6247
28 октября 2022
Айсулу Тойшибекова, фотографии Бауржана Сабитова

Вода сквозь пальцы

Участники музыкальной резиденции Batyr Lab о своих произведениях, посвященных экологии

Вода сквозь пальцы

Фонд имени Батырхана Шукенова в этом году провел вторую по счету резиденцию для композиторов и музыкантов Batyr Lab. На этот раз резиденция вышла за пределы Казахстана — для участия были приглашены музыканты со всей Центральной Азии, а программа была построена вокруг двух мастерских: современной академической музыки казахстанского композитора Санжара Байтерекова и экспериментальной мастерской под руководством таджикского композитора и музыканта Далера Назарова. Журналистка Айсулу Тойшибекова поговорила с участниками резиденции Batyr Lab этого года — узбекским композитором Фаррухом Акрамовым и электронным музыкантом из Астаны Тураном Нургожиным об их произведениях, в которых они рефлексируют на темы экологии.

Двадцатилетний студент Назарбаев Университета Туран Нургожин, выступающий под именем tvran, представил в рамках презентации Batyr Lab vol. 2 эмбиент-проект jeruyik?. Альбом из трех композиций посвящен экологическим проблемам Казахстана. В первую очередь — истощению запасов пресной воды и загрязнению воздуха промышленными заводами, выбросами ТЭЦ и автомобилей. Выбор темы неслучаен — два года назад Туран присоединился к общественной инициативе «Сохраним Малый Талдыколь»: он вел соцсети проекта, писал тексты про Малый Талдыколь. С тех пор он вынашивал идею художественного высказывания об этом.

Туран во время мастерской с Далером Назаровым

«Когда я заполнял заявку, то был очень вдохновлен тем, что у нас в стране есть такая возможность. Но в то же время я не до конца понимал, как будет происходить процесс, буду ли я чему-то учиться, как будут проходить наши встречи с Далером. Помню, как во время нашей первой встречи он сказал, что здесь нет требования следовать определенному подходу или идти по определенному пути. После нашей первой встречи я еще меньше понимал, в каком направлении пойдет резиденция и что из этого выйдет. Но впоследствии мы много общались с Далером во время резиденции и после, все лето, пока мы работали над своими проектами. Я просто рассказывал ему что у меня на душе, свои идеи по поводу проекта, что я о нем думаю, что мною движет, что волнует. Я говорил ему, что у меня не получается писать и я не знаю, куда я движусь, в каком направлении и что я хочу сказать своим произведением. Он мне очень помог освободиться от всех этих творческих блоков», — вспоминает Туран резиденцию и работу над альбомом.

Выпускник музыкальной школы, Туран начал писать свою музыку два года назад: сначала это был альтернативный рок, а год назад он начал пробовать писать электронную музыку, исследовать эмбиент и экспериментальные жанры:

«Помимо этого я начал больше вслушиваться в повседневные звуки: ветра, машин, города, природы, птиц. Я начал осознавать это как музыку и тоже как-то задействовать это в своем творчестве», — рассказывает Туран.

Именно звуки окружающего мира стали основой альбома jeruyik?: три композиции содержат полевые записи, сделанные Тураном в десятке мест по всему Казахстану от заводов в Темиртау до отдаленного берега Каспийского моря.

«Это художественная работа из трех частей, трех композиций: «Awa», «Suw» и «Omir». Названия довольно-таки прямолинейные. В Awa, например, я раскрываю проблемы загрязнения воздуха. В рамках этого проекта я был в Темиртау, Караганде, Балхаше, Алматы, Павлодаре, Аксу, Уральске и Актау. В композиции Awa я использовал записи, сделанные в Темиртау, Алматы, Павлодаре, Аксу. Это города, известные загрязнением воздуха из-за заводов, смога и выбросов ТЭЦ. Я записывал гул, шипение, звуки заводов, машин, всего, что связано с загрязнением воздуха. Первая композиция получилась максимально тревожная, внушающая какой-то ужас, страх. Вторая композиция — это Suw про проблему воды по всей стране. В ней много звуков волн, переливы воды, звуки движений по воде. Я записывал их на берегу Каспия, Балхаша, Талдыколя, у реки Жайык. Это полная противоположность первой композиции, она мелодическая. В этой композиции мне хотелось передать ощущение вытекающей из крана воды, чтобы показать, что в какой-то момент, боюсь, мы можем потерять эту воду. Третья композиция Omir — она самая короткая, самая приятная человеческому уху работа. Эту композицию я хотел сделать максимально спокойной, максимально придающей надежду. Если мы посмотрим вокруг, то мы увидим богатую и красивую природу. Даже если у нас есть проблемы, страх потерять это, я хотел бы сказать, чтобы мы не забывали насколько это все прекрасно, не забывали ощущение красоты жизни», — объясняет tvrun.

Фото Сабина Амангельдина/Астана

Альбом jeruyik? объединил две важные составляющие жизни Турана — музыку и активизм:

«Моя музыка в определенной степени является частью моего гражданского активизма. Но я хочу отметить, что это не политический активизм, я не пытаюсь идти против системы и делать заявления. Для меня здесь было в первую очередь важно как художнику, как композитору осмыслить все эти экологические проблемы и именно состояние. Для меня важно создать контекст, некую платформу для эмоциональной рефлексии об этих проблемах. В этом смысле я бы назвал свое творчество гражданским активизмом, способом сказать о том, что меня волнует как гражданина», — говорит он.

Композитор из Ташкента Фаррух Акрамов в рамках участия в резиденции Batyr Lab создал пьесу The Lost O’ral — «Потерянный Орал», — о трагедии Аральского моря — засыхающего водоёма на границе Казахстана и Узбекистана. В самом названии автор попытался соединить название моря на двух языках: от названия на узбекском (Orol dengizi) пьеса получила «О», а от названия на казахском (Арал теңізі) —окончание «рал».Композитор из Ташкента Фаррух Акрамов в рамках участия в резиденции Batyr Lab создал пьесу The Lost O’ral — «Потерянный Орал», — о трагедии Аральского моря — засыхающего водоёма на границе Казахстана и Узбекистана. В самом названии автор попытался соединить название моря на двух языках: от названия на узбекском (Orol dengizi) пьеса получила «О», а от названия на казахском (Арал теңізі) — окончание «рал».

Фото София Сейтхалилова/Ташкент

«Тема Аральского моря, как вы знаете, актуальна для всего мира. Я несколько лет слежу за ситуацией. Неактивно, а как бы издалека: что происходило, что происходит сейчас. Я подумал, что нужно людям об этом рассказать, раскрыть эту тему в произведении», — рассказывает Фаррух Акрамов. Композитор убежден, что важные для человечества темы, такие как экология, обязательно должны находить отражение и быть осмыслены в музыке.

При написании пьесы Фаррух Акрамов и ментор мастерской современной академической музыки Санжар Байтереков обсуждали, как отразить в музыке воду, песок, ветер и соль, выходящую на поверхность высохшего дна моря, которую затем ветром разносит по всему региону. Фаррух определил техники письма и преступил к работе. В результате получилось произведение для состава инструментов — скрипка, виолончель, флейта, кларнет и альт.

«Когда я приступил к написанию, мы с Санжаром Байтерековым задумались о том, что такое море, что такое высушенное море, какие последствия оно несет».

Фаррух Акрамов рассказывает, что экологическая катастрофа Аральского моря имеет далеко идущие последствия. Одно из них — негативное влияние на здоровье населения двух стран. В родной Бухаре Фаррух в больницах встречал людей, которые в разговоре с ним рассказывали о том, что развитие хронических болезней и онкологии связано с гибелью Аральского моря.

По данным Международного фонда спасения Арала, ежегодно ветер поднимает со дна Аральского моря до 80 тонн отравленной пестицидами соли. Пыльные бури разносят эту соль на тысячи километров вокруг, нанося урон экосистеме и здоровью людей.

«Я думаю, что музыка должна отражать важные для общества темы. Многие композиторы писали об актуальных событиях, которые происходили у них на родине. Например, Бетховен написал третью симфонию, посвятив ее Наполеону Бонапарту, но, когда он узнал, что Бонапарт — диктатор, то был разочарован. Тогда Бетховен изменил титульный лист партитуры произведения и назвал ее «Героическая», то есть посвятил всем тем, кто пал на войне <…> Это произведение, как картина — показывает трагедию Аральского моря и людей, живущих рядом с ним. Я хотел бы, чтобы люди больше задумывались о природе, потому что к трагедии Аральского моря привели действия человека. Эта трагедия была создана руками советских властей, которые изменили русла рек Сырдарья и Амударья. Я надеюсь, что однажды море вернется», — говорит композитор.

Музыкальная резиденция Batyr Lab Фонда имени Батырхана Шукенова в этом году состоялась во второй раз. Как объясняет директорка фонда Наргиз Шукенова, Batyr Lab в своей сути — это пространство для экспериментов, поиска формы и проверки гипотез. Причем как для участников, так и для самих организаторов, которые в этом году учли опыт первой резиденции и обратную связь ее участников:

«Две мысли мы точно извлекли из опыта прошлого года: молодым композиторам нужен ментор или проводник и это касается не только профессиональных техник и владения письмом, но и жизненного опыта, открытости миру, доступа к мировым площадкам или практикам. Если мы говорим о Санжаре Байтерекове, то он очень много нашим подопечным сказал о способах сделать так, чтобы твою музыку играли и слушали в Европе, в Азии. Я думаю, что это для наших подопечных очень важно. А если мы говорим об экспериментальной мастерской, то она в своем названии несет большое пространство для обсуждений и когда Далер впервые увидел ребят вживую, сказал: «Это не я буду вас учить, это вы будете меня учить». Далер поделился своим жизненным опытом, потому что у него был опыт переживания гражданской войны в Таджикистане, в принципе, это такой очень устойчивый взрослый мудрый человек. Когда он формировал анкету, по которой приглашал участников, стало понятно, какие люди будут открыты к такому опыту и диалогу, а какие — нет. Второе — мы очень хотели расширить фокус на регион Центральной Азии, потому что особенно после начала войны, у нас, у жителей Центральной Азии, много вопросов к себе и к осознанию нашего положения… Есть большое желание формировать связи внутри региона. Мы видим по результатам лаборатории, что присутствие Фаруха, Амалии и Дастана очень обогатило финальный материал и для нас большая радость, что мы их нашли».

По словам менеджерки проекта Гаухар Кожашевой, в прошлом году участники обратили внимание на важность умения работать со своим брендом. В этом году организаторы доработали программу, пригласив консультантов по бренд-менеджменту и авторскому праву.

«Одна из целей резиденции — это формирование сообщества. После завершения резиденций, что первой, что второй, мы не обрываем связи. Мы хотим и дальше продолжать приглашать участников на открытые мероприятия, если есть возможность, то придумывать совместные проекты. Нетворкинг — это важная часть нашей резиденции», — объясняет Гаухар Кожашева.

13 и 14 октября на большой сцене театра ARTиШОК состоялись презентации альбомов, песен и пьес, написанных участниками двух мастерских при грантовой поддержке от партнеров Фонда имени Батырхана Шукенова — Фонда Булата Утемуратова. Композиторы мастерской современной академической музыки выступили совместно с ансамблем современной музыки Eegeru. Релизы выпускников экспериментальной мастерской Далера Назарова и мастерской современной академической музыки Санжара Байтерекова уже можно послушать по этой ссылке.

Все, что мы хотим — это сформировать сильную культурную среду в Казахстане. Она возможна только когда ее игроки будут чувствовать себя уверенными, независимыми, профессиональными и дисциплинированными. Я надеюсь, что опыт взаимодействия и работы с нами — от подписания договора и требований к финансовому отчету до деловой переписки, — станет для них важным опытом, и они поймут как нужно и можно вести дела. Участники обеих мастерских — это те, кто проявили желание и открытость, готовность взаимодействовать с нами: прислать заявку, пройти отбор, приехать в резиденцию и прослушать образовательный мастер-класс. Это все говорит о том, что эта среда готова и реагирует. В них, несмотря на то, что они очень молодые, за счет рефлексии, сформулированы и сформированы какие-то позиции, которые вызывают уважение. Я верю, что за такими людьми и такими проектами будущее», — заключает Наргиз Шукенова.