10160
18 марта 2023
Светлана Ромашкина, Власть, фотография Данияра Мусирова

Внимание, снимаем!

По каким причинам людей отстраняли от предвыборной гонки и какие проблемы это может создать в будущем

Внимание, снимаем!

В феврале неожиданно бойко началась регистрация кандидатов в депутаты мажилиса и маслихатов. Регистрировали практически всех, кто изъявил желание баллотироваться, однако вскоре многих из них стали снимать с предвыборной гонки по самым разным причинам. Чаще всего сообщалось о несоответствиях в сданных декларациях.

Так, например, Алпамыса Камалова, выдвигавшегося в Западно-Казахстанской области сняли из-за того, что в 2011 году он занял человеку деньги, которые были возвращены. Камалов не указал этот факт в своей декларации и чиновники сочли это сокрытием доходов. А вот писателя Рустема Амангельды из Алматы сняли из-за того, что он указал в декларации, что он одолжил деньги. Его ошибка была в том, что это не было нотариально заверено. Правда, на днях Верховный суд постановил, что Рустема Амангельды незаконно сняли с выборов, и теперь он снова может в них участвовать.

У писателя Ильяса Юсупжанова из Алматы обнаружили написанные им книги, которые он не указал в документах. Сабита Султана, кандидата в депутаты мажилиса от Жамбылской области, сняли из-за того, что он начал досрочную агитацию — опубликовал свою биографию в Facebook.

Власть рассказывает, как на этих выборах независимых кандидатов снимали с гонки по самым разнообразным предлогам и как лишь немногим из них удалось отстоять свои права.

Назад в СССР

Самая удивительная история, связанная со снятием, случилась c активисткой Санавар Закировой. 6 февраля она сдала декларацию, 10 февраля ей выдали удостоверение кандидата в депутаты мажилиса от области Жетысу. Первого марта объявили о том, что она что-то не указала в декларации и выбывает из гонки. Позже Закирова узнала, что обнаружилось какое-то расхождение в депозитарии. Ей пришлось приехать в Алматы, чтобы попасть в центральный депозитарий.

«Даю им удостоверение личности и говорю: «Ну что у меня там? Я, откровенно говоря, слово «депозитарий» впервые только первого марта услышала. Они мне сказали, что у человека с таким именем и фамилией как у меня, есть условный счет, который открыло в 90-х какое-то ОАО Оркен, и на нем имеются ценные бумаги. Я их попросила дать всю информацию о том, что за ценные бумаги, они ответили, что не могут её дать, так как этот счет зарегистрирован на паспорт времен СССР. И мне теперь надо как-то подтвердить, что это был мой паспорт. А как я это подтвержу? У меня же его нет».

В депозитарии Закировой посоветовали поехать по месту её рождения — туда, где она получала паспорт СССР, в миграционную полицию, там поднять архив, сделать сверку и доказать депозитарию, что это был именно её советский паспорт. Тут возникает логическое противоречие: если депозитарий не уверен, что счет советской Санавар Закировой принадлежит казахстанской Санавар Закировой, то может ли это быть причиной дисквалификации ее с выборной гонки?

Здесь следует напомнить, что в 1994 году правительство Казахстана раздало гражданам по 100 приватизационных инвестиционных купонов. По задумке акции, купленные на эти пики, должны были приносить людям инвестиционный доход, но по факту они превратились в пустышку и все о них благополучно забыли.

На вопрос Санавар о том, может ли она забрать эти акции, ей ответили, что нет, закрыть условный счет тоже невозможно, ведь у нее паспорт, выданный в Казахстане, а не в СССР. Ей предложили заключить договор с депозитарием на открытие депозитарного счета, договор на обслуживание счета, соглашение, доказать, что советский паспорт был ее и только тогда она может получить доступ к данным об этом условном счете из 90-х.

Закирова подала в суд. Во время разбирательства оказалось, что у нее на условном счету есть 8 акций, цена каждой из них — 12 тенге.

«Сотрудник депозитария в суде объяснил, что в 2012 году создали депозитарий и все инвестиционные фонды, которые были открыты в 90-х годах, когда нам раздавали эти пики — приватизационные инвестиционные купоны, сдали туда свои списки. Депозитарии получили реестры с инвестиционных компаний, компании закрылись и теперь у каждого казахстанца есть условный счет в депозитарии, потому что у всех есть купоны из 90-х», — объясняет Санавар.

Фотография с сайта Ratel.kz

После выборов Закирова будет судиться, поскольку она не знала о существовании этого счета и не имела доступа к нему. Недавно она обнаружила, что у другого кандидата в депутаты мажилиса тоже имеется подобный условный счет, но его не сняли с выборов. Активистка будет добиваться того, чтобы эти выборы признали незаконными.

«По закону декларацию о доходах должны были проверить с момента ее сдачи. Я подала ее 6 февраля, они должны были в течение 15 дней проверить. А они проверяли меня почти месяц. Буду судиться с государством, которое нанесло мне ущерб и обманным путем выманило у меня деньги. Они должны были сначала проверить мою декларацию и допустить или отказать и только потом брать с меня пошлину. А они сделали наоборот. Так что, я думаю, после выборов будут долгие судебные процессы», — предполагает Санавар.

Кроме того, она считает, что закон о выборах не соответствует Конституции: не каждый казахстанец может заплатить более миллиона тенге и тут налицо дискриминация по финансовому положению: «Граждан поделили на богатых и бедных, богатые могут баллотироваться, бедные — не могут».

У Закировой были доверенные лица из Алматы, Астаны, Экибастуза, Павлодара, Жаркента, чью дорогу и проживание в гостиницах она оплачивала. 650 тысяч тенге было потрачено на плакаты, листовки и т.д. Кроме того, она снимала офис за 120 тысяч тенге. И заплатила более миллиона тенге взноса. Надежд, что эти деньги ей вернут, нет. Но и за них она собирается побороться. Так что судебная активность после выборов и правда будет приличная.

В этих выборах участвует зять Санавар - Данияр Жексенов, и теперь она активно занимается его агитационной кампанией. На днях она ходила в акимат области Жетысу, чтобы узнать, когда будут перечислены деньги за агитацию Жексенова, ведь часть расходов возмещается. Но кто-то вызвал полицию и приехавший наряд пытался забрать Закирову и ее коллегу в отделение. Она начала вести прямой эфир в соцсетях и ее передумали задерживать.

20 млн на предвыборную агитацию

Предприниматель и общественный деятель Асылбек Кожахметов выдвигался в депутаты мажилиса от Северо-Казахстанской области. Его сняли с предвыборной гонки из-за того, что в своей декларации он не указал авторское право на телевизионный сценарий игры «Бизнес-Лидер», написанный еще в 2001 году — 22 года назад. При этом Кожахметов этим авторским правом ни разу не воспользовался. В попытках доказать незаконность снятия с выборов он дошел до Верховного суда, но проиграл и там. Он вспоминает, что с самого начала его не хотели регистрировать как кандидата из-за того, что в 2011 году у него 45 дней не было прописки. Тогда удалось доказать обратное и комиссия была вынуждена зарегистрировать Кожахметова. Но второго марта ему сообщили о снятии с выборов.

«Нарушить права человека, лишить его регистрации в начале, не дать работать, потом остановить, — у них нет понимания, что так делать нельзя. Например, они с 8 по 18 февраля по закону должны были проверять информацию. 18 февраля объявили список людей, которые допущены к выборам.

С моей точки зрения, если 18 февраля меня допустили к выборам, то всё, больше никаких проверок.

Но они меня сняли 2 марта, через 15 дней. Всего же компания длится 30 дней, а через 15 дней предвыборной компании они решили, что в 2001 году что-то было неправильно. Но то, что они говорят, и по закону неправильно, ведь это было неимущественное право, оно к декларации никакого отношения не имеет. Бороться с таким беззаконием можно, только если у нас есть честные судьи, честная избирательная комиссия, но самое главное, чтобы это не было в подчинении у исполнительной власти», — говорит Кожахметов.

Фотография Данияра Мусирова

Как кандидат в депутаты мажилиса Асылбек Кожахметов потратил на избирательный взнос 1 млн 50 тысяч тенге. Кроме того, на предвыборную агитацию у него ушло около 20 млн тенге. «Вы просто приезжайте сюда, в Северо-Казахстанскую область, вы увидите, что мы сделали, сколько мы изготовили материалов, у меня была реклама на автобусах — я единственный, кто её сделал. Мы всё изготовили в расчёте до последнего агитационного дня — мы же не можем каждую неделю заказывать материалы. Я уже задавал вопрос: вот вы меня сняли с выборов, значит, вы затянули снятие на 15 дней. Если бы вы меня сняли 18 февраля, как написано по закону, я бы не потратил деньги, но я же две недели участвовал в агитационной кампании, тратил ресурсы, а потом вы меня снимаете. Тогда вы должны вернуть мне деньги, раз вы неправильно меня допустили к выборам. Они, конечно, посмеялись в ответ: «Вы могли бы не тратить деньги».

Кожахметов активно ездил агитировать в самые отдаленные поселки области, там у него прошло около 30 встреч. Уже во время первых встреч он понял, что люди путают кандидатов в мажилис и маслихаты. Поэтому ему пришлось сперва объяснять электорату, что это за выборы и сколько бюллетеней будет и как важно приходить на выборы.

«Я думаю, они неожиданно поняли, что я набираю обороты, им сказали: «Вы что делаете, посмотрите, Кожахметов заполонил и интернет», и я ездил много в самые удаленные уголки области. Я спрашивал у людей, сколько кандидатов приезжало к ним. Мне отвечали, что за 20 лет я был первый человек».

После того, как пройдут выборы, Асылбек Кожахметов собирается обратиться в Конституционный суд в поисках справедливости.

«12 дней я вела компанию, несла расходы, хотя им уже было известно, что я снята с выборов»

Активистка Аида Альжанова выдвигалась в мажилис. Ее благополучно зарегистрировали, а 6 марта сообщили о том, что она не указала в декларации имеющееся авторское право на литературное произведение. При этом как такового литературного произведения не существует: в 2019 году Аида Альжанова вместе с подругой создала методологию — тренинг о терминах фасилитации для применения на казахском языке.

«Когда мы регистрировали авторское право, пришлось бодаться с «Казпатентом», потому что они не могли найти категорию для методологии тренинга. Методология тренинга — это вообще не литературное произведение. Это проблема в законодательстве, с которой я дальше буду разбираться, чтобы люди в будущем не попадали в эту ловушку. Это первый шаг, второй — я подала иск на избирательную комиссию, потому что они получили эту информацию (о несоответствии в декларации – прим. В) от департамента госдоходов 23 февраля, а сообщили мне только 6 марта. То есть 12 дней я вела компанию, я несла расходы, хотя уже было известно, что я снята с компании, при этом секретарь комиссии утверждает, что они получили информацию только 5 марта. Если бы они мне 23 февраля выдали бы протокол, я бы уже прошла суд, уже бы либо продолжала компанию, либо остановила бы расходы. Это же огромные затраты энергии, психологических, материальных ресурсов. Это очень тяжело».

Фотография из Facebook Аиды Альжановой

13 марта Верховный суд отклонил ее иск. При этом в разговоре с Властью еще 11 марта она была уверена в подобном исходе, потому что накануне такое же решение суда было по Кожахметову. Сейчас кандидаты, снятые с выборов, пытаются объединиться, чтобы подать коллективный иск в Конституционный суд.

«По очень незначительным, техническим причинам были нарушены наши конституционные права на участие в управлении государством. Поскольку это не связано с укрытием налогов, неуплатой налогов, то нам должны были дать возможность исправить эту ошибку. У них есть опция сдать дополнительную декларацию. Вообще у человека, который заполнил первоначальную декларацию, есть еще три года дополнять ее. Но мало ли что человек забыл. Это не является серьезным нарушением. Вы помните, когда Панамский скандал был? Дарига (Назарбаева – прим. В) в тот момент сидела депутатом парламента, к ней никто никаких претензий не предъявил. Ее должны были сразу лишить депутатских полномочий, начать расследование».

В целом на предвыборную активность Альжанова потратила около 500 тысяч тенге, которые ушли на выпуск роликов, создание сайта, логотипа, на фотографии, оплату услуг сммщика.

После снятия Аида Альжанова вместе со своей командой собирается пойти в наблюдатели на выборах: «Вы понимаете, в выборах ведь много ролей. Я раньше не могла критиковать закон о выборах, потому что сама не участвовала в них в качестве кандидата, для меня на самом деле это был путь опыта».

У Альжановой есть некоторые подозрения о причине снятия ее с выборов, возможно, это связано с ее трениями в Общественном совете города, из которого ее исключили.

Наказание за честность

Социолог Жанар Джандосова тоже выдвигалась в маслихат города Алматы. 26 февраля стало известно, что ее сняли с выборов из-за того, что она указала в декларации участие в долевом строительстве, которое по вине строительной компании не значилось в базе.

«Как может быть так, что из-за моей лишней открытости меня снимают с выборов? Представим, что я бы не задекларировала долевое строительство, прошла бы в маслихат, и потом все бы спросили: а откуда у вас эта квартира, ведь в декларации у вас её не было. Все видят, что это пришито за уши, потому что я задекларировала всё свое имущество, всё это подтверждено всеми моими документами. А то, что это не значится в какой-то их базе, это проблемы застройщика, это вообще не должно меня касаться. Вот как раз прокуратура должна следить за тем, чтобы застройщики оформляли правильно свои договоры. У меня договоры на руках, это квартира в строящихся домах, она попадает под закон о долевом строительстве».

3 марта Специализированный межрайонный административный суд Алматы признал, что снятие с выборов было незаконным. Это вдохновило Жанар Джандосову и она продолжила предвыборную агитацию. Однако после этого городская прокуратура за подписью первого заместителя Нурсултана Ракишева внесла протест, к которому присоединилась и избирательная комиссия.

«Вообще такого не бывало, чтобы окружная комиссия подавала апелляцию. Потому что там сидят учителя, врачи, — недоумевает Джандосова. — Обычно на встречах мы спрашиваем их о чем-нибудь, а они ничего не знают. А тут вдруг окружная комиссия вдруг подала иск, и, конечно, этот иск полностью совпадает с протестом прокурора, который брат Кенеса Ракишева».

9 марта апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции: Джандосову снова сняли с выборов. Она считает, что власти сильнее всего боятся именно самовыдвиженцев в маслихаты. Джандосова неоднократно заявляла, что намерена бороться с девелоперами, изучать, почему и как им выделяются деньги.

«Видимо, они просто перестраховываются, чтобы было без всяких эксцессов», — говорит Джандосова, отмечая, что декларация была введена в 2021 году и сейчас проходит пробационный период.

«Нельзя снимать кандидатов с выборов из-за несоответствия в декларации. Мы нигде не можем проверить эти базы, и за них снимать - это очень странно. Они должны были сказать каждому кандидату, что есть такие проблемы, чтобы мы скорректировали данные».

Фото Назерке Курмангазиновой

Жанар Джандосова активно вела предвыборную агитацию. Потратила деньги на печать плакатов, которые успели развесить по всему округу, на буклеты и их раздачу. Планировали арендовать и забрендировать машину, на которой собирались проводить агитацию.

«Это все стоит больших денег, на это мы потратились. Но ничего страшного, все равно это опыт. Разочарование, у всех, конечно, есть, но в тоже время у нас есть боевой настрой, все понимают, что это несправедливое решение, и мы будем потом апеллировать, может коллективную жалобу подадим. Это так очевидно, что кто-то за этим стоит, что сама окружная комиссия — школьные учителя — никогда сами бы ничего не подали, у них даже сам протокол неправильно оформлен, доверенности без даты, вся работа в этой комиссии очень слабая, даже карты округа не было, они не могли сказать, где какие участки. Где находились рекламные стенды, они тоже не знали. Мне пришлось дважды заплатить взнос в 350 тысяч, потому они не знали назначение платежа. Эти деньги вернулись только через две недели».

Как и команда Альжановой, штаб Джандосовой 19 марта будет заниматься наблюдением за выборами.

Фотография Алмаса Кайсара

«Подрезали крылья»

Журналист, экономический обозреватель «Каравана» Адил Урманов выдвигался в мажилис в алматинском округе №4. Его отстранили из-за того, что он указал в декларации наличие ипотеки, которую оформил еще до пандемии. 14 февраля Урманов сдал налоговую декларацию, а 6 марта узнал о «расхождении в декларации»: «Письмо от департамента государственных доходов пришло 1 марта, а протокол 6 марта. Где с 1 по 6 марта ходил этот документ — непонятно. Я живу в центре, расстояние между ДГД и избиркомом №4 — ровно четыре квартала, получается, полтора суток на квартал. Когда я подаю заявление и отдаю этот миллион тенге взноса, то избирком должен меня зарегистрировать в течение трех дней. А вот налоговая проверяет в течение 15 дней, они отправляют запросы в каждый банк, в кредитное бюро, нотариальную плату и т.д., этот зазор и сыграл очень жёсткую роль», —разбирается в бюрократических хитросплетениях Урманов.

По его словам, декларация состоит всего из четырех листов, тогда как правила к ней толщиной с палец. При этом в самой декларации есть фраза: «укажите вашу дебиторскую кредиторскую задолженность».

До снятия с выборов Урманов успел сделать плакат: «он получился ярким и его первым срывают со стендов», сайт, куда он выкладывает видео, сделанные на кухне, кроме того, есть свой телеграм-канал «На кухне о выборе», аккаунты в инстаграм и ютубе. Кандидатский взнос в 1 млн тенге он оплатил с денег, вырученных с продажи автомобиля.

«Государство дает каждому кандидату минимум 950 тысяч тенге, они тратятся в зависимости от целей, 200 тысяч — транспортные расходы, 450 тысяч — реклама в СМИ, остальные деньги — на полиграфию. Я уже опоздал на это тратить. Транспорт оказался нужен, потому что избирком постоянно дергает: сделай то, сделай это, принеси эти бумаги, принеси план. Я думал, что транспортные расходы не нужны, я вообще сторонник того, что в городе машина человеку не нужна, поэтому её продал».

Мы разговаривали с Урмановым 14 марта, вечером того же дня Верховный суд встал на его сторону и вернул статус кандидата в депутаты. За несколько часов до этого мы рассуждали о том, что будет, если это все же произойдет: «У меня крылья подрезали, даже если сейчас восстановят, сегодня вторник. По правилам, СМИ, с которыми заключены договора на рекламу, обязаны предоставить условия рекламы и саму рекламу за три дня до ее начала. То есть, я уже лишен рекламы в средствах массовой информации».

«Здесь есть вина госорганов»

Гражданский активист, юрист Альнур Ильяшев, осужденный за критику партии «Нур Отан» (ныне «Аманат»), не может участвовать в этих выборах, но зато юридически помогает кандидатам, снятым с выборов. На момент разговора с Властью у него было пять дел, три закончились накануне. Опыт в таком роде разбирательств появился у Ильяшева в прошлом году, когда он активно подавал в суд во время президентских выборов: «К этой кампании я подошел подготовленным, зная все нюансы того как работает система. Определенные формы исков у меня уже были подготовлены, со всей аргументацией, со ссылкой на законодательство, Конституцию».

Жанар Джандосова и Альнур Ильяшев, фотография из Facebook

Ильяшев отмечает, что в самом начале предвыборной гонки кандидатов снимали из-за регистрации по месту жительства — якобы они не проживали на территории республики, хотя это не так. Потом, после нескольких таких дел, ввели в оборот использование сведений из информационно-аналитической системы пересечения границы.

По словам Ильяшева, в Алматы сейчас самая популярная причина снятия с гонки — наличие авторских прав. При этом многие даже не в курсе того, что они являются авторами чего-либо. Так, например, активистку Айгерим Тлеужанову сняли, потому что когда она работала переводчиком, один из заказчиков указал, что у нее авторские права на перевод. Сейчас Ильяшев собирает такие кейсы для того, чтобы после выборов подать в суд на уполномоченные госорганы. Он собирается поставить вопрос о том, почему граждане не имеют доступа к информации, хотя это прописано в Конституции.

«Система существует, но свободного доступа через, допустим, портал eGov.kz нет. Мы же можем получить информацию о недвижимости, об автотранспортных средствах, о пенсионных накоплениях и т.д. А вот получить информацию по авторским правам, тем же самым ценным бумагам, мы не можем. И люди не могут проверить, что у них есть и чего у них нет, чтобы потом это отражать. При этом на цифровизацию баз были потрачены миллиарды тенге. Встает вопрос: как эти деньги тратились, какие задачи ставились. Учитывая, что здесь есть вина госорганов, то почему из-за этого должны страдать граждане?».

Но самое важное, о чем говорит Альнур и некоторые из снятых кандидатов — их права не были реализованы, они не смогли участвовать в выборах из-за несовершенства системы, поэтому возникают вопросы о легитимности выборов.

«Представляете, если Конституционный суд подтвердит, что было нарушено наше право, тогда мы имеем право заявить, что результаты выборов нелигитимны. Вы понимаете, какую проблему создает вот это всё?», — задается вопросом Аида Альжанова.

17 марта генеральная прокуратура сообщила о том, что выявила 34 нарушения законодательства во время агитационной кампании, из которых 23 совершили кандидаты в депутаты мажилиса и 11 – в маслихаты. В основном речь шла о незаконной агитации, но были и интересные кейсы. Так, например, в Туркестанской области кандидат в депутаты городского маслихата оказал бесплатную услугу по укладке песчано-гравийной смеси и тем самым нарушил правила проведения предвыборной компании. В Алматы один из кандидатов бесплатно оказывал гражданам услуги такси, поэтому его сняли с выборов.

Всего же за время предвыборной кампании в суды поступило 166 исков от кандидатов в депутаты, 135 из них касались решений окружных избирательных комиссий об отмене регистрации кандидатов. Как сообщили в пятницу в Центральной избирательной комиссии, удовлетворено только 49 исков.