5260
16 апреля 2024
Тамара Вааль, Петропавловск, фотографии автора и Киры Прейс

«Мы могли спасти больше жизней»

Как петропавловские волонтеры пытаются пробиться через стену из чиновников

«Мы могли спасти больше жизней»

Тамара Вааль, Петропавловск, фотографии автора и Киры Прейс

Северо-Казахстанская область продолжает тонуть от паводка. Ежедневно под водой оказывается все больше домов. По последним данным уровень на реке Есиль за сутки вырос на 27 сантиметров, два крупных водохранилища региона полностью наполнены. Пик паводка ожидается не раньше 19 апреля.

Среди тех, кто готов бежать и помогать - волонтеры, но местная власть почему-то старается держать их на расстоянии. Накануне в репортаже Власти наши журналисты рассказывали о том, как аким города Петропавловска не готов просить ДЧС позволить людям спасать животных. В этом материале мы рассказываем о волонтерах, которые, несмотря на все запреты, находят пути, чтобы помочь и спасти. Кроме того, это материал о том, что происходит чуть дальше от Петропавловка.

Борки – место, до которого никому нет дела

Примерно в 30 километрах от Петропавловска ночью в понедельник начало топить поселок «Большая малышка». По дороге туда, на АЗС встречаем команду волонтеров - ребята запасаются топливом для лодок. У нас с ними один маршрут. Мы с ними познакомились накануне возле отдела занятости и социальных программ города - они просили акима Серика Мухамедиева дать им «хоть какую-нибудь работу» и разрешить спасать животных. Тогда аким ответил, что ничем помочь не может. Сегодня молодые люди на свой страх и риск, точнее сказать, на удачу, мчатся в «Большую малышку» в надежде прорваться или договориться с представителями власти, чтобы их все же пропустили и дали возможность спасти оставшихся животных.

Мы заезжаем в поселок Борки. По сути, это дачный массив на выезде из Петропавловска. Здесь находится центр подготовки олимпийского резерва. Поле с инфраструктурой для тренировок биатлонистов превратилось в огромный бассейн.

«Тут глубина не меньше 3-4 метров. Там - склад с инвентарем, ближе должна быть тренерская будка. Её нет. Где-то здесь должна быть», - показывают нам местные.

Чуть выше колледж, ниже - ближе к реке - автодром для обучения водителей.

«Вода пришла в течение последних 3-4 дней. Резко пришла, за считанные минуты. МЧС ходили, предупреждали, говорили: выезжайте. Мы выехали. Куда дальше ждать еще? Выезжали сами», - рассказывает Анна.

Женщину мы встречаем на подходе к жилым домам, она выходит из своего двора - её дом единственный, на территории которого нет воды. Все остальные затоплены.

«Они здесь никого не эвакуировали, может в другом месте это было. Здесь люди сами вывозили вещи заранее, потому что знали - ситуация такая. Нас вот так не топило, это впервые в истории. Сейчас всё в воде. Здесь и дачи, и жилые дома. Говорят, никто не будет восстанавливать ущерб, если дачи, потому что не оформлено индивидуальное жилищное строительство», - объясняет женщина.

Поселок Борки находится на возвышенности, местные его так и называют - полуостров «Подкова», потому что его огибает река Ишим. Когда затопило микрорайон «Подгора», все поняли - надо эвакуироваться, паводок дойдет. Тем более, что здесь укреплений никаких не было.

«Здесь не делали дамбы. Про нас даже не думали»,- утверждает Александр.

«В Петропавловске во всех районах что-то делали. В нашем даже ни одного мешка не положили. Возможно, это было бы бесполезно. Но суть в том, что бездействовали вообще. Возможно, мы просто садоводческое общество, отрезаны. Здесь никто не бил тревогу. Тепличное, Мичурино, там депутаты - кто, где живет (там спасали - В.), - подтверждает слова Александра еще одна местная жительница Ольга.

Женщина с супругом стоят на краю оврага и смотрят на свой затопленный дом. Участок здесь они купили после паводка 2017 года, а построились год спустя.

«Мы видели, где тогда была вода. Она сюда не доходила», - объясняет свое решение о покупке земли семейная пара.

Детей они эвакуировали в четверг вечером, а в пятницу, когда увидели из окна воду с огромными льдинами, тоже выехали.

«Мы думали, что вода только во двор зайдет. У нас очень высокий фундамент, поэтому ни мебель, ни технику не поднимали. Не думали, что столько воды будет. Я не считаю, что это стихия. Дамба по документам готова в поселке Тепличное, а по факту…. После 2017 года было очень много информации, что будут выделены деньги на дамбу, потому что она нужна городу. В тот же год бюджет города увеличили. И еще вопрос - сколько крупных компаний выделили средства пострадавшим? Там же миллионы, миллиарды, куда это все уходит?. И обидно, что местные СМИ молчат, а репортажи приезжают снимать из Алматы и Астаны», - делится с нами Ольга.

Уже прощаясь, женщина видит развалившегося на солнышке большого кота: «Рыжик, - кричит она. - Ты вернулся, ты живой! Мы скоро приедем, тебя откормим, мой хороший», - кидается она обниматься с найденным питомцем.

«Большая малышка»

Мы заезжаем в Кызылжарский район. Петропавловск остался позади. Вокруг населенного пункта вода. На другой стороне детский лагерь «Серебряный бор», он тоже затоплен. Через дорогу в поселок есть небольшой перелив, но единственный сотрудник полиции людей пропускает без вопросов. Здесь же волонтеры, которых мы встретили раньше. Они переодеваются в бродни, резиновые сапоги, спасательные жилеты и надувают лодки, которые грузят в трактор. Часть ребят едет в кузове, все остальные идут около километра пешком.

«В одну лодку - один в броднях, один в сапогах! На большую воду не выходим от слова совсем»! Не выходим! Все понятно?!», - инструктирует ребят Руслан Туклинов.

Откуда-то раздается крик: «Все ищем свинью!».

На волонтеров особо никто не обращает внимания. Ближе к затопленным домам стоит пара машин МЧС. На них сушатся вещи - спасатели помогали эвакуировать население. Мы слышим, как ЧС-ники объясняют волонтерам, где еще могли остаться жители и где могут быть закрыты животные. Прослушав еще раз инструктаж, ребята спускают лодки на воду.

«Мы четыре дня строили дамбу, укрепляли. Набирали мешки, в целлофан складывали, волонтеры помогали. Но ее прорвало вчера. После этого мы эвакуировались», - рассказывает нам старшая медсестра местной врачебной лаборатории Алла Гордеева.

«Много кто помогал, даже пенсионеры, но все труды оказались напрасны перед такой стихией», - вытирая слезы, говорит еще одна местная жительница Валентина.

«У нас вот там свиньи остались. Думаем, как туда попасть и отогнать», - вздыхает Гордеева.

В это время возвращается первая лодка. В ней - собака. Ребята уговаривают животное выйти на сушу, но оно напугано. Пса выносят на руках. Теперь нужно плыть за следующим. И так по кругу.

Руслан Туклинов руководит поисково-спасательным отрядом много лет. Он помогает местному отделу внутренних дел и департаменту полиции искать пропавших людей. В основном отряде около 100 человек. Все силы сегодня брошены на паводок, все, как говорит мужчина, «разбросаны по местам эвакуации: кто на спасение, кто на водных процедурах». Ребята не спят уже четвертые сутки. Но много времени тратят на ожидание, чем на помощь людям.

«Вам правду сказать? Если бы департамент по ЧС и полиция были бы на нашей стороне, мы бы намного больше жизней спасли», - с горечью и возмущением в голосе говорит он.

«Что бы вы понимали, мы двое суток стояли на улице. Нас кормили простые люди, мы стояли в полной готовности. Нас не допускали к воде. Мы потом сами обходными путями зашли, что спасли, то спасли. Нас чуть не оштрафовал ДП города Петропавловск, вот прямые слова: «Вы здесь не имеете права находиться», - продолжает рассказ Руслан.

По его словам, спасатели не справляются, но волонтеров не допускают, потому что они не обучены технике безопасности. Хотя, заверяет Руслан, его люди экипированы лучше, чем местные сотрудники ДЧС.

Руслан Туклинов

«В «Большой малышке» нам дают работать, потому что не успевают. Там (в городе - В.) они тоже не успевали, я лично видел, как они на надувной лодке вместо весел гребли лопатами».

Уточняю, почему волонтерам не позволяют помогать. «Чтобы мы не снимали и не выкладывали в соцсети. Скоро же к нам приезжает президент, чтобы он не увидел эту разруху», - считает Руслан.

Наш разговор прерывается криками. Один из волонтеров вывез из зоны ЧС кошку, на которую бросилась овчарка. Оба животных вновь оказались в воде и их стало уносить течением. Руслан, не раздумывая скинул с себя все и бросился в воду. Оба животных оказались спасены, но Руслан остался стоять в мокром термобелье на асфальте.

Пока ждем машину с теплой одеждой, Руслан продолжает объяснять, почему когда полиции надо, она привлекает спасательные отряды и почему сейчас не особо хочет это делать:

«Они нас звали на эвакуацию, песок таскать. Чтобы лицом в грязь не упасть, что ничего не подготовленно. Знаете же, что в 2017 году дамбу строили? Ну вот. Все вопросы к пресс-службе департамента - как они готовились? Два дня нам работать совсем не давали! Мы могли бы гораздо больше животных спасти».

Спасатель говорит о том, что люди, покидая дома, часто забывают отвязать животных. А когда волонтеры все же пробиваются через кордоны или обходными путями, как правило, находят только трупы.

«Всплывают, - грустно говорит он. - В «Большую малышку» прилетели, чтобы успеть, пока еще не все плачевно».

В этот момент приближается очередная лодка со спасенным животным: «Мы свинью везем», - смеются ребята. В лодке, действительно, свинья. Ее, как и несколько десяток кур и собак, тоже сегодня успели спасти. Но уже приехали полицейские и стали требовать, чтобы волонтеры ушли. Спасатели же, которые всё это время находились здесь, стояли у машины и пили чай. Они подошли лишь пару раз, в один из которых попросили скинуть им видео, где волонтеры спасают кошку и собаку, оказавшихся в воде.

Из рук в руки

«У нас здесь экстренный пункт гуманитарной помощи. Мы не относимся ни к какому государственному учреждению. Мы с Екатериной открыли его самостоятельно. Учитывая, какие минусы есть в государственных учреждениях, мы решили сделать свой пункт. Просто честный - из рук в руки. Нам не нужны никакие справки, никакое подтверждение», - говорит волонтер Дарья Хрупина.

Ее подруга - Екатерина Баштакова живет в районе Хромазавода, её дом пока не затоплен, но пострадали многие соседи. В обычной жизни девушки занимаются организацией праздников. Поэтому их опыт «массовиков-затейников» при паводках пригодился. Хрупина говорит, сначала хотели просто помогать и впервые в жизни пошли обычными волонтерами раздавать гуманитарную помощь, которую раздают при государственных учреждениях. Но, признается она, быстро оттуда убежали.

«Нам не нравится эта система, где вот эти списки, ИИН, вот это всё, бюрократия. Нас хотели посадить печатать таблицы. А нам нужно руками работать, мы на машинах с мужьями, мы приехали помогать — нас заставили печатать таблицы и списки. Это был первый звоночек. Потом пункты гуманитарной помощи приостановили выдачу в Петропавловске, складывали все красиво к приезду Токаева», - утверждает девушка.

Наш разговор с Дарьей состоялся в понедельник. По ее словам, выдачу гуманитарной помощи при госучреждениях приостановили в воскресенье.

«И (в пунктах - В.) в Ассамблее, и в школах и везде складывали красиво. Я не знаю, это был указ сверху или люди на местах так решили, мне это неизвестно. Нам это всё не понравилось, поэтому мы с Екатериной решили - почему бы нам просто своими силами, через Инстаграм и друзей не начать помогать», - рассказывает Хрупина.

В этом пункте сбора гуманитарную помощь выдают всем нуждающимся. Здесь не спрашивают никаких документов. Если есть необходимое - выдают. Единственное, так как людей приходит много, им приходится ожидать в очереди. При этом для тех, кто не может прийти по тем или иным причинам, девушки организовали колл-центр, куда можно позвонить, попросить, и волонтеры привезут на дом или в эвакуационный пункт.

«Мы знаем многих людей — это наши друзья, знакомые, подписчики, наша аудитория. Мы точно знаем, что эти люди нуждаются в помощи. Мы не замечали такого, что приходили не нуждающиеся. Но даже если это и будет так, мы и им готовы помочь», - говорит Дарья.

В то же время, не все предприниматели готовы принимать на своей территории гуманитарную помощь. За двое суток девушки сменили три локации. Говорят, бизнесменов пугает такой поток людей, поэтому они просят «освободить помещение». Сейчас пункт гуманитарной помощи находится на территории ресторанного комплекса. Пока проблем нет.

«Нас не выгоняли, но давали понять, что мы здесь не нужны», - подчеркивает девушка, то и дело отвлекаясь, отвечая на вопросы людей, куда пойти и где что узнать.

Всего за сутки гуманитарную помощь сюда стали привозить газелями.

«Вчера (в воскресенье - В.) в 15:00 мы сидели с Катей с одним пакетом печенья и публиковали сторис, чтобы нам привозили помощь. И за сутки нам столько помощи привезли, столько разных продуктов, одежды, в общем все, что нужно. И товары первой необходимости, даже кровати, коляски привозят. Самый большой наш плюс перед всеми остальными пунктами в том, мы довозим до семьи. Если они не могут приехать, у нас есть парни на машинах, мы привозим помощь людям домой и вручаем лично в руки. Эта помощь точно доходит».

Сколько здесь раздали помощи и какому количеству людей, Дарья не считает.

«Если нам сказали нужно — значит нужно. Не дай бог оказаться кому-то в этой ситуации», - заключает Хрупина.

Гуманитарную помощь здесь не выдают

Недалеко от городского акимата Петропавловска расположился пункт приема гуманитарной помощи, который местные называют “при Ассамблее народа Казахстана”. Он находится в ведении управления внутренней политики. В специально отведенном помещении все разложено по полочкам. Встречают нас не очень дружелюбно.

«А вы не можете утром прийти? Мы уставшие, как собаки. Мы разгрузили сегодня 8 газелей уже и 10 газелей отправили. Вы можете утром прийти?», - говорит нам мужчина.

«Вы согласовывали свои действия?», - спрашивает у нас другой сотрудник пункта приема гумпомощи.

«А что, нужно согласовывать с кем-то?»

«Сейчас я уточню у своего руководителя. Вы вообще примерно представляете, куда приехали? Это пункт сбора гуманитарной помощи!», - заявляет он.

И.о. руководителя КГУ «Қоғамдық келісім» Болат Базарбаев звонит по телефону в управление внутренней политики и рассказывает о нас.

«Как нам действовать, скажите? Даем интервью? Всё нормально?», - заканчивает он разговор, добавляя, что был на связи с руководителем отдела внутренней политики.

Теперь Базарбаев готов поговорить, но недоволен тем, что его фотографируют, Рассказывает, что здесь находится пункт сбора гуманитарной помощи.

Непосредственно в этом пункте гуманитарную помощь не выдают. Цепочка выстроена так, что пострадавшим людям необходимо обратиться либо в эвакуационный пункт, либо прийти в центр молодежных ресурсов при акимате - это через дорогу от данного пункта сбора. Чтобы получить гуманитарную помощь, нужно предъявить удостоверение личности и назвать адрес. После данные будут проверены, и, если подтвердится, что человек действительно нуждается в помощи, ему выдадут то, что есть в наличии.

«Мы работаем на основании заявок, которые оформили руководители этих учебных заведений (где расположены эвакуационные пункты - В.). На основании документов, все это отправляется, актируется и ставится на учет, что такой-то объем был направлен», - объясняет мужчина.

Данную бюрократию он объясняет просто: «Имеют место факты, когда люди приходят, не представляют документы. Это некорректная ситуация. Я могу сам прийти и сказать, что пострадал. У них (у акимата - В.) уже есть списки, они фиксируют, и, соответственно, должно быть подтверждение, что да - дом по такой-то улице действительно пострадал. В первый день я сам был свидетелем, были люди, которые приходили, просили помощь, а когда мы спрашивали документы, говорили - а что нужно документы давать? Естественно, любое движение, любое получение гумпомощи фиксируется, чтобы было понятно куда тот или иной продукт (ушел - В.). Бесконтрольно не выдается».

«У вас здесь много людей работает?», - спрашиваем мы.

«Нет».

«А как же вы такой порядок соблюдаете? Все аккуратно лежит».

«Просто стараемся, в то время, как у нас привозят что-то, либо мы комплектуем, девчата стараются навести порядок, чтобы была система, чтобы все было понятно».

«То есть, президента вы не ждете?»

«Нет, конечно».

В ожидании президента

Тем не менее, Петропавловск продолжает находиться в ожидании президента. На момент написания этого репортажа у Власти уже появилась информация, что Касым-Жомарт Токаев посетит именно Северо-Казахстанскую область. Но еще до этого, журналисты встретили возле пункта гуманитарном помощи волонтеров, которые подтвердили, что президент действительно к ним собирался.

«Ребят, здесь по сути никому ни чего не давали. Я объясню - готовились к визиту первого лица. Вы думаете, нам это нравится? Нам людям помогать надо. Но надо ждать. Лоск навести».

С центральной стороны входа в пункт гуманитарной помощи побелены бордюры. Возле областного акимата - тоже. Здесь, к визиту первого лица, несмотря на самые, как он сам сказал ранее, масштабные за последние 80 лет паводки, в порядок решили привести именно бордюры. И эта красная краска, нанесенная очень быстро, не успела высохнуть и осталась на руках.