Спецпроект
Бизнес-импульс
Интервью

«Ради «Сергека» пришлось продать квартиру»

«Ради «Сергека» пришлось продать квартиру»
Голосовать
0

Проект, в который изначально никто не верил, был собран за несколько дней, а чтобы презентовать его властям города, молодым разработчикам, братьям Кайрату и Асету Ахметовым пришлось продать квартиру, а после, чтобы уже внедрить в масштабах города – заложить всё, что было. Этот риск оправдался. Как рассказывают создатели системы "Сергек" в интервью Vласти, они готовы сегодня выйти не только за пределы города, но и попробовать экспортировать свою разработку.

Давайте начнем с того, как у вас появилась идея заниматься разработками?

Асет: Мой брат Кайрат с детства увлекался программированием и всем, что связано с компьютерами. Участвовал в международных олимпиадах и завоевал первые медали для Казахстана. Потом он поступил в технический вуз в Москве, а я – в Алматы. Это было в середине 2000-х, потом мы заняли денег и открыли интернет-кафе. У нас были проблемы с пожарными службами, электриками, приходилось получать какие-то разрешения, лицензии на программное обеспечение, на игры, у нас конфисковывали компьютеры, потом возвращали…. В молодости на такие проблемы меньше обращаешь внимание. У нас много бизнесменов боятся чем-то заниматься, потому что много бюрократии. И если бы мне изначально сказали, что это не так просто, может, я этим и не занялся бы. Так мы поработали несколько лет, получили опыт и поняли, что можно зарабатывать на сервисе. Мы начали создавать сайты, появились большие клиенты, затем начали делать CRM – системы, заниматься монтажом сетей в помещениях, делать видеонаблюдение, научились писать хорошие мобильные приложения, появились компетенции в IP-телефонии, серверах, дизайне и много других.

На фото Асет Ахметов

Получается, что вы – единственная IT-компания, которая может сделать все «под ключ», начиная с проводов, заканчивая готовыми разработками?

Асет: Нам это позволяет знание технологий и возможности. Когда мы работаем над чем-то, мы сразу думаем о том, как это монтировать. И придумываем таким образом, чтобы завтра можно было заказать корпус, собрать и сделать полностью. Чтобы потом наш программист не написал то, что мы не сможем использовать. И один из наших прорывов – значимая штука, которую мы сделали – это шкаф питания, который стоит под каждым «Сергеком». По сути, там батарейки, подогрев в зимнее и охлаждение в летнее время. Мы понимаем, что основная проблема у нас – это не подать интернет на перекресток, основная проблема – дать туда электричество. И мы придумали шкаф, который, в принципе, не нуждается в электричестве, он заряжается ночью от опор освещения. То есть, мы начали свое решение не со стороны – алгоритмов, а со стороны инфраструктуры. Совпало, что параллельно с нашими идеями появились технологии, когда очень высокая скорость идет по беспроводному интернету.

Кайрат: Все сошлось в нужное время в нужном месте.

Асет: Да. Допустим, если бы мы начали все это два года назад, мы бы просто врезались в космическую стоимость этих камер. А в тот момент уже были FullHD по адекватным ценам. Пять лет назад нам бы в голову это решение даже не пришло бы, потому что технологии не позволили бы. Придумать придумали бы, но реализовать не смогли бы.

Основная причина смертности в Казахстане – превышение скорости. Насколько «Сергек» решил эту проблему в столице?

Асет: Да, в Европе уже давным-давно пережили проблему превышения скорости. Это не те нарушения, на которые заточены их комплексы. Их комплексы уже заточены на разговор по телефону или на непристегнутый ремень. У нас самая основная причина смертности – превышение скорости, если все ДТП разобрать, это 85%. Пока в столице запустили в промышленную эксплуатацию первый Пусковой комплекс «Сергек» и уже получили в 2018 году двойное снижение уровня смертности при ДТП. Я считаю, что в 2019 году мы еще снизим это количество. У нас исторически в год погибало 60 человек, в 2018 году – 34. То есть снижение практически в два раза. И это в основном за счет контроля скоростного режима.

Кроме того, если сравнивать «Сергек» с европейскими комплексами, наш – раз в 10 дешевле, как минимум. У меня сердце кровью обливается, когда я вижу, что где-то в Казахстане закупают иностранный комплекс, у которого вот столько функций (показывает руками, что много - V)….

Наши госорганы?

Асет: Да. Мы появились не так давно, и сейчас по Казахстану установлено немало иностранных комплексов. Но суть в том, что эти комплексы, знаете, это как на подводной лодке ехать на рыбалку: когда у тебя комплекс, который много чего может, но ты его не используешь по назначению. И даже если очень сильно захочешь, то не сможешь, потому что у нас законы не успевают за технологиями. Допустим, то, что написали 20 лет назад, не актуально сейчас.

Кайрат: Такой пример: распознавание лиц. Технологии у нас уже готовы, а законодательных актов, правильно регламентирующих их работу, в Казахстане нет.

Фото портала Bnews.kz

То есть, теоретически, в «Сергек» можно внедрить и алгоритмы по распознаванию лиц?

Асет: Не всё так просто. Здесь самое основное – это правильная инфраструктура. Да, сейчас можно распознавать лицо с точностью 99,9%. Но помните «Ералаш», где у мальчика были часы, которые говорили погоду, еще что-то. И вот к этим часам шли два чемодана батареек. Сейчас пока это будет выглядеть именно так. Эта технология есть, но внедрять её повсеместно нерационально. Да, есть камеры, подходящие по всем параметрам, можно написать алгоритм по распознаванию, но нужно будет еще два чемодана серверов. Потому что один алгоритм, одна камера используют один север. 100 камер – 100 серверов. Камера стоит 50 тысяч, а сервер – 5 миллионов. А эти сервера тоже просто так не купишь, их надо поставить, обслуживать и так далее. Камера – это ведь верхушка айсберга.

Сколько времени у вас ушло на разработку и внедрение «Сергека»?

Асет: Парадокс — на разработку у нас ушло немного времени. Вы читали автобиографию Илона Маска, как он начал строить космические корабли? В бизнесе есть такая штука: в начале мы понимаем, что это возможно и параллельно начинаем разработку. В это же время я вижу, что спрос есть, есть технологии – сделал образец для себя. Работает. Конечно, он у нас дороговато получился, но он работал так, как нужно. И мы поняли, что мы можем этим заниматься. Пришел момент, было время.

Кайрат: Мы делали «Сергек» с учетом нашего опыта: что не будет быстрого постоянного электричества вдоль дорог. Соответственно, мы к этому шли.

Асет: Да, было интересно. В 2014 году к нам пришел заказ смонтировать зарубежные комплексы. Смонтировали, канал связи подали, потом оказалось, что он висит на опоре освещения, соответственно, будет работать только ночью, когда включают электричество. И мы начали искать решение. В международной практике используют специальные батареи для нефтяников, которые могут пережить зиму, но они стоили бешеных денег - 30 тысяч евро. В итоге мы дали задание нашим микроэлектронщикам, описали спецификацию, и они нам на порядок дешевле за 2-3 дня собрали образец бесперебойного шкафа, который выдерживает температуру до минус 50. Шкаф с батареей, алгоритм, камеры – вот он скоростемер. Придумали название и сделали первый образец. Он до сих пор хранится у нас где-то в офисе.

И сразу идеально?

Асет: Нет, конечно. Тогда мы еще не умели определять скорость оптическим методом. Но потом также наши ребята доказали, что мы и это можем.

На фото Кайрат Ахметов

Хорошо, «Сергек» вы создали, а дальше?

Асет: То, что стоит, это только видимая часть. Есть сервера, естественно, их никто не видит. Мы закупаем десятки тысяч камер на заводах в Китае, нам предлагали написать на камерах логотип «Сергек». Но зачем? Кого мы хотим обмануть? Это все равно, что я куплю Мерседес S-класса, напишу на нем «Тулпар» и скажу – это я сделал. Суть ведь «Сергека» не камера и не сервер. Суть – алгоритм. Вот алгоритм мы действительно делали сами, и это основная ценность всех решений. А железо – это уже второстепенный вопрос. Взять, к примеру, Apple, на котором написано «Designed by Apple in California. Assembled in China».

Как произошла вот эта «химия» с государством? В какой момент акимат или МВД сказали: «О! Это клево! Давайте внедрять это повсеместно».

Кайрат: (смеется) У меня просто день рождения в один день с Асетом Орентаевичем (Исекешевым – бывший аким столицы - V). А если серьезно, то мы продукт времени, который появился благодаря совпадению многих факторов, таких как развитие IT, технологий, появление возможностей для малого и среднего бизнеса и других.

С 2006 года, когда еще не было слова start-up, мы старались участвовать в конкурсах министерства индустрии и новых технологий, НАТР, Astana Innovations. В столице-то не так много IT- компаний, мы старались участвовать в их конкурсах, грантах, еще что-то. Поэтому мы пользовались инструментами господдержки инноваций. Плюс мы зарабатывали деньги, могли привлекать инвестирование, кредиты. Кроме того, мы работали с Астана Innovations со дня их основания и создавали проект open wi-fi, который у населения не пользуется большой популярностью. Все думают, что это был провальный проект.

Это тот проект, который внедряли на Водно-зеленом бульваре?

Кайрат: У нас были очерчены зоны для открытого wi-fi – Керуен, Хан Шатыр, еще что-то... И вот тогда мы впервые столкнулись с целым рядом проблем. Нам говорят, что на Водно-зеленом бульваре нужно сделать интернет, а доступа к электричеству нет, антенны для wi-fi некуда повесить. Так что с этим проектом мы тоже натерпелись опыта…. Нас даже прокуратура проверяла.

Когда вы пришли с проектом «Сергек», вы уже знали, куда идти и к кому?

Кайрат: Еще такой момент: когда меняется руководство в государственных органах или нацкомпаниях, приходится заново доказывать, что ты не завязан с предыдущим руководителем. Через какое-то время они это понимают и сами зовут нас, так как мы единственная IT-компания в столице с нужными компетенциями и опытом. Приходит опять новая команда, и опять мы им доказываем, что мы не аффилированы с прошлой, что мы нормальные ребята, которые могут делать свою работу хорошо. Но когда пришел Асет Орентаевич (Исекешев – аким столицы - V), у нас появилась надежда, что все изменится.

Асет: Что мы сделали? Наш проект «Сергек» дал акимату столицы гарантию безубыточности, которую никто из альтернативных компаний не мог дать. Для бюджета это эффективно не только с точки зрения поступления штрафов, но и в снижении расходов на восстановление дорожной инфраструктуры после аварий. Ну и самое главное – это безопасность не только участников дорожного движения, но и горожан в целом. Кстати, наш проект еще включает в себя эко-метеодатчики, о которых все забывают. Это вообще отдельная тема.

Кайрат: Еще момент немаловажный, что мы были выгоднее и по предложенным ценам, и по срокам.

Слушайте, ну это колоссальный риск. Ведь власти в конечном итоге могли сказать, что не принимают работу, а это был бы крах….

Кайрат: Мы всё поставили на этот проект. Наше преимущество в том, что софт мы сделали сами. Мы смогли набрать команду талантливых разработчиков и вместе мы сделали уникальный отечественный продукт. А вот чтобы приобрести сервера, камеры, платить зарплату монтажникам, пришлось идти на крайние меры – на залог собственной недвижимости. Потому что ни один банк нам не согласился дать кредит под подписанный контракт ГЧП, хотя в новостях пишут, что под такой контракт можно брать кредит. С одной стороны, Нацбанк не запрещает банкам второго уровня, но говорит: «Вы должны делать провизии». И соответственно, для банка это как беззалоговый кредит. Он говорит: «А смысл мне давать тебе кредит под контракт?». А еще у нас было такое спецпредложение гарантии безубыточности акимату, что на меня в банке смотрели: «Кайрат, ты слишком щедрый. Договор для акимата хороший, для государства, но для инвестора, для кредитора, для нас, он очень рискованный». И пока мы не поставили недвижимость в залог, превышающий сумму кредита, нам не дали полное финансирование. Плюс мы убедили поставщиков камер и серверов дать нам максимальную рассрочку.

Рассчитались уже?

Кайрат: Не до конца еще.

Асет: Был еще такой момент, когда нас попросили сделать рабочий макет, чтобы показать, как это вообще работает. Мы продали квартиру и под ноль купили всё, что для него нужно. Показали, нам сказали: «Ну да, действительно работает». Мы были пятые в списке, когда пытались зайти с этим проектом, и мы понимали, с кем мы конкурируем. Представляете, приходит компания с 20-летним опытом и мы со своим, «на коленке» собранным проектом.

В офисе создателей системы "Сергек" в столице

Асет: Получилось, что мы полностью начали высасывать все деньги. Представьте, всё заложили, ничего нет, продали всё, что можно продать. Плюс какой-то cash генерируется коммерческим блоком, его полностью инвестируешь сюда, иногда кто-то нам предоплату за что-то даст, мы ее полностью всю сюда. И там уже не хватает. Коммерческий блок просто выл, но потом, после привлечения инвесторов, стало полегче. Причем, до «Сергека» наша компания зарабатывала так, что мы могли спокойно ездить с Кайратом с отпуск, у нас был обычный нормальный бизнес, который приносит деньги.

По сути – это же самоубийство.

Кайрат: Ну как…

Асет: Изначально мы не думали, что проект так разрастется и займет столько инвестиций, ресурсов, сил… Мы просто поставили всё на кон и отступать было некуда. Мы не бежали за целью, мы просто понимали, впереди есть победа, успешный проект, а сзади есть такой (показывает руками - V) капец….

Кайрат: Мы, наверное, вначале не понимали всю сложность проекта. Может быть, если бы понимали….

Сначала рискнули, а потом поняли, куда вляпались?

Кайрат. Ну да. Вначале думали: ну давай. Мы не ожидали, что нам не дадут кредит под договор. И даже одна из целей была, если не выиграем конкурс, хотя бы не дадим зарубежным конкурентам совсем за дорого продать. Хотя бы в ценовой конкуренции поучаствуем и заставим снизить цену….

У вас нездоровый оптимизм.

Кайрат: Нет, ну а что (смеется). Понимаете, мы же здесь живем. Мы ездим по этим дорогам, наши дети, дети наших сотрудников здесь пойдут в школу. Мы не хотим, чтобы у нас погибали на дорогах.

Асет: Принцип нулевой терпимости работает только тогда, когда везде есть камеры – стопроцентное покрытие. А такими темпами, какими оно шло, не знаю, сколько лет до этого дошло бы. На самом деле мы, может быть, и не понимали, что стопроцентное покрытие даст сразу такой эффект. Вы, когда раньше ехали в аэропорт, знали, что по дороге стоят два скоростемера – два раза притормози, а потом лети как хочешь. А сейчас это не работает. Даже если ты захочешь выучить все места, где стоят «Сергеки», и даже если выучишь, ты поймешь, что нет смысла разгоняться. Просто уже едешь по правилам.

В офисе создателей системы "Сергек" в столице

Сколько у вас сегодня камер в столице?

Кайрат: Прямо сейчас около 10 тысяч, но в ближайшее время будет 13 тысяч. У нас до сих пор еще идет монтаж. На перекрестке 12 камер – это один комплекс. И в столице состав «Сергека» – это 400 комплексов на перекрестках, 300 линейных участков, 4 тысячи камер общего видеонаблюдения во дворах. Еще предусмотрена интеграция 3 тысяч существующих камер и тысяча мобильных рабочих мест для полицейских. Это такие планшеты с портативными принтерами, подключенные к системе.

Кстати, многие думают, что полицейские нас не любят, потому что мы мешаем коррупции на дорогах. Но у тех полицейских, с которыми мы работаем, реально стоит задача снижать смертность и наводить порядок, и они на самом деле к нам отлично относятся. Мы все делаем общее дело.

Что будет к концу проекта?

Кайрат: Проект предполагает 6 лет эксплуатации системы, запуски пусковых комплексов – одни из его этапов. Первый Пусковой комплекс уже введен в эксплуатацию и передан в коммунальную собственность. Мы выполняем свои обязательства по договору, но уже сейчас понимаем, что 13 тысяч камер – это мало.

Асет: Дорожных, возможно, и достаточно, но вот камер общего видеонаблюдения… Для общественной безопасности на город нужно порядка 50 тысяч камер, это только дворовые, не считая школ, больниц, детских садов и так далее.

Установка комплексов завершится. Что дальше? Понятно, будет техобслуживание, но может есть планы расширяться в другие города?

Кайрат. Уже подписан договор с Усть-Каменогорском на «Сергек», там уже работы идут полным ходом. Действуют пилотные проекты в Алматы и Шымкенте.

Что закладывали на этот раз?

Кайрат: На этот раз было проще — банк нам поверил (улыбается).

Асет: Нам нет смысла останавливаться на столице. Здесь мы заработали седые волосы и километр опыта, который грех не использовать в остальных городах Казахстана, где есть такая необходимость.

Кайрат: Также «Сергек» может быть использован против пробок. Чтобы не было заторов, смотрим на интеллектуальные транспортные системы, smart city. У нас «Сергек» позволяет делать платформы для smart city. И, конечно, хотим экспортировать казахстанский продукт, который по качеству не уступает российским и европейским аналогам, но значительно ниже по цене.

Скажите честно, вам есть альтернатива в Казахстане?

Асет: Альтернатива есть всегда. Другое дело, есть ли необходимые навыки, опыт и желание реализовать свой проект, чтобы потом можно было с гордостью сказать, что ты приложил руку к развитию smart city и повышению безопасности в Казахстане.

Читайте также
Репортаж
5G станет прорывом, но не для всех
  • 1617
Подробнее
Репортаж
Аутсорсинг вместо расходов
  • 5787
Подробнее