3703
3 августа 2018
Текст — Алпамыс Уалбеков, Ольга Логинова, фото авторов и организаторов курсов

Город для подростков: летнее неформальное образование

Репортаж о том, где в Алматы дети могут поучиться исследованию городской среды, ведению научных бесед и мастерству написания историй

Город для подростков: летнее неформальное образование

Журналисты Vласти поговорили с организаторами разных летних курсов для подростков в Алматы и собрали список мест, куда в августе тинейджеры могут пойти за полезным досугом.

Исследовательский лагерь «Комунити»

Алматы переживает значительные изменения: появляется все больше общественных пространств, во дворах города обновляют детские площадки. Казалось бы, прекрасные изменения, горожане теперь смогут комфортно проводить свой досуг, но это не совсем так, не совсем для всех. Подростки до сих пор остаются без должного внимания: им нет места на симпатичных детских площадках, они не могут позволить себе постоянно покупать досуг в торгово-развлекательных центрах, да и все это не особо стимулирует развитие личностных качеств. Так что же делать подросткам, которые хотят провести остаток лета весело и с пользой для себя?

Общественный фонд «Комунитиплюс» создал дневной летний исследовательский лагерь специально для подростков в возрасте от 12 до 15 лет.

В течение трех недель тинейджеры посещают знаковые места южной столицы и в процессе получают не только общие познания о городе, урбанистике и благоустройстве, но и проводят исследования и создают проекты, чтобы решить самые насущные проблемы Алматы.

Уже 6 августа стартует новый поток исследовательского лагеря. В нем подростки продолжат изучать южную столицу и создавать совместные проекты. Стоимость трех недель занятий – 55 тысяч тенге, но для того, чтобы попасть в исследовательский лагерь, любознательному подростку нужно написать эссе о том, почему ему хочется в нем участвовать.

Саша Лобанова, одна из участниц исследовательского лагеря, поделилась с нами своими впечатлениями от трех недель, проведенных в нем. Ей понравилось вместе с друзьями проверять город на доступность людям с особыми потребностями. Для этого они надевали повязки на глаза, закрывали уши и даже ездили на инвалидной коляске. Подростки пришли к выводу что наша городская среда совершенно не подготовлена под нужды людей с особенными потребностями.

Мама Саши, Алина Лобанова рассказала, почему их выбор остановился именно на лагере «Комунити»: «Сейчас очень много всевозможных образовательных лагерей – нет недостатка в этом, и в школе летом образовывайся – не хочу: это и языки, и математика, и какие-то компьютерные курсы, а навыки исследования, навыки поиска, навыки общения – вот этого мало».

Во время исследований подростки преимущественно передвигались на общественном транспорте. И именно там они столкнулись с еще одной проблемой – дискриминацией. В автобусах к ребятам подходили взрослые люди и, по словам Саши, весьма грубо заставляли их уступить им место. Ребята были совершенно не против, но им хотелось бы, чтобы с ними обращались вежливее, а не настойчиво требовали.

Но даже негативные эмоции стали топливом для творчества ребят. Они собрали все свои впечатления и опыт, накопившийся за две недели, и вложили все в создание проектов, которые если не улучшат городскую среду, так позволят обратить внимание общественности на многочисленные проблемы мегаполиса. Для демонстрации проектов ребят «Комунитиплюс» организовал выставку в пространстве арт-площадки «Трансформа».

Уже у входа на выставку были расположены картонные фигурки основных достопримечательностей Алматы: гостиницы «Казахстан», телебашни «Коктобе» и здания казахского государственного цирка. Инсталляция называлась «Метр двадцать». Посетителям, в свою очередь, предлагалось сфотографироваться с ними, но при условии, что они присядут на высоту инсталляции. Идея данной экспозиции довольно проста: напомнить, что город в нынешней форме совершенно не пригоден для подростков, и самые простые задачи вызывают у них необязательные сложности.

Следовавшая далее экспозиция стала приятной неожиданностью для всех посетителей выставки. На едва заметных лесках висел добротный «отцовский» ремень, а рядом девочка по имени Саша с улыбкой предлагала подписать особый договор. В договоре были прописаны базовые правила поведения в городе, такие как: соблюдение правил дорожного движения, сохранение чистоты на улице, не-распитие алкогольных напитков в общественных местах. Если после подписания договора человек нарушит прописанные правила, он должен позволить Саше нанести удар висящим рядом ремнем.

Посещение алматинского трамвайного депо вдохновило ребят на создание плана–макета благоустройства его территории. Настя, Адина и Диляря решили сделать из пустующего, даже пугающего депо общественное пространство, где горожане смогли бы проводить свое свободное время. На открытой территории они планируют соорудить беседки, вырастить сад с сакурами, поставить площадки для маленьких детей.

Но прежде, чем начать строительные работы, необходимо вывести весь скопившийся на территории мусор, а для этого нужно сделать субботник. Это вдохновило подруг на создание настольной игры, которая, также как и субботники, будет собирать людей, чтобы провести вместе время. Даже цели двух активностей совпадают – нужно собрать мусор. Они придумали правила игры, создали игровое поле, смастерили аккуратные фигурки и украсили коробку узором.

В лагере также участвовали подростки из-за рубежа. Диляра уже с пяти лет живет в Москве, но это лето она проводит в Алматы. Ей невероятно нравятся архивные материалы о южной столице 70 – 80-х годов, а от старых улочек и зданий нашего города, от доброжелательных людей и восточной кухни, по ее словам, веет теплом. Именно эти приятные ощущения, эмоции и воспоминания она решила материализовать в своей работе, которую юная художница решила назвать «Чувствуете тепло?». Диля создала большой коллаж из палитры красных, оранжевых и желтых вырезок журналов и аккуратно подобрала каждый кусочек пазла друг к другу.

Арт-инсталляция Саши и Адины, которую они назвали «Заражение» удостоилась особого внимания публики. Они с помощью проволоки изобразили, как витая человеческая фигура распускала из себя тонкие металлические щупальца, которые тянулись к детским игрушкам вокруг нее, оковывая их. «Идея была в том, что агрессия – это вирус, который распространяется от одного человека ко многим разным людям. Они, в свою очередь, сами накапливают ее (агрессию – V) и точно также передают ее дальше, продолжая нить агрессии», – объяснила Саша.

Исследовательский лагерь – это результат пятилетней работы Эльмиры Кармановой и ее команды. Именно столько времени «Комунитиплюс» занимаются проектами дополнительного образования для детей, подростков и даже взрослых. Несмотря на все трудности, существующие в данной сфере, они полны решимости продолжать свою деятельность. «Это сейчас история не про деньги точно. Все наши проекты, они не только энергозатратны, они сложны в своем проведении. Это история про то, когда ребенок, который не заводил друзей до седьмого класса, на выпускном тебе рассказывает, что учительница его не узнает его, и спрашивает, как он стал таким активным, или откуда у него такие знания вдруг появились. Это история про то, что потихонечку, если поддерживать ребенка, если создавать условия, то он начинает верить в себя, и потом мы в принципе уже становимся ему не нужны», – рассказала Эльмира.

Летний лагерь наук OYLA

Школа наук OYLA проводит летний научный лагерь для подростков. В нем дети изучают химию, физику, биологию и математику, но без привязки к школьной программе. В течение 10 дней ученики обучаются на базе теоретической модели «Эволюция вселенной», начиная от большого взрыва, завершая современными достижениями науки.

С 6 по 17 августа в лагере планируется еще один поток. Участвовать могут дети от 12 до 15 лет, стоимость – 30 000 тенге.

По словам Динары Сагадатовой, преподавателя биологии и химии, летний лагерь не дает фундаментальных знаний, но учит детей не бояться естественно-научных дисциплин, а также помогает им научиться взаимодействовать друг с другом. «Мы больше пытаемся пробудить интерес к науке, подать ее занимательно, и при этом проработать еще навыки выступления и стрессоустойчивости», – рассказывает она. На каждом уроке дети выступают с индивидуальными и групповыми презентациями.

Перед началом урока дети вместе с преподавателем ставят цели занятия – что они хотят изучить и понять. После начинается основная работа. Дети учатся взаимодействовать друг с другом, разбирая в парах тексты и ведя научные беседы. Учитель же в этом процессе выступает как модератор их дискуссий. Руководитель школы Алмас Ордабаев рассказывает, что в одной группе в лагере занимаются дети разного возраста, и это – максимально приближенная к жизни модель обучения. «В парных занятиях ученики должны учиться работать с детьми помладше и постарше. Если ты знаешь предмет лучше, ты должен так пояснить дисциплину, чтобы ученик помладше понял, или преодолеть психологический барьер работы со старшим – это тоже важно», – рассказывает Ордабаев. – «Ведь в жизни мы редко работаем с теми, кто с нами одного возраста».

В школе OYLA также есть инклюзивные группы, где дети с особенностями занимаются вместе со всеми остальными. Как говорит руководитель школы, это важно и для тех, и для других: особенным детям необходимо социализироваться. Что касается детей обычных, то по мнению Ордабаева, здесь важна готовность. «Потому что никогда не знаешь, когда у тебя в окружении появится человек с особенностями, – говорит он. – Это такой же человек, просто у него другое восприятие мира, другие эмоциональные амплитуды, и нужно быть к этому готовым. И во вторую очередь, конечно, это работа над эмпатией».

В конце урока свои наработки ребята презентуют на форуме. Все полученные за урок знания ученики интерпретируют творчески. «Например, обычно в школах ученикам дают задание: нарисуйте клетку», – рассказывает Сагадатова. «А у нас они рисуют клетку, которая защищена от холода или, допустим, радиации. Или как выглядела бы жизнь на планете, если бы у нее были другие химические или физические свойства». Разумеется, каждый рисунок ученики должны обосновать научно. Алмас Ордабаев называет это «процессом имитации научных открытий».

«Ребенок осознает себя по-настоящему ученым, потому что появляется проблема, которая занимает весь его разум,– объясняет Ордабаев. – Он начинает исследовать предыдущие открытия, потом начинает строить гипотезы и модели, которые могли бы их доказать, и в конце дня все это презентует на форуме, где дети поднимают даже общественные и экологические проблемы – и это все проходит в виде дискуссии».

По словам руководителя школы наук, дети часто приходят с различными ограничивающими установками, которые переняли в общеобразовательной школе: например, ожидают, что нужно дать единственный правильный ответ, и тогда они получат хорошую оценку.

«Мы пытаемся донести до детей, что нет точных ответов, разве что если это не какая-нибудь математическая задача», – в свою очередь добавляет Ордабаев. – «Те проблемы, которые мы перед ними ставим – ответы на них зачастую очень обширные, а может быть, и нет ответов. Гораздо важнее сам процесс изучения этой проблемы». Оценку же по каждой теме ученик ставит себе сам, и варианта здесь всего два: понял или не понял. После занятия ученики и преподаватель также собираются на рефлексию, где подводят итоги, выясняют, удалось ли достичь тех целей, которые поставили в начале дня, и что все же осталось непонятным.

По окончании лагеря дети выступают со своими наработками на конференции перед родителями, учителями и другими учениками. Как говорит Ордабаев, обычно нет таких учеников, которые бы не захотели в последний день лагеря представить свои проекты. Обычно это макеты или теоретические выкладки, связанные с научными дисциплинами. Бывают и неожиданные темы. «В прошлом году одна девочка выступала с темой непереводимых слов в разных языках», – вспоминает Ордабаев. «Это было очень интересно, и хотя у нас летний лагерь по темам химии, биологии, физики и математики был, она вот эти навыки применила для исследования непереводимых фраз в японском, корейском, английском и интерпретировала их с точки зрения особенностей культуры. Это было ее исследование на протяжении летней школы».

По мнению Алмаса Ордабаева, все мы в той или иной степени занимаемся наукой, применяя научное мышление в каждодневной жизни. «Когда мы учим детей мыслить глубоко, находить какие-то глубинные причины тех явлений, которые лежат на поверхности, которую они видят каждый день, они начинают жить и принимать решения более осознанно», – говорит он. При этом школьная успеваемость тоже может повышаться, но как говорит Ордабаев, это не цель школы. «Мы уверены, что если и ребенок, и родитель готовы пойти по тому пути, который мы с учителем построили, то по пути он справится со всеми этими задачами, потому что наши цели стоят гораздо выше», – говорит руководитель школы наук.

Легкописание

Светлана Познякова шутит, что начала работать с детьми еще в прошлом столетии. 20 лет назад она ушла из общеобразовательной школы, где преподавала русский язык и литературу, чтобы все свое рабочее время посвящать тому, что нравилось ей больше – разным творческим занятиям, которые обычно проходили после уроков. В конце девяностых вместе с ребятами, которые приходили на ее занятия во Дворец Школьников, Познякова стала издавать газету «Тинейджер». Идею предложили сами дети. Газета продавалась в киосках, в ней даже была реклама. Подростки сами писали материалы, находили героев, связывались с рекламодателями и приглашали журналистов, чтобы они проводили мастер-классы для юных репортеров. По словам Позняковой, многие сегодняшние успешные редакторы, журналисты, публицисты, дизайнеры и бизнесмены двадцать лет назад подростками пришли в редакцию «Тинейджера».

Сейчас Познякова ведет в Алматы курсы легкописания для детей и взрослых. На ее уроках дети и подростки учатся придумывать истории, создавать сюжеты, терпеливо дорабатывать текст, с каждым разом улучшая его. Занятия проходят отдельно у двух возрастных групп: в младшей учатся дети 9-11 лет, а в старшей – 13-15.

В двадцатых числах августа стартует новый поток, в котором будет шесть практических занятий. Стоимость курса – 25 000 тенге.

«Ребенок приходит ко мне только в том случае, если сам хочет», – говорит Светлана. Хотя, по ее словам, приводят детей в группу в основном родители, решение остаться в ней или нет принимает сам ученик. В основном остаются дети, у которых уже есть интерес к писательству – и к миру. «Им интересна международная обстановка, интересно, что происходит в мире, и больше всего, конечно, им интересны они сами. Но это же всегда так: „А что я могу? А на что я способен, а какие у меня перспективы?“. Даже если это не произносится словами, то всё равно, так или иначе это отражается в текстах, в разговорах и в понимании».

Светлана Познякова на занятии

Легкописание и создание историй, по словам Позняковой, помогает ребенку прояснить и некоторые сюжеты в своей собственной жизни, а также преодолеть личные кризисы. В безопасной среде дети также легче раскрываются и становятся увереннее в себе.

«То есть, ребенку не страшно. Поэтому есть момент такой расслабленности, раскрепощенности, когда рамки расширяются. „А можно я напишу про это?“ — можно. „А про то?“ — можно. Ты, главное, напиши так, чтобы это было интересно. И вот этот момент „можно“, он очень поддерживает. Когда тебя воспринимают как взрослого, причем отношения [строятся] на равных – это позволяет меньше прикидываться, это какие-то маски немножечко снимает. Потому что в школе все равно у тебя есть какая-то социальная роль в классе с одноклассниками и учителями», – рассказывает Светлана.

Рассказы юных и взрослых учеников курса легкописания в январе были объединены и выпущены под обложкой сборника «Корпешка». В него вошли и несколько работ Лили Эванс (творческий псевдоним). «Это был такой восторг: меня напечатают в книжке!», – рассказывает она. – «Это настолько потрясающе!».

Сборник «Корпешка»

Лили в этом году исполняется 16 лет. Девушка окончила курс легкописания в прошлом году, и свою будущую профессию тоже хочет связать с языком или литературой. Лили говорит, что публикация в сборнике может оказаться плюсом и при поступлении в колледж. «Ну и приятно, конечно, похвастаться, что есть книжка с парой твоих рассказов», – добавляет она. По словам Позняковой, публикация произведений показывает детям, что их творчество может быть интересно кому-то кроме самых близких. «И это очень большая поддержка», – говорит она. Сейчас идет набор текстов, которые войдут во второй том сборника.

Во время занятий ученики многое обсуждают, и, как говорит Позянкова, эти обсуждения тоже влияют на самооценку ребенка, потому что к его словам прислушиваются. «Неправильных мнений нет. Есть „ну-ка, аргументируй, докажи, объясни“», – поясняет преподаватель. – «И мы внимательно очень слушаем. Поэтому [у них] немножко спинка распрямляется».

Многие ученики после курсов продолжают писать дальше. Лили публикует свои рассказы в Facebook, но признается, что иногда ей трудно воспринимать критику – даже конструктивные замечания преподавателя. Но тяжелее всего, говорит Лили, было заканчивать на занятиях те рассказы, которые перестали нравиться. «Иногда было необходимо довести [историю] до конца, это было действительно полезно, и опыт, конечно, появлялся», – делится она.

Познякова же говорит, что в черновиках Пушкина, к примеру, было не видно слов из-за зачеркиваний. «Зато потом - по другому и не скажешь», – улыбается она, – Буря мглою небо кроет – как еще? Это умение видеть несообразности и нестыковки в тексте, умение шлифовать его, делать лучше. Умение доводить дело до финала, а не бросать его, чуть только споткнешься».

Рекомендовано для вас