12372
10 апреля 2024
Дмитрий Мазоренко, фото Данияра Мусирова

«Вытащить государство из бездны смогут только женщины»

Феминистка Жанар Секербаева о своей политической борьбе и попытках создать партию

«Вытащить государство из бездны смогут только женщины»

Жанар Секербаева — одна из наиболее известных представительниц феминистского движения в Казахстане. Начав со спонтанного активизма она, вместе с коллежанкой Гүлзадой Сержан, в 2014 году создала феминистскую инициативу «Феминита», от лица которой выступала соорганизаторкой самого массового женского марша в истории Казахстана и боролась за пост депутата маслихата Алматы. Власть рассказывает о ее политическом пути, убеждениях и продолжающихся попытках создать партию.

Вечером 7 марта Секербаева и две ее коллежанки пришли в парк Ганди в Алматы, чтобы сделать несколько фотографий с радужным флагом для соцсетей. Так они выражали солидарность женщинам и ЛГБТИК+ людям, которые подвергаются разным формам насилия и дискриминации в Казахстане.

Они также выступили против перехвата акиматом Алматы женской повестки, решив дать голос «удобным» для них активисткам.

Вскоре к Секербаевой и ее коллежанкам подошла полиция, заподозрившая их в проведении несанкционированного митинга. Секербаева, уворачиваясь от попыток полицейских достать флаг из ее куртки, пыталась объяснить, что пришла сюда исключительно ради сэлфи.

Через некоторое время представитель правоохранительных органов в гражданской одежде остановил полицейских, сказав женщинам: «Если в следующий раз вы захотите сделать акцию или сэлфи, предупредите акимат».

фото Данияра Мусирова

Вместе с другими активистками, входящими в оргкомитет митинга 8 марта, Секербаева подавала уведомления о проведении акции в акимат с ноября 2023 года. Но они постоянно получали отказы.

Разрешение на проведение митинга вместо них получили общественницы, чья риторика совпадает с государственной. Днем 7 марта они рассказывали в парке Ганди о социальной уязвимости казахстанок и призывали их поскорее выйти замуж. Сложное положение женщин, на их взгляд, не вызвано насилием и дискриминацией со стороны мужчин, которые выдаются за «традиционные ценности».

Со сцены к Секербаевой прямо обращалась руководитель фонда «Бірге-2021» Дильнар Инсенова — в прошлом гражданская активистка, осужденная в 2019 году за хищение средств: «Я выражаю поддержку Жанар. Это молодость и драйв. <...> Но я за наши семейные ценности. Делайте что считаете нужным, но не пропагандируйте [феминизм]».

После попытки задержания Секербаева в беседе с Властью объяснила, что ее выступления в поддержку женщин и ЛГБТИК+ людей вызвано совсем не навязчивым желанием, в котором ее обвиняют представители государства и связанные с ним общественницы.

«Гендерная идентичность и сексуальная ориентация для меня — больше, чем просто личная характеристика. Это позиция, из которой я борюсь за саму возможность участия в политике».

Активистка поняла это зимой 2014 года во время митинга против девальвации тенге, которую власти Казахстана провели из-за ослабления рубля, произошедшего после аннексии Крыма. Для Секербаевой это был первый опыт прямого политического действия, на которое она решилась из-за резкого ухудшения финансового положения. Но он же стал поворотным.

Во время митинга, на который Секербаева пришла со своей коллежанкой Гүлзадой Сержан, ее грубо схватили полицейские и повели в автобус, где стали душить. Но в интернете комментаторы начали обсуждать их гендер, внешний вид, а не тему митинга и то, как с задержанными обращалась полиция. Из-за коротких стрижек девушек приняли за парней, отказываясь признавать то, что у женщин могут быть громкие голоса, и что они могут участвовать в политике наравне с мужчинами.

«А когда все узнали, что мы — лесбиянки, наши действия вовсе обесценили. Наше существование и возможность присоединяться к гражданскому протесту перечеркивалось сексуальной ориентацией. Но ведь наше участие придает разнообразие протесту, усиливает его. Это понимание подтолкнуло нас к тому, чтобы заниматься политикой не скрывая того, кто мы есть».

Личные причины начать политическую карьеру у Секербаевой также пересекались с желанием добиться более высокого уровня жизни для жительниц Казахстана.

Обучаясь в университетах она стала понимать, что причиной постоянных кризисов в экономике, слабой социальной защиты и антидемократической политики в Казахстане является патриархат. То есть группа находящихся у власти и владеющих всем мужчин, которые воспринимают окружающий мир – и прежде всего женщин — как ресурс, существующий лишь для удовлетворения собственных желаний и репродуктивных задач.

Так у Секербаевой и Сержан родился лозунг «Шал, кет!», который они выдвинули против режима Нурсултана Назарбаева и подчиненных ему правящих групп на митинге 2014 года. Он же стал основным и для крупнейших в казахстане январских протестов 2022 года.

Действуя политически

До митинга 2014 года Секербаева работала журналисткой в нескольких изданиях (от Акмолинской правды до Forbes Kazakhstan), где писала о проблемах молодежи, города и культуры. Но уровень, на котором журналистика позволяла решать их, казался ей недостаточным. А редакторы часто накладывали ограничения на критику государства и освещение некоторых тем.

После митинга Секербаева и Сержан создали Казахстанскую феминистскую инициативу «Феминита». С момента основания ее работа сфокусирована на расширении и укреплении прав женщин, ЛГБТИК+ лиц и других уязвимых социальных групп.

фото Данияра Мусирова

Сейчас это известная организация, имеющая программу и сторонниц в десятках городов Казахстана. Но в первые годы у нее не было ни четкой стратегии, ни представления о том, каким в принципе должно быть стратегическое планирование.

Первые активности «Феминиты» были небольшими. Например, Секербаева и Сержан решили провести презентацию с целью объяснить, что менструация — естественный биологический процесс, и что женщин не нужно стигматизировать из-за нее.

Более системные шаги они стали делать в 2016 году, когда в течение двух лет проводили исследование с оценкой потребностей ЛБК-женщин в регионах Казахстана.

«Мы понимали, что нам нужно познакомиться с женскими сообществами и узнать об их потребностях, потому что наши собственные могут отличаться от них. В том числе потому, что мы живем в крупных городах с относительно высоким доступом к образованию и информации».

«Феминита» провела два исследования в 2016 и в 2019 годах, охватив в них 19 городов. Активистки предлагали респонденткам большие опросники и проводили глубинные интервью на фокус-группах, чтобы подробнее узнать об их политической позиции, религиозных взглядах, социально-экономическом положении, состоянии здоровья и т.д. Они стремились создать портреты жительниц казахстана, чтобы будущие проекты «Феминиты» лучше соответствовали их нуждам.

Помимо сбора информации исследовательская работа помогла Секербаевой и Сержан обрести множество единомышленниц разных возрастов. Они регулярно посещают различные мероприятия, касающиеся прав человека, а также митинги, которые проводит «Феминита».

«Часть наших коллежанок занимается семьей, бизнесом или работает на госслужбе. Поэтому, в отличие от молодых девушек, эти женщины немного выпадают из публичной сферы. Но мы все равно поддерживаем связь. Они внимательно следят за тем, что мы делаем и постоянно пишут нам сообщения с благодарностью».

Расширять круг знакомств Секербаевой также помогает неформальная активность. Она регулярно встречается со своими сторонницами за чаем или ужином, ходит с ними в бары и клубы, приглашает на техно-вечеринки и другие события. А иногда и сама выступает как диджейка под псевдонимом Zhanar D'ARK.

«Государственная пропаганда представляет “Феминиту” искусственной и проплаченной инициативой. Но мы не занимаемся мобилизацией сверху, это делает только государство. Молодежь приходит к нам сама. И это потому, что общественницы вроде Багилы Балтабаевой или Жибек Аменовой, предлагающие женщинам спрятаться за спину мужчин, не воспринимаются как достойные политикессы».

Последовательная работа в этих направлениях помогла Секербаевой внести вклад в общую с другими активистками работу по организации феминистских митингов и маршей 8 марта в Алматы и Астане. Высшей точкой их совместных усилий стал Феминистский марш 2021 года — самый крупный в истории Казахстана.

«В тот день мы с коллежанками увидели насколько большой социальной силой мы стали. Многие участницы жили далеко и они все равно приехали в Алматы. Каждая из нас испытывала ошеломительное счастье от ощущения сестринства и физического присутствия рядом. Мы были вместе, мы были плечом к плечу!».

Принуждение к беспартийности

Еще до марша 2021 года Секербаева понимала, что условия, необходимые для создания собственной партии, уже сложились. Тогда, в период передачи президентских полномочий от Назарбаева к Касым-Жомарту Токаеву, в Казахстане появлялись новые политические движения. Феминистская и ЛГБТК+ повестки должны были быть представлены наравне с другими.

Однако либерализация законодательства о партиях, обещанная Токаевым в первые годы президентства, так и не произошла. Не имея возможности зарегистрировать себя как партию, «Феминита» с 2017 года предпринимает попытки формализовать инициативу как общественный фонд. Но они ни к чему не приводят.

«Основания для трех отказов в 2024 году были такими: протокол регистрации не соответствует той форме, который принят в Министерстве юстиции Казахстана. Но протокол мне выдают сотрудники ЦОНа. Как, в таком случае, он может не соответствовать?»

Активистки также получали отказы из-за содержания в их уставе слов «лесбиянки, бисексуалки, квир и трансженщины». Департамент юстиции Алматы счел их противоречащими четвертой статье закона «О некоммерческих организациях», в которой говорится, что общественные фонды могут создаваться для обеспечения общественными благами своих участ:ниц.

«Для Департамента юстиции лесбиянки, бисексуалки, квир и трансженщины − не гражданки страны, и вообще непонятно кто. Поэтому они ни на что не имеют права».

Параллельно Секербаева и Сержан обдумывали альтернативные формы политического участия. В этом им помогла образовательная программа «Фиолетовая юрта». Они запустили ее для обмена знаниями с другими женщинами о том, как они могут участвовать в политике, и какие изъяны содержит в себе казахстанское законодательство, если посмотреть на него через гендерную и феминистскую оптики.

фото feminita.kz

К запуску программы у Секербаевой накопился значительный опыт политического активизма. Он состоял не только из совместного анализа политических процессов с коллежанками, но и из понимания как вести себя в ситуациях угрозы со стороны недоброжелателей или давления полиции.

С этим она столкнулась, когда «Феминита» проводила образовательные встречи в Караганде и Шымкенте в 2021 году. Приезжая в эти города, они заранее не знали в каких гостиницах остановятся. А все встречи и интервью с респондентками проводили после предварительной регистрации и тщательного изучения поступивших анкет. Но это все равно не обезопасило активисток от срыва мероприятия группой неизвестных мужчин. Во время допроса они говорили, что намеревались сорвать «концерт геев».

«За нами следили через сотовые телефоны. И когда к нам приходили люди из КНБ с требованием не проводить никаких встреч, мы сразу же возражали. На это нам говорили, что раз мы такие дерзкие, никто не будет обеспечивать нашу безопасность. И вскоре после этого на нас нападали. До сих пор полиция Шымкента и Караганды не привлекла ни одного из нападавших мужчин к ответственности».

Кроме того, Секербаева и Сержан несколько раз подвергались задержанию. После этого они часто проводят образовательные сессии, рассказывая на них о том, сколько времени может длиться разговор с полицейскими и какие приемы они могут использовать для давления.

«Но даже мне подготовка не дает полного ощущения безопасности. Я уже давно воспринимаю мужские фигуры с неприязнью и тревогой, особенно когда ты просишь их остановиться и не приближаться, но они делают это. У меня много таких тригеров после митинга 2014 года. И в обычных ситуациях я могу ответить на насилие. Но когда насилие и давление исходят от представителей закона, я чувствую себя абсолютно уязвимой».

Политика — это всегда большой стресс, говорит Секербаева. Но сторонницы каждый раз мотивируют ее находить в себе новые силы.

«Дискриминация женщин и ЛГБТК+ людей служат вечным топливом для моей злости. И я стараюсь переводить ее во что-то продуктивное. Она заставляет меня просыпаться и бороться с несправедливостью. Даже когда нас упорно не слышат, высмеивают и преследуют».

Расширение повестки

После первого сезона «Фиолетовой юрты» Секербаева решила баллотироваться в депутатки маслихата Алматы в 2023 году. Остановиться на местном уровне было ее сознательным выбором и решение всей команды «Феминиты».

«Мы низовая инициатива как раз потому, что работаем с теми, кто непосредственно окружает нас. Для нас важно разобраться в локальном контексте и познакомиться с житель:ницами своего округа. Мы видели свою задачу в том, чтобы заслужить их доверие своими делами, а уже потом выходить на центральный и более высокий уровень принятия решений».

Выборы депутат:ок парламента и маслихатов в 2023 году впервые за 20 лет проводились с одномандатными округами. Секербаева и другие самовыдвижен:ки изначально сомневались в возможности честной электоральной гонки, но участвовали для получения новых знаний и узнаваемости.

фото Алмаса Кайсара

«Феминита» также вовлекала молодых девушек в наблюдение за выборами. Инициативе удалось привлечь около 70 человек за краткий срок, обеспечив все участки двумя-тремя наблюдательницами и доверенными лицами. «Такими результатами не могут похвастаться даже выдвижен:ки от партии Amanat», — замечает Секербаева.

Однако ни один самовыдвиженец не прошел в маслихат. Но Секербаева заняла третью строчку по ее 14-му избирательному округу с 1776 голосами.

Важным в ее избирательной кампании было то, что, ставя на первый план потребности женщин и ЛГБТК+ лиц, она предлагала повестку для большего числа социальных групп — людей с инвалидностью; представитель:ниц социально уязвимых слоев; граждан:ок, попавших в сложную жизненную ситуацию и обычных жителей:ниц Алматы, переживающих за город.

«Мы придерживаемся ценности социального равенства и интерсекциональности. И для нас очень важно видеть пересечение разных видов дискриминации. Поэтому мы работаем со всеми слоями общества. Если не делать этого, то можно упустить что-то важное».

Трудность для каждого из них, по словам Секербаевой, создает отсутствие понятия дискриминации в конституции и законодательстве. Поэтому они оказываются не в силах защитить свои права в случаях, когда их не берут на работу, шантажируют, отказываются делать полагающиеся выплаты или обеспечивать социальной поддержкой.

Секербаеву в целом беспокоит более широкий круг общественных проблем. В патриархальной логике нынешнего политического режима, по ее словам, нет места вопросам экологии, эмпатии, заботы о граждан:ках и всеобщем благополучии.

«Если посмотреть на спутниковые снимки, то на всей территории Казахстана что-то добывается и земля выглядит черной. Патриархат всегда только эксплуатирует ресурсы. Его совсем не беспокоит то, что мы будем делать через 50 лет, когда они будут исчерпаны, а нам нужно будет восстанавливать окружающую среду в гораздо больших масштабах, чем сейчас».

Секербаева подчеркивает, что экономика и разрушительные проявления капитализма — один из важнейших вопросов для интерсекциональных феминисток.

Нынешний авторитарный общественный порядок, по словам активистки, не предлагает никакой альтернативы насилию и дискриминации. В нем не развивается образование и культура, второстепенное значение имеет сама жизнь человека и ее/его права.

фото Данияра Мусирова

Вместо этого деньги направляются на приумножение их самих, а потом на развитие военных технологий, необходимых для разрушения мирной жизни, чтобы на этих руинах снова запустить процесс накопления денег.

И прежде всего это вредит женщинам, которые в любом обществе более бедны и стигматизированы, чем мужчины. На популяризацию этих идей, которые должны лечь в основу другой модели будущего для всех граждан:ок Казахстана, направлена сейчас работа Секербаевой и всей «Феминиты».

Помимо обучающих программ, митингов и неформальных активностей Секербаева помогает вести адвокационную кампанию в защиту женщин и ЛГБТК+ людей, посещая круглые столы, форумы, академические и правозащитные конференции в Казахстане и за рубежом.

В своих выступлениях она призывает зарубежные страны, покупающие казахстанскую нефть и газ, отказаться от дежурных дипломатических просьб обеспечить защиту дискриминируемых групп и начать требовать этого. Но требовать на том основании, что Казахстан подписал и ратифицировал множество международных конвенций, которые обязан выполнить.

«Людям не дают возможности зарегистрировать партию и победить на выборах. Но мы все равно будем добиваться того, чтобы наше законодательство было приведено в соответствие с международными конвенциями. Патриархальное государство, в котором слышны лишь голоса мужчин, слабо и немощно. Поэтому вытащить его из бездны смогут только женщины».

Эта статья может стать основанием для давления на редакцию Власти в связи с потенциальными поправками в закон «О масс-медиа», которые предусматривают закрытие СМИ или уголовную ответственность за пропаганду ЛГБТ. В начале апреля с этой инициативой выступили депутаты от партии Amanat Едил Жанбыршин, Самат Мусабаев, Асхат Аймагамбетов, Жанарбек Ашимжанов.

Подробнее о риске произвольного толкования понятия «пропаганда ЛГБТ» из-за отсутствия четкого определения слова «пропаганда» и последствиях для масс-медиа, критикующих руководство страны, читайте в нашей колонке.