6762
30 марта 2024
Тамара Вааль, фотографии автора и Киры Прейс

Вода пришла неожиданно. Опять

В Кокшетау из берегов вышла река Кылшакты

Вода пришла неожиданно. Опять

Весна в Казахстане опять наступила неожиданно и также «неожиданно» случились паводки. В ряде регионов, включая Кокшетау, объявлен режим чрезвычайной ситуации. В ночь с 28 на 29 марта в областном центре Акмолинской области резко поднялся уровень воды в реке Кылшакты, в итоге, по данным властей, затоплено 12 многоэтажных жилых домов, 16 частных, 29 дворовых территорий и первый этаж детского сада. Эвакуированы 113 человек, 30 из них дети.

Журналисты Власти отправились в Акмолинскую область, чтобы поговорить с людьми и понять, почему чиновники опять оказались не готовы к весне и как справляются с паводками в регионе.

Осы мақаланың қазақша нұсқасын оқыңыз.

«Больше стало, вода еще поднялась», - слышу я вздох мужчины, стоящего на мосту над рекой Кылшакты.

Каждый человек, проходящий по этому мосту, останавливается и смотрит задумчиво на реку. И, простояв так пару минут, идет дальше. С моста открывается вид на оба берега. На одном стоят многоэтажные дома и кажется, что все нормально, но проехав дальше, мы увидим, что и там не все хорошо, по другую - частный сектор, в который зашла река.

«Я здесь живу, меня не затопило, мой дом стоит на возвышенности. Не каждый год река так выходит из берегов, в этот раз - сильнее всего, - говорит местный пенсионер Сагран. - Не знаю, сколько домов затопило, и здесь, и там- ближе к школе, на другом берегу. Домов 20-30 точно».

По словам пенсионера, местные власти с большой водой ничего поделать не могут — раньше взрывали лед, потом сделали небольшое укрепление и кинули около 30 мешков с инертными материалами и на этом — все. Воду жители пытаются откачать собственными силами, но пока это бесполезно.

«В прошлом году ремонт начали делать. Вдоль реки бетон был, все убрали. Не доделали, а так хорошо было, дорога была. Речку облагораживали, плиты клали, заливали, все поубирали, тут было ограждение. Они же очищали речку. Все осталось. Могли бы осенью сделать и нормально бы было. Этого не сделали. Техника вся была здесь - бульдозеры, ковши», - вспоминает пенсионер.

Улица Ахмета Байтурсынова находится на первой береговой линии. Здесь затоплены четыре дома. На возвышенности стоит мужчина, который не стал называть своего имени, он приехал из поселка домой. Вот только домой попасть не может.

«Как добираться (в дом - В.) - вот вопрос. Как медвежонок Умка - на льдине», - улыбается мужчина и тут же добавляет: «Это не только у нас здесь. Вон там (показывает на другой берег - В.) частные дома, там вода прямо в дом зашла, у меня друг там живет».

Он тоже высказывает версию, что вода могла выйти из берегов, потому что осенью недоделали укрепления. Плюс, в этом году потеплело быстро. Одна надежда, что дом затопило не сильно, и местные власти помогут с компенсацией на ремонт.

«В прошлые годы, кажется, выплачивали компенсации, если было какое-то подтопление», - говорит он.

Еще одна местная жительница Галина рассказывает, как вечером 28 марта вода ушла и все вздохнули спокойно, но ночью река вдруг разлилась:

«Мы на второй улице, до нас вода не дошла. Первый год такое «представление». Власти вчера что-то делали в районе восьмой школы, в районе вокзала работы как бы шли. А теперь толку? Уже всех затопило. У нас больше всего затопило соседку с краю. А возле речки вообще очень сильно дома затопило. У меня там подруга живет на «Элеваторе». Ей тоже «повезло», - рассказывает женщина.

По ее словам, фундамент дома высотой 120 сантиметров и вода зашла в дом: «Вот такая высота была - метр восемьдесят точно!».

И, как и другие соседи, Галина утверждает, что помощи не было.

«Жорик, сосед, сам нанимал трактор и обкапывал территорию. Я-то думала, акимат, а - нет, это Жорик. Я потом и написала (вероятно в чат жильцов - В.): спасение утопающих дело рук самих утопающих. Возле нас не было никого, чтобы помочь», - утверждает Галина.

В другом районе города - на улице Алтынсарина, несколько многоэтажек стоят под водой. По улице выше - не пройти, там стоит знак, запрещающий движение. Это дорога к железнодорожной больнице. К медицинской организации, к слову, тоже не подойти, она затоплена.

Через два квартала видим машины МЧС, выкачивающие воду. Чтобы дойти до них, спускаемся обратно на улицу Алтынсарина, встречаем мужчину в болотных сапогах.

«О чем говорить? Утром резко вода поднялась. В 9 вечера я машину ставил, нормально было все. Утром утащил ее полную воды», - вздыхает Петр.

Мужчина утверждает, что накануне вечером всё было сухо, только железнодорожная больница немного затоплена. Ночью никаких оповещений не было. Воду люди увидели только когда вышли из дома по делам.

«Я в 7 утра вышел, мне в больницу надо было идти, я прохожу лечение в дневном стационаре. В итоге, какой дневной стационар? Больница затоплена, туда не попадешь. Всё обесточено, света нет. Теперь домой иду, чтобы одежду взять, потому что даже трусы мокрые», - рассказывает Петр.

Продолжаем идти в сторону машин МЧС, через мост от них - скопление скорых, пожарных и спасателей. Здесь тоже разлилась река, и прямо сейчас эвакуируют детский сад. Детей вывозят на лодках. Тут же стоит множество машин, и - в стороне, группа людей. Судя по виду и чистым сапогам - начальники. Это - аким Акмолинской области Марат Ахметжанов, врио начальника ДЧС региона и аким города Бауржан Гайса.

«Сами видите, ситуация очень сложная, потому что пришла пришлая вода», - говорит нам Ахметжанов.

Глава региона утверждает, что ситуацию обсуждали и с аксакалами, и с сотрудниками акимата, которые «давно здесь живут», и все они утверждают, что подобного в Кокшетау не происходило. Объяснение простое: «В прошлом году осенью были обильные дожди, земля полностью пропиталась, потом резкий мороз. Зимой также были дожди, и земля превратилась в ледяную корку. Облет показал, что таяние происходит, но не впитывается влага в почву. Все стекается и сразу несколькими потоками вливается в реку Кылшакты. Сейчас пропускная способность реки в два раза выше. Поэтому вчера в этом же месте было подтопление, воду выкачали, но ночью пришла новая».

28 марта делали облет местности и «прогноз неутешительный». При этом аким области заверяет, что на местах все были готовы. Правда, режим ЧС все же придется объявлять (его объявили 29 марта - В.), придется опять укреплять русло реки, потому что «возможно будет еще приток воды».

Говоря о системе предупреждения, Ахметжанов вдруг признается: «Никто не прогнозировал, что дополнительный приток пришлой воды увеличится в два раза». По его словам, сейчас достаточно укрепить береговые сооружения по отводу воды от населенных микрорайонов.

Что же касается оповещения населения, то по словам главы области, людей искали, но не нашли.

«Не нашли же хозяев. Полиция искала, все их искали. Потому что вчера практически сухо было во дворах, думали, уже все. Думали, что заторы убрали, лед убрали, вода будет проходить», - признается Ахметжанов.

Аким Кокшетау Бауржан Гайса добавляет, что за ночь с 28 на 29 марта в городе эвакуировали около 100 человек, 26 из которых - дети. Многих разместили в центре социальной адаптации, в школе «Дарын», в Высшем техническом колледже. Он заверяет, людям будет оказана вся необходимая помощь. Что же касается паводка, Гайса утверждает, что власти к нему были готовы, а ремонт набережной вдоль Байтурсынова не повлиял на разлив воды.

«На том участке, о котором вы говорите, в прошлом году начались ремонтные работы, идет очистка русла Кылшакты. Она началась с озера, дошла до моста Габдулина, в прошлом году начали участок делать от Габдулина до Сулейменова. Работы были проведены. Мы, понимая, что будет паводок, рекомендовали им полностью открыть дамбу, что они и сделали. Наоборот, там, где работы проводились, дно углубили. Просто это в основном частный сектор, дома находятся ниже и подвержены подтоплениям. Но если вы обратили внимание, частные застройщики начали выкупать эти участки и строить многоэтажные дома. Поэтому мы надеемся, что в ближайшее время почистится русло реки, там появятся новые ЖК, соответственно, эта проблема будет решена», - считает Гайса.

К слову, на другом берегу, где расположены многоэтажные дома, а также новая на вид средняя школа №8, тоже разлилась река. Затоплены частные дома, расположенные чуть дальше и частично - сама школа.

«Ситуация у нас уже стабилизировалась, вчера был подъем воды. Через основной гребень вода пошла, гребень не удержал. Из-за этого у нас немного воды залилось в подвал и в само здание - в гардероб. Там 20 квадратов, воду мы оперативно собрали, там проблем нет. Теперь силами ДЧС, «Тазалык» нам предоставили людей, волонтеры помогают, вычерпываем воду из подвала потихоньку, вода спадает, кризис миновал», - рассказывает директор школы Нурлан Мукажанов.

Он считает, что 1 апреля школа будет готова принять детей. Вопрос в другом - из-за паводка люди были вынуждены покинуть свои дома, поэтому сейчас решается вопрос, как доставлять детей в школу, которые по стечению обстоятельств временно живут в других районах. Выхода Мукажанов видит два: либо дистанционно обучать, либо временно переводить детей в близлежащие от из нынешнего места жительства школы.

Пока мы разговариваем с директором, в школу пришли волонтеры. Они ждут указаний - куда идти и что делать. Сотрудник школы, судя по всему завхоз, громко командует построиться и спрашивает, почему «дети», а это студенты колледжа первого, второго и третьего курса, так легко одеты и почему у них нет резиновых сапог.

«У нас 4 школы находятся в зоне подтопления. Я связался со всеми директорами, острая потребность в помощи только в школе №8, там затопило подсобные помещения. Утром наши волонтеры - около 20 человек первой смены и сейчас - вторая смена 25 человек, будут сопровождать данную школу, пока вода не пойдет на убыль», - рассказывает депутат областного маслихата, председатель молодежного крыла «Жастар Рухы» Султан Бекешев.

На вопрос о том, каким образом молодые ребята будут выкачивать воду из подвала, он с улыбкой ответил: «Ведра, лопаты и всеми подручными средствами. В общем, ручной труд».

И действительно, ребят собирают и ведут к подвалу. Спуститься туда можно только через окно. Ребята по очереди смотрят в него, но понимают, что в кроссовках, которые на них, с подвал не спуститься. Спускаются только двое, у которых есть резиновые сапоги. Журналисты Власти поинтересовались у ребят, добровольно ли они сюда пришли.

«Нас с коллежа отправили. От занятий освободили и отправили», - утверждают молодые люди.

«А какие-то списки добровольцев составляли?»

«Нет, просто сказали, что надо идти и мы пошли».

В результате, ребятам дали ведра, и «ручным трудом» они по цепочке стали выливать воду из подвалов, в то время, как их руководители и кураторы (к слову, одетые потеплее - В.) снимали видео для отчетов и в Instagram.

В центре социальной адаптации города Коктешау очень тихо. На первом этаже холодно, здесь лишь охранник и техничка, которая не останавливаясь протирает полы.

Директор Алия Ашимова рассказывает, что в ночь с 28 на 29 марта к ним привезли 51 человека, включая 12 детей. Кто-то уже уехал, кто-то, у кого нет родственников или некуда идти, а это 25 человек, остаются здесь.

«Все они были обеспечены койко-местами, предоставили им комнаты, постельное белье, гигиенические средства и все необходимое. Есть многодетные семьи, есть пожилые люди. Специалистами центра оказывается психологическая помощь, специальные социальные услуги, разъяснения даем, что это временное явление, что надо немножко потерпеть, надо держать себя в руках, быть спокойным, что все будет хорошо, эти моменты объясняем. Вроде люди поняли, обстановка стабильная, они относятся с пониманием», - говорит она.

Алия Ашимова

Алия Мырзахметовна соглашается провести нас к семьям. Сестры Лариса и Раиса Рыбак и их мама - Лидия Аркадьевна, уже на пенсии.

«Мы на улице Мира живем, легли в час ночи, всё было нормально. В четыре проснулись, стучат соседи, нас подтопило, быстрее звоните в МЧС. Правда, быстро приехали, квартиру начало затапливать, нас вытащили. На лодке мы приплыли к газели и приехали сюда», - вспоминает о спасении Лариса Рыбак.

«Мы живем в Кокшетау много лет. В первый раз такое. Что-то подобное было в году 1987-1988, топило эту сторону, - продолжает Раиса Рыбак. - Что теперь будет - не знаю. Пол уже всё. Обои жидкие - всё. Хорошо, если диван не затопит, технику, у нас холодильник, два телевизора. Ковры-то просушить можно, а диван - я не знаю».

Пока женщины по очереди перечисляют, что в квартире может не подлежать ремонту и рассуждают, что они увидят, когда вернутся домой, директор центра неожиданно спрашивает у нас: «А вы слова благодарности будете спрашивать?».

Сестры Рыбак тут же говорят: «Нет, мы благодарны, что нас не по пояс затопило». И переключаются на маму, говорят, что Лилия Аркадьевна приболела, но лекарства все есть.

Бабушка в этот момент поворачивается к нам и с улыбкой заявляет: «В жизни надо все испытать», а на то, что приболела, смеется: «Я здорова, еще и танцевать пойду».

В другой комнате находится молодая женщина Севера Худиева с двумя детьми двух и семи лет. Младший спит, старший улыбается на соседней кровати.

Севера Худиева

«Мы в Кокшетау живем около пяти месяцев, снимаем квартиру. Я впервые столкнулась с такой ситуацией, испугалась. Вода пришла около четырех утра, ноги в воде, я замерзла, открыла окно, а там - участковый, говорит, чтобы одевались, потому что спасатели приедут. Когда спускались из квартиры, вода уже по пояс поднялась в подъезде», - рассказывает Худиева.

Пока она с детьми и мужем, который сейчас на работе, живут в центре адаптации. Женщина старается не думать о том, что их ждет дома. Да и не знает, когда сможет вернуться туда.

Директор центра вновь просит сказать о помощи и высказать слова благодарности.

«Они помогают нам да, три раза питание дают, спрашивают, что нам нужно», - тут же говорит Худиева и на этом нам дают понять, что посещение центра адаптации закончено.

микрорайон Шанхай

Следующая остановка - микрорайон «Шанхай». Накануне здесь затопило мост, но к жилым домам вода не подобралась. Местная жительница Ольга Картовенко показывает, как вдоль последней к степи улицы идет насыпь - сделали ее еще лет 15 назад жители собственными силами. Собственно, в акимат они особо и не звонят за помощью.

«Мы уже как неделю здесь держим самооборону, тут перекрыли, там - перекрыли. Поэтому мы не боимся, наш «Шанхай» держится как положено, на плаву. Не переживайте, у нас все нормально. Мы знали, что паводки пошли, у нас перекрытие держится», - рассказывает Картовенко.

Ольга Картовенко

Жители микрорайона Шанхай охраняют свои владения уже не первый год. Как только наступает весна, обращаются к своему депутату и руководству кирпичного завода - они помогают и с техникой, и с инертными материалами. А люди установили график дежурств, и днем и ночью проверяют свои владения.

«В «Шанхае» свои машины, сейчас трактор подъедет. Далее, спасибо, кирпичный завод дал нам мелочевку, досыпаем на всякий случай, чтобы вода не вырвалась. Вечером кидаем кирпичики, утром бежим смотрим - а пошла ли дальше вода. Здесь мы дежурим с Аленой, там дежурит Настя, дальше - Нурлан. У нас все распределено, мы не боимся. Ночью тоже дежурим, и ночью и днем, мы меняемся. Аким даже не знает про эти насыпи, мы сами решаем вопросы», - с гордостью говорит женщина, добавляя, что местным властям машины сейчас нужны для устранения ЧС в других районах города.

Ерлан Молдаханов

Стоит отметить, что в Акмолинской области, как и в других регионах, работает оперативный штаб. В Кокшетау он находится в самом центре города. В небольшом помещении на первом этаже за одним столом сидят мужчины во главе с заместителем начальника ДЧС области Ерланом Молдахановым. Он сидит перед компьютером - у него совещание и постоянная связь с республиканским штабом. На экране - министр по ЧС Чингис Аринов. Молдаханов говорит, что это надолго, поэтому пока его «не спрашивают из Астаны», он может ответить на несколько вопросов. Он, как и все остальные признается, что последние сутки были очень сложными, потому что «неожиданно для городского жителя, плюс в принципе и для всех служб города образовался резкий подъем талых приточных боковых стоков воды в русло реки». То есть, к паводку готовились, но все произошло резко. На вопрос, как работает система оповещения и прогнозирования паводков и что она из себя представляет, он объяснил: «Система прогнозирования - это лишь только мониторинг, вживую грубо говоря. Есть специальные посты, на которых выставлены люди и, соответственно, есть с ними связь. Они сообщают (о предстоящем или случившемся паводке), потому что штабы разворачивают заблаговременно до наступления самого паводка. Чисто визуально. И штаб обрабатывает (эту информацию - В). Плюс облет тоже в обязательном порядке, дронами и вертолетами делается».

То есть, фактически, система прогнозирования паводков в Казахстане, как на «Титанике», когда матрос просто смотрит и видит впереди айсберг, к которому никто не готов. А ведь еще в 2015 году власти обещали, что научатся прогнозировать паводки за три часа.