«Бала». Новый фильм Каната Бейсекеева

Молодой казахстанский режиссер Канат Бейсекеев готов представить публике свой главный проект – документальный фильм «Бала» о казахстанских детях, усыновленных американцами.


Айсулу Тойшибекова
  • Просмотров: 53363
  • Опубликовано:

Погружение в тему международного усыновления началось несколько лет назад, когда Канат, находясь в США, снял фоторепортаж об усыновленных казахстанцах и их приемных родителях. Спустя время эта тема обрела форму сорокаминутного фильма, созданного стараниями многих людей, начиная участниками краудфандинговой кампании, заканчивая таксистами-музыкантами из Кыргызстана, написавшими музыку к финальным титрам.  

Канат Бейсекеев, режиссер:

Об идее фильма

На сайте voxpopuli.kz у меня был репортаж об усыновленных американцами казахстанских детях, но к самой идее создания документального фильма я пришел позже. Я познакомился с темой усыновления года 3-4 назад – мне позвонил мой друг Мага и рассказал, что он встретил казашку на острове Мартас-Винъярд. В то время я как раз планировал приехать к нему, и сказал: «Я приеду и попробую взять у нее интервью для репортажа». Когда я встретился с девочкой Даяной, то, конечно, сильно удивился. Раньше я не слышал о международном усыновлении, и не думал, что казахских детей могут усыновлять представители другой страны. Мы сделали репортаж, который набрал 100 тысяч просмотров, я понял – это тема довольно интересная и она очень закрытая. Идея сделать фильм появилась, когда я начал снимать «Дальнобойщика» и я даже попробовал, но не срослось, фильм постоянно откладывался. 


Это было полтора года назад. Однажды я случайно наткнулся на Youtube на программу телеканала «Казахстан» про усыновленных детей: журналисты канала ездили по США и снимали казахстанских детей. Когда я посмотрел, я понял – то, что показывают по телевизору это не то, что есть на самом деле, не то, с чем я столкнулся в реальности. В своей программе телеканал акцентировал внимание, например, на религии, на том, знают ли они казахский язык. Был  неправильный месседж. Одна из сцен, которая меня вообще убила – сцена, в которой они показали фотографию биологической мамы, то есть герой – усыновленный ребенок, держит у себя в комнате фотографию своей мамы. Он показывает фотографию и говорит: «Вот, это моя мама», и на весь Казахстан они показывают эту фотографию. Во-первых, это неэтично, и за кадром слышно, как приемная мама за кадром говорит: «Можете не показывать это на ТВ». Но они показали. Они не показали то, какая его мама крутая – она позволяет своему сыну знать о биологической маме, держать ее фотографию в комнате. Тогда я понял: надо делать альтернативный фильм, нашел контакты, поехал в Филадельфию и отснял семью, правда, эти фрагменты ушли «в ящик».

О краудфандинговой кампании: 

Я понял, что для фильма нужен стартовый капитал, потому что все дети жили вне Нью-Йорка. Из уже собранного материала я смонтировал трейлер и открыл краудфандинговую кампанию. Это было ночью: я открыл сбор, отправил ссылку Алишеру Еликбаеву. Я не верил в успех этой затеи. На следующее утро, когда я проснулся, у меня уже было около полутора тысячи долларов на счету. Я собрал необходимую сумму – $5 тысяч за 5 дней: жертвовали от 5 до 500 долларов. На фильм ушло больше, но эта сумма стала стартом, и если бы люди не помогли мне деньгами, фильм получился бы совсем другим. Они вдохновили меня еще больше. В Америке все родители дружат между собой на Facebook, у них есть свои группы об усыновлении.  Мой пост попал под шейры, таким образом они узнали о фильме и решили пожертвовать на его съемку деньги. С помощью краудфандинговой кампании я нашел других детей, люди сами мне писали: «Мы хотим поучаствовать в вашем проекте». Я отснял более 10 героев, но в фильм попали 8. 


Я чувствую безумную ответственность перед людьми, которые давали деньги на создание этого фильма. Мне снятся кошмарные сны, в которых я теряю хард-диск с материалами. Это безумная ответственность. Я хочу, чтобы эти люди увидели свои имена в финальных титрах. Я не считал сколько, но их много. Это не компании, это реальные люди.

О работе над фильмом:

Съемочной группы как таковой не было. Были случаи, когда я из экономии ездил на автобусе из штата в штат с аппаратурой, камерой. Для меня это уже нормально, но вообще это считается опасным (смеется). Когда мои герои узнавали, что я еду на автобусе – все удивлялись. По моей изначальной задумке «Бала» должен был выйти в конце 2016 года, я хотел закончить год этим фильмом. Когда я смонтировал его, записал звук, то понял, что не совсем доволен результатом. Чего-то не хватало, но я не понимал, чего именно. Показал фильм нескольким ребятам, всем нравилось, но я сомневался, у меня были претензии к себе. В итоге я показал его своему другу Айзату, он подтвердил мои сомнения, сказав, чего не хватает. Я в тот же день, не думая, купил билет в Штаты и поехал снимать. Мне показалось, что я не до конца раскрыл некоторых героев: с кем-то мало общался; с кем-то, напротив, много, но этого времени все равно не хватило, чтобы раскрыть его до конца. Американцы все равно такие люди…у них есть какой-то блок, они должны к тебе привыкнуть. Когда мы встретились во второй раз, то да – все было по-другому, я стал для них неким мостиком между Казахстаном и США, дети встречали меня как старшего брата. Я доснял много материалов, чтобы сделать фильм более динамичным и живым, записал интервью. Я делал его в свободное от работы время – монтировал в поездках по Германии, России, Украине. Мне очень много людей помогают с этим фильмом. Мой друг из Киева сделал покраску ленты совершенно бесплатно. Люди вообще много помогали: в самой Америке меня подвозили; музыку к финальным титрам мне написали таксисты-кыргызы, которых я встретил в Чикаго. Этот проект на самом деле мировой. Это мой самый любимый проект, самый мой лучший, я в этом уверен. Это даже не документальный фильм, это хорошее кино с настоящими героями. Фильм про нас, он будет жить своей жизнью. Кто знает, может, отменят мораторий на усыновление казахстанских детей американцами.

О героях фильма: 

Самому младшему – 7 лет, самому старшему – 21 год. Мои герои живут в разных городах: от штата Филадельфия до Лос-Анджелеса. Америка - большая страна: они отличаются акцентом, загаром, манерой разговора. Для меня было принципиально важно показать как можно больше штатов, показать то, как они отличаются друг от друга. Какие приемные родители? Как говорит одна из моих героинь: «Они веселые, они классные, но иногда со странностями». Вот такие они все (смеется). Нет, они классные. Честно, у меня не было какого-то месседжа. По идее, этот фильм – отражение нашего общества. Когда я задумываюсь о том, кем были биологические родители моих детей (героев фильма - V), я понимаю, что они не из самых успешных семей, дети часто были нежеланными, их родители не могли их у себя оставить. Они отдавали своих малышей в детские дома из-за менталитета: было стыдно перед отцом, перед родственниками, которые диктовали свои условия. Эти дети трансформировались в безумно талантливых, красивых и умных. Они очень открытые. То общество, в котором они выросли, помогло им в этом. Я хочу, чтобы ими гордились. Они все равно казахи, гены берут свое. Я не давлю на жалость, не учу кого-то. Я просто рассказываю историю: какими они стали, что они делают, что они любят, с кем они дружат, что они думают о родной маме, о Казахстане. В фильме я показываю все как есть – я не приукрашиваю героев с помощью монтажа или перевода.

Мне предлагали отправить ленту на фестиваль, но я отказался. Я хочу поменять правила игры. Как обычно происходит? Ты снял фильм, затем отправляешь его на фестиваль, но фестивалей же куча. Можно отправить на «так-себе- фестиваль», и гордиться этим. Мне хотелось бы, чтобы таких проектов было больше: независимых, некоммерческих, для души. Это не документальное кино в том смысле, в котором мы привыкли его воспринимать. Это story-telling. В моих работах чувствуется большая школа voxpopuli.kz. «Бала» не похож на другие мои фильмы, потому что в нем много экспериментов, много новых фишек. Мы красили его как настоящее кино, хотя он был снят на простые камеры. 

Я вырос для этого фильма. Если бы я взялся за съемку полтора года назад, когда пришла идея, фильм бы не получился таким, какой он есть сейчас. И его бы не было без поддержки людей и краудфандинговой кампании, потому что они меня вдохновили, дали тонну энергии. Я не могу облажаться.

Записала Айсулу Тойшибекова

Фотографии предоставлены Канатом Бейсекеевым