3863
21 октября 2022
Юна Коростелева, фото Алмаса Кайсара.

Терпеть и ждать

В Казахстане снова заявили об ужесточении наказания за домашнее насилие, но намерение так и осталось только словами

Терпеть и ждать

Более половины из 100 тысяч сообщений о домашнем насилии, поступивших в полицию с начала года, не были расследованы. Пострадавшие отказались писать заявления, а агрессоры ушли от ответственности. У женщин, в чьих семьях совершается бытовое насилие, все еще практически нет возможности себя защитить, несмотря на частые попытки ужесточить наказание для агрессоров. Почему принимаемые государственными органами меры не способствуют решению проблемы домашнего насилия?

1 сентября, во время своего послания народу Казахстана, президент Касым-Жомарт Токаев заявил о необходимости криминализации бытового насилия. Оно было декриминализировано в 2017 году, когда статьи «Умышленное причинение легкого вреда здоровью» и «Побои» перевели из Уголовного кодекса в Административный. Именно эти нормы чаще всего использовались для расследования фактов домашнего насилия.

После заявлений Токаева с конкретикой выступило МВД: оно предложило увеличить срок административного ареста для обвиняемых в домашнем насилии с 5 до 25 суток, заменить наказание в виде «предупреждения» на общественные работы и ужесточить требования к примирению сторон в суде. «Ужесточение» наказания, таким образом, оказалось значительно мягче, чем могло быть и продолжило логику «мягкой борьбы» с домашним насилием, которая применяется в Казахстане уже много лет.

В 2020 году группа активистов – антиваксеров и сторонников консервативных взглядов – добилась приостановки работы над законопроектом «О противодействии семейно-бытовому насилию». Они посчитали, что возможность защитить женщин и детей от агрессоров – это разрушение семейных ценностей. А государство под давлением с этим согласилось.

Женщина, которая подвергается домашнему насилию, живет в постоянном стрессе. К тому же часто пострадавшие находятся в финансовой зависимости от своего партнера, воспитывают одного или нескольких детей, стыдятся уйти из дома, потому что не могут обратиться за помощью к друзьям и родственникам. Пойдет ли человек, находящийся в подобных условиях, в полицию, зная, что обидчик все равно вернется в дом спустя время? А вернется он с еще большей злостью, потому что проведет как минимум 5 суток в СИЗО, либо будет убирать улицы. Ведь избивать свою партнерку и детей не так стыдно, как нести за это наказание. И это мировоззрение не изменится, потому что никакой работы с ним не проводилось.

В реальности большинство женщин никогда не напишут заявление на своего партнера, а та малая часть обратившихся в полицию женщин с большей вероятностью либо заберет заявление спустя несколько дней, либо примирится в суде. И снова вернется в дом, где ее будут медленно уничтожать, как физически, так и психологически.

Пойти пострадавшим некуда – в Казахстане функционируют только 57 кризисных центров, а в некоторых областях таких приютов нет вообще. А общество в случившемся, скорее всего, обвинит женщину, потому что она сама спровоцировала – плохо воспитала ребенка, плохо помыла полы или плохо убралась.

Поэтому женщина и ее дети вынуждены терпеть. И ждать, когда власти страны действительно ужесточат наказание за домашнее насилие, а не в очередной раз сделают вид, что ужесточают наказание.