20814
26 января 2021
Влад Ушаков, Ирина Байрамукова, Кыргызстан

Талас и его люди

Три миллиона человек в Кыргызстане и Казахстане зависят от реки, воды в которой все меньше

Талас и его люди

Талас – трансграничная река. Начинаясь в горах Кыргызстана, она заканчивается в песках на территории Казахстана. Три миллиона человек, живущих в бассейне реки в двух соседних странах, зависят от нее – здесь активно ведется сельское хозяйство. Не заметить как меняется река в последние годы невозможно – воды в ней все меньше. Как изменится жизнь людей, когда в регионе станет еще жарче, а воды в реке – еще меньше?

В рамках проекта "Маленькие люди - большая река" группа журналистов и экологов проехала сотни километров вдоль Таласа, чтобы встретиться с теми, кто считает себя «людьми реки» и поговорить о том, как меняется их жизнь.

Человек дороги

Байызбек Шералиев родом из села Конезавод Таласской области. Сейчас ему 41 год, а вся его трудовая деятельность связана с дорогой, он в основном обслуживает перевал Отмок на высоте 3330 м над уровнем моря на автодороге Талас-Суусамыр, расчищая участки от снега и посыпая их противогололедными материалами.

«После каждого обильного снегопада на Отмоке образуются автомобильные пробки, но раньше, во время начала моей работы, я замечал намного более высокий снежный покров», - говорит Байызбек.

Он рассказывает, что воды в реках, вдоль которых идут дороги, с каждым годом тоже все меньше. «Это все изменение климата», - верит он.

Среднегодовая температура за последние 100 лет в Кыргызстане выросла на 1,6 градуса Цельсия, что значительно выше мирового роста – он составляет 0,6 градуса. При сохранении таких темпов, к 2100 году температура в среднем повысится на 4,7 градуса по мягкому сценарию и на 6,1 градуса по среднему сценарию, указывается в третьем национальном сообщении по климату Кыргызской Республики.

Повышение температуры приводит к таянию ледников и сокращению водостока в реках. Воды же – и питьевой и поливной – республике требуется все больше: население Кыргызстана растет

Человек земли

Больше всех маловодье бьет по фермерам. Самат Осмонов - дехканин, от орошения напрямую зависит уровень жизни его семьи. Как и все его земляки, он вырос рядом с рекой Талас.

«Сколько себя помню, всегда пил эту воду, дома на ней готовили пищу. Этой водой поят скот, поливают огород. И теперь мои дети тоже помогают мне носить воду из реки домой ведрами, либо перевозить ее на осликах. Вот беда - воды в реке все меньше и меньше! Мой дед говорил, что в его время воды было так много, что лошадь не могла переходить на другой берег вброд, а теперь лошади переходят на другой берег без проблем,- рассказывает 40-летний Осмонов,- А еще я помню, что в моем детстве зимой лед на реке был такой толстый, что по нему спокойно повозки с грузами проезжали. А теперь, хоть река и замерзает, но лед очень тонкий и по нему даже ходить нельзя!»

Самат приводит кыргызскую пословицу: «Когда не страдает человек? Когда много воды. Когда всем ее хватает!»

Ученые прогнозируют, что в горной зоне в ближайшие десятилетия частота осадков будет увеличиваться, а вот в низинной пустынной зоне возможно увеличение засушливости. Это приведет к увеличению площади пустынь и стрессу для экосистем низовья.

Притяжение реки

Владимир Мазер живет в городе Талас с 1965 года. Говорит, что, даже когда все родственники эмигрировали в Германию, не смог представить своей жизни вне природы. Мазер называет себя «практически последним немцем» Таласской области.

Работал охотоведом, теперь - председатель Таласского общества охотников и рыболовов. Мазер встречает нас у истока река Кара-Коюн, притока реки Урмарал, который в свою очередь впадает в Талас.

«Воды стало в реке мало: если раньше весной, в начале лета не было возможности вообще реку перейти, теперь же в иные годы спокойно в галошах люди переходят! Еще помню, как 22 ноября 2006 года УАЗ не смог сюда подняться из-за обильного снежного покрова. А сегодня снега почти не стало, рыба измельчала. Так что я уже года два вообще не рыбачу: ну какой интерес ловить такую мелочь», - рассказывает Владимир.

По прогнозам климатологов, в ближайшие 25-50 лет сток рек Чу и Талас в результате климатических изменений может достичь 25-45 процентов.

Другим примером изменения климата, по словам Мазера, стало уменьшение популяции диких животных.

«В этом ущелье начиналась моя «охотничья жизнь» в 1988 году. Тогда свободно по склонам разгуливали кабаны, свободно паслись косули. Из краснокнижных животных можно было увидеть повсюду архаров, я даже сам видел, как они не боялись на дорогу выходить. А на сегодня архар практически исчез! И снежных барсов стало намного меньше», - рассказывает он.

«Раньше температура зимой в среднем держалась -22-25 градусов.А теперь снега выпадает мало. А нет снега - нет и кормовой базы. Животное же идет туда, где есть чем питаться, - поясняет Владимир. - А если говорить про человеческий фактор, то, поверьте, жители Таласской области лучше барана зарежут для пропитания, нежели станут отстреливать архаров! Те же, у кого поднимается на них рука - браконьеры! И это тоже наши реалии. В этом году поднялась же рука у браконьеров, застрелили двух белокоготных медведей».

Выходом Мазер считает полный запрет охоты.

«Будь моя воля, я бы хорошую охрану в ущельях организовал и полностью запретил охоту минимум на 10-15 лет, чтобы вернуть воспроизводство животного мира. Пока козерог еще остался. Иногда медведь заходит, особенно осенью, когда созревает шиповник. Странно слышать от профессионального охотника о запрете охоты? Но это логично: если мы не будем охранять, то и не на кого нам будет охотиться! И потом, профессионал никогда не станет убивать краснокнижных животных или молодых животных, дающих потомство. Человек добывает то, что легче добыть. Это старые животные в основном, уже не пригодные к воспроизводству. Охотник- не добытчик пищи для того, чтобы забить холодильник, у него присутствует профессиональный азарт», - говорит он.

Мазер также считает, что необходимо регулировать численность выпасаемого скота. «Чабаны все равно будут выпасать скот, это жизненная необходимость: в 90-е тут практически никто не выпасал скот, а сейчас люди живут натуральным хозяйством. С каждым годом на одно и то же ущелье приходится все больше отар мелкого и крупного рогатого скота, табунов лошадей! Так к тому же у каждого чабана еще по 5-6 собак. Такое количество животных на одной и той же территории - вот это называется перевыпасом и приводит к деградации пастбищ и к потере биоразнообразия», - констатирует он.

Охотник рассказывает, что недавно в Урмарале задержал четырех рыбаков, выловивших 103 форели. «Ну они же их не съедят! Явно - это не рыбаки, это заготовители. Природе мешает элементарная человеческая жадность», - уверен Мазер.

Предприниматель-рыбовод

Мысе Жанчикулову 54 года, полвека из них прожил в городе Талас. Он с детства рыбачил на реке Урмарал, самом большом притоке Таласа.

Сейчас Жанчикулов приблизился к своей давней мечте: взял в аренду на 10 лет пустые заброшенные с 1974 года пруды, очистил их и зарыбил. Мечтает снизить браконьерство, дать людям рабочие места, организовав тут зону отдыха и любительской рыбалки на удочку.

«Это поможет сберечь биоразнообразие в данной местности, сберечь окружающую среду. Я хочу, чтобы мы все научились ценить свою землю, где родились и выросли», - говорит Мыса.

Совместно с предпринимателями из соседнего села Мыса Борбиев провел сюда питьевую воду, которая после использования и оборотной очистки пригодна для полива. Теперь предприниматель занялся очисткой местности. Для этого он купил уток и запустил их в камыши, которыми сильно заросла территория вокруг прудов. Выращивает кукурузу на зерно, чтобы уток кормить.

Мыса мечтает, чтобы жители Кыргызстана ели больше рыбы. Это поможет разводить меньше домашних животных для забоя, а, значит, спасти кормовую базу.

Рыбаки

То, что воды в Таласе становится все меньше, замечают не только люди старшего поколения, но и молодежь. Марат уулу Байрак с малых лет ходил с отцом - заядлым рыбаком на реку Талас ловить рыбу.

«Там ее было много, очень крупная. Нередко отец ловил рыбу по 40 килограммов. А я теперь подолгу сижу, рыба есть, но ее мало и она вся мелкая. Браконьеры вылавливают сетями все подряд и рыба не успевает вырасти»,- рассказывает Марат.

Теперь Марат ходит на рыбалку на Кировское водохранилище. Оно находится на границе с Казахстаном в ущелье Чон-Капка. Его основное предназначение — орошение сельскохозяйственных земель Таласской долины и Казахстана. Однако многие используют его как место для отдыха и рыбалки.

«Этой водой также пользуются наши соседи, - подросток показывает рукой на ближайшие склоны: «Посмотрите, невооруженным взглядом видно, как понизился уровень воды! А когда-то он не опускался ниже тех деревьев, что выросли на склонах. Воды не хватает и нам скоро придется ощутить это на себе».

Река-целитель

Сакен Жумакеевой из села Боо-Терек 86 лет. Она говорит, что река Талас дала ей и ее мужу долголетие и здоровье.

Они регулярно возносят молитвы Аллаху и благодарят его за то, что родной Кыргызстан имеет так много природных источников. «Если исток родника чист, то и устье его чистое. Если помыслы чистые, то и дела благородные».

В Кыргызстане сотни родников, откуда можно напиться, набрать воды и привезти домой.

Люди как Реки

Кыргызы издревле поклонялись реке Талас и многочисленным священным источникам вдоль ее берегов. Поблизости люди строили мазары. Народный лекарь Эркинбубу Чомоева рассказывает про мазар Каныкей-Булак, который находится у реки Кенкол, притока Таласа.

«Сидеть у родника и воды не пить - так не бывает», - говорит Чомоева и перечисляет длинный перечень болезней, которые якобы излечивает вода из разных родников.

«Раньше тут территория была заброшена, но пришли активисты и они почистили тут все и облагородили. К природе и родникам нужно относиться с добротой и любовью, беречь и охранять их. Сберегая источники, мы бережём нашу страну. Это учит нас быть добрыми и отзывчивыми, любить и заботиться об окружающем мире», - говорит Эркинбубу.

Родители и дети Реки

Элнур Кайназарова из села Копуро-Базар. По образованию она инженер, сейчас - многодетная мать и домохозяйка. Она говорит, что надо учить своих детей с самого раннего детства ценить воду: не загрязнять ее и расходовать экономно. Именно этому ее учили ее родители, бабушка и дедушка.

«Любовь к воде и бережливости передавалась из поколения в поколение. А отсутствие бережного отношения к воде чревато социальными взрывами», - говорит Элнур. Она убеждена, что горнодобывающая промышленность должна вестись только по передовым технологиям, щадящим окружающую среду.

Копуро-Базар считает зажиточным селом, многие здесь заняты животноводством и сельским хозяйством, ориентированным на экспорт в Казахстан. Это село – одно из многих на реках, впадающих в Талас, рядом с которыми ведется разработка золота.

«Золотая река»

Эколог Гамал Соронкулов называет Талас «золотой рекой». Прямо у самых ее истоков находятся золоторудные месторождения: Джеруй на реке Уч-Кошой, Андаш и Акташ на правобережье реки Каракол. А ниже по течению - практически в устье каждого притока реки Талас также имеются рудные и рассыпные месторождения золота.

Гамал, уроженец Таласской области, может много и интересно говорить об этой реке, на которой он вырос. «В пойме реки - прекрасный лес - какое богатство Кыргызстана! Как сейчас помню, рядом с Кировским государственным заказником стаи чаек, бакланов, цапель, которые остаются тут на зимовку. Красота», - рассказывает Соронкулов.

Имея ледниково-снеговое питание, Талас течет на протяжении 661 км до песков Муюнкум, где и теряется. На равнине его воды разбираются для орошения и уже много лет являются предметом интересов соседних государств – Кыргызстана и Казахстана.

«Это река добрососедства, очень важно, чтобы она не стала рекой раздора из-за споров по воде! – призывает эколог.- Талас несет свои воды тысячелетиями, поит и кормит людей. Мы обязаны сберечь воду чистой и не давать поводов для раздоров с братским народом Казахстана из-за воды».

Гамал Соронкулов считает делом чести и своей личной задачей не допустить разработку россыпных месторождений. «Они приведут к разрушению в целом экосистем всей реки и Таласской долины: это изменение русла реки, деградации пастбищ, уничтожение флоры и фауны в регионе, - говорит он. - И все это ради чего? Ради небольшого количества золота, которое указано в лицензиях. Это недопустимо!»

Специалист приводит такой пример: «В лицензии на месторождение Урмарал указано, что там 11 кг золота. А под нее выдается участок более 600 га прекрасных пойменных лесов! Выходит, если на аукционе данный участок приобретен за 7 тысяч долларов США, то один гектар экологически чистых русел, лесов и пастбищ «продается» менее чем за 10 долларов».

Эколог не против разработки коренных рудопроявлений, но только с учетом соблюдения всех экологических, санитарных норм и справедливого распределения прибыли. Никто не спорит, что данная Богом природа есть большой природный капитал. Но с одним условием: если им рационально пользоваться, а не варварски уничтожать.

В бассейне реки Талас проживает около трех миллионов человек в Кыргызстане и Казахстане.

В 2000 году страны подписали соглашение об использовании водохозяйственных сооружений межгосударственного пользования на реке Талас. Документ обязывает Казахстан возмещать Кыргызстану часть издержек за содержание и ремонт каналов, плотин и водохранилищ, находящихся в собственности Кыргызской Республики, но обеспечивающих поставку воды в обе республики. Соглашение не оговаривает количественную сторону деления стока реки, поэтому обе стороны придерживаются принципа равного распределения ресурсов, принятого еще в советское время.

Казахстан периодически жалуется, что недополучает оговоренный объем воды. Однако и сам Кыргызстан страдает от маловодия.

Чу-Таласская водохозяйственная комиссия - уникальный пример совместной эксплуатации гидротехнических сооружений, совместного решения проблем вододеления, совместного финансирования таких процессов, причем пропорционально той доле воды, которую получает каждая страна. Это также уникальный пример международного сотрудничества по адаптации к изменению климата в трансграничных бассейнах рек.

Впрочем, сокращение воды из-за ускоряющегося изменения климата и деятельности человека – повод для беспокойства об отношениях соседних стран. Напряжение может расти пропорционально тому, как снижается поток воды. Успеют ли страны что-то изменить?

"Проект «Развитие журналистики: проблемы изменения климата» нацелен на выявление и решение проблем прогрессирующего изменения климата посредством развития и укрепления секторов независимых СМИ в Центральной Азии при менторской поддержке экспертов из Центра Медиа Развития в Кыргызстане, редакций Anhor.uz в Узбекистане и Asia-Plus в Таджикистане, интернет-журнала Vласть в Казахстане и реализуется n-ost (Германия) и Международным центром журналистики MediaNet (Казахстан) при поддержке Федерального министерства экономического сотрудничества и развития Германии"