«Прекратите собирать вещи б/у»

Восточно-Казахстанская область стала первой в Казахстане, чье население в 2018 году значительно пострадало от паводков, и где в районном масштабе был объявлен режим ЧС. Волею случая именно этот регион стал первым, где Красный Полумесяц Казахстана протестировал новый для Казахстана механизм оказания помощи. В гуманитарной организации Vласти рассказали, почему некоторые пострадавшие встречают волонтеров с агрессией, в каком виде пожертвования не унижают нуждающихся людей, и почему только дети способны заставить взрослых собрать тревожный чемоданчик.

Маргарита Бочарова
  • Просмотров: 1700
  • Опубликовано:

В горячей точке

«В каждом поселке, где бы мы ни были, все утверждают, что такое первый раз вообще за 50 лет случилось», - рассказывает Руслан Хрущёв, координатор по ЧС Красного Полумесяца Казахстана. Талая вода зачастую приходит ночью и за несколько часов занимает все доступное ей пространство. Сотрудник Красного Полумесяца вспоминает рассказ жительницы Аягоза (подтопленный город в Восточно-Казахстанской области -V), у которой для спасения не было даже часа: «За 15 минут все поднялось. Она увидела в доме воду по щиколотку, вынесла детей, поставила на пригорок специально повыше, забежала домой - уже по колено вода, пока взяла документы и вышла на улицу, между ней и детьми уже река бежала, и перейти не может». Повезло, если дом из кирпича - есть надежда, что выстоит, говорит Хрущёв. Между тем, во многих селах Восточно-Казахстанской области, которые команда Красного Полумесяца объезжает вот уже месяц, дома - саманные. Вода разрушит их либо моментально, либо спустя некоторое время. «Если саманный дом в воде три-четыре дня постоит, он через месяц упадет», - делится наблюдениями координатор Красного Полумесяца.

Алматинцы тоже еще помнят, как три года назад вода уносила целые дома в Наурызбайском районе. Вячеслав Попов, сертифицированный волонтер Красного Полумесяца Казахстана, стал тогда вынужденным свидетелем многих трагедий. «Когда я увидел, что вот он берег реки, здесь был дом, жила семья, а теперь там просто пустырь с камнями и грязью... Хорошо, они успели выбежать. Мужчина рассказывал, что когда дом уплывал, он своего ребенка с трудом в окно вытащил», - говорит доброволец. Он вспоминает, что многие пострадавшие были в полнейшем отчаянии: понимая, что их разрушенные до основания дома были незаконно возведены в водоохранной зоне, они уверились в том, что акимат им теперь ничем не поможет.

«Сначала отрицание, будто с ними не могло такого случиться, - рассказывает о чувствах пострадавших Дана Бакиева, старший специалист по мобилизации ресурсов Красного Полумесяца Казахстана. - Потом они осознают, что да, они целую ночь сидят неизвестно где, в какой-то школе, в ночнушке, и следом идет агрессия: “За что?! Почему именно с нами это случилось? И так плохо живем, на последние деньги продукты покупаем, а тут этот сель…”. Агрессия может выплеснуться на первого попавшегося человека. Это могут быть даже их дети». Она отмечает, что со временем - при повторении сценария - негативных чувств не становится меньше, и мишенью агрессии уже выступает государство. Волонтеры и сотрудники Красного Полумесяца пытаются донести до людей, что «государство должно, и оно придет на помощь, но не через 25 минут», говорит Бакиева. Она убеждена, что каждый уважающий себя человек обязан знать, как в условиях ЧС оказать помощь себе и своим близким без помощи властей как минимум в течение первых 24 часов.

Почти во всех случаях жертвами людской агрессии во время ЧС становятся сами сотрудники и волонтеры гуманитарной организации. Бакиева вспоминает шестибалльное землетрясение в поселке Луговом Жамбылской области в 2003 году: «Мы когда приехали с продуктами, матрасами, постельным бельем, женщины были там уже в истеричном состоянии, им вызывали скорую, потому что разговоры не помогали. Мы направляли их к врачам, потому что надо было колоть успокоительное». В Наурызбайском районе люди хоть и не впадали в истерику, но выплескивали на волонтеров не меньше негатива. «Многие люди не с благодарностью принимали то, что мы привозили», - вспоминает Попов, рассказывая о том, как предлагал людям горячее питание. Особенно не по душе пострадавшим пришелся недосоленный по недоразумению плов. «Знаете, нам чуть ли не в лицо потом пихали эти пластиковые тарелки: “Фу, что вы привезли? Даже собака такое есть не будет”», - говорит волонтер.

В Восточно-Казахстанской области пострадавшее от паводков население тоже демонстрирует неприкрытую агрессию, рассказывает Хрущев. «Многие люди начинают психовать: «Почему вы им помогаете, а нам нет?» - передает он слова людей. Сотрудники Красного Полумесяца пытаются объяснить: гуманитарная организация в силах оказать помощь лишь наиболее пострадавшим и социально уязвимым гражданам - тем, кто полностью лишился дома, инвалидам, одиноким пенсионерам, матерям-одиночкам, многодетным семьям, где воспитывается больше четырех детей. «Получается, по нашим подсчетам, 60% (пострадавших -V) мы охватываем. Большинство в любом случае мы забираем себе», - поясняет Хрущев. Остальные пострадавшие тоже вправе рассчитывать на помощь, но в заметно меньшем объеме (волонтер не имеет права давать ложную информацию), что, как правило, и становится причиной недовольства.

«Волонтерам нельзя быть агрессивными, отвечать агрессией на агрессию, вступать в жаркие диспуты и споры, ругать власть, - подчеркивает Бакиева. - Наша работа - это быть в первые часы там, где людям плохо, и мы не спрашиваем, где государство, не спрашиваем, что нам делать. У нас есть своя расписанная деятельность». Главная задача волонтера Красного Полумесяца - быть рядом с человеком, который испытывает сильнейший стресс, поддерживать его и отвлекать от мучительных мыслей о потерянном имуществе, пока психологическое состояние не позволит ему здраво посмотреть на ситуацию и начать действовать. «Конечно, в силу обстоятельств многие стараются держать себя в руках. Особенно, мужчины. Они, как правило, не остаются в эвакопунктах, потому что не любят оставлять свое добро. Они говорят: “Нет у нас никакого стресса, мы пошли охранять свои дома”», - рассказывает специалист Красного Полумесяца. Бакиева отмечает, что и самих добровольцев в обязательном порядке учат работе со стрессом, ведь «уставший волонтер - плохой волонтер». «Конечно, нужно уметь сопереживать, понимать, что это боль, но при этом уметь отстраняться и не впадать вот в эту яму отчаяния, потому что ты ничем не сможешь помочь», - говорит она.

Представитель гуманитарной организации объясняет, что непосредственно в зоне ЧС с военными и спасателями имеют право работать только специально обученные волонтеры, которые «могут и завал разгрести, и на руках старушек выносить». И, как правило, некоторых добровольцев приходится чуть ли не силком отправлять на отдых. Попов с благодарностью вспоминает компанию, которая безвозмездно обеспечивала их энергетическими напитками во время селя в Наурызбайском районе: «Трое суток мы на этих энергетиках. Глаза такие, будто тебе песка туда засыпали, но они не закрываются, сердце стучит, и ты всё равно продолжаешь ездить». Но, разумеется, не все волонтеры справляются с такими колоссальными нагрузками, поясняет Бакиева. «Они позиционируют себя как героев. Но геройство уходит, когда тебе, извиняюсь, в туалет сходить некуда, когда тебе поесть некогда... И люди начинают: “Я хочу домой, я устал, я не пойду”», - говорит она. Как специалист по работе с волонтерами она призывает своих подопечных забыть о благородстве и помнить, что «горячая точка» - это не романтика. Красоты там нет, делится собеседница: «Красота - это неравнодушие людей, а всё остальное - это грязь и боль».

Про достоинство и уважение

«Перед лицом ЧС, по факту жители - алматинцы, по крайней мере - сплотились и достаточно быстро стали помогать: каждый чем может», - рассказывает о своих впечатлениях после ликвидации последствий селя в Наурызбайском районе Вячеслав Попов. Дана Бакиева соглашается: «Они не думают, нужна помощь или не нужна, они будут отвозить». Между тем, все сотрудники Красного Полумесяца убеждены, что оказывать помощь - это умение, и лучше предоставить такую работу профессионалам. «Когда в Караганде были паводки, в “Армане” (кинотеатр в центре Алматы - V) собрала общественность 25 тонн этого груза. Собрали, а что с ним дальше делать? - вспоминает Бакиева. - Мы пришли и стояли сортировали все это. Коньки и люстры выкидывали. Красный Полумесяц договорился - отвезли. Кто в Караганде будет принимать? Сами пострадавшие? Опять карагандинский филиал Красного Полумесяца стал принимать с волонтерами, опять стали отсортировывать, что нужно, что не нужно».

«Мы везде говорим, что громадные сборы вещей, которые будут везтись из одного региона в другой - это нецелесообразно», - вторит своей коллеге Аслан Тусупжанов, руководитель отдела внешних связей Красного Полумесяца Казахстана. Бакиева обращает внимание и на то, что зачастую большая часть собранных таким стихийным способом вещей уже была в употреблении. «Я всегда буду утверждать: “Прекратите собирать вещи б/у”. Б/у мы собираем в мирное время и можем отвезти в центр адаптации. И то мы выкидываем рваное, грязное, оставляем все чистое, хорошее, после химчистки», - рассказывает она. Специалист советует не забывать, что пострадавшие во время ЧС люди - «не голь перекатная» и вне зависимости от социального или финансового статуса, религии или национальности заслуживают обращения, которое не ущемляло бы их человеческое достоинство. «Если ты себя уважаешь, то ты и другого будешь уважать. Если ты сам не наденешь, даже когда тебе нечего надеть, то ты и другому не посоветуешь, правильно?», - задает она резонный вопрос.

«Денежные пожертвования гораздо быстрее, удобнее и лучше для людей, которые пострадали. Мы даем людям выбор, и это очень важно в ситуации стихийного бедствия», - продолжает Тусупжанов. В 2015 году после селя в Наурызбайском районе Красный Полумесяц Казахстана разработал и впервые протестировал так называемую ваучерную систему - ее смысл в том, что пострадавшим в качестве помощи вручаются социальные сертификаты на определенную сумму денег, которой можно воспользоваться в ряде магазинов. «Через пожертвования мы собрали около 2 млн тенге. Мы произвели оценку, и так как это был конец августа, детям нужно идти в школу 1 сентября, мы решили, что деньги, которые собрали, мы переведем в ваучеры и раздадим людям. Мы договорились со школьными магазинами, люди покупали школьную форму и канцелярские принадлежности для детей», - рассказывает Бакиева про события трехлетней давности.

Ваучерная система опирается, разумеется, на надежные договоренности с крупными розничными сетями, которые могут обслуживать население по всему Казахстану. Красный Полумесяц пока не смог масштабировать эту практику за пределы Алматы (сейчас по системе работает только METRO) - сетям с огромными оборотами попросту не интересны те несколько миллионов тенге, которые гуманитарное общество может перевести им на счет. Кроме этого, магазины, вероятно, не хотят особо «заморачиваться», ведь обработка ваучеров на кассах также требует отдельного программного обеспечения, добавляет Бакиева. Вероятно, частично из-за этих сложностей в конце 2017 года Красный Полумесяц Казахстана достиг договоренности о внедрении другого механизма с Фондом Булата Утемуратова и ForteBank. «Сейчас мы выдаем пострадавшим банковские карты, и они уже на месте по ситуации используют деньги, которые мы выделяем из фонда», - говорит Тусупжанов о ситуации в Восточно-Казахстанской области. Бакиева подчеркивает, что помощь в том или ином виде людям больше не навязывается.

Сейчас на востоке страны новый механизм оказания помощи отрабатывают сразу три команды Красного Полумесяца (порядка 20 человек). Координатор по ЧС, выехавший в регион, доволен новой практикой, потому что раздача гуманитарной помощи по старинке отнимала массу усилий. «У вас 50 человек сидит в эвакопункте, и вам приносят 50-килограммовый мешок муки, и вам надо каждому дать по килограмму. Вот расфасуйте этот мешок на 50 кулечков и раздайте - это сколько надо сил! А приносят еще и не один мешок. Гуманитарку Камазами везут», - рассказывает Руслан Хрущёв. Теперь пострадавшие имеют возможность получить денежную помощь уже в течение первых трех-четырех дней: первый день уходит на оценку и составление списков, еще два дня длится сбор документов для выпуска карт, на четвертый день происходит раздача. Хрущев отмечает, что как координатор Красного Полумесяца просит пострадавших покупать самое необходимое, но на деле выходит иначе: «Люди хотят больше покупать стройматериалов. Когда анкетирование мы проводим, у нас там есть вопрос: “Что вам сейчас необходимо?”. У всех один ответ: “Или деньги, или жилье”. Им не надо никаких продуктов, постельного белья. Очень редко когда вещи просят».

«На семью выдаётся одна банковская карта - по 30 тыс. тенге на одного члена семьи. Дети, разумеется, тоже считаются», - объясняет глава отдела внешних связей. На сегодняшний день Красный Полумесяц совместно с партнерами раздали карт в регионе на сумму, превышающую 81 млн тенге, что позволило помочь более чем 2,7 тыс. людей. При утверждении нового механизма изначально оговаривалось, что жители не будут иметь возможности снять деньги с карт. И, как оказалось, не зря: «Была у нас такая ситуация в одном из сел Глубоковского района. Пока мы делали оценку, вечером приехал союз ветеранов - они привезли с собой 5 млн тенге и начали раздавать просто так. По крайней мере, выглядело это так. И на следующий день у нас весь поселок просто оказался пьяным. А мы хотим, чтобы эти деньги людям помогали», - делится координатор по ЧС. С другой стороны, чтобы воспользоваться деньгами на карточке, необходимо наличие в магазинах pos-терминалов. Проблема с их отсутствием решалась по-разному: в Аягозе населению в виде исключения все же позволили обналичить деньги, а в одном из поселков хозяин магазина установил терминал после соответствующей просьбы сотрудников Красного Полумесяца, для жителей других поселков предлагался трансфер в близлежащие крупные населенные пункты.

«С согласия властей и только вместе с ними мы вступаем в зону ЧС», - рассказывает Бакиева. В регионах Красный Полумесяц работает в рамках меморандумов с акиматом и департаментом по чрезвычайным ситуациям. На этот раз в Восточно-Казахстанской области сотрудники и волонтеры гуманитарной организации трудятся буквально со второго дня после объявления ЧС. С этого же времени не прекращается взаимодействие с местными органами власти - акиматы предоставляют Красному Полумесяцу списки социально уязвимых и малоимущих жителей района. Сотрудники организации объезжают все указанные в официальном списке адреса и перепроверяют данные: «Мы берем по факту, а не то, что нам акимат написал. Потому что может быть прописано двое, а на самом деле их восемь человек там живёт. Мы приезжаем, смотрим, что да, это не вранье, и даем деньги восьми людям, а не двум, которые там прописаны», - объясняет механику оценки Хрущев. При этом координатор Красного Полумесяца вполне доволен действиями местных властей: «Нас встречали, нам всегда давали списки, всегда шли навстречу. Зыряновский районный аким даже собрал всех акимов поселков и специально для нас встречу организовал, чтобы каждому все объяснили».

Справедливости ради Хрущев отмечает, что и без активности местных жителей качественная оценка потребностей пострадавшего населения бы не состоялась: «У нас три машины, и приходится в каждую из них садить старожила, чтобы он тебе показывал, где, что, как. Он тебе всю подноготную рассказывает про человека». Попов добавляет из своего опыта в Наурызбайском районе: «Знаете, даже было, что приезжаешь и говоришь, что помощь привезли, а люди отвечают: “Мне не надо, я сам справляюсь, а вот здесь за поворотом синие ворота, там многодетная семья, им нужна помощь”». Так местные помогают Красному Полумесяцу не только качественно оказывать помощь, но и выводить на чистую воду недобросовестных граждан. «Много людей, которые приходят и говорят: у меня нет документов, но я инвалид», - приводит пример Хрущев. Попов делится аналогичной историей: «Были люди, которые по 5-6 раз, грубо говоря, приходили за гуманитарной помощью. Вот у него за углом стоит машина, он пришёл, очередь отстоял, получил, пошел в машину положил, опять пришел… Когда я это узнал, пришлось прикрыть лавочку раздачи, пока мы не выяснили, кто действительно пострадал».

Одна надежда - на детей?

«Для кого-то это стало уроком, для кого-то – нет, - говорит Попов о пострадавших во время селя в Наурызбайском районе. - Люди действительно озаботились. Но это пока их жареный петух не клюнул, как говорится». По словам волонтера, некоторые жители района даже прошли специальное обучение, но как показывает практика, польза от таких курсов далеко не однозначна. «Как правило, из десяти взрослых слушателей только двое пойдут и все сделают, как мы сказали. Остальные восемь благополучно забудут. Сознательность у взрослых низкая», - рассказывает Дана Бакиева. Специалист Красного Полумесяца уверена, что только через детей казахстанцам удастся привить ответственность за собственное поведение во время ЧС. «У нас был проект по подготовке к землетрясениям, который поддерживал американский Красный Крест - там обучение шло через школы. Школьникам объясняли, проводили тренинги в игровой форме, первую помощь преподавали. То, что должны знать взрослые, давали детям», - вспоминает Бакиева. Детям было поручено принести эти знания домой и вместе с родителями составить семейный план на случай ЧС и собрать тревожный чемоданчик, и они прилежно выполняли заданное на дом.

В семье волонтера Вячеслава Попова есть не только тревожный чемоданчик, но еще и два рюкзака на случай ЧС. Девятилетняя дочь мужчины – самый молодой в стране сертифицированный волонтер. «Ребенка было некуда деть, а мне нужно было идти на курсы. Я пришел на курсы, и она так вовлеклась, что сначала прошла весь курс обучения, потом сдала письменный экзамен, а потом и показала, что умеет раны перевязывать, делать искусственное дыхание», - делится доброволец. Попов рад, что его дочь не просто выполняет обязанности главного медика по начальной школе, но и прекрасно знает, чем инфаркт отличается от инсульта, и что предпринимать в случае солнечного удара – «бытовые вещи, о которых 90% даже взрослых не знает». Он признается, что дети были для него главной причиной обучиться приемам доврачебной помощи. «Один раз мой сын подавился, а я не знал, как действовать. При мне один раз человеку стало плохо с сердцем, я не знал, что делать. У меня есть знакомые, которые погибли, и в определенной ситуации их окружающие не знали, как действовать, - говорит Попов».

Таково в общем смысле призвание всех волонтеров Красного Полумесяца Казахстана, удержать которых – важнейшая задача общества. «Моя задача - найти к каждому подход и дать каждому ту вещь, за которой он пришел. Если это отвечает нашей деятельности, я ему ее предоставляю. Если нет, то я могу его перенаправить в другую волонтерскую организацию, которая, например, собачек спасает», - рассказывает Бакиева. Она неохотно комментирует недавно принятый закон о волонтерской деятельности, упомянув лишь, что документ требует значительных доработок – особенно в части защиты и медицинского страхования волонтеров. Кроме этого, специалист сообщила, что в настоящее время «ведутся прения на высоком уровне, чтобы Красный Полумесяц сделать единым гуманитарным оператором во время всех ЧС». В случае, если организация получит такой официальный статус, и гражданскому обществу, и бизнесу во многом станет легче. «Не будут бегать по Фейсбуку или по городу с вопросами, куда деньги отправить, через кого мыло-пасту отправить. Все будут знать, что вы придете на Кунаева, 86, и сможете оставить то, что хотите, или просто перевести деньги, как это легче всего сделать», - говорит представитель Красного Полумесяца.


Пока, к сожалению, не так много граждан делают регулярные пожертвования, вынуждены констатировать в организации. В Казахстане еще предстоит сформировать цивилизованную культуру взаимопомощи, а энтузиасты из Красного Полумесяца уже сегодня работают над этим. «Через помощь мы должны менять сознание людей по отношению друг к другу, прежде всего. Тогда, наверное, что-то изменится», - надеется Дана Бакиева.

Фото Жанары Каримовой, Данияра Мусирова, Красного Полумесяца Казахстана