17407
29 марта 2021
Асель Мусабекова, иллюстрации Асель Мусабековой и Марии Аманжоловой

Почему врачи верят в мифы о вакцинах и ставят ложные медотводы?

О роли медиков в недоверии к вакцинации

Почему врачи верят в мифы о вакцинах и ставят ложные медотводы?

В предыдущих материалах проекта «Прививка» мы рассказывали, к чему приводит отказ от вакцин. Вспышка кори, возвращение коклюша — последствия детских инфекций очень опасны. Антипрививочная пропаганда и обилие фейков в интернете, безусловно, могут влиять на решение родителя. Однако нередко и сами врачи отговаривают от вакцинации или настаивают на необоснованном медотводе. О возможных причинах недоверия к вакцинам и о роли врача в коммуникации с родителями мы поговорили с врачом-инфекционистом Альбиной Иост. Также в этом материале мы приводим результаты исследования Медицинской школы Назарбаев Университета о недоверии к вакцинам в Казахстане.

Часть 1. Истории из практики врача-инфекциониста

В историях о коклюше главную роль сыграл невропатолог, посчитавший, что с получением прививки стоит повременить. Предложение «отложить прививки» казахстанские родители слышат нередко. Проблема состоит в том, что медотводы выписывают, как правило, участковые педиатры, невропатологи и даже гинекологи, а с последствиями вакциноуправляемых инфекций в итоге сталкиваются врачи-инфекционисты. Доктор Альбина Иост работает в столичной городской поликлинике. Во время вспышки кори Альбина Викторовна была на передовой борьбы с этой опасной инфекцией.

Фото из личного архива Альбины Иост

«Город Нур-Султан два года был в очаге вспышки кори. Случаи заражения мы перестали регистрировать только в мае прошлого года после введения строгого карантина из-за коронавирусной инфекции. Прежде же ни призывы о вакцинации, ни вакцинация в 9 месяцев сдержать вспышку не помогли. Почти у всех госпитализированных были осложнения, такие, как пневмония, миокардит, либо тяжелое течение инфекции в виде выраженной интоксикации. Мест в больнице хватало только для тяжелых больных».

Согласно отчету ВОЗ, Казахстан в 2019 году вошёл в десятку стран (9 место) по заболеваемости корью.

«Было много детей с ДЦП, врожденными пороками развития, получивших медотвод, и малышей в возрасте до года, особенно до 6 месяцев. Кроме того, у нас происходили случаи кори у беременных (на маленьком сроке до 12 недель), у некоторых это заканчивалось выкидышем или замершей беременностью. Важно понимать, что, если происходит такая большая вспышка кори, значит, нет иммунной прослойки. А учитывая, что вакцина у нас от кори, краснухи и паротита, это означает, что есть большой риск краснухи. И если для детей это не так опасно, то для женщин фертильного возраста и беременных краснуха может закончиться трагедией.

У меня не так давно была женщина, беременная четвертым ребенком, мы проводили обследования на TORCH-инфекции. Во время третьей беременности, где-то между первым и вторым триместром, она виделась с племянником, заболевшим краснухой. Никто из гостей тогда не заболел, у самой беременной жалоб не было. На 6 месяце выяснилось, что ребёнок умер внутриутробно. Так как срок был уже большой, пришлось вызывать роды. Позже обследование подтвердило, что у малыша была врожденная краснуха и он умер от этой инфекции.

Во время вспышки нам пришлось организовать отдельный приемный покой в другом здании — только для детей с подозрением на корь, так как высокий индекс контагиозности (заразности — прим. автора) не позволил нам их смотреть в общем приемном покое. И это даже несмотря на наличие мельцеровских боксов, то есть дети заходили с улицы и в общую очередь к другим не попадали. У меня в очереди могло сидеть одновременно 15-20 человек. Часто и я, и коллеги выходили в коридор с фонариком и шпателем и разом осматривали детей — ротоглотку на наличие пятен Бельского-Филатова-Коплика. Когда родители привозили малышей в возрасте до года на скорой или своем автомобиле, мы просто одевались, так как была зима, и смотрели их в машинах, чтобы они даже в помещение к нам не заходили. Многие родители малышей, заразившихся корью, утверждали, что дети привиты, говорили об этом и врачам, и всем мамам вокруг. Однако, когда мы поднимали их документы, оказывалось, что это обман. К сожалению, другие родители их слушали и думали: зачем же тогда вакцинироваться, если всё равно заболеешь? Такие вопросы нам задавали постоянно.

Я могу лишь подчеркнуть, что у меня в практике не было ни одного привитого ребёнка, заболевшего корью.

«Прививки перегружают иммунитет» — почему этот миф зачастую распространяют сами врачи?

Когда мой кабинет был рядом с прививочным, я регулярно слышала разговоры медсестер и родителей. Медработники иногда сами внушают родителям, что вакцинация до года — это нагрузка на организм, и уж если получать вакцины, то только после года. А после года родители уже в принципе настроены против вакцинации. К тому же, те, кто хочет «догнать» календарь, с трудом получают вакцины. Им оформляют медотвод или говорят прийти через две недели, и так несколько раз. В итоге ребенок отстает от календаря.

Нужно понимать, что наш организм ежесекундно взаимодействует с миллионами микроорганизмов. Это не идёт ни в какое сравнение с количеством вводимых антигенов при вакцинации, при котором мы точно знаем, сколько антигенов мы вводим. Я вижу, что часть пациентов думает, что они стерильны, что в норме у них на теле нигде не живут бактерии и вирусы.

Поэтому сложно принять, что нагрузка во внешнем мире во много раз больше, чем в вакцине.

Плюс родители не знают, что от многих вакциноуправляемых инфекций нет лечения. Родители, у которых дети переносили тяжело корь, часто требовали от меня «препарат от кори». Очень сложно принять тот факт, что такого лекарства просто не существует.

Какие пробелы есть в подготовке врачей?

Бывало так, что поступали дети с предварительным диагнозом «корь», который потом не подтверждался. Ошибочный диагноз может привести к риску заражения корью, ведь в больнице ребенок будет находиться в контакте с больными. Поэтому очень важна подготовка специалистов. В педиатрической практике около 80% жалоб у детей до 5 лет — это инфекционные заболевания. Чтобы быть хорошим педиатром, нужно хорошо знать инфекции. Наверное, нужно увеличивать часы по инфекционным заболеваниям во время обучения будущих педиатров.

Это же касается и врачей других специальностей, например, гинекологов. У меня был такой случай: женщину привили вакциной от кори, краснухи и паротита на раннем сроке, когда она ещё не знала о беременности. Она рассказала об этом акушеру-гинекологу, и её отправили на прерывание. Но ребенок был долгожданный, и она пришла на дополнительную консультацию к ещё одному акушеру-гинекологу, который придерживается принципов доказательной медицины (прерывать беременность в данном случае не нужно, так как даже от живых вакцин опасность для плода минимальна — прим. автора). У этой истории хороший конец — ребенок родился абсолютно здоровый.

О проблеме ложных медотводов и недоверия

Подавляющее большинство детей не привиты из-за ложных медотводов. Ложные медотводы порождают у родителей недоверие. Сами врачи не понимают, для чего нужна вакцинация. Медсестры также вносят большой вклад в появление недоверия к вакцинам. Это дефект образования.

Иллюстрация того, как некомпетентность отдельных медработников может привести к недоверию к вакцинам и ложным медотводам

У меня есть постоянный маленький пациент, у которого были медотводы. Мама, наконец, решила вакцинировать ребенка, и мы подобрали им график. Она пошла на вакцинацию, но технику введения нарушили, из-за чего долго сохранялась местная реакция. Через две недели ребенок заболел халязионом (воспаление края века — прим. авт.) и получил у офтальмолога лечение, на которое у ребенка развилась аллергия. Было ясно, что это лекарственная аллергия на препараты фторхинолоновых антибиотиков, но и родственники, и даже врач-аллерголог нашли проблему в вакцине.

О долгосрочных последствиях инфекций

После менингококковой инфекции мы боимся проблем со слухом, поэтому в рекомендациях для переболевших всегда есть посещение сурдолога. Если после кори и ветрянки развился энцефалит, то на всю жизнь могут остаться неврологические осложнения. Отдельно стоит упомянуть о парадоксе кори — корь вызывает иммуносупрессию после инфекции, иными словами, она временно стирает иммунитет.

Если почитать старые учебники по инфекциям, то на первом месте среди возбудителей энцефалитов у детей был пневмококк. Сейчас мы практически не видим детей с бактериальными энцефалитами, это произошло благодаря прививке от пневмококка. Им на смену пришли вирусные энцефалиты, чаще энтеровирусной этиологии, которые имеют более благоприятное течение и прогноз на будущее.

К счастью, у нас нет полиомиелита, при котором последствия очень серьезные. Не стоит забывать, что в наше время люди путешествуют по всему миру и не факт, что в другой стране ребенок в детстве или будучи взрослым, не подхватит полиомиелит. В целом, и родителям, и врачам нужно помнить о последствиях инфекций, от которых защищают прививки».

Часть 2. Почему люди отказываются от прививок

По данным комитета санитарно-эпидемиологического контроля министерства здравоохранения, число отказов от вакцинации в Казахстане растет. Если 6-7 лет назад регистрировалось около 3000 случаев, то в прошлом году эта цифра выросла более чем в 7 раз. В 2020 году, с учетом суммарной статистики за предыдущие годы, общее количество отказавшихся от вакцинации составляло 22 291. Меняются и причины отказов. Если раньше большинство приходилось на религиозные причины, то сейчас больше половины (57%) случаев объясняются личными убеждениями. Чуть менее трети отказов (23%) связано с религиозными мотивами, а почти 20% отказников указывают на недоверие к вакцинам и негативную информацию в СМИ.

Согласно отчету стратегической экспертной группы ВОЗ по иммунизации (SAGE), нужно обращать внимание не только на родителей, которые отказываются от вакцинации. Гораздо больше родителей, которые не доверяют вакцинам, а поэтому откладывают прививки или боятся только определенных вакцин. Это значит, что 22 000 «официальных» отказников могут быть лишь малой частью сомневающихся родителей. Мы адаптировали иллюстрацию из отчета SAGE и добавили казахстанскую статистику за 2020 год, чтобы продемонстрировать, что детей без необходимого количества прививок может быть гораздо больше, чем предполагается.

Причины недоверия к вакцинам

ВОЗ определяет недоверие к вакцинам как откладывание или отказ от вакцинации, несмотря на её доступность. Недоверие к вакцинам — сложная и глобальная проблема, зависящая от контекста страны (время, место и тип вакцины), и она является одной из 10 главных проблем общественного здравоохранения, присутствуя в 187 странах мира.

В 2014-2017 годы ВОЗ определила основные причины отказа от вакцинации. Примерно треть родителей указали недоверие к самим вакцинам, то есть непонимание соотношения риска и пользы от вакцинации. Следующая распространенная группа причин отказа — религиозные/культурные/социальные предпосылки. Третья главная причина — это отсутствие знания и информированности о вакцинах.

Первое и пока единственное исследование о недоверии к вакцинам в Казахстане было опубликовано в прошлом году группой исследователей Медицинской школы Назарбаев Университета. Мы поговорили с одним из авторов этого исследования Зылкией Ахметжановой:

«Изначально мы начали этот проект как часть обязательной студенческой работы в программе медицинской школы. Мы с моим руководителем заинтересовались тем, почему растет количество антипрививочной пропаганды: в соцсетях в последние годы очень много дезинформации о составе вакцин и побочных эффектах. Тогда, в 2019 году, во время вспышки кори это было особенно опасно. Мы решили узнать о причинах недоверия к вакцинам у казахстанских родителей. Изначально мы планировали опросить их устно, но для того, чтобы наша выборка была более разнообразной, мы решили сделать онлайн-опросник и распространили его среди родителей из разных регионов.

Результаты подтверждают нашу гипотезу о том, что многие родители маленьких детей не доверяют вакцинации. Главные причины — недоверие к министерству здравоохранения, что включает в себя недоверие к составу, транспортировке и хранению вакцины, а также недоверие к врачам. Родители боятся побочных эффектов (миф о том, что вакцина приводит к аутизму до сих пор актуален), а также не владеют достаточными знаниями о вакцинах (мало информации от системы здравоохранения, мало качественных казахско- и русскоязычных ресурсов)».

Фото предоставлено Зылкией Ахметжановой

На вопросы ответили 387 респондентов (66% из них родители одного и более детей), которые были набраны методом случайной выборки. Онлайн опросник содержал 32 вопроса.

Согласно результатам, около трети казахстанских родителей не доверяют вакцинам.

Большинство родителей согласны, что вакцины — это хорошо, но, тем не менее, 20% согласны с утверждением, что они являются причиной аутизма. Оказалось, что отношение казахстанских родителей к вакцинам напрямую зависит от доверия к медработникам, а особенно к семейным врачам. Родители, получающие основные знания из интернета, охотнее верят конспирологическим теориям и мифам о вакцинах. Это исследование дает приблизительное представление о возможных причинах недоверия к вакцинам в нашей стране, однако для более полного изучения этой темы нужна бóльшая выборка по различным регионам Казахстана и разным демографическим группам, чтобы в полной мере определить социально-культурные предпосылки для принятия решения о вакцинации.

«Тема вакцинации оказалась очень актуальной в 2020 году в связи с пандемией, и мы единогласно решили, что нам нужно продолжить исследование и изучить отношение казахстанцев к вакцинам от гриппа, COVID-19 и ВПЧ. Мы хотим узнать, сколько людей согласны получить прививку, есть ли недоверие и по какой причине, какую вакцину они предпочитают, сколько готовы заплатить, готовы ли люди поехать в другую страну, чтобы получить вакцину, если не хотят ставить ту, что есть в Казахстане. Также к концу этого года или в следующем году мы планируем проанализировать итоги кампании вакцинации от COVID-19», — говорит Ахметжанова.

Везде в мире медицинские работники играют решающую роль в решении родителей и пациентов о вакцинации. Однако замечено, что в странах, где низкое доверие к медработникам (например, в России), всё большее влияние оказывают СМИ, Интернет и соцсети. И готовность или неготовность врача обсуждать тему вакцинации, отвечать на сложные и острые вопросы родителя напрямую влияет на охват вакцинацией и, следовательно, на показатели заболеваемости и смертности от детских инфекционных заболеваний.

Возможно, основная проблема состоит в самой системе вакцинации и первичной медицинской помощи, так как у медсестер и врачей общей практики зачастую не хватает времени наладить коммуникацию с родителем. Второй аспект — отсутствие современных информационных материалов для помощи врачу — брошюр, интернет-портала и других. И третья вероятная причина — качество знаний наших медработников о вакцинах. Для анализа знаний о вакцинации, которые получают будущие казахстанские врачи, в сентябре-октябре 2020 года UNICEF Kazakhstan при поддержке министерства здравоохранения провел анонимное онлайн-анкетирование. В нем участвовали студенты 19 медицинских вузов и колледжей страны. О результатах этого исследования мы расскажем в одном из следующих материалов. А в качестве заключения к этому мы подготовили памятки с перечнем реальных и ложных медотводов для вакцинации детей.

При подготовке этого материала мы использовали следующие источники:

Результаты исследования Медицинской школы Назарбаев Университета:

Akhmetzhanova Z; Sazonov V; Riethmacher D; Aljofan M, Vaccine adherence: the rate of hesitancy toward childhood immunization in Kazakhstan.Expert Rev Vaccines. 2020; 19(6):579-584 (ISSN: 1744-8395)

2. Статистику Комитета санитарно-эпидемиологического контроля Министерства Здравоохранения Республики Казахстан

3. N.E.MacDonald, the SAGE Working Group on Vaccine Hesitancy. Vaccine hesitancy: Definition, scope and determinants, Vaccine, 2015

4. Статистика по полу и возрасту детей до 17 лет в Казахстане

5. Санитарно-эпидемиологические требования по проведению профилактических прививок населению h

Мнения, выраженные в данном материале, принадлежат авторам и не обязательно отражают официальные точки зрения Представительства ЮНИСЕФ в Казахстане и Агентства США по международному развитию (USAID).