29014
18 марта 2021
Инесса Цой-Шлапак, иллюстрации Марии Аманжоловой

Детские болезни, которые возвращаются

Почему почти забытые инфекции встречаются все чаще

Детские болезни, которые возвращаются

На прошлой неделе мы рассказывали о национальном календаре вакцинации. В нем больше 10 заболеваний, от которых делают профилактические прививки. К чему может привести отказ, ложный медотвод и задержка с вакцинацией, мы рассмотрим в этом материале. Помимо реальных и недавних историй о коклюше, мы записали воспоминания научного консультанта нашего проекта — Бориса Вольфовича Каральника.

1958 год, Караганда. Борис Вольфович Каральник, молодой специалист и ученый, не так давно окончивший медицинский институт в Харькове, приехал по распределению в Караганду. Его назначили заведующим бактериологической лаборатории областной СЭС, также он консультировал лаборантов детской областной больницы. В Советском союзе еще не начали массовую вакцинацию АКДС и периодически случались вспышки дифтерии. Самые масштабные были зафиксированы в конце 50-х и 60-х годов.

График из архивов ЦГА НТД

Борис Вольфович Каральник: «А сердце — как коллодиевый мешочек»

— В дифтерийной клетке, в цельной клетке, больше 300 всевозможных антигенов. Состав очень разнообразный. Среди них есть экзотоксины, которые клетка выделяет наружу и которые, собственно, основная причина всевозможных осложнений. К примеру, возбудитель дифтерии продуцирует токсины, поражающие сердце и дающие тяжелые осложнения. Я был на вскрытии ребёнка, который погиб от дифтерии в инфекционной больнице в Караганде. Это был 1959 год. Мне сказали: «Доктор, вот, посмотрите», и положили на ладонь сердце этого ребёночка. Он маленький был, наверно 2-3 года, я не помню уже точно. А сердце — как коллодиевый мешочек (используется в химических и медицинских опытах — прим. V.). Знаете, как его делают? Наливают в сосуд коллодиевый гель и размазывают его по стенкам. Затем крутят этот стеклянный сосуд, а потом очень аккуратно отделяют от стенок и вытаскивают. Получается коллодиевый мешочек. Если в него налить воду так, чтобы не разорвался, то вода будет колыхаться в этом мешочке. Истончались все три сердечных оболочки: эпикард, миокард и эндокард. Особенно миокард истончился, это основной по толщине слой сердца. От мышцы практически ничего не осталось. У меня было тогда ощущение, что я держу наполненный водой коллодиевый мешочек, а не сердце. До сих пор у меня в памяти. Вот почему дифтерия страшна. От нее высокая смертность.

Назгуль Мадалиева: «Во время сильного приступа кашля дочь потеряла сознание, и муж еле как её откачал»

2018 год, Алматы. У Назгуль, которая в это время ждала третьего ребенка, заболела коклюшем дочь Мариям, ей был год и четыре месяца.

— Я не знаю даже, где мы заразились, но у меня мама тоже болела одновременно с дочкой. У Мариям не было прививок АКДС, потому как имелся медотвод от невропатолога. Она говорила, что мышцы ещё слабые, нельзя ставить. Потом уже я прочитала, что это был ложный медотвод.

Мариям заболела в апреле 2018 года, начала кашлять. Сначала мы думали, что это ОРВИ. Только обычно при ОРВИ насморк. А здесь ни насморка, ни соплей, ничего нет. Чуть-чуть температура поднялась, и всё. В основном кашель был сухой. Сходили на приём в поликлинику, там, как обычно, прописали антибиотик. Дочь его пять дней пропила, но кашель не проходил никак, наоборот — усиливался. И сначала она становилась красная, потом вообще синяя. Когда кашляла, то не могла остановиться, доходило до рвоты. Это было страшно. При очередном приступе кашля она давилась своей рвотой, не могла нормально кушать. Она даже теряла сознание, муж её откачал — делал массаж сердца.

Болезнь продолжалась где-то около двух месяцев, и сначала никто не мог найти причину. Лечили от бронхита, два курса антибиотиков назначали — ничего не помогало. Потом были у пульмонолога, она тоже не могла понять. Никто не спрашивал у нас, есть ли у дочери прививки или нет.

Фото из личного архива

К инфекционисту нас отправили где-то через месяц, потому что кашель никак не проходил. Только она спросила: «У вас прививки есть?», я говорю: «Нет». «Тогда это коклюш», — говорит. Положили в больницу, но там она уже не кашляла, и нас выписали. А дома потом всё повторилось. Во время сильного приступа кашля дочь потеряла сознание, и муж еле как её откачал. Мы снова поехали в больницу, там нас приняли, но сделать ничего особо не могли — это только в самом начале можно было пролечить антибиотиком определенной группы.

Потом мы сдали анализ на антитела, и он подтвердил, что у дочери был коклюш, антитела у неё уже образовались. Так у нас прошли два месяца кошмара. Потом всё утихло, стало нормально.

Когда Мариям выздоровела, я поставила ей все прививки. Даже не посмотрела на прежние заключения невропатолога.

Для третьего ребенка я сразу нашла невропатолога, который придерживается доказательной медицины, он сразу дал добро на прививки. Мы провакцинировали ребенка, всё прошло нормально. У старшего сына, кстати, тоже все прививки были сделаны по графику. Когда дочка болела коклюшем, он только чуть-чуть покашливал. То есть, получается, вакцина помогала.

От редакции: Осмотр невропатолога не является обязательным для детей в большинстве развитых стран. Подробнее о неврологических медотводах — в следующих материалах нашего проекта.

Сейчас старшему сыну Аслану — 7 лет, дочери Мариям — 4 года, а младшему сыну Амиру — 2 года. Кстати, оба сына все прививки перенесли нормально, только у дочери после КПК (вакцина от кори, паротита и краснухи — прим. V) были высыпания с ног до головы через 5 дней после прививки (это нормальная реакция на живую вакцину КПК – прим. V). Но ничего не беспокоило, и потом всё прошло. Я к этому нормально отнеслась, потому что к тому времени уже перечитала много всего на тему вакцинации. Потом мы дополнительно сделали детям прививку от менингита — «Нименрикс», которую я нашла в Центре вакцинации. Остальные прививки дети получали в государственной поликлинике.

От редакции: Вакцина от менингококковой инфекции не входит в обязательный календарь прививок. Родители могут сделать её своим детям дополнительно и платно — в частных клиниках и центрах вакцинации. Из зарегистрированных в Казахстане и доступных — бельгийская вакцина от GlaxoSmithKline Biologicals.

Если вернуться к нашей истории с коклюшем, то это я сейчас так относительно спокойно рассказываю, а тогда было страшно. Особенно, когда я начала читать истории о том, как дети переболели и лежали в реанимации. Ведь коклюш как раз опасен в первый год-два жизни, потому что ребенок может умереть от апноэ. Мой совет мамам: обращайтесь к доказательной медицине и не бойтесь прививок. Не нужно рисковать жизнью детей!

Марина Фаридовна Тараруева: «Самое главное, чтобы врач вовремя распознал коклюш»

О том, как можно облегчить течение коклюша, антибиотики какой группы могут помочь и в какой период, мы поговорили с опытным неонатологом и детским невропатологом.

Сейчас ситуация с прививками в Алматы очень неоднозначная, много непривитых детей. Стало появляться очень много различных инфекций — корь, краснуха, паротит, коклюш. Молодые доктора не сталкивались с ними, не видели этих заболеваний. Да и даже доктора, которые работают много лет, не всегда сразу могут поставить верный диагноз. Это бывает затруднительно. Необходимо об этом говорить родителям. Потому что пока дело дойдет до диагноза, у ребенка может ухудшиться состояние и он может попасть в реанимацию.

Коклюш вызывает палочка Bordetella pertussis, очень устойчивая. Течение заболевания у каждого ребенка может проявляться по-разному. Выделяют три основных формы коклюша — легкую, среднетяжелую и тяжелую. При легкой форме коклюша, в принципе, антибиотики не нужны. В основном, рекомендуются прогулки, желательно в высокогорье, возле речки, а также симптоматическая и, как мы говорим, успокаивающая терапия. При среднетяжелой форме коклюша приступы кашля бывают чаще 10 раз в день, особенно они усиливаются по ночам. В этот момент у ребенка перехватывает дыхание, резко краснеет лицо, он начинает надрывно и надсадно кашлять вплоть до остановки дыхания. Такие формы требуют лечения.

Самое главное, чтобы врач вовремя распознал коклюш, потому что антибиотик, если мы его назначаем, очень хорош и помогает в начале — в первые семь дней заболевания.

Применяются антибиотики из группы макролидов — в виде суспензии. В дальнейшем, если у ребенка уже развился коклюш, вовремя диагноз не поставили, то антибиотик назначают, но не всегда он действует так, как хотелось бы нам.

Эльмира Идрисова: «Страх кашля остался у дочери до сих пор»

Дочь Эльмиры Идрисовой, долгожданный и младший ребенок, заболела коклюшем в 2016 году и проболела около полугода. Это стало испытанием для всей семьи.

— Моя дочь Адия успела получить первые прививки (БЦЖ и от гепатита В — прим. V) в роддоме, а потом в 2-3 месяца мы пошли на консультации к узким специалистам и невропатолог дал нам медотвод, сказав: «С прививками пока подождите». В целом мне казалось, что дочка развивалась вполне нормально, соответственно возрасту, но мы прислушались к рекомендациям врача и до года у дочери был медотвод. Где-то в год и 3 месяца Адия заболела коклюшем.

От редакции: Долгосрочные, от полугода, медотводы возможны только при индивидуальной непереносимости компонентов вакцины, аллергической реакции на предыдущее введение прививки, а также при тяжелом иммунодефиците.

Сначала мы думали, что это обычная простуда, но потом началось что-то непонятное. Сильные приступы кашля, с каким-то присвистом резкий вдох и удушающий кашель, при котором выходила какая-то вязкая, почти прозрачная слизь. Я начала вызывать врачей из поликлиники — одного, другого. Все говорили: “ОРВИ” и выписывали антибиотики, лечили кашель. А кашель не проходил и мог начаться внезапно — какой-то очень страшный, не сухой и не мокрый, а после него выходила вязкая, как клей, прозрачная слизь, которую приходилось в большом количестве буквально извлекать из ротика малышки.

Фото из личного архива

В какой-то момент я вспомнила о враче частной практики, у которого лечился старший сын Ерасыл. Доктор сразу спросил меня: «Она же сейчас не кашляет, внешних признаков простуды практически нет, температуры тоже, а что вы уже начали делать?» Я рассказываю, что ингаляции делали, то делали, это делали. И как назло при враче дочка не кашляет, поэтому я пытаюсь объяснить, как у неё проходят приступы и что характерно для этого необычного кашля. Доктор начинает её слушать, в какой-то момент дочь начинает плакать, и этот приступ повторяется. Первый вопрос, который он задал после этого: «А вы привитые? Вы прививались против коклюша, АКДС у вас поставлен?» После моего отрицательного ответа он написал направление на анализы с подозрением на коклюш. Кстати, наша местная поликлиника даже не узнала, что у нас был коклюш. До сих пор, когда я говорю, что она переболела, они говорят: «Да ну, не может быть», потому что записи об этом нет, только ОРВИ.

А ведь коклюш — это такая страшная зараза. Я начала изучать источники, начиталась множество материалов, вычитала, что у детей до двух лет очень большой процент летальных исходов. Учитывая, что это ребенок, которого я вымолила у Бога в таком-то возрасте, для меня это было шоком. И честно, я внутренне постоянно находилась в состоянии страха. И не только я, но и мои родные, которые помогали нам в этот период.

Я узнала, что коклюш бывает очень продолжительным по времени. Месяц, три, четыре, шесть, девять месяцев… и по рассказам тех, кто сталкивался с ним, совсем непонятно, от чего зависит эта продолжительность.

Адия проболела месяцев шесть. Четыре из них — сильно, а потом уже были отголоски.

Какие народные советы мы только ни выполняли. И прогулки на свежем воздухе, и выезды в горы, и к гомеопатии прибегали, и на самолете я с ней летала. Я вообще была поражена, что дочь заболела им. Мне казалось, что это болезнь давно ушедших лет и такого диагноза уже не существует, также, например, как и дифтерии. Многие даже не понимают, что это такое. А когда сама столкнулась с коклюшем, то поняла, насколько это страшно.

Представляете, коклюш — такая болезнь, которая лечится только свежим воздухом, как мне кажется. Когда у ребенка начинался приступ, мы открывали все окна, выходили на улицу, старались выезжать высоко в горы, где разреженный воздух. Мне все говорили: «Время. Запасись терпением». Потому что медикаментозно это практически не лечится. Как я поняла, это какие-то изменения происходят в голове — словно дается команда и начинаются приступы кашля. Это очень страшно, потому что ребенок маленький и не умеет отхаркивать сам. И изо рта идёт прозрачная слизь, которую приходится вытаскивать руками, чтобы ребенок не задохнулся. Это начинается с ночи и может продолжаться до утра. А ты в это время сидишь, бдишь, и в голове всё время крутятся мысли. Я молилась каждый день, чтобы пережить этот период. Это состояние, когда у тебя ребенок на руках задыхается от кашля, а ты не знаешь, как его остановить, как отвлечь её от этого кашля, очень сложно описать.

Хорошо, что мне очень многие помогали в то время, когда я была на работе. И няньки, и племянницы — все были на службе моего ребенка. Чтобы я утром шла на работу нормально, моя старшая сестра Алия постоянно находилась с ней. Честно, это и вправду очень страшно, тем более, такой длительный период — ребенок играет-играет, вполне нормально ходит, и тут раз — начинается приступ. Как только слышишь этот характерный звук, такой свист, то бежишь к ней. Таким образом мы е1 буквально спасали, не знаю даже, чем. Не могу понять и сказать, от чего она в итоге вылечилась. Скорее всего, всё в комплексе: спокойствие, чтобы не создавать нервозную обстановку; постоянные проветривания и регулярные прогулки.

Страх кашля остался у дочери до сих пор. Адие уже 5 лет, если начинает кашлять, то у нее случается истерика. Потому что намучилась она, мучились долго мы — где-то больше четырёх месяцев. И это наш страх, родительский, в первую очередь, хотя мы пытались себя держать в руках, убеждать, что «ничего страшного, все болеют и потом выздоравливают».

От редакции: Коклюшная палочка проникает в мозг и раздражает кашлевой центр, что вызывает цепную реакцию, из-за которой кашель сохраняется долгое время даже после того, как все бактерии погибнут.

Когда дочь выздоровела, мы чуть ли не бегом отправились делать все недостающие прививки.

Если честно, про смысл прививок я только во время болезни дочери задумалась. Хотя у меня много знакомых, которые считают, что из-за того, что прививают до года, ухудшается иммунитет, и так далее. Но у нас после прививок, слава Аллаху, всё хорошо. Кстати, первое, что сделал врач, который поставил диагноз «коклюш», — выругался на невропатологов: «Ребенок же у тебя нормальный абсолютно». Я говорю: «Да, в принципе. Мы не знаем, где они находят отклонения какие-то». Я уже даже, честно говоря, не помню из-за чего поставили медотвод. Но, поскольку, у старшего сына тоже был медотвод, я как-то к этому спокойно отнеслась тогда.

Даже сейчас я с ужасом вспоминаю этот период. Если это действительно можно было обойти, не столкнуться с этим благодаря прививкам, то, конечно, эти прививки нужно делать. То, что потом переживаете, — страшно. Намного страшнее, чем два дня с температурой после прививки. Страх перед прививками всё равно какой-то есть, но мы после болезни дочери как-то осознанно стали к этому вопросу относиться. Потому что мне, например, конкретно сказали, что если бы АКДС поставили, всего этого бы, может, и не произошло. Получается, прививка может спасти от коклюша, дифтерии. Когда дочь заболела и я в эту тему погрузилась, мне встречались истории и про коклюш, и про дифтерию среди знакомых. Я еще удивлялась — неужели такие диагнозы есть сейчас. Но раз есть коклюш, то может встречаться и дифтерия — прививка-то от них одна.

Возвращение дифтерии

В середине 90-х, после распада Советского союза, во многих постсоветских странах возникали вспышки дифтерии из-за нехватки вакцины АКДС. Казахстан не стал исключением. В 1995 году Бориса Вольфовича Каральника закрепили за Северо-Казахстанской областью для контроля массовой вакцинации против дифтерии, столбняка и коклюша. Как раз возобновились поступления АКДС. Подробно о том, как проходила его командировка, Борис Вольфович рассказывал в этом интервью. Но, к сожалению, с возвращением вакцины дифтерия никуда не делась. Борис Вольфович рассказывает о другом случае из своей практики, который произошел в начале 2000-х годов.

«У нас были случаи в дифтерии, например, в Алматы, которые мне известны, благодаря тому, что родители детей или бабушки-дедушки были большими чинами во властных структурах. И тогда мы очень тесно работали с инфекционистами. И вот звонит мне завкафедрой детских инфекций как-то утром и говорит: «Выручайте, вы ведь занимаетесь дифтерией». А мы тогда иммунно-диагностическими методами занимались и дифференцировали с их помощью ангинную дифтерию. «У нас очень тяжёлый ребёнок лежит». Я не помню, 3 года или 4 ему было. Дедушка — высокопоставленный чиновник. Как часто бывает в подобных случаях, пригрозил и пообещал: «Если потеряю внука – голову с вас сниму. Если выздоровеет – просите у меня всё, что хотите». Быстро сделали тест на антитела, на антитоксины. Я ей позвонил сразу, как мы подтвердили, что это дифтерия. А она мне перезвонила буквально через полтора часа: «Борис Вольфович, на основании того, что вы мне сказали о диагнозе, мы ему начали вводить противодифтерийную сыворотку. Вы не поверите — под иглой оживает ребёнок. Я побежала вам звонить сразу».

В то время вспышку удалось прекратить. Но я не очень доверяю тому, что случаи дифтерии у нас не регистрируются уже много лет. Я не верю в это. Такие спорадические случаи, не вспышки, могут быть даже при самой идеальной вакцинации. Понимаете, дифтерию очень легко путают с ангинами. Это всё в одном месте, локально. И не всегда легко клинически различить. Нужна очень хорошая лабораторная диагностика.

Что важно знать?

1. Коклюш и дифтерия имеют схожие симптомы с ОРВИ на начальном этапе и правильный диагноз сможет поставить далеко не каждый врач.

2. Самая надежная профилактика коклюша, дифтерии и столбняка — вакцинация АКДС.

3. Эффект от медикаментозного лечения возможен на первом этапе, упущенное время может быть чревато ухудшением состояния и реанимацией.

При подготовке этого материала мы использовали следующие источники:

Центральный государственный архив научно-технической документации Министерства культуры и спорта Республики Казахстан

ВОЗ о коклюше

Отчет CDC о коклюше

Борис Каральник, иммунолог: «Родители, отказывающиеся от вакцинации своих детей, нарушают их право на здоровье и жизнь»

ВОЗ о дифтерии

Мнения, выраженные в данном материале, принадлежат авторам и не обязательно отражают официальные точки зрения Представительства ЮНИСЕФ в Казахстане и Агентства США по международному развитию (USAID).