4726
19 ноября 2018
Текст - Данияр Молдабеков/Фотографии - Ольга Логинова

Холодная война за чистый воздух

Насколько активны казахстанцы в отстаивании своих экологических прав?

Холодная война за чистый воздух

В последние годы тема экологии стала привлекать к себе всё больше внимания. Необходимость улучшения экологической ситуации признают на государственном уровне, в стране принята стратегическая концепция перехода страны к зеленной экономике. Все больший интерес к вопросу проявляют и граждане, что видно на примере многих громких тем – вроде строительства курорта на Кок-Жайляу. Однако гражданская активность в этом направлении, как и во многих других случаях, оставляет желать лучшего – в защите своего права дышать чистым воздухом казахстанцы все еще недостаточно упорны. Однако, по свидетельству опытных экологов, ситуация немного улучшается. Цифры тем временем говорят о том, что интерес к экологии растет по мере роста материального благосостояния.

Показательный пример

Год назад на участок рядом с Верненской обсерваторией заехали экскаваторы и начали уничтожать деревья – единственный источник свежего воздуха для жителей трех ближних домов. Жильцы, возмущенные уничтожением последнего клочка живой природы, позвонили в природоохранную прокуратуру, надеясь, что это поможет остановить уничтожение деревьев. Прокуроры приехали, выгнали строителей, но вскоре те вернулись. И больше не уходили. Так жильцы домов 9-а, 9-б и 98-в, что стоят на улице им. Сатпаева, вступили в неравный бой, который проиграли.

Начиналось все, однако, довольно бодро. Надеясь привлечь к своей проблеме кого-то кроме прокуроров, наиболее активные жители обратились в СМИ. Год назад несколько жильцов и журналистов поднялись на верхние этажи одного из домов, чтобы увидеть, как некогда зеленый участок, на котором расположена станция Казгидромета и Верненская обсерватория, превратился в пыльную поляну, из которой, как кисти проклятых, торчат обрубки бывших деревьев.

Долгое время жильцы не могли узнать даже название компании-застройщика, которая взялась за очистку территории под строительство, и что, собственно, планируется строить. Ходили разные слухи: кто-то говорил, что возведут музей, кто-то, что гостиницу. Эти слухи усилили негодование местных, потому что они и без того живут на участке, где дома стоят плотно друг к другу. Многие жаловались на отсутствие солнечного света и что дома совсем не проветриваются. «Эти дома (указывает на относительно новые ЖК, сданные в эксплуатацию в конце нулевых годов – V) итак строили с нарушениями. Положено ведь, чтобы расстояние между домами было 30 метров. Построили с расстоянием 10 метров, не больше. Скопление машин. У людей аллергия. Выхлопные газы, грязный воздух – все это идет в наши дома», - негодовал местный житель Владимир Азвалинский.

Помимо этого жители опасались, что во время очистки территории и строительства на участке что-нибудь взорвется – там, уверяли местные, осталась газгольдерная с газовыми баками. «Мы поднимали несколько раз этот вопрос (о газгольдерной – V) в акимате, но его так и не решили. Раньше мы пользовались природным газом, который завозили, но там все осталось в земле. Большие баки в земле. Они всегда могут взорваться. К тому же тут рядом заправка», - говорила Бахытгуль Есенкулова, председатель КСК «Южный», представляющий несколько домов.

Примечательно, что год назад, когда Vласть обратилась в Управление государственного архитектурно-строительного контроля города Алматы (ГАСК) за комментарием по поводу этой ситуации, там нашему вопросу удивились. «А где там строить? Там же и места нет», - сказал Vласти заместитель ГАСК Данияр Алимсейтов.

В итоге Vласти удалось узнать название компании – застройщика и их цели. Застройщиком оказалась строительная компания «Тастай-Девелопмент», а за уничтожение деревьев они взялись ради большой стройки, которую инициировал акимат Алматы. Оказалось, что за год до описываемых событий (то есть, в 2016-м – V) градостроительный совет с участием акима Алматы Бауыржана Байбека утвердил проекты строительства многоквартирного жилого дома с подземным паркингом и гостиницы Holiday Inn Express в Бостандыкском районе, севернее улицы Сатпаева и западнее проспекта Сейфуллина.

«Проектная документация (о строительстве – V) разрабатывается по решению градостроительного комитета от 18 июня 2016 года. Нам поручено отреставрировать за свой счет Верненскую обсерваторию, которая является памятником архитектуры и истории Алматы. Эта территория находится в коммунальной собственности. Года два тому назад, еще при акиме Есимове, было письмо, что оно неправильно эксплуатируется, следует отдать его в коммунальную собственность. Нам поручили, сказали организовать музей. Гостиницу, сказали нам, которую вы строите, как раз будут смотреть (музей - V) ваши гости-иностранцы. Какие там будут экспонаты, это, конечно, с помощью объединения музеев и управления культуры разрешится. Здание находится на балансе объединения музеев. Нас заставили подписать меморандум. Ну, не заставили, но вот сейчас мы за свой счет это здание реставрируем. Это социальная ответственность, мы вынуждены ее выполнять. Есть реставрационный проект, выполняло его управление культуры. В ГАСК мы не давали уведомление, потому что подрядчик и инвестор дает его в управление культуры. В ГАСК мы написали, что, если возникнут вопросы, пусть обращаются в управление культуры. К письму мы приложили копию меморандума. Решение градсовета тоже», - сказал Vласти по телефону представитель компании-застройщика «Тастай Девелопмент» Шалкар Медеубеков.

Объяснения компании не удовлетворили жильцов, и они обратились в акимат Бостандыкского района. Собрав три тысячи подписей, они направили властям письмо, в котором жаловались на уплотняющую застройку и уничтожение последних источников кислорода, а также подчеркнули, что давно просили помочь организовать детскую площадку.

***

Прошел год. За это время, по словам директора «Демалыс и Ко» Фарида Байгозова, на участке, где началась стройка, вырубили 135 лиственных деревьев. Из-за этого летом 2018-го в офисе КСК «Демалыс и Ко» собралось несколько местных жителей, Фарид Байгозов и адвокат. Собравшиеся разрабатывали стратегию борьбы, планировали подавать иск против застройщика. Цель была простой: прекратить строительные работы любой ценой, чтобы на плотно застроенном участке появился сквер, а не гостиница, парковка и очередной жилой дом. За некоторое время до этой встречи несколько жильцов, по словам одной из их соседок, даже попытались прорваться на территорию стройки, чтобы хоть на время прекратить постоянный шум (в бой, кстати, в буквальном смысле пошли одни старики: собеседница, пожелавшая остаться анонимной, уверяет, что наибольшую активность проявили в основном пенсионеры). Во время самой встречи появилась идея написать в центральной офис Holiday Inn в Англии, чтобы они тоже обратили внимание на ситуацию и отказались от участия в проекте. Словом, планов у местных было множество, настрой был решительный, но закончилось все не так, как могло.

«Судов не было, потому что мы не собрали нужную сумму. Собирали подписи, но так и не собрали. Ходили по квартирам. Многие против, но подписи ставить не стали. Говорят: да, мы против, но это гиблое дело, мы не хотим тратить время и деньги, лучше ремонт дома сделаем», - говорит местная жительница Анна.

Байгозов, тем не менее, считает, что кое-каких успехов достичь все же удалось. «Пока мы шум не подняли, нас особо не извещали даже ни о чем. А потом нам хотя бы начали что-то говорить, объяснять, показывать документы», - говорит он.

Директор КСК «Демалыс и Ко» утверждает, что некоторое время назад у них была встреча с представителями компании-застройщика, которую организовал депутат городского маслихата Константин Авершин. «У нас была встреча с застройщиком по инициативе Константина Авершина. Встреча была в помещении КСК «Южный». Встречались с проектировщиками, смотрели документы. Потом нас пригласили в «Казгипригор». Они показали нам документы, где указано, что расстояние от торцовой части здания до фасада нашего дома по нормативам должно быть не меньше 10 метров. У нас 16 метров получается. Если бы они стояли параллельно, там был бы другой норматив. Поэтому, видимо, это непонимание и вызвало разногласия. Мы считали, что это здание построено неправильно. В этой части вопросы отпали, потому что мы поняли, что здесь бесполезно что-то делать, раз стройка вовсю идет, да и вся документальная база есть», - говорит Байгозов.

По его словам, у местных жителей до сих пор осталось недовольство, связанное с тем, что их вовремя не известили о планах по строительству. Но судиться они все равно не будут. «Есть недочеты, - поясняет Байгозов, - что они (компания-застройщик – V) во время не известили нас. Но это подпадает разве что под какие-то штрафы, которые для этой компании болезненными не будут. Тут будет больше бумажной волокиты, чтобы дойти до этого (до суда – V). Игра не стоит свеч. Как суд рассмотрит этот вопрос? Скажут: ай-ай-ай, так нельзя делать. Материальный ущерб оценить сложно, поэтому обращение в суд мы сочли не целесообразным».

По словам местной жительницы Анны, недовольство местных не ограничивается только тем, что их о планах по строительству известили ненадлежащим образом. Уничтожение зелени, уплотняющая постройка – все это местные не забыли, уверяет она. Тот факт, что расстояние между строящимся и действующим жилым домом будет составлять 16 метров, по ее словам, принципиально ничего не меняет: «Это все равно очень близкое расстояние. Но мы ничего не можем сделать. Формально все по закону, не придраться». Но еще больше ее беспокоит полное уничтожение деревьев. Словам представителя компании-застройщика, который обещал высадить новые деревья взамен срубленных, она не верит. «Я задала вопрос: как они обещанное количество уместят? Они говорят, что вдоль периметра посадят. Но я сомневаюсь, что им удастся», - говорит Анна.

Подытоживая тему, она говорит: «В общем, проблема остается. Но что делать? Будем терпеть».

Доколе?

Казахстанцы далеко не всегда готовы до конца отстаивать свои права, это касается многих сфер, экологии тоже. Описанная выше история – наглядный тому пример.

Светлана Спатарь, менеджер проектов экологического общества «Зеленное спасение», тем не менее, утверждает, что в последние годы ситуация начала меняться в лучшую сторону. Во всяком случае, в Алматы. По ее словам, еще лет 5-7 назад им в офис звонили от силы 3-4 раза в месяц, а сегодня звонят каждый день «по многу раз».

«Этот прогресс мы можем связать с появлением социальных сетей. У людей появились информационные каналы, независимые от государства. Фейсбук активно использовать стали как раз лет семь назад. Примерно в это же время мы начали фиксировать рост активности. Люди начали получать альтернативную и независимую информацию. Если «Казгидромет» и акимат еще несколько лет назад говорили, что с воздухом у нас все нормально, что нет превышений, то люди на эту тему особо и не реагировали. А вот когда появилось независимое предложение AUA, показавшее альтернативные данные (в конкретных цифрах), люди увидели, что проблема есть. Для меня это было шоком, потому что мне как экологу это казалось само собой разумеющимся, ведь, казалось бы, люди выходят на улицы, сами должны видеть, что с качеством воздуха в Алматы серьезные проблемы. Когда появился доступ к четкой информации, люди поняли, что проблема есть и говорить об этом стали чаще, стали больше интересоваться вопросом. Надо сказать, после этого и акимат стал больше внимания уделять этой теме. В результате нам в 2015 году удалось повлиять на программу развития города. Они включили экологические вопросы, хотя в первоначальном варианте их не было», - говорит Спатарь.

Светлана Спатарь

Кроме того, казахстанцы (в данном случае – алматинцы) стали куда более пытливы. Основные вопросы, которые их интересовали – это вырубка деревьев, стихийные свалки и уплотнительная застройка. Сегодня эти темы сохраняют свою популярность, однако, обращаясь к экологам, люди уже просят не только помощи, но и совета, чтобы понять: как они могут решить вопрос самостоятельно? «Люди стали интересоваться системными вопросами, законодательством. Спрашивают: какие законы нам могут помочь, на какие законы ссылаться. То есть в тему погружаются глубже. Помню, пенсионерка звонила, просила рассказать о законах, чтобы она более предметно разговаривала с рубщиками деревьев и представителями полиции», - говорит Светлана Спатарь.

Более того, они готовы отстаивать свои права не только письмами и звонками, но и более активной деятельностью. В качестве примера Спатарь приводит историю с парком «Южный», акимат там решил провести реконструкцию, в рамках которой планировалось вырубить 400 деревьев, а жители близлежащих домов смогли повлиять на проект и защитили деревья! «Активистов, которые выходят на улицы, в парки, тоже становится больше. По многим другим вопросам, по тому же парку «Южный», мы видим, что люди еще не идут сколько-нибудь массово, но все равно рост активности однозначен. Если раньше на слушания по тому же Кок-Жайляу приходила пара десятков человек, то в последний раз пришло уже более ста человек (речь о защитниках урочища – V)», - пояснила эколог.

Куда более активны стали не только горожане, но и жители области. «Раньше, - говорит Спатарь, - обращения горожан были куда более частыми, чем жителей области. Сегодня наоборот – жители областей обращаются куда активнее. Я связываю это с распространением интернета. Звонят с поселков. Их в основном волнуют те же проблемы – несанкционированные свалки, вырубка деревьев, промышленные предприятия».

Рост интереса к экологии со стороны граждан – не экологов и не чиновников отмечают и коллеги Спатарь из других частей страны. Например, Светлана Могилюк, председатель павлодарского общественного объединения «ЭКОМ», сказала Vласти, что примерно со второй половины нулевых годов активность павлодарцев и жителей области заметно возросла. «Есть хороший пример: проект строительства завода по сжиганию опасных отходов. Это всё началось в 2013 году. В 2015-м состоялись слушания. Это одна из самых масштабных кампаний с участием общественности: мы собрали более 100 тысяч подписей всего за неделю. Тут чуть ли не все горожане подключились. На слушания пришли более 500 человек, не все смогли попасть в зал. Слушания были очень громкими и скандальными, вроде тех, что в Алматы по Кок-Жайляу. Люди были в футболках с лозунгами, с плакатами».

ФОТО pavon.kz

Но так было не всегда. На заре своего становления, в конце 80-х, ЭКОМ состоял всего из нескольких активистов. Годы спустя, в начале нулевых, масштабную по задачам кампанию во время строительства электролизного завода в регионе, который является одним из лидеров по онкозаболеваемости, ЭКОМовцы вели своими силами; на общественных слушаниях в 2004 году, посвященных этому вопросу, по словам Могилюк, «пришли одни заводские», - говорит эколог. С годами же активность павлодарцев выросла, что, впрочем, не так удивительно: экологические проблемы в регионе, где много производственных объектов, трудно не заметить.

«Павлодарская область с Карагандинской постоянно соревнуются в печальном лидерстве по объемам выбросов. У нас одна из самых загрязненных территорий. Выбросы в атмосферу, твердые промышленные отходы. У нас сосредоточено 60% тепловой энергетики, добыча полезных ископаемых, нефтехимический завод, алюминиевый завод. Много предприятий, высокий уровень онкозаболеваемости. Один из самых высоких в Казахстане. Жители озабоченны этим. Вопрос экологии, согласно соцопросам, они ставят на первое место», - говорит Могилюк.

Этот год в Павлодаре объявлен годом экологии. Тем не менее, горожане столкнулись с той же проблемой, что и алматинцы – с вырубкой деревьев. «Звонков стало больше именно по этому поводу. Стали обращаться за консультацией. Люди стали понимать, что все-таки можно защищать свои экологические права», - говорит Могилюк.

Несмотря не некоторый прогресс, добавляет эколог, люди мобилизуются более-менее эффективно только в тех случаях, когда угроза и ее результаты очевидны и дадут о себе знать в скором времени. Если же речь идет о проблемах, эффект от которых проявится в перспективе или будет не так очевиден, то здесь павлодарцы по-прежнему куда менее организованы. «Например, на недавние слушания по строительству в пойме реки Иртыш (там собираются строить биатлонные трассы) пришло совсем мало заинтересованных. Организаторы нагнали туда спортсменов и еще непонятно кого. Широкое экологическое мышление – здесь пока наши граждане не до конца созрели», - говорит Могилюк.

Эколог из другой части страны – южно-казахстанской – Константин Подушкин, возглавляющий шымкентский природоохранный фонд ЭКО ОКО также подчеркивает, что постоянного и систематичного интереса к вопросу экологии нет. Люди, по его словам, горячо откликаются на такие инициативы как высадка деревьев, но собрать сколько-нибудь внушительное число для отстаивания более сложных вопросов все еще довольно затруднительно. «Как-то возникла идея высадить деревья. Я обратился к своему знакомому, директору Сайрам-Угамского национального парка. У них был питомник саженцев – ясени, орехи. Он мне выделил порядка пятидесяти саженцев. Находились они далеко от города. Позвонил туристам, они помогли мне с транспортом, поехали в этот питомник, выкопали саженцы. Затем я кинул клич через Фейсбук, что надо помочь деревья посадить. В результате на 50 саженцев человек сто собралось. Группе джиперов, подъехавшей чуть позже, даже не хватило саженцев. В принципе народ откликается живо, но не системно. Организовать народ на постоянной основе пока не получается – не привыкли к самоорганизации наши люди», - говорит активист.

По его мнению, причина слабой гражданской активности, помимо прочего, связана с тем, что в ней не заинтересованы власти. Среди множества примеров он приводит такой: как-то Подушкин и его соратники предложили шымкентским властям поспособствовать созданию учебника по экологии, который бы с детства прививал шымкентцам интерес к экологическим вопросам, но никакой заинтересованности со стороны чиновников не было.

«У нас основная беда, что за последнее время уничтожили гражданское общество, самоорганизацию граждан. У нас любую организацию граждан давят на корню. Или как минимум не поддерживают. Власти боятся гражданского общества в принципе», - считает Подушкин.

Немного цифр

Вне зависимости от того, действительно ли власти боятся гражданского общества или нет, можно с определенной долей уверенности сказать, что они не способствуют его развитию. По крайней мере, в случае с экологией. Об этом говорят официальные цифры. По данным комитета по делам гражданского общества, с 2016 года в рамках грантового финансирования неправительственными организациями (НПО) реализован 161 проект. «Проекты были направлены на развитие местного самоуправления, усиление роли гражданского сектора в социально-экономическом развитии страны, формирование правовой культуры общества, развитие волонтерской деятельности, на защиту прав детей, укрепление межнационального согласия и дерадикализации общества, охрану здоровья граждан, пропаганду здорового образа жизни, на охрану окружающей среды», - сообщили в комитете в ответ на запрос Vласти. Там также проинформировали, что с 2016 года в рамках грантового финансирования реализовано только три проекта. «Так, в рамках грантового финансирования, экологическими НПО (ОФ «Экологический фонд Казахстана», Республиканский Штаб Жасыл Ел, ОО «Human Health Institute») по направлению «охрана окружающей среды» реализовано 3 проекта», - пояснили в комитете.

Помимо грантов, НПО имеют право на финансирование в рамках государственного социального заказа. Финансирование выделяют семь государственных учреждений – агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции, генеральная прокуратура, министерство здравоохранения, министерство информации и коммуникаций, министерство национальной экономики, министерство образования и науки, министерство общественного развития и местные исполнительные органы. «В рамках государственного социального заказа профильного центрального государственного органа, занимающегося вопросами охраны окружающей среды – Министерством энергетики РК, с 2015 по 2017 год НПО был реализован один долгосрочный проект», - сообщили в комитете по делам гражданского общества.

Всего за последние четыре года в рамках госзказа местных исполнительных органов НПО реализовали 8177 проект. Из них по направлению «охрана окружающей среды» реализовано всего 137.

Также в законе «Об НПО» предусмотрена такая модель поддержки НПО как премии. В этом случае экологов, судя по официальным данным, также трудно назвать любимчиками государства. Как пояснили в комитете по делам гражданского общества, «премии присуждаются НПО за их вклад в решение социальных задач ежегодно, начиная с 2017 года». В 2017 году на конкурс на соискание премий для НПО было подано 216 заявок со всех регионов республики. По итогам рассмотрения конкурсной комиссией заявок на соискание премии, победителями признаны 59 НПО, работающие по 15 направлениям. Экологи получили четыре премии. Но и те ушли к организациям, которые в лишней поддержке не нуждаются: две из четырех премированных экологических НПО – «Коалиция за зеленую экономику и развитие G-GLOBAL» и общественный фонд «Семей-Яп» – значатся в реестре Ассоциации экологических организаций, которую возглавляет Алия Назарбаева. При этом в Ассоциации состоят далеко не все казахстанские организации, занимающиеся вопросами экологии.

ФОТО aeok.kz

Богатые тоже экологи

Отсутствие большого интереса к экологическим проблемам с большой долей уверенности можно связать с тем, что казахстанцы гораздо чаще думают о совершенно других вещах. Дороговизна товаров и продуктов первой необходимости, низкий уровень зарплат и пенсий, трудоустройство, дороговизна комуслуг, недоступность жилья, неудовлетворительное состояние медицины, выплата кредитов, коррупция властей, высокая стоимость высшего образования, плохое состояние автодорог – вот темы, которые, согласно исследованию института мировой экономики и политики (ИМЭП), волнуют казахстанцев куда больше, чем состояние экологии. Этот вопрос волнует только 10,9% опрошенных казахстанцев (в рамках общенациональной выборки опросили 2216 человек, опрос проводился в июле 2017-го).

«Здесь интересно, что чем выше уровень доходов, тем выше беспокойство по поводу экологии», - прокомментировал исследование социолог Серик Бейсембаев.

По результатам исследования экспертам ИМЭПа удалось установить, что экологией интересуются всего 8,30% казахстанцев с доходом до 100 тысяч тенге в месяц. Среди казахстанцев с доходом от 101 до 200 тысяч тенге заинтересованных уже больше – 11,60%. Те, чей доход составляет от 201 до 300 тысяч, еще активнее называют экологию в числе важнейших тем. Таких среди этой группы граждан 15,00%. Больше всех экологией интересуются казахстанцы, которые в месяц зарабатывают от 301 тысячи тенге.

В связи с этим можно сделать вывод, что рост интереса к экологии будет расти по мере роста благосостояния казахстанцев.

Этот тезис подкрепляется мировыми показателями. Согласно результатам исследования всемирного экономического форума в 2017 году странами с самым чистым воздухом названы Новая Зеландия, Швеция, Астралия и Канада – то есть государства, жители которых, в отличие от казахстанцев, решили вопросы с зарплатами и пенсиями и теперь могут себе позволить уделить больше времени воздуху, горами и рекам.

Рекомендовано для вас