18562
29 июня 2021
Асель Мусабекова, Инесса Цой-Шлапак, иллюстрации Марии Аманжоловой и Асель Мусабековой, фотографии Данияра Мусирова

Чем опасны вирусные гепатиты А, В и С?

И как они могут привести к раку, депрессии и трансплантации

Чем опасны вирусные гепатиты А, В и С?

Вместе с модой на детокс-программы и лечение БАДами мы часто забываем, что за детокс в нашем организме отвечает молчаливый солдат — печень. Именно этот орган принимает на себя удар последствий общения с окружающей средой — обезвреживает токсины и яды, выводит из организма излишки лекарств и витаминов, превращает вредные вещества в безвредные и легко удаляемые. Гепатит (воспаление печени) может иметь множество причин — это и отравление лекарствами или алкоголем, и некоторые аутоиммунные заболевания. Но главной причиной гепатитов являются вирусы. Вирусные гепатиты ежегодно забирают миллион жизней. Несмотря на исключительную важность этой проблемы и большую вероятность заражения, многие казахстанцы не знают свой иммунный статус. Виной этому и стигматизация: вирусный гепатит запросто можно подхватить и в маникюрном салоне, и в стоматологическом кабинете, но говорить о диагнозе вслух по-прежнему стыдно. В этом материале мы расскажем о профилактике вирусных гепатитов, о том, что нужно делать, если вы заболели, и к чему может привести бездействие и стигматизация.

Гепатит А — самый «легкий» вирус

Первая наша история, как и большинство в этом материале, инкогнито. При поиске героев мы столкнулись с тем, что люди, переболевшие гепатитами, не всегда готовы делиться своим опытом открыто. Почему — разберем дальше.

Ирина заболела гепатитом А в 2008 году, тогда она училась на пятом курсе медицинского университета. Будучи из врачебной семьи, она, в целом, знала симптомы «болезни Боткина», но никак не могла подумать, что это случится с ней, да еще и в такой тяжелой форме.

«Скорее всего, я заразилась во время путешествия в столицу, куда мы на поезде поехали с друзьями на свадьбу моей подруги. Свадьбу отгуляли, вернулись в Алматы, и через некоторое время я стала замечать за собой, что почему-то испортился аппетит, появилась рассеянность и в целом ухудшилось настроение. Стала очень плаксивая, утро начиналось с грустных мыслей, вся жизнь казалась бесперспективной. Помню, как-то ехала на автобусе, увидела постер фильма, вроде он назывался «А тебе нужен щенок?», и я разрыдалась прямо в автобусе. У меня были классические симптомы депрессии. А ещё несколько дней перед сном я видела галлюцинации ― мне казалось, что по полу моей комнаты бегает что-то похожее на тряпку.

Я уже собралась идти к психиатру. Но тут друзья, тоже студенты-медики, сказали мне: «Посмотри-ка, у тебя склеры глаз жёлтые». Я увидела, что белки глаз пожелтели, заглянула в рот, — уздечка языка тоже отливала желтизной. Сдала анализы, которые показали острую фазу гепатита А. В больницу не ложилась, лечилась дома, соблюдала карантин. Несколько месяцев держала очень строгую диету, анализы быстро пришли в норму, и всё стало хорошо, но когда я болела, мне было очень плохо.

Позже, когда я уже окончила университет и работала в отделении, где лежали пациенты с гепатитами и циррозами, я поняла, насколько разными бывают симптомы вирусов, поражающих печень. Психиатр был частым гостем в нашем крыле ― у людей с поражением печени может развиваться печёночная энцефалопатия, то есть поражение мозга на фоне потери печёночной функции. Ухудшаются память, внимание, настроение и сон, при тяжёлых случаях может быть бред, психозы и так далее. Хотя в моем случае были галлюцинации даже при лёгком течении. Поэтому, хоть болезнь Боткина или гепатит А считают лёгким, это совсем неправильно. Болезнь серьёзная и может поражать не только печень, но и другие органы».

Альбина Иост — врач-инфекционист столичной государственной поликлиники. Мы уже брали у нее интервью для материала о ложных медотводах и о том, как врачи, сами того не желая, способствуют новым вспышкам инфекционных заболеваний. Для этого материала Альбина Викторовна поделилась своим опытом работы с больными, у которых были выявлены вирусные гепатиты.

«Если это острые гепатиты с фекально-оральным путем передачи, например, А и Е, то здесь, в большинстве случаев, никакой проблемы нет, человек переболел, выздоровел, и всё закончилось. Гепатит А у нас сейчас чаще регистрируется у взрослых. У детей не так часто, во-первых, потому что вакцинируют (в 2 года — прим. V), во-вторых, у детей гепатит часто протекает в безжелтушной форме — ребенок переболел, и об этом даже не знают.

В принципе, по статистике, большая часть острых гепатитов протекает в безжелтушной форме и остается недиагностирована. Например, на один случай вирусного гепатита А с желтушной формой, в среднем приходится 5 случаев без нее. Люди переносят болезнь и даже не подозревают об этом, выясняют только спустя годы — при прохождении обследований. Если при заболевании нет желтухи, то маловероятно, что у доктора будет подозрение на какой-то гепатит. Потому как жалобы неспецифичны: слабость, гриппоподобное состояние, утомляемость, нарушение сна».

Раз уж мы упомянули о гепатите Е, важно добавить, что он, как и гепатит А, в редких случаях может привести к острой печеночной недостаточности с риском летального исхода. В случае с гепатитом Е чаще всего такая форма развивается у беременных женщин. Особенно во втором и третьем триместрах повышается риск развития острой печеночной недостаточности, гибели плода и летального исхода. При заражении гепатитом Е в третьем триместре летальность от гепатита Е может достигать 20–25%.

Дарья Шёне, 31 год: «Я никогда не смогу быть донором крови»

«День, когда я заболела гепатитом А, помню, как будто это было вчера, хотя прошло уже более двадцати лет. Мне шесть лет, я просыпаюсь раньше мамы и иду на кухню кушать черешню. Буквально через минут 10-20 я уже бегу в ванную, сдерживая рвотные позывы. Рвало меня долго и сильно, мама к тому моменту вообще не понимала, что происходит, ведь ничего, кроме черешни, я с утра не ела, а накануне всё было хорошо, тем более, что у меня всегда был и есть такой желудок, что, как говорится, гвозди может перемалывать. Когда рвота более-менее прекратилась и мне стало легче, мама побежала со мной в детскую поликлинику, а оттуда меня сразу отправили в инфекционную больницу.

Каких-то тяжёлых проявлений гепатита, кроме как постоянной рвоты и жёлтых белков глаз, я не помню. В больнице я пролежала где-то месяц и с родными виделась только через окошко, когда бабушка и мама приносили что-то из еды, — разрешено было исключительно постное. Несмотря на юный возраст, обязательными процедурами были кровь на анализы из вены и глотание зонда. Самое же «весёлое» случилось за несколько дней перед выпиской, когда девочки постарше помыли мне голову в банный день. Помыли, как могли, мои длинные, до пояса, волосы… В общем, в больницу я ложилась с болезнью Боткина и одна, а из больницы меня выписали со множеством вшей. Как мы искали парикмахера, который бы согласился остричь мои длинные волосы и убрать вшей, и всё это накануне первого класса, достойно отдельной истории».

После выписки из больницы Дарье продолжительное время пришлось принимать различные препараты для защиты и восстановления печени. Сейчас всё хорошо, и в качестве профилактики она подумывает поставить прививку от гепатита В.

Болезнь оставила одно неприятное последствие — Дарья не может быть донором крови. Так ей говорили в медицинских учреждениях после выписки. Для девушки это крайне досадный факт, так как у Дарьи редкая группа крови и она не боится медицинских процедур. Мы решили разобраться, действительно ли переболевшим гепатитом А нельзя быть донорами крови.

Донорство и вакцинация

При заражении гепатитами В и С донорство строго запрещено, а после перенесённых гепатитов А и Е ВОЗ рекомендует ограничить донорство на 12 месяцев. Согласно приказу Минздрава о донорстве, который был обновлен в 2020 году, донорами крови не могут быть люди с инфекционными заболеваниями (в том числе, гепатитами В и С) и хроническими заболеваниями печени (гепатиты, в том числе токсической и неясной этиологии, цирроз печени).

При бытовом контакте с больными гепатитами В и С кровь можно сдавать не ранее, чем через 6 месяцев, при бытовом контакте с больным гепатитом А — через 35 дней.

Прямых запретов на то, чтобы люди, переболевшие гепатитом А или Е, и выздоровевшие, были донорами, в приказе нет.

Для профилактики вирусных гепатитов А и В в Казахстане проводится плановая вакцинация детей и людей из групп риска. Вакцинировать детей от гепатита А в Казахстане начали в 2000-х, а от гепатита В еще раньше — в 1999 году. В 2020 году, из-за начавшейся пандемии, этот процесс сильно пострадал. В период ЧС все больницы были закрыты для плановых осмотров, а после — многие родители опасались лишний раз появляться с детьми в медицинских учреждениях. О том, как можно нагнать график прививок от большинства инфекций, мы писали в предыдущем материале.

Гепатит В — самый «коварный» вирус

У детей в возрасте до года риск хронической формы гепатита достигает 80-90%, до 6 лет — 30-50%, у взрослых — 5%. Инфицирующая доза вируса может содержаться в 0,0005 мл крови.

Вопреки устойчивым стереотипам, гепатитом В можно заразиться не только при незащищенном сексуальном контакте или переливании крови, а в любом месте, где есть вероятность даже незначительного нарушения кожных покровов, например, в стоматологиях или салонах красоты.

Фото со страницы Альбины Иост в инстаграм

Альбина Иост, врач-инфекционист: «С гепатитам В и С, как и в случае с гепатитом А, на учете у нас в больнице больше стоит взрослых, нежели детей. Аналогичная ситуация и по всей столице, да и по стране, думаю, тоже. Связано это с тем, что механизмы передачи вирусов не характерны для детского возраста. В основном гепатит В встречается у детей, если заразился кто-то из их окружения дома, а гепатит С — у детей, перенесших онкогематологическое заболевание и которым неоднократно проводили переливание крови. Большинство взрослых, заболевших гепатитом, выздоравливает, только у 5-10% развивается хроническая форма. Но, если заболевает ребенок, то вероятность хронического течения, в зависимости от возраста, выше 50%.

Поскольку большая часть хронических гепатитов проходит без проявлений желтухи, то человек может ходить годами (и 5, и 10, и 15 лет) и не знать о своем диагнозе. Когда хронический гепатит В или С выявляется впервые, сразу необходимо узнать круг контактных лиц — с кем живет пациент, его половых партнеров — и обследовать их на гепатиты В и С. И если речь идет о гепатите В, то обязательно проверить наличие иммунитета к ВГВ, даже если ближайшее окружение заболевшего уже было вакцинировано. Потому как первоначальный вакцинальный комплекс (0-1-6) не во всех случаях приводит к формированию стойкого иммунитета. Часто бывает так, что даже если человек привит, то защитный титр антител не определяется. Поэтому в идеале всех, кто живет с инфицированным гепатитом В, должны вакцинировать или же проверить титр антител. Если иммунитет после вакцинации не выработался, то вакцинировать повторно. По всем международным рекомендациям важно повторить еще раз вакцинацию по той же схеме — 0-1-6, чтобы человек, особенно если это ребенок, был защищен. У нас же многие вещи в приказах не определены, и это создает некоторые проблемы.

У меня недавно был подобный случай. Пришла на прием женщина с хроническим гепатитом В, он у нее уже около 15 лет. Она живет с мужем и сыном. Так как форма хроническая, расследование по близким контактам должно было проводиться в самом начале, поэтому я просто спросила — вакцинированы ли близкие и как давно проверялись. Оказалось, что лет шесть назад все были вакцинированы. Через три месяца она приходит повторно с сыном, который сдал анализы в университет, и у него обнаружили гепатит В. Несмотря на то, что он вакцинирован, прививка его не защитила. Если бы его вовремя проверили — лет 6 назад — на наличие антител, тогда его можно было бы защитить от гепатита В. Бывают такие неприятные и обидные ситуации, ведь вакцина-то есть и ее можно повторно использовать.

Учитывая, что хронические гепатиты В и С чаще всего протекают бессимптомно, было бы хорошо, если бы каждый человек, а не только группы риска, ежегодно проходил обследование на гепатиты В и С. Потому что мы все ходим в салоны красоты или стоматологии и не всегда знаем наверняка, как там обрабатываются инструменты.

Я всегда своих пациентов с хроническими гепатитами прошу: если они идут в стоматологию, к косметологу, если они ходят на маникюр или педикюр, всегда сообщать своему доктору или мастеру о диагнозе. Потому что мы не можем позволить себе надеяться на порядочность человека, особенно, если это какой-то частник, что он будет правильно стерилизовать инструменты. А если они не будут правильно простерилизованы, то он заразит этими инструментами следующего клиента или пациента».

Наш следующий герой так и заразился в детстве гепатитом В. Правда, в его случае это была еще и медицинская халатность.

Андрей (имя изменено), 37 лет: «Видимо, у кого-то из детей был гепатит, и через шприц передали другим»

Заболел я примерно в 10-11 лет, тогда я учился в младших классах в маленьком городке в Южно-Казахстанской области. К нам на урок пришли медицинские работники — то ли из СЭС, то ли из поликлиники — и проводили какие-то плановые мероприятия. Насколько помню, брали анализы, в общем, что-то делали с кровью. Пришла медсестра, которая в целях экономии брала одной иглой забор крови. Просто протирала шприц спиртом и приглашала следующего. И когда она брала у меня кровь, то было какое-то неприятное предчувствие. У меня в семье немало медиков, и я понимал, что шприц должен быть одноразовым. Но что мог сделать маленький ребенок, когда пришли люди в белых халатах, — просто выполнять, что требуется.

Неприятные ощущения вроде забылись, но через несколько дней, когда был в школе, у меня адски заболела голова. Затем поднялась температура: помню, что сидел на уроке и плакал от боли. Меня отпустили домой, и температура к тому времени была уже под 40 градусов, а потом пошла моча коричневого цвета. Когда родители это увидели, то поняли, что это не простуда, а что-то серьезное. Потом была больница, диагноз — гепатит В. Из нашего класса в инфекционку поступило сразу несколько человек, было понятно, что это — массовое заражение. Видимо, у кого-то из детей был гепатит, и через шприц его передали другим. Не знаю, было ли какое-либо расследование, какие меры они потом принимали, но, скорее всего, нет. Это были лихие 90-е — период с 93 по 96 год.

Я помню время в больнице, в которой провел около двух месяцев, — это были яркие впечатления. Досуг мы коротали за играми, учились из капельниц делать чертиков, игрушки какие-то. После выписки мне прописали строжайшую диету, и первые полгода-год я ее усиленно соблюдал — ничего, кроме бульонов, не ел. Это далось очень тяжело, потому как моя мама вкусно готовит. Постоянно хотелось есть все те блюда, что она делала для других членов семьи, но было нельзя. Помню, как возмущался: «Опять этот бульон! Опять этот рис!». Но я благодарен маме, благодаря этой диете моя печень более-менее восстановилась. Правда, когда я стал старше, я сошел с диеты и больше ее не придерживался.

Сколько я себя помню, класса с 8, я ел всё подряд, ни в чем себя не ограничивал и продолжаю так жить по сей день. Что касается общего состояния здоровья — оно меня устраивает. Бывает, иногда снижается качество жизни из-за дыхания и аллергии; иногда печень болит и ноет, но потом проходит.

В прошлом году я был на УЗИ брюшной полости, потому что было подозрение на онкологию и нужно было перепроверить. После обследования печени врач спросил у меня — люблю ли я острое. После моего утвердительного ответа, он пошутил, что по моей печени видно. А потом уже серьезно попросил «завязывать с острым». Я не стал ему говорить, что болел гепатитом, потому как он не спрашивал. Хотя я в целом и не скрываю, но редко бываю там (например, в тех же больницах), где эта информация имеет значение. В целом, я чувствую себя хорошо — не пью, не курю уже много лет, регулярно занимаюсь спортом. На какие-то осмотры не хожу, хотя, наверное, стоило бы, но пока не в приоритете».

Острые гепатиты, с которыми люди обычно попадают в больницу, в 90% случаев заканчиваются выздоровлением. Если гепатит В спустя полгода лечения переходит в хроническую форму, то маловероятно, что пациента когда-либо снимут с учета, потому как выздоровление, даже на фоне терапии, происходит крайне редко.

Раньше людей с гепатитом В определяли как «носитель вируса гепатита В» или «носительство HBS антигена». В современной медицине от этой практики отходят, потому что она создает иллюзию мнимого благополучия. Вирусная нагрузка в крови может меняться, и в зависимости от нее человек может становиться заразным для окружающих. Сейчас в мире используются определения «хронический гепатит В» и «хроническая HBV-инфекция», то есть не всегда наличие вируса гепатита В в организме приводит к развитию гепатита. У многих людей может быть хроническая форма инфекции, но какого-то активного воспалительного процесса в печени не происходит. При этом такие пациенты могут представлять угрозу заражения для окружающих, но из-за бессимптомного течения болезни они не понимают, что являются источником инфекции, — их ничего не беспокоит, и они могут иметь прекрасные анализы.

Альбина Иост, врач-инфекционист: «Любой, у кого есть вирус гепатита В — «хронический гепатит В» или «хроническая HBV-инфекция», должен обязательно проходить обследования раз в полгода по месту жительства. Если всё нормально, то нужно пройти следующее обследование через полгода. Если есть какие-то изменения, то назначается терапия.

Больные с хроническим гепатитом В также находятся в группе риска по заражению ко-инфекцией — гепатитом D. Человек, у которого нет гепатита В, заразиться гепатитом D не может. Человек с гепатитом В продолжает посещать стоматологии и другие места, где есть нарушение целостности кожных покровов и, соответственно, высокая вероятность заражения. Так он подвергает себя дополнительному риску, потому что в Казахстане пока нет препаратов для лечения гепатита D. Почему люди с гепатитом В или С не рассказывают о своем диагнозе? Наверное, потому что у нас до сих пор есть стигматизация. Раньше гепатитами В и С болели, в основном, люди с наркотической зависимостью, работники коммерческого секса, гомосексуалы. Сейчас время поменялось, и гепатитом В может заболеть любой: ни уровень жизни, ни социальный статус или образование — не гарантия от заражения. Чаще всего заражаются в стоматологиях и салонах красоты, реже — при переливании крови.Такие случаи до сих пор встречаются, несмотря на то, что кровь проходит несколько степеней проверки. Возможно, замалчивание диагноза также связано с тем, что гепатит В передается половым путем, и не каждый хочет об этом говорить. Даже в семьях бывают случаи, когда у кого-то выявляют гепатит и они не всегда хотят рассказывать об этом своему половому партнеру, даже если это жена или муж.

Лечение гепатитов

Противовирусная терапия при гепатитах В и С в Казахстане бесплатная. Во многих странах, например, в США, пациенты покупают препараты сами, и они довольно дорогие. У нас же все препараты можно получить бесплатно на ранних стадиях, если есть показания, в отличие от других стран СНГ, где часто ждут каких-то осложнений прежде чем начинать противовирусную терапию.

При гепатите В выдаются бесплатные препараты — это могут быть нуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы (тенофовир) или пегелированный интерферон. Но противовирусная терапия проводится строго по показаниям и не каждому больному с хроническим гепатитом В она нужна. При этом важно помнить, что выздоровление от хронического гепатита В довольно редкое явление, а противовирусная терапия, в первую очередь, нацелена на снижение вирусной нагрузки и профилактику цирроза или рака печени.

Лекарства от гепатита С — это индийские дженерики, которые также выдаются пациентам бесплатно. При выявлении хронического гепатита С, у нас сразу отправляют на терапию. Если это острый гепатит, то мы даем человеку полгода и возможность выздороветь самостоятельно. Длительность лечения при хроническом гепатите С — от 3 до 6 месяцев, и результаты очень хорошие. У меня еще не было пациентов, у которых не было бы положительного результата при лечении. Единственное, если хронический гепатит уже давно и начались необратимые последствия в печени, например, цирроз, то пациент может вылечить гепатит С, но цирроз так и останется.

При этом меня очень часто мучает вопрос: почему при наличии бесплатных препаратов и бесплатных обследований — только приди на прием к врачу, получи лекарства и пей дома, — многие отказываются от лечения. Очень много женщин, которые узнают о диагнозе во время беременности. Когда выявляется гепатит С, я всегда беседую с беременной, что, когда она родит и закончит кормить грудью, нужно обязательно пролечить гепатит С и только потом снова планировать детей, а до этого пользоваться контрацептивами. Но у нас есть такие пациентки, которые рожают по 4-5 детей подряд, и они не попадают на терапию, потому что во время беременности она не проводится. И проходит 5-6 лет, и появляются необратимые поражения печени, которые можно было бы предотвратить, — подожди она полгода и пройди терапию.

В начале осени прошлого года я сама делала обзвон пациентов, которые стоят на учете с гепатитом С годами, по 5-10 лет, и до сих пор не пришли на противовирусную терапию. Я рассказывала им о том, как проводится терапия, что это бесплатно, что можно вылечиться раз и навсегда. Но многие люди отвечали, к примеру, что «меня ничего не беспокоит, не звоните мне — у меня всё нормально». Многие люди не понимают, что можно болеть и 5, и 10 лет, но конец всегда будет один — либо цирроз, либо рак. Мне кажется, что по этому вопросу у нас вообще никакая просветительская работа не проводится, потому что пациенты ничего не знают о своем диагнозе и о возможных исходах. Это очень печально, потому что, когда они приходят уже с циррозом или раком, они начинают говорить о том, почему им раньше никто об этом не сказал. А в случае, например, с декомпенсированым циррозом есть одно решение — трансплантация печени, а трансплантология в Казахстане не развита. Так они остаются со своим циррозом, с которым уже ничего не сделать, и ждут годами пересадку печени.

Другая проблема — самовольное прекращение лечения. Например, у пациента была высокая вирусная нагрузка (много вируса гепатита в крови — прим. V). Он принимает назначенный препарат несколько месяцев и потом, когда на фоне терапии вирус не определяется, может бросить прием препарата. И что хуже всего — не все признаются сразу. А к таким препаратам тоже может вырабатываться вирусоустойчивость, как в случае с бактериями и антибиотиками. И потом мы их не можем уже использовать для лечения гепатита В».

В Казахстане помощью людям с гепатитом В и С занимается общественный фонд «AGEP'C», который существует более 10 лет. На сайте этого фонда собраны ответы на многие вопросы, связанные с диагностикой и лечением вирусных гепатитов, — от практических советов до нормативно-правовой базы.

Гепатит С — излечимый вирус

Гепатит С не относится к распространенным вирусным инфекциям у детей, и от него нет вакцины, но мы всё же решили охватить в материале и его. Главная причина в том, что вирусный гепатит С излечим и, благодаря недавнему научному открытию, противовирусная терапия может быть не такой тяжелой, как раньше.

В прошлом, 2020 году, была присуждена Нобелевская премия по физиологии и медицине за открытие вируса гепатита С. Лауреаты — Харви Альтер, Майкл Хоутон и Чарльз Райс. Их исследования продолжались десятилетия и явились научной базой для разработки диагностических методов, а самое главное — для эффективного лечения. Терапия на основе этих методов используется с 2011 года, она эффективна, безопасна, и полное излечение возможно уже через 8-12 недель! К сожалению, когда наша следующая героиня проходила лечение, ей досталась терапия со всем набором побочных действий.

Гульназ (имя изменено), 36 лет: «Если это инфекционное заболевание, то многие думают, что ты грязный и не соблюдаешь правила гигиены»

«Диагноз мне поставили в 2012 году. Но врачи предположили, что заражение произошло намного раньше, возможно, за пять-семь лет до этого. Всё это время в больницах я не лежала, переливание крови не получала, внутривенно лекарства не получала, секс был только защищенный. Поэтому я склоняюсь к тому, что я могла заразиться в стоматологии, ещё один вариант — маникюр и педикюр, но доказательств у меня нет. Сначала болезнь проявилась как сильно затянувшаяся простуда. Я обратилась к врачу, так как я уставала даже от 10-минутной дороги на работу. Участились носовые кровотечения, месячные стали обильными. Врач отправила на ОАК. Были повышены АЛТ и АСТ, это ее встревожило, и она отправила на анализ на гепатиты. Вот так я узнала о диагнозе. Это был шок.

На тот момент всю информацию я брала из интернета, где всё описывалось в страшных красках, там говорилось, что это прямой путь к циррозу, к онкологии.

Это был стресс не только для меня, но и для всей семьи. Я всегда считала, что у пациента должна быть солидарная ответственность за свое здоровье. Но, несмотря на то, что я соблюдала здоровый и активный образ жизни, придерживалась правильного питания, болезнь всё же пришла.

Меня поставили на учет по госпрограмме по месту прописки. Там же я сразу сделала вакцину от гепатита В, так как мне сказали, что печень может не справиться с двумя такими инфекциями. Коммуникация происходила по-разному: были врачи, которые постоянно напоминали о том, что это неизлечимо, были такие, которые, наоборот, убеждали, что я вскоре забуду это всё, как страшный сон, и благодаря им я снова в строю. Надеюсь, что врачи сейчас более осведомлены об этой болезни и об этике общения с пациентом. Так как мне попадались и медсестры, которые обязательно комментировали мой диагноз. Мой лечащий врач меня здорово поддержал. После болезни остается психологическая травма, что не излечилась, что что-то еще осталось. Но мой врач убедил меня, что я здорова и вылечилась.

Я получала лечение на интерфероне. Раз в месяц я получала лекарства, хранила их в холодильнике. Мама каждые выходные делала мне укол. Лечение далось нелегко. Выпадали волосы, десны кровоточили, была сильная слабость. Врач, который выписывал лекарства, предупреждал, что возможна депрессия. И она была. В тот период меня часто посещали неконтролируемые мысли о суициде. Если у пациентов есть возможность сходить к психологу, то это было бы не лишним. Я была на связи с врачом два года после лечения. Периодически нужно сдавать анализ на РНК вируса (например, в случае госпитализации). На приемах у врачей я не скрываю свой анамнез, даже стоматологам я открыто говорю. Я всех призываю быть открытыми, говорить о перенесенном заболевании. Это я делаю из уважения к врачам и чтобы они правильно могли назначить мне лечение.

Одна из причин, почему я попросила анонимности, — стигматизация подобных заболеваний в обществе. У нас считается, что если гепатит С — то это наркотики или непонятные половые связи. Второй стереотип — что это неизлечимо и что это пятно на всю жизнь. Еще, если это инфекционное заболевание, то многие думают, что ты грязный и не соблюдаешь правила гигиены. Не хочется, чтобы все узнали, что я переболела. Хотя я знаю, что в странах Европы говорить об этом диагнозе вслух — нормально. Может быть, если бы люди стали об этом говорить, то мы бы избавились от стигмы. Мои друзья меня поддержали во время лечения, несколькие из них звонили и консультировались, так как их родственники тоже заболели. Я думаю, что дополнительная информация о таких инфекциях должна помочь. Хотелось бы, чтобы гепатит С не воспринимался, как нечто порочащее.

Эта болезнь научила меня многому. Я поняла, что всё контролировать в жизни невозможно. Я приняла, что могут происходить вещи не по моей вине. Я научилась принимать мысль о том, что мы все смертны, и больше ценить жизнь».

Проблема вирусных гепатитов — это не только медицинская проблема, здесь играют роль и социальные факторы, такие, как стигматизация и недостаток знаний об этих инфекциях среди пациентов и даже врачей. Поэтому мы подготовили памятку, где собрали главные рекомендации о профилактике гепатитов:

При подготовке этого материала мы использовали следующие источники:

Книга «Вирусные гепатиты. Клиника, диагностика, лечение». Издательская группа «ГЭОТАР-Медиа»

Гепатит А

Гепатит Е

Приказ от 2 октября о донорстве крови «Об утверждении требований к медицинскому освидетельствованию доноров, безопасности и качеству при производстве продуктов крови для медицинского применения»

«Санитарно-эпидемиологические требования к организации и проведению санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий по предупреждению инфекционных заболеваний»

Приказ №361 от 13 июня 2018 года о «Санитарно-эпидемиологических требованиях по проведению профилактических прививок населению»

Гепатит В

Вирусный гепатит В и рак

Гепатит С

Вся официальная статистика и информация предоставлена Комитетом санитарно-эпидемиологического контроля Министерства Здравоохранения Республики Казахстан.

Мнения, выраженные в данном материале, принадлежат авторам и не обязательно отражают официальные точки зрения Представительства ЮНИСЕФ в Казахстане и Агентства США по международному развитию (USAID).