21979
15 марта 2023
Паоло Сорбелло, фото portkuryk.kz

Поставки казахстанской нефти через Каспий остаются под вопросом

Появление транскаспийского трубопровода маловероятно, а морские перевозки сами по себе имеют скромный потенциал

Поставки казахстанской нефти через Каспий остаются под вопросом

На фоне войны в Украине правительство Казахстана продолжает искать альтернативные пути экспорта своей нефти в обход России. Но эта задача остается трудновыполнимой.

7 марта министр энергетики Болат Акчулаков заявил, что в ближайшие несколько лет Казахстан планирует построить нефтепровод к побережью Каспийского моря, возможно, ближе к морским портам Курык или Актау, чтобы увеличить танкерные поставки нефти.

В статье Bloomberg план Акчулакова описан так: «Казахстан планирует построить новый трубопровод, по которому его нефть будет экспортироваться в страны близ Каспийского моря. Но разработка такого проекта может занять пять лет, это также создаст необходимость в новом флоте нефтеналивных судов».

Акчулаков выступил с этим заявлением на CERAWeek, конференции по нефти и газу, организованной компанией S&P Global в Хьюстоне, штат Техас. Министр сказал, что проект поможет в диверсификации экспортных маршрутов казахстанской нефти.

Но до завершения проекта казахстанская нефть продолжит поступать по существующим трубопроводам в Россию и Китай.

Нынешняя версия проекта − гораздо скромнее пылких планов строительства транскаспийского трубопровода, о котором говорили два десятилетия назад.

По мнению Бенджамина Годвина, ассоциированного директора PRISM, консультанта по политическим рискам, появление транскаспийского нефтепровода крайне маловероятно.

«Шансы на то, что транскаспийский нефтепровод [может быть построен] в любой момент, равны нулю. Россия и Иран будут против этого. [Казахстан] не сможет получить финансирование, так как риски слишком высоки», − заявил Годвин Власти.

С точки зрения масштабов и объемов план прокладки сухопутного трубопровода до каспийского порта не соответствует громкому заявлению в Хьюстоне.

Порт Актау. Фото: portaktau.kz

КТК останется ключевым трубопроводов

Порядка 52 млн. тонн казахстанской нефти в 2022 году было прокачано через Каспийский трубопроводный консорциум (КТК), который связывает нефтяное месторождение Тенгиз в Атырауской области с российским портом Новороссийск, где нефть перегружается на танкеры и продается другим странам по маршрутам Черного и Средиземного морей.

Крис Тук, директор по политическим рискам компании J.S. Held, считает, что зависимость Казахстана от проходящей через Россию инфраструктуры в обозримом будущем будет сохраняться.

«Есть некоторая ирония в том, что, даже если строительство новой инфраструктуры начнется завтра, в долгосрочной перспективе Казахстан планирует лишь увеличить свою зависимость от трубопроводных маршрутов через Россию (то есть трубопроводы КТК и "Дружба"), наращивая через них объемы своих поставок», − сказал Тук в электронном письме Власти.

«Дружба» − это трубопровод, построенный в период СССР, по которому нефть поступает к границе Германии через российское Поволжье. В конце прошлого года Акчулаков заявил, что Казахстан планирует нарастить экспорт по этому маршруту, а 27 февраля 2023 уже отправил первую пробную партию в 20 000 тонн.

Объемы, перекачиваемые через «Дружбу», позволят Германии импортировать нероссийскую нефть, что позволит избежать нарушения санкций ЕС. Тем не менее эти объемы являются незначительными как для объемов Казахстанского экспорта, так и для совокупного спроса нефтеперерабатывающих заводов Германии.

Более того, Тук допускает, что Россия все еще может перекрыть основные экспортные маршруты Казахстана, если ей понадобится подтвердить свою геополитическую позицию.

«Россия сохраняет сильные рычаги влияния на Казахстан за счет своей способности нарушать основные экспортные маршруты. Это преимущество для России, если она захочет "напомнить" Казахстану о своем несогласии с новым инфраструктурным проектом».

Но даже для «Дружбы» у Казахстана, похоже, мало свободной нефти. В октябре, во время подготовки поставок в Германию, Акчулаков сказал: «для этого нужна нефть. Лишней нет».

Производство растет, экспорт тоже

В 2022 году местные и транснациональные компании экспортировали из Казахстана 64,3 млн. тонн нефти, что составляет 76% добытого объема углеводородов.

Согласно планам правительства, в 2023 году добыча нефти увеличится до 90,5 млн. тонн, а объем экспорта − до 71 млн. тонн. Это означает пропорциональное увеличение экспорта до 78,5% от объема производства.

В прошлом году Италия импортировала 27% экспортируемой казахстаном нефти. Ключевыми экспортерами также являются Нидерланды (9,4%), Южная Корея (8,8%) и Китай (8,2%). В последние пару лет проблемы, связанные с качеством добываемого сырья и замедлением спроса со стороны Китая, повлияли на долю страны в структуре экспорта казахстанской нефти.

Однако идея о том, что трубопровод, протянутый к побережью Каспийского моря, сможет «диверсифицировать» экспортные маршруты, выглядит скорее обнадеживающей, чем конкретной. Правительство, по сути, еще не уточнило объемы, которые оно планирует транспортировать по морскому маршруту. Оно также не подтвердило целесообразность решения, учитывая ограниченные погрузочные мощности в Азербайджане, где начинается нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан. Трубопровод, проходящий через Грузию и заканчивающийся в порту Джейхан на юге Турции, имеет общую пропускную способность в 1 млн. баррелей в день (порядка 50 млн. тонн в год).

С 2008 года Казахстан отправляет небольшие объемы нефти по нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан. В ноябре прошлого года «Казмунайгаз» предложил довести в 2023 году поставки по нему до 1,5 млн. тонн. Параллельно Акчулаков заявил, что в ближайшем будущем казахстанские производители смогут перекачивать по нему около 6 млн. тонн в год.

Примечательно, что за несколько недель до этого министр публично заявил, что «лишней нефти нет».

По словам Годвина, даже если трубопровод и будет проложен к береговой линии Каспия, финансирование нового флота танкеров и наличие потенциального перевалочного пункта в Баку могут нарушить план по созданию устойчивого, диверсифицированного маршрута.

«Если танкерные мощности Казахстана значительно увеличатся, тогда возникнет еще одно узкое место в Азербайджане. Непонятно, как можно доставить большие объемы нефти из Баку на мировые рынки, учитывая, что казахстанская и азербайджанская нефть отличаются по составу», − пояснил Годвин.

КТК морской терминал. Фото: cpc.ru

КТК, мощности которого расширились благодаря масштабным инвестициям в $37 млрд, вероятно, останется ключевым экспортным каналом для казахстанской нефти. Власть обратилась в КТК за комментарием по поводу потенциальной конкуренции со стороны нового транскаспийского трубопровода, но не получила ответа.

Разработчики одного из крупнейших месторождений в Казахстане − Кашагана − заявили, что они предоставили право экспорта пробной партии нефти в 7 тыс. тонн через порт Актау в Баку трубопроводному монополисту «КазТрансОйл». Пробный запуск был инициирован японской компанией Inpex, акционером North Caspian Operating Company, которая добывает нефть на Кашагане.

Это решение может быть частью стратегии хеджирования, необходимой чтобы перебои в поставках нефти из Казахстана были менее драматичными, если КТК пострадает от геополитических внешних факторов. 14 марта Deutsche Bank сообщил, что в октябре 2022 года прекратил сотрудничество с российской компанией, контролирующей КТК.

К концу 2024 года правительство Казахстана рассчитывает воспользоваться увеличенной мощностью КТК в 72 млн. тонн. Этого будет достаточно для транспортировки всего экспорта казахстанской нефти. Следовательно, любой альтернативный маршрут − будь то увеличение объемов прокачки через «Дружбу» или начало поставок через Каспийское море − принесет Казахстану минимальный эффект.

Read this article in English here.