6714
20 августа 2020
Маргарита Бочарова, специально для Vласти, фотография Данияра Мусирова

Государство против женщин

Про казахстанок, виновных в коррупции, разводах и смерти цветов

Государство против женщин

Уже больше месяца агентство по противодействию коррупции ведет досудебное расследование по фактам хищений средств НАО «Фонд социального медицинского страхования». О своем интересе к деятельности Фонда антикоррупционщики заявили сразу после отставки его руководителя Айбатыра Жумагулова. Заявление 43-летнего управленца легло на стол министра здравоохранения в тот же день, когда президент Касым-Жомарт Токаев назвал Жумагулова слишком «гламурным».

Поводом для столь нетривиальной в чиновничьих рядах оценки стал инстаграм-аккаунт Гульбаршин Заировой, жены бывшего главы ФСМС. Сейчас аккаунта уже не существует, однако бережно сохраненные в сети скрины свидетельствуют: семья жила на широкую ногу и якобы каталась на 12 машинах. «Обычный пост разрушил карьеру госслужащего», — убеждены тысячи казахстанцев, а вместе с ними и Гульбану Умбетжанова, семейный психолог с 10-летним стажем.

Упомянутое мнение г-жа Умбетжанова озвучила во время недавнего прямого эфира, организованного Антикоррупционной службой. Специалистку пригласили дать интервью на чрезвычайно актуальную в свете скандала вокруг ФСМС тему: «О том как жены могут стать причиной совершения коррупционного преступления госслужащими» (стилистические и пунктуационные особенности авторов сохранены — V). 25-минутная беседа, приправленная роликами об особенностях взаимоотношений в семьях чиновников, вышла динамичной и насыщенной.

Психолог со знанием дела поведала зрителям о том, какое давление и стресс испытывают госслужащие, которые не могут похвастаться высокими зарплатами. Придя домой, они «попадают в водоворот “хочу”, “надо”, “должен”, “обязан”», говорит Умбетжанова. Не в силах сопротивляться эти несчастные уступают натиску жён и начинают «делать “левые”». Праведная супруга должна, по Умбетжановой, решительно отреагировать на это: «Стоп, прекращай! Мне не нужны твои деньги. Мне не нужны твои подарки, купленные за такие средства. Мне нужен любимый муж рядом, а не за решеткой».

Что делать, если риторические приемы не окажут нужного воздействия, психолог не сказала, но выразила готовность оказать «бесплатную психологическую помощь жёнам госслужащих». Воспользуется ли предложением Гульбаршин Заирова, мы едва ли когда-нибудь узнаем, но одно ясно: супруга Айбатыра Жумагулова многим запомнится не своей телевизионной карьерой, а фатальной ролью, которую она — как утверждается — сыграла в жизни своего мужа.

Но будем справедливы: борцы с коррупцией — далеко не первые, кто решил, что казахстанская женщина сама виновата в том, что происходит с ней и членами её семьи.

Вернемся, например, в 2017 год, когда Тамара Дуйсенова (ныне помощник главы государства) возглавляла министерство труда и социальной защиты населения. Выступая на брифинге по реализации послания президента, она довольно незамысловато объяснила гендерный разрыв в оплате труда: дескать, казахстанки сами выбирают те сферы, где объем и сложность работы не подразумевает высоких заработных плат. «В этой связи, сказать, что дискриминация в заработной плате есть – я с этим не согласна», — резюмировала единственная на тот момент женщина среди членов правительства.

Фотография Тамары Вааль с митинга многодетных

В прошлом году на повестке были социально-экономические проблемы многодетных матерей, виновных в своей многодетности. По крайней мере, на это недвусмысленно намекала мажилисвумен Гульнара Карагусова. Комментируя требования недовольных, она напомнила женщинам о лежащей на них ответственности (ведь мы приходим в этот мир «не только для того, чтобы просто так прожить») и предложила с каждой по отдельности выяснять, «почему детей, которых она родила, не может воспитать».

На свой счет многодетные матери приняли и прошлогоднее высказывание вице-спикера мажилиса Владимира Божко. Депутат без стеснения высказался о получательницах социальной помощи: «Когда человек ничего не делает, потом выскакивает "дайте ему всё", должно быть общественное мнение, которое будет ставить в стойло такого человека». Соотечественницы, которых он сравнил с ленивым скотом, по его разумению, должны на коленях благодарить государство за оказываемую поддержку. Тем более, у многодетных матерей вообще-то был отличный шанс стать миллионершами, как на то указывала бывший министр труда и социальной защиты населения Мадина Абылкасымова.

Еще одна волнующая народных избранников проблема — растущее количество разводов. Мажилисмен Бекболат Тлеухан выход видит в обращении к традиционным духовным ценностям казахского народа. «Плох тот воин, который отступает. Плоха та девушка, которая возвращается», — по случаю цитирует пословицу Тлеухан.

Думается, хваленая депутатом мудрость хорошо бы смотрелась в качестве эпиграфа к новостям о 20%-ом росте случаев насилия над женщинами в 2020 году.

Акимат Талгарского района в минувшем году тоже озаботился проблемой «бракоразводов» в рамках освоения бюджетов на реализацию «Рухани Жаңғыру», однако модернизировать сознание почему-то решили только женщинам, пригласив на мастер-класс по приготовлению национальных блюд. После пассажа, посвященного роли теста в жизни молодой семьи, авторы пресс-релиза поставили диагноз соотечественницам: «...молодым женам не всегда хватает умения наладить быт и терпения в семейной жизни».

Но, конечно, не стоит считать, что осуждению со стороны государственных деятелей в Казахстане подвергаются лишь замужние и многодетные. Процветающий в социальных сетях виктимблейминг проскальзывает и у правоохранителей. Так, старший инспектор по защите женщин от насилия столичного департамента полиции Гульмира Шрахметова объяснила журналистам пассивную позицию жертвы так: «У этой девушки, возможно, мама была тоже “грушей”». Пренебрежительная формулировка в данном случае говорит лишь об одном — вероятно, человеку вовсе не нужно заниматься защитой кого-либо от чего-либо.

В минувшем июне особым отношением к женщинам также отметился Молодежный ресурсный центр управления по делам семьи, детей и молодежи города Шымкент. По соглашению с ним частный киноцентр представил аудитории короткий обучающий ролик под названием «Проститутка». В обозначенном образе перед аудиторией предстала ничего не подозревающая девушка в миниюбке, останавливающая такси. Отсылка к неподобающему внешнему виду возмутила добрую часть интернет-пользовательниц, и ресурсный центр со скоростью света отрекся от возмутительной короткометражки.

Примерно так же быстро с госслужбы ушел заместитель руководителя того же шымкентского ресурсного центра. Карьера молодого человека оборвалась после публикации его «шуточного» поста 2017 года, в котором женщины не виноваты лишь в том, что родились на свет: «Эти горе-романтики не выносили бы людям мозги под балконами, пьяница дядя Вова не избил бы собутыльника Ивана, приревновав свою бабу к нему, в конце концов, в этой жизни больше не будет нужды срывать цветы». Вопрос с войной, правда, остался без ответа, но общий ход мыслей до общественности чиновнику донести удалось: без женщин в этом мире было бы не слишком плохо.

«Шутнику» можно было бы оппонировать, ссылаясь на то, что сейчас происходит в Беларуси. В стране, где именно жены повели за собой протест, когда мужей лишили законной возможности бороться за власть. В стране, где именно женщины остановили насилие на улицах после сфальсифицированных выборов президента. Но, думается, отечественный пример будет более показательным. И в Казахстане от жен все-таки кое-что зависит.

Её зовут Айжан Даулекенова, и с ей мужем случилось то, что белорускам и в страшном сне не приснится. Четверо актюбинских полицейских душили пакетом, избивали и насиловали мужчину ножкой стула в попытках выбить из него признание в совершении кражи. Стражей порядка чуть было не оправдали, но вмешался Верховный суд и оперативников приговорили к реальным срокам заключения. Если бы не Айжан, этот чудовищный случай вряд ли дошел бы до суда — жертвы пыток в Казахстане редко добиваются справедливости.

Почему бы борцам с коррупцией не посоветовать своим коллегам из МВД или Генеральной прокуратуры провести прямой эфир с Айжан? Например, «о том, как жены могут стать причиной совершения правосудия в отношении полицейских, бесчеловечно обращающихся с задержанными». Есть шанс, что по ходу беседы вскроются и другие «причины» считать женщин людьми.

Рекомендовано для вас