3910
14 сентября 2022
Назерке Курмангазинова, Власть

Шалкар Нурсеитов, политолог: «После послания многие убедились в том, что Токаев – президент-автократ»

О нынешней политической ситуации, досрочных президентских выборах и гражданском обществе в Казахстане

Шалкар Нурсеитов, политолог: «После послания многие убедились в том, что Токаев – президент-автократ»

Осенью этого года в Казахстане состоятся внеочередные президентские выборы. Президент Касым-Жомарт Токаев в своем послании предложил обществу ряд социальных, политических и экономических изменений, в том числе заявил о готовности участия в досрочных президентских выборах. Эксперты посчитали это послание предвыборным. Власть поговорила с политологом Шалкаром Нурсеитовым о нынешней политической ситуации, причинах объявления досрочных выборов и действиях гражданского общества.

Шалкар, я предлагаю начать наше интервью с досрочных президентских выборов. Токаев в своем послании предложил увеличить президентский срок до 7 лет и заявил о готовности участвовать в выборах. Почему он на это пошел?

Для начала у нас не должно быть никаких иллюзий относительно Касым-Жомарта Токаева. Он – так же как и Нурсултан Назарбаев, как и другие президенты-автократы – желает достичь абсолютной власти. За три года мы в этом окончательно убедились. Во время январских событий он укрепил свою власть, став председателем Совета безопасности. С тех пор они (команда Токаева – В.) пытаются завоевать лояльность населения. Для этого они используют политические технологии, вроде «Жаңа Қазақстан». Эта идея была придумана для того, чтобы доказать, что он – независимый от Назарбаева президент с собственным политическим курсом. К примеру, в марте, после послания Токаева, для молодежи в Алматы прошел концерт «в поддержку Токаева». Партия Amanat провела аналогичный митинг. Фразу «Токаев тигр» запустили в политический дискурс нашего общества. Также и с выступлением Токаева во время форума в Санкт-Петербурга по позиции Казахстана в отношении войны на Украине. Тогда вокруг него создался образ, что «Токаев – независимый президент и Путина не боится». В обществе создавался образ такого храброго и самостоятельного президента.

Если вкратце, то, к сожалению, вместо одного автократа приходит другой автократ. Неясно, сколько времени он просидит на своем посту. Это будет связано с тем, что Токаев будет искать себе преемника другим путем, не таким как это сделал Назарбаев. Для этого ему нужно выиграть время. Потому что после января Токаев наверняка сильно беспокоится о своем политическом наследии. Оно будет зависеть от человека, который будет следующим президентом. Он понимает, что если придет человек, похожий на него, то так же как и сейчас уходит в небытие политическое наследие Назарбаева, так же будет раскрыта правда января и Токаев может остаться в истории с совсем другим именем. Он об этом не забывает. Размышляя о его нынешних решениях, можно сказать, что, с одной стороны, это сделано для сохранения власти, с другой – для своего будущего политического наследия.

Как вы думаете, рассматривает ли Токаев возможность возвращения людей, близких к Назарбаеву?

Мы не должны рассматривать семью Назарбаева монолитной. В свое время политик Алтынбек Сарсенбаев назвал нашу политическую систему «үштаған» (триада – В), что означало, что она состоит из трех влиятельных групп: первая – семья Назарбаева, вторая – его окружение – акимы, министры и т.д., третья – олигархи, что обогатились при поддержке Назарбаева. Эти три группы хорошо знали правила игры при Назарбаеве. И они ничуть не изменились. Главное – преклоняться перед тем, кто во главе иерархии. Сейчас прошла эпоха Назарбаева и формируется эпоха Токаева. Потому олигархические группы понимают, что политическая власть сдвинулась в сторону Токаева. Свита Назарбаева пытается стать свитой Токаева. Во внутренней борьбе со своими оппонентами, Токаев уже успел поменять министра обороны, внутренних дел, генерального прокурора, главу агентства по противодействию коррупции, центральной избирательной комиссии и т.д. Таким образом он дал власть тем людям, которым он доверяет.

Чего можно ожидать от этих выборов? О своем участии уже заявил Амиржан Косанов, бывший оппонентом Токаева в 2019 году. До этого ставшая активной «Народная партия Казахстана» заявила о том, что не будет предлагать кандидатуру.

В начале февраля в мажилисе депутаты от трех политических партий создали депутатскую группу «Жаңа Қазақстан». Тогда я сказал, что эта группа может быть использована для поддержки Токаева в будущих президентских выборах в роли политического альянса. Скорее всего, эти три партии предложат Токаева единым кандидатом. И считающая себя конструктивной оппозицией «Ак жол», и бывшие коммунисты, а ныне «Народная партия Казахстана». Все они будут говорить, что не будут предлагать кандидатур из-за сложной внешнеполитической ситуации.

Также еще вышла группа активистов и предпринимателей, объявивших о создании партии Respublika. Они в своем обращении заявили о том, что создают партию для борьбы с популистами и поддержки реформ Токаева. Вот так открыто они заявили о том, что они – пропрезидентская партия. Один из ее инициаторов – предприниматель Сырымбек Тау, был одним из спонсоров концерта в Алматы, где кричали «Тоқаев тигр».

В будущем может появиться пара таких партий, которые при поддержке властей будут кружить вокруг фигуры Токаева. После выборов, они, скорее всего, быстро пройдут регистрацию и разделят депутатские мандаты в парламенте.

Чего ждать от оппозиции?

В оппозиции сейчас очень мало кандидатов, которые могли бы всех объединить и подходить под нынешние строгие требования (выдвижения в президенты – В). К примеру, Мухтар Тайжан или Булат Абилов, если они даже захотят выдвинуть свою кандидатуру – у них нет пяти лет опыта работы на госслужбе.

Сейчас они обсуждают свою стратегию. В 2005 году политики Жармахан Туякбай, Алтынбек Сарсенбаев, Заманбек Нуркадилов и другие, будучи оппозицией, создали альянс «Справедливый Казахстан» и выдвинули единым кандидатом Жармахана Туякбая. Только тогда был прецедент такой консолидации внутри оппозиции. В данный момент это очень сложно. Потому что в свое время Назарбаев вычистил оппозицию, и сейчас это продолжает делать Токаев. За три года не было зарегистрировано ни одной партии. Токаев идет по пути Назарбаева и ничего не указывает на то, что он изменит свой курс. Потому, возможно, что у нас пройдут безальтернативные выборы.

На данный момент многие активисты и их лидеры преследуются, а некоторые из них заключены под стражу. Рассматривается новый закон о наблюдателях. Что сейчас происходит с нашим гражданским обществом?

Конечно, нельзя сравнивать человеческие, финансовые и административные ресурсы у гражданского общества с возможностями нынешнего авторитарного режима. Но если гражданское общество сможет найти согласие и работать единой командой при столкновении с проблемами и различными вызовами, то оно может попробовать изменить правила игры. Даже при авторитарном режиме. С выборов 2019 года прошло уже три года. Все это время представители гражданского общества, эксперты, политики и силы, считающие себя оппозицией, должны были готовиться к президентским выборам.

В законе о выборах есть требование, что кандидатом в президенты может быть член какой-либо политической партии или республиканского общественного объединения, у него должно быть 5 лет государственной службы. Это значит, что кандидатами могут становиться люди, вышедшие из системы Назарбаева и Токаева. Гражданское общество должно было работать эти три года, чтобы упразднить эти требования. Но, к сожалению, этого не было на повестке у гражданского общества. Можно считать это поражением гражданского общества.

Так что может сейчас сделать гражданское общество?

Из-за неправильной стратегии гражданского общества, сейчас идет поиск единого кандидата. Снова не пытаются разобраться с более фундаментальной проблемой.

Не обсуждается то, что необходимо сделать Центральную избирательную комиссию действительно независимой. Не обсуждается то, как сделать независимыми территориальные избирательные комиссии. Это должно было обсуждаться еще тогда, когда Токаев предлагал референдум. Необходимо было обсуждать то, как в период с 2019 по 2022 год можно было сформировать государственные политические институты так, чтобы осуществить мирный транзит власти.

Вместо этого мы много обсуждали регистрацию партий. Есть информация, что в 2021 году было подано 22 заявления о регистрации партий. Ни одно из них не было удовлетворено. Но даже если партии зарегистрируют, то от этого выборы не станут справедливыми и прозрачными. Мы должны были смотреть на эту проблему с другой стороны. Необходимы были системные изменения. Не как у Назарбаева – сначала экономика, а потом политика. Это можно назвать, к сожалению, победой Токаева. Они вынесли на повестку другую проблему и не дали гражданскому обществу объединиться для решения более важных вопросов.

Сейчас у гражданского общества мало шансов как-то повлиять на выборы за такой короткий срок. Надо вновь поднимать идею создания новой Конституции. Потому что Токаев в данный момент становится вторым елбасы, который может провести президентские выборы тогда, когда он захочет. Необходимо, чтобы у него не было возможностей проводить парламентские и президентские выборы тогда, когда ему вздумается. Каким бы он ни был сильным президентом. Как написано в законе, так оно должно и быть. Также парламенту надо ограничить право президента менять Конституцию по его желанию.

Сейчас в руках у Токаева абсолютная власть и он может провести демократические реформы одним своим указом. Но вместо этого он ее использует для еще большего усиления своего положения. Потому что сейчас ситуация в стране тяжелая, население с каждым днем беднеет, а социальный протест, который был в январе, никуда не делся. Очевидно, что если даже и уровень доверия к Токаеву не будет падать, то уж точно не будет повышаться. Именно из-за этого Токаев пытается вернуть себе этот кредит доверия и переизбраться президентом за счет популистских предложений.

Фото пресс-службы парламента

Также президент заявил о том, что в следующем году будут проходить парламентские выборы. Ряд партий сейчас делает попытки зарегистрироваться. Как вы думаете, получится ли у них пройти регистрацию?

Можно сказать, что для тех людей, которые не пошли на сделку с администрацией президента, пройти регистрацию не представляется возможным. Потому что, как партии вроде Respublika, они должны получить политическое «бата» (наставление – В) от руководства Казахстана. Время покажет, сколько из них пройдут регистрацию. Но это также не гарантирует того, что они смогут пройти в парламент. Могут дать регистрацию одной-двум оппозиционным партиям, но правила игры не предусматривают их прохода в парламент. Центральная избирательная комиссия полностью зависима от администрации президента. Оппозиционные партии и не узнают, сколько они собрали голосов. К сожалению, из-за отсутствия прозрачной избирательной системы, шанс прихода к власти оппозиционных партий очень низок.

Многие считают, что послание Токаева превратилось в его предвыборную программу. Как вы оцениваете это послание?

Да, это так и есть. Я думаю, что предложения, озвученные им в послании будут еще часто мелькать во время его избирательной кампании. Он вернется к этим тезисам и после выборов. Это и начисление на личные счета детей 50% от доходов из Национального фонда до 18 лет. Это можно было начать говорить во время избирательной кампании, но пропагандисты решили, чтобы эти вещи были на слуху у людей уже сейчас. Конечно, автократические режимы не могут быть уверены во всем на 100%, но они хотят уменьшить количество рисков и зависимостей. До того, как появится оппонент, который будет на устах у народа, Токаев может попытаться забрать перспективные идеи себе.

Любой политик, чтобы понравиться большинству населения, говорит о подобных социальных начинаниях. Это не что-то новое для казахстанцев. Назарбаев ранее также говорил про опыт Кувейта, где граждане получают доходы с добычи нефти. Это было в головах у многих и Токаев хотел остаться в истории как человек, воплотивший это в реальность. Но детали все еще неизвестны. В общем, Токаеву надо было предложить что-то, что затронуло бы жизни миллионов людей в стране. Потому я также считаю, что это послание – часть его предвыборной кампании.

С тех пор, как 238 человек погибло во время январских событий, прошло 9 месяцев. Но у нас до сих пор нет результатов расследования. Недавно был опубликован список погибших, но там нет полной информации о них. Теперь президент в своем послании заявил, что люди, участвовавшие в январских событиях, но не являющиеся фигурантами тяжких уголовных преступлений, получат амнистию. Но и здесь остается непонятным, сколько людей и какие категории будут амнистированы. Как можно оценить это решение Токаева?

Январская бойня – ахиллесова пята Токаева. Он является политиком самого высокого ранга, что напрямую ответственен за январскую трагедию. Он отдал приказ силовым структурам «открывать огонь на поражение». В результате, во время волнений погибло 238 человек. И для нас до сих пор тайна - от чьих пуль они погибли и при каких обстоятельствах. Не было прозрачного и справедливого расследования. Если будет выяснено, что они погибли от рук военных или пыток, то к Токаеву будет очень много неудобных вопросов. У нас уже есть кейс твита Токаева о 20 тысячах террористах, который он после удалил и кейс джазового музыканта Викрама Рузахунова, которого пытались изобразить иностранным террористом. Потому он (Токаев - прим В.) хочет, чтобы таких вопросов не возникало и делает все, чтобы эта проблема была забыта. Такие вопросы ставят под вопрос легитимность власти Токаева.

По его посланию и по другим новостям было видно, что Токаев и его администрация пытается поставить точку в этом вопросе через дело Карима Масимова. Но эта трагедия не заканчивается на Масимове. Если в нашей стране человек и его жизнь – главные ценности, то должны быть конкретные ответы по вопросам относительно смертей порядка 240 людей. Должно быть проведено справедливое и международное расследование, должна быть дана политическая и правовая оценка произошедшего. Если необходимо, ответственные за их смерти люди должны быть привлечены к уголовной ответственности. Такое расследование может быть проведено только при существовании независимого парламента. К сожалению, из-за того, что у власти сидит Токаев и его окружение, можно сказать, что в течении неопределенного количества времени, правда о событиях Жанаозена, Желтоксана и Кантара не будет раскрыта.

Давайте закончим наше интервью на том, есть ли в текущей политической ситуации хоть какие-то процессы, что могут внушать оптимизм?

Во-первых, я думаю, что после этого послания, люди, которые ранее верили в Токаева, убедились в том что он – президент-автократ. Думаю, что они поняли, что Токаев не отличается от Назарбаева и что его цели созвучны типичным политикам автократам – как можно больше времени удерживать абсолютную власть у себя в руках. На мой взгляд, это хороший кейс для того, чтобы избавиться от политических иллюзий. На протяжении трех лет многие люди в стране надеялись на Токаева. Считали, что по сравнению с Назарбаевым он интеллектуал, очень умен, высоконравственен и никогда не станет диктатором. Текущая ситуация, я надеюсь, сняла с этих людей «розовые очки». Это сподвигает к оптимистичным мыслям, что число людей, смотрящих на нынешнюю политическую ситуацию объективно, возросло.

Во-вторых, миллениалы и поколение Z более высоко ценят свободу, нежели предыдущие поколения. Президентские выборы 2019 года показали, что в стране выросло количество людей, которые хотят вмешиваться в политические процессы и быть услышанными. Эту динамику можно наблюдать через социальные исследования, которые проводит фонд Фридриха Эберта.

В-третьих, я надеюсь, что январская бойня оставила большой след в умах многих граждан. Начавшись с социальной проблемы, она закончилась массовыми волнениями с политическими требованиями. Это было впервые в истории страны. Я думаю, что люди, наблюдавшие за протестами и те, кто принимали в них участие – вышли, потому что убедились, что без политических изменений в стране ничего не изменится. Эти события показали, что люди, которых ранее авторитарный режим считал маргиналами и с которыми никто не советовался, в большинстве казахоязычные, выходцы из категории людей с низкими доходами и плохими условиями жизни – готовы и требуют участия в политике. Это показало, что страна не может двигаться вперед, не учитывая их мнения.

Самое главное, что мы не должны забыть о порядка 240 людей, что погибли ради свободы и будущего всех казахстанцев. Для граждан это огромная историческая ответственность – быть верными перед духом тех людей, что погибли в январе. Нам необходимо всеми силами, ежедневно пытаться создать развитое, гражданское и демократическое общество, создать государство, которое соответствует первым статьям нашей Конституции – светское, правовое и справедливое государство.