть технически, так как все стадии избирательного процесса жестко контролируются действующими властями.

«Не имея контроля над избирательными комиссиями, не имея серьезных финансовых возможностей за два месяца подготовиться в Казахстане невозможно. Когда люди говорят, что они организуют кучу наблюдателей — это ложь. Максимум собиралось по 600 наблюдателей, к участкам допускалась половина, а к процедуре подсчета голосов — около 50. На этих выборах ничего не поменяется. Если мы вспомним, как прошел референдум — они более организованно вытесняют наблюдателей. На всех стадиях этого процесса у оппозиции нет возможность гарантировать себе результат. Даже процесс регистрации будет полностью зависеть от Акорды. Если регистрация кандидата и произойдет, значит, все остальные стадии процесса весьма хорошо контролируются», — уверен Альжанов.

Выборы с участием единого кандидата от оппозиции могут стать максимально благоприятными для Акорды, поэтому даже если оппозиция пройдет во второй тур выборов — она вряд ли наберет больше голосов, чем Токаев. При этом если во время выборов в 2019 году администрация президента не была готова ко многим вещам, например, к массовым протестам и наблюдению, то сегодня власти более подготовлены как с точки зрения законодательства, так и с точки зрения ресурсов.

«Они (выборы — В.) априори не могут быть честными, и оппозиции надо занять жесткую позицию. Некоторые из участников Коалиции демократических сил высказывали достаточно смелые заявления — если они не струсят, если они будут им следовать, то могут мобилизовать вокруг себя часть протестного электората. Самая лучшая стратегия сейчас на весь период до дня голосования — этот период должен проходить под большим давлением на Токаева, — говорит политолог, — Нельзя забывать то, что он сделал в январе. Нельзя забывать, как начинается его предвыборная кампания — на фоне пожаров на севере Казахстана и как цинично это используется. Нельзя забывать, что выборы в таких условиях не могут быть легитимными. Это наиболее удачная стратегия, посколько у Токаева хронически слабая легитимность. И даже если он, невзирая на все давление и митинги, переизбирается в условиях полного неприятия этих выборов, следующие семь лет ему легко не дадутся. И возможно будут даже хуже, чем четыре неполных года с 2019 года».

фото Алмаса Кайсара

Новая подставная альтернатива?

«Это стандартная для Казахстана схема. У нас внеочередные выборы более традиционны, чем очередные. В целом, внеочередной характер выборной культуры лишает наше политическое поле ритмичности и цикличности. Гражданское и политическое общество не успевает подготовиться к выборам, мобилизоваться и консолидироваться», — считает политолог Малика Токмади.

В пример она приводит то, как происходят выборы в США — электоральный цикл в Штатах начинается сразу после окончания выборов. Начинается фандрейзинг (процесс привлечения для избирательной кампании сторонних ресурсов — В.), консолидация вокруг кандидатов, формирование команды, работа с электоратом и тому подобное.

«У нас нет такой мотивации для консолидации политического поля из-за такого рваного цикла, заданного режимом. Правящие силы находятся в безусловно более выгодном положении при варианте внеочередных выборов», — добавляет она.

По мнению Токмади, вероятность протестов во время президентских выборов является высокой, но сложно определить их масштаб. Однако важно понимать, что протесты — нормальное сопровождение таких важных событий как выборы: «Это самый простой способ выразить мнение, в том числе поддержку каким-то кандидатам. Отношение к протестам как к чему-то опасному и рискованному и создает напряжение и нервозность».

Фото Ольги Логиновой

Она считает, что осенью планируется повторение сценария выборов 2019 года с подставным альтернативным кандидатом, недопуском независимых кандидатов и ограничением прав наблюдателей. Но при этом Токмади добавляет, что консолидация вокруг условного «Косанова» невозможна, так как этот опыт уже оставил неприятное послевкусие у протестно настроенного электората.

Для администрации Токаева оптимальным сценарием является сохранение статуса-кво, говорит Токмади. Проведение этих выборов является способом обеспечения стабильности и пространства для маневра на будущие 7 лет.

«Мне кажется, эти выборы безусловно очень важны. Во-первых, они происходят в условиях напряженности после “Қанды Қантар” и в сложных геополитических условиях, когда в Украине происходит борьба идеологий — либеральной демократии и авторитарной стабильности. Также, эти выборы во многом определяют тон политической жизни на будущие годы - по ним будет понятно будем ли мы жить в “Жаңа Қазақстан”, способно ли общество консолидироваться достаточно для построения равноправного диалога с властью и требовать системных, качественных, а не формальных изменений», — заключает Токмади.