3752
23 октября 2019
Ирина Гумыркина, фотографии Дулата Есназара

Принимай и действуй

Как работает импровизационный театр №1

Принимай и действуй

Театр – это место, где ты отгораживаешься от существующей реальности и погружаешься только в ту, что видишь на сцене. Ты – созерцатель, пассивный участник процесса или даже субъективный критик. Но только не в The.Impro.Show Казахстан. Здесь зритель – это неотъемлемая часть процесса создания шоу. Потому у артистов нет ни сценария, ни распределенных и выученных заранее ролей – все создается в режиме здесь и сейчас, с помощью зрителя и на глазах у зрителя. Когда начинается шоу, ты еще не знаешь, что будут играть артисты. Как и артисты не знают, что они будут делать: персонажей, действия и события придумывает именно зритель.

Команда The.Impro.Show Казахстан состоит из пяти человек. Но профессиональный актер среди них только Филипп Волошин, он же создатель Импровизационного театра №1. Лилия Сага (Лилия Сергеевна Муштагова) – ведущая шоу – педагог по вокалу международного класса. Остальные артисты The.Impro когда-то пришли на шоу обычными зрителями, но поняли, что хотят быть на этой сцене. Каждый из них прошел курсы импровизации Филиппа Волошина, прежде чем выйти «в бой». Но пройти только курсы не достаточно, чтобы стать импровизатором. Нужно желание учиться этому, постоянная работа над собой и сплоченность. Поэтому они – не просто команда, а единое целое. Когда начинается шоу, создается впечатление, что все эти роли ими давно уже и неоднократно сыграны. Поражает то, как артисты умеют чувствовать друг друга на сцене, понимать с полуслова, продолжать друг друга. «Это невозможно, – думаешь, ты каждый раз, когда смотришь на них. – Как они это делают?». В интервью Vласти артисты ответили на этот вопрос и поделились своими историями, как The.Impro.Show изменило их жизнь.

Когда возникла идея создания такого театра и почему именно импровизация?

Филипп Волошин: Сначала возникла идея по созданию некоего шоу, которое может приносить деньги. Планировалось работать в импровизации, выступать по кабакам, потому как финансов не было, чтобы создать свою постоянную площадку. Поэтому была идея просто создания импровизационного шоу. Это был апрель-май 2017 года. У меня был до этого опыт, была пара-тройка выходов импровизационного шоу, но коллектив потом развалился. И друг, который видел этот продукт, мне говорит: «Почему ты завязал с этим?». А я уверен в статистике, что среди действующих актеров реально импровизировать могут процентов 5, все остальное это не актеры, потому что актер, который не умеет импровизировать, он не актер. И это не мои слова – так считали боги театрального искусства. И сложность возникла в том, где найти тех, кто будет импровизировать. Важно желание научиться импровизировать. Нужны были те, кто как минимум горит желанием и хочет что-то совместно создавать. И я начал поиск артистов. Нашел четверых, из них один откололся сразу, осталось трое, потом добавился еще один, но ушел. Шоу начало комплектоваться, возникли рубрики, стала оформляться работа ведущего, то есть шоу создавалось в процессе работы. Ты действуешь, анализируешь, вносишь корректировки и действуешь дальше. Всё согласно законам самой импровизации.

Помимо того, что не хватало актеров, чего ещё не доставало, с какими трудностями столкнулись в процессе?

Ф.В.: Финансов. Потому что когда ты что-то делаешь, голимого энтузиазма не хватает, как правило, хочется видеть какой-то финансовый отклик. Театр в принципе не так много денег приносит, этому есть ряд причин, в том числе низкий уровень театральной культуры в Казахстане, да и по всему СНГ в принципе. Но Казахстан занимает далеко не лидирующую позицию по культуре. А эта штуковина (импровизация – V), она к тому же и новая. То есть по старым ступенькам, по старым тропинкам люди ходят в привычный театр, где не нужно ничего делать. А что-то новое познать – это же надо расширить свой кругозор, нужно иметь свою точку восприятия.

Расскажите каждый о себе. Кто чем занимается в обычной жизни и как пришли в The.Impro?

Владимир Стародубцев: Начнем с того, что я родился 15 октября. Это не просто информация на самом деле. Как выяснилось недавно, это День импровизатора. Как я сюда попал. Я с детства участвовал в школьных конкурсах талантов и прочее, когда повзрослел – пошел в КВН. Был массовиком-затейником и ведущим различных мероприятий на работе и в кругу друзей. В Impro меня пригласили друзья – посмотреть на шоу. Я пришел и обалдел, как это все происходит. Когда я смотрел, то представлял и себя там. В тот вечер была рубрика «Импровизация со зрителем», меня вытянули на эту импровизацию, эта была опера. Мне это зашло, я понял, что мое. Потом мне предложили пройти курсы импровизации у Филиппа Павловича. Не знаю, может, во мне что-то еще увидели, но предложили выйти в бой, потом на следующий, на следующий – и все, втянулся. А в свободное от театра время у меня есть другая жизнь: у меня своя продакшн-студия, мы делаем рекламные видеоролики.

Ольга Трифонова: Пришла я сюда вообще со своим делом – снимать помещение. Далее у меня появилось желание сходить на вокал. Мы договорились с Лилией Сергеевной, я прошла несколько уроков, и в какой-то момент она сказала: «Я знаю, куда тебе надо». И открывает дверь к Филиппу Павловичу, там как раз начинался тренинг, говорит: «Все, тебе сюда. Филипп Павлович, принимайте». И закрыла дверь. Честно, я испугалась. Это было очень быстро, резко и неожиданно для меня. Хотя задолго до этого я тоже, как и Владимир, пришла посмотреть на шоу, и когда была рубрика со зрителем, я хотела поднять руку, но почему-то в тот момент побоялась. Но желание было очень сильное. Когда выбрали другого человека, я сказала себе: «Нет, я все-таки хочу быть на этой сцене». И все, я отпустила эту ситуацию, это желание. А пройдя тренинги Филиппа Павловича, когда я первый раз вышла (на сцену – V), это был Impro-матч, я очень сильно волновалась, переживала. Прошла игра, проходит время, и Филипп Павлович пишет: «Приходи». Я не знаю, зачем, для чего, я была в неведении. И когда я пришла, мне сказали: «Все, ты идешь в бой». История с Impro для меня – это очень важная ступень, которая начала менять в принципе все в моей жизни. А вообще я занималась экономической деятельностью и никак не была связана с искусством. Был опыт работы в Британском Совете, потому что заканчивала международные экономические отношения, внешнеэкономическая деятельность, и работа была связана с командировками, с людьми из разных стран. Но получилось такое чудо – Impro и я.

Ольга Трифонова справа, Анна Голованова слева

Ф.В.: В 1997 году меня обманом затянули в КВН. Я играл, играл и доигрался: успел засветиться на телевидении, в течение четырех лет был автором, ведущим на НТК, КТК, были порядка 5 юмористических, развлекательных программ, где я был автором сценария и ведущим. Потом телевидение умерло лично для меня, и открылась дорога в Немецкий театр. И все, что я постиг когда-то в КВН за 8 лет авторской, актерской и тренерской практики, потому что я дрессировал команды КВН, все, что я постиг на телевидении, начало как-то ассимилироваться. С тех пор я отработал почти во всех частных русскоязычных театрах Алматы, за исключением ТЮЗа. Закончил я свой путь по театрам в Лермонтова (Государственный Академический Русский театр драмы им. Лермонтова). Оттуда я ушел, и следом возник Impro, буквально спустя меньше года. Но возник Impro сначала как коллектив, а уже в 1 июня 2018 года у нас появилась своя площадка, и начался уже, скажем так, большой маленький путь. Помимо работы в Impro я иногда снимаюсь в кино, занимаюсь дубляжом – я профессиональный актер, и всё, что я делаю, как-то связано с актерской деятельностью. Диктор, ведение мероприятий. А вообще я юрист, у меня высшее юридическое образование, но после практики в суде не пошел по юриспруденции.

Анна Голованова: По образованию я технолог швейного производства. У меня своя фирма, я занимаюсь текстилем для дома: шторы, покрывала – изготовление на заказ. А Impro засветился у меня в Instagram, я подписалась на них, но никак не могла дойти, пока подруга не сходила. Причем, я ей рассказала про это, она сходила первая, сказала: «Классно, надо идти». Мы сходили с ней, мне все очень понравилось, я пришла домой и говорю ребенку: «Тебе надо сходить». Второй раз мы пришли уже с ним. Ребенок у меня был впечатлен, и в этот же вечер Филипп Павлович сказал, что они набирают в Impro детский актерский курс. Я сыну предложила, он согласился. И, в общем, я его возила (на курсы – V). И получилось так, что появился Impro-матч, и Филипп Павлович предложил мне поучаствовать. Я согласилась. То есть самый первый Impro-матч был опробован на мне, с тех пор их было четыре. После третьего Филипп Павлович говорит: «Давай к нам». Я вышла на сцену 1 июня (2019 года – V), в День защиты детей, как раз был день рождения Impro. И все. Я благодарная всем, что приняли, что такие трансформации произошли и в голове, и в жизни. Impro-матч – это вообще отдельная тема, потому что там все по-другому, там все на сплошном адреналине.

Ф.В.: С появлением, кстати, вот этих «неготовых» ребят – они же все «ой, я еще не готов, мне бы лет 15 подумать», – мы стали играть долгую форму импровизации «Мыло», которая у меня в планах давно была, но замахиваться на нее было сложно. Потому что если короткая форма импровизации – это сложно, то долгая форма импровизации – это вообще за гранью возможного даже для нас, для импровизаторов. Но мы все вместе переступили черту, и теперь мы создаем «Мыло». Наш собственный рекорд – час двадцать непрерывной импровизации в рамках одной сюжетной линии, которая создается здесь же, в процессе игры.

Л.С.: Я училка, и всегда ею была. В 2010-м открыла свою студию вокального мастерства в городе Семей. А в 2011-м в 24 года я стала сертифицированным педагогом международного класса по вокалу – неслыханный подъем для девочки из периферии. Но так получалось, что жила я исключительно интересами студии и студентов. Есть у меня и лауреаты международники, и Гран-призеры. Но вопрос «А как же я?» не оставлял в покое. В 2017 году познакомилась с Волошиным, и по странному стечению обстоятельств решила всему в своей жизни говорить «да» – это один из основных законов импровизации. И вот мне наш общий знакомый говорит: «Я завтра иду в Импровизационный театр №1. Пойдешь со мной?». Ответ был «да». Я попала тогда на второе выступление Импровизационного театра. Вышла окрыленная и зачем-то сказала: «Все классно, ребята, но надо поменять стиль ведущего, ему нужно выстроить другую схему работы с залом». Вот кто меня за язык тянул? Потому как через несколько месяцев я стала ведущим, и уже сама училась осуществлять коннект между залом и артистами. Лично для меня это был прекрасный урок: не всегда и не во всем нужно выступать учителем. Импровизация быстро учит! Я помню свой первый выход с The.Impro: позвонили из Любительского театра Ермашова и предложили принять участие в фестивале камерных театров. Приняли с энтузиазмом, сказали: «Да!». А кто будет вести? Всего в составе два артиста и музыкант. Мне было не отвертеться. Слова ведущего раза четыре прописывала, но записи не пригодились – к импровизации можно подготовиться только морально и в прокачке навыков. Все. В итоге: существуем месяца четыре, нет ни заготовок, ни сценария, ни шаблонов, четыре участника, и мы берем Гран-При! А Филиппу еще и приз за лучшую мужскую роль дали, но мы не знаем, за какую именно, ведь их было четыре, в том числе и дама. Это был потрясающий опыт. Вот так я из училки перекочевала в артистку. Да, у меня уже был большой сценический опыт, но только сейчас, через два года, я могу точно сказать, что я артист The.Impro. Роль ведущего сложна, к ней приходилось привыкать, где-то себя ломать, в чем-то перестраивать свою личность. Я не могу предугадать, как пойдет шоу: каких создадут персонажей, ситуации, события, какой зритель пришел, в каком настроении. Даже это влияет на ход шоу. Но я каждый раз беру на себя ответственность, видимо, это мои жернова. И я очень рада этим жерновам, потому что, оглядываясь назад, я вижу, как трансформировалась моя личность. Изменения произошли просто колоссальные. И по-хорошему, импровизация нужна каждому человеку.

Лилия Сергеевна Муштагова

Когда смотришь на ваше выступление, создается впечатление, что вы репетируете это каждый день и играете изо дня в день. Как вам это удается: настолько чувствовать друг друга на сцене, продолжать друг друга с полуслова, с полувзгляда?

Ф.В.: Импровизация – это определенное состояние, импровизационное мышление. Во-первых, его надо нащупать сначала в себе, во мне как «я», что такое это состояние, когда я пребываю в этом? Писатели знают, что это такое, когда муза пришла. И наша задача, задача репетиционного периода, периода тренингов и всего «метода Волошина» - надрессироваться входить в это состояние, когда нужно тебе. Вот в этой формуле лежит очень много важных моментов. Тебе – кому? Ты – это кто? Кому нужно в это состояние входить? Надо подчинить себе свое тело, подчинить чувства, подчинить разум. Кому подчинить? Тому самому «я». И это целая тренинговая база. Один тренинг взяли, другой придумали, третий доработали. В 18-м веке импровизация уже была: певческая, стихотворная, но они (импровизаторы – V) все одиночки. Уметь играть на балалайке и поверх этого читать текст, только что придуманный от импульса, пойманного из зрительского зала, - это считалось верхом пилотажа. Джустиниани Джованни, итальянец, прожил около 40 лет в России, был известен, в итоге был приглашен в Санкт-Петербургский университет в качестве лектора, будучи просто импровизатором. Но вот в этом «просто импровизатор» все далеко не просто. Импровизация – это определенное состояние. И чувствуем мы друг друга, находясь именно в этом состоянии. Только войдя в этой состояние, можно начать чувствовать друг друга, доверять друг другу, понимать друг друга, считывать друг друга.

Л.С.: Действуй и принимай – это два основных закона, по которым существует наш театр и наше шоу. Мы выходим каждую субботу на сцену, и мы не знаем, что будет играться, но совершенно очевидны всего две вещи – это действуй и принимай. Больше ничего. Все, что летит из зала, – принимай и действуй. Все, что исходит от твоего партнера по сцене, – принимай и действуй. Только так работаем и в таком режиме. Например, я как ведущий приняла от зала задание и подействовала: получила, расписалась, передала артистам. А вообще на каждом шоу зритель проделывает еще большую работу, чем артист на сцене, потому что мы видим на сцене слабых мужчин, мужественных женщин – это все заказы наших зрителей. И все эти психологические игры происходят прямо в зале, пока ты сидишь, наблюдаешь, смеешься, внутри тебя происходит колоссальная работа.

Что такое Impro-матч?

А.Г.: В первую очередь это крутые продуктивные тренинги. Каждое занятие – это раскрытие себя внутри, вытягивание ребенка изнутри. Impro-матч меняет все вокруг, это разные эмоции, разное отношение к людям. И все, что получаешь там, применимо в жизни. Причем, ты не замечаешь вещи, которые потом в повседневной жизни используешь. Например, я до сих пор считаю до трех, прежде чем ответить. Даже выход на сцену – это тоже мощнейший тренинг. Многие приходят и говорят: «Можно я похожу, но на сцену не выйду?». А ведь это же обязательное. Все вытягивается: все эмоции, все жизненные переживания, все отношения, все реакции на слова, на действия других людей. Я несколько дней жила в эмоциях. Их проживаешь, их начинаешь чувствовать. И искренность начинаешь чувствовать, начинаешь говорить, действовать, жить по-настоящему, дышать полной грудью. Я кайфую, потому что не надо притворяться. Тебя принимают таким, какой ты есть. И все это – пространство, тренинги – достают из тебя тебя настоящего, человек себя заново видит. Но не все могут, потому что это такая колоссальная работа, кому-то легко дается, а кому-то нет.

Ф.В.: Я решил собрать все тренинги, которые есть, самые лучшие, которые были отработаны нами в процессе жизни Impro, и применить их в обучении людей с нуля, с нулевым знакомством со сценой. То есть людей, которые боятся выступать на публике. А страх выступления на публике стоит на втором месте после страха смерти. И я решил выпустить людей в бой с абсолютного нуля, применяя эти тренинги, дав всего шесть двухчасовых занятий, то есть это две недели. Более того, они выходят не просто на некоего зрителя. Первое: они выходят на импровизационную сцену, где они понятия не имеют, что будут играть. Второе: они там будут соревноваться друг с другом командами, а команды формируются за день до игры. Еще один момент – это все будет на настоящего зрителя. И самое страшное – зрителя приводят сами участники. А еще сидит жюри: актеры театра и кино, шоумены – Роман Альманский, Толепберген Байсакалов, Марат Абай-Дильда, вокальный импровизатор Жанель Сафиева, писатели – просто волчье жюри, что называется. И там нет вот этого: «Вот здесь, ребята, можно было…», а по факту. И жюри по факту рвется. Жюри, которое, по сути, ничем уже не удивишь. Волки, которые видели в сценической жизни все. Роман Альманский, который с 1994 года играет в КВН, шоумен, телеведущий, радиоведущий, тренер – попробуй его удивить. Рома сидит и взрывается через раз. А после шоу говорит: «Я не понимаю, как вы это делаете». Он ставит оценки «4» и «5», он оценивает. И так каждый член жюри. И вот это Impro-матч. Сейчас я расширил время тренингов – сейчас не 6 занятий, а 8, месяц занятий по 2 тренинга в неделю. Почему паузы между тренингами? Потому что эти глобальные изменения, которые происходят внутри, в психике, в мышлении, весь этот шлак, который начинает отторгаться, вся эта информация требует времени, с ней надо прожить. И даже через месяц кажется, что ты еще не готов. Причем это изменения в ультрастрессовой ситуации, которая создается на сцене.

Л.С.: Либо тебя жизнь поколотит, либо ты придешь и за два месяца через сцену пройдешь все эти моменты в более, скажем так, щадящей форме.

Ф.В.: Театр – это жизнь в миниатюре. Но так как жизнь – это импровизация, там все без сценария, то и импровизационный театр – это жизнь в миниатюре. И жизнь, как правило, очень жесткий учитель. Но если ты на сцене в этой миниатюре научишься относиться к чему-то происходящему с тобой, принимать то, что к тебе приходит от кого-то, действовать, несмотря ни на что, то и жизнь твоя изменится. То есть всего два закона: действуй и принимай. Но там очень много разных принципов. Действуй с абсолютным желанием делать это. Действуй, будучи уверенным в результате. В каком? Неважно, придумай. И куча вот таких принципов, которые познаются, осознаются через бой. Можно прочитать кучу книг, я прочитал, но пока все паззлы не собрались в одну картину здесь, на сцене, все это вообще бессмысленно. Но матч не для всех. Кому-то надо еще дорасти до него.

Л.С.: Люди на сцене настоящие. Сцена оголяет – у нее есть такое свойство, ты не можешь не быть настоящим, что-то да вылезет, зритель – не дурак. Неуверенность, высокомерие, страх, зависть, равнодушие – абсолютно все считывается зрителем. Ты как будто под микроскопом. И сцена вытаскивает из тебя ненужные эмоции и убирает, чтобы они не мешали в жизни. Можно, конечно, отдельно пройти ораторское мастерство, где-то пройти сценическую пластику, где-то – сценический бой или сценическое движение. Но вот в матче, видя уже четвертый выпуск импровизаторов, я понимаю, что студенты прокачиваются очень мощно со всех сторон.

Ф.В.: Матч не зря назван «Медоеды импровизации». Потому что импровизаторы – это смельчаки. Это люди, которые обладают потенциалом смелости.

Л.С.: Мы настоящие смельчаки, потому что все это своими руками создавали, выстраивали, делали все так, чтобы было комфортно всем.

О.Т.: Impro-матч, именно мое видение, - это то чудо, которое может разогреть желание человека развивать себя, поменять себя, поменять какие-то аспекты в своей жизни и действительно почувствовать себя крутым. Impro-матч приводит к балансу эмоций, чувств. Когда я стояла на сцене с командой, мы с ребятами все друг друга поддерживали, несмотря даже на то, что мы конкуренты. Мы друг за друга болели и переживали, когда кто-то был на сцене. Это единение нас всех. И могу сказать свои ощущения: когда вы мечтали прыгнуть с парашютом, и вот вы понимаете, что он на вас, и сейчас откроется шлюз, это то же самое, что открываются кулисы, ты делаешь шаг и летишь. Вот те ощущения и эмоции. Это я подобрала такие слова и картинки, но это надо прочувствовать.

Ф.В.: Матч и вся импровизация в целом, все эти тренинги направлены на развитие индивидуальности человека. Потому что каждый человек, прошедший все эти тренинги, решает что-то для себя. Он открывает самого себя. Ни ввергает себя в шаблоны, штампы, навязанные стереотипы. Потому что основной принцип The Impro – это раскрытие и развитие индивидуальности. «Едины в многообразии». Не куча шаблонов и штампов, армия, марширующая одинаково, а самодостаточные целостные личности. В этом главный принцип.

***

После интервью мы выходим на улицу. Артисты начинают обсуждать прошедшую незадолго до нашей встречи репетицию: как действовать в той или иной ситуации, играть какого-то персонажа, генерируют идеи, разбирают ошибки, без которых не обходится. И в какой-то момент Филипп Волошин говорит: «Вообще у меня мечта – набрать труппу человек 10, обучить их, и играть уже полноценные импровизированные спектакли».

Пока что шоу состоит из нескольких разных рубрик. Но игра актеров в каждой из них не просто живая и настоящая – это всегда эксклюзив. Потому что повторить такое уже невозможно, как и увидеть второй раз. И в этом преимущество The.Impro.Show Казахстан.

Рекомендовано для вас