4716
9 октября 2019
Текст Данияра Молдабекова, фото Юны Коростелёвой

Битва за мирный протест

Гражданские активисты рассказали о том, как их задерживали и судили после сентябрьских протестных акций

Битва за мирный протест

В сентябре в Алматы, как и в ряде других городов Казахстана, прошли протестные акции разных масштабов. В основном протестующие, пользуясь своим конституционным правом, выступали против китайской экономической экспансии и за освобождение Мухтара Джакишева. Некоторых из них не трогали, но некоторых задерживали – причем не во время самих акций, а позже, неделю спустя. Активисты и их адвокат провели пресс-конференцию в офисе Казахстанского международного бюро по правам человека (КМБПЧ), во время которой рассказали о нарушениях своих прав.

10 сентября около десяти человек устроили пикет в центре Алматы, в районе Казахстанско-Британского университета (КБТУ), требуя освобождения Мухтара Джакишева. Один из пикетчиков, Ермек Казиев, имел при себе плакат с надписью «Свободу Джакишеву». «Он несправедливо осужден, к тому же инвалид третьей группы», - объяснил свой поступок Казиев во время пресс-конференции в КМБПЧ, добавив, что, увидев сотрудников акимата, он сложил свой плакат и ушел. «Я с группой лиц пошел в сторону парка 28 панфиловцев, по пути сфотографировались у памятника Алие Молдагуловой. Когда увидел сотрудников акимата, я сложил плакат», - сказал Казиев. Призывы расходиться, которые представители городских властей озвучили ранее, Казиев, по его словам, не мог слышать: в это время он находился на противоположной стороне улицы Толе би, в сквере, а не около КБТУ. «На суде, - подчеркнул Казиев, - мой адвокат показал видео, что сотрудник акимата призывал расходиться в то время, когда я стоял на верхней стороне Толе би. Так как я находился на верхней стороне, я этого слышать не мог».

Казиева задержали 17 сентября, ровно неделю спустя после мирной акции. «Задержали с места работы. Не представившись, спросили, кто я, затолкали в машину. Доставили в РУВД, где держали около 8 часов. Отвезли в административный суд. Не предоставили сначала адвоката, я добился этого с трудом. В нашей стране законы не работают», - заявил Казиев, добавив, что до ареста его «преследовали» и снимали на видео. «Статья 32 Конституции дает гражданам право собираться мирно и без оружия. Но это право не работает», - резюмировал Казиев. За мирный пикет за освобождение Мухтара Джакишева он получил 15 суток.

Другой гражданский активист, Геннадий Крестьянский, также получил 15 суток административного ареста, но за участие в другой акции – митинге против китайской экономической экспансии, собравшем 4 сентября несколько десятков человек у акимата Алматы.

Фото Юны Коростелевой

Примечательно, что Крестьянский, по его словам, присутствовал на нем в качестве корреспондента газеты «Дат», одетый в жилетку «Пресса». Его, как и Казиева, задержали 17 сентября. «Когда полиция пришла задерживать, я был обманут. Мне сказали, что отпустят после профилактической беседы. Но из полиции повезли в суд. Суд был ночной», - сказал Крестьянский.

Во время суда ему стало плохо, пришлось вызывать скорую помощь. Приезжало несколько бригад, включая кардиомобиль. «Судья давил на врачей, - сказал Крестьянский, - уговаривал, чтобы они сказали, что я готов к суду. Но вторая бригада отвезла меня в БСМП. Когда стабилизировали, повезли в Бостандыкский РУВД». Там, по его словам, он провел ночь в холодной камере, ему «нечем было укрыться», а утром, перед судом, ему не дали еды. «Друзей и близких на суд не пустили. Два дня меня вообще не кормили. В итоге дали 15 суток, но фактически я отсидел 16 суток, ведь задержали меня 17-го, а судили 18-го», - подчеркнул Крестьянский.

Он также заявил, что его родных, которые хотели встретить его во время освобождения, обманули: им, по словам активисты, сообщили, что его отпустят 2 октября, но он вышел днем позже. «Моя семья целый день меня ждала», - добавил активист.

После ареста Крестьянский, возмущенный нарушениями во время его задержания и суда, объявил голодовку. 19 сентября Vласть написала запрос в департамент полиции Алматы, чтобы уточнить ситуацию с голодовкой активиста, но ответа так и не получила.

О нарушениях в случае с Крестьянским и Казиевым заявил и адвокат Салават Саскебаев, защищавший в сентябре шестерых активистов, задержанных за мирные акции. Среди прочего он рассказал, что протоколы по их делам подписывали только в зале суда, что он сам и засвидетельствовал. «Получается так: протокола нет, а документы в суде. Как возможно, что документы, на основании которых их привлекают, еще не составлены? Судьи и прокуроры бежали впереди паровоза. На все наши замечания никто не реагировал», - сказал Саскебаев.

С нарушениями Саскебаев столкнулся не только в суде. «Я пытался попасть к подзащитным в спецприемник. Приехал в первый день, мне говорят, что никого нет, езжайте в ДВД. Не смог попасть. Возвращаюсь в спецприемник. Вот мое заявление, нужна встреча, зарегистрируйте. Мне говорят: нет, езжайте в ДВД, получите визу, что вам разрешили посещать. Таким образом, нарушается закон об адвокатской деятельности. Снова еду в ДВД. Дают телефон управления административной полиции. Четыре часа я простоял в проходной. Хорошо, что встретился знакомый, я попросил его зайти в административную полицию, пояснить мою ситуацию. Только после этого я смог попасть в здание», - вспоминал адвокат.

Когда он, наконец, вновь добрался до спецприемника, ему сообщили, что встретиться с подзащитными он не может: у них, сказали Саскебаеву, прогулка, и ему следует прийти после 18.00. «Если до ужина успеете, пять-десять минут на каждого у вас есть, сказали мне Пришлось на высокие тона перейти, после этого запустили. Ни с одним из подзащитных не удалось поговорить в отсутствии постового. Я говорил им отойти в сторону, но они ссылались на приказ», - сказал Саскебаев.

Нарушения были и во время апелляционных слушаний, которые проходили в спецприемнике. По словам Саскебаева, до апелляции в городском суде ему сообщили, что слушания будут проходить открыто, в спецприемнике позволят аудио и видеосъемку. «На следующий день состоялся процесс по Крестьянскому. Я заявил 4-5 ходатайств. Первое: чтобы пустили журналистов, потому что обещали. Судья выслушал, вызвал начальника спецприемника. Тот сказал, что это режимный объект, никого не допустят. Давайте, сказал я, будем снимать только суд. Ни территорию, ни камеры, арестантов никто снимать не будет. Также я ходатайствовал об экспертизе по состоянию Крестьянского. Суд отказал. Я ходатайствовал, чтобы вызвали все три бригады скорой, которые оказали помощь ему. Тоже отказали».

Адвокат настаивает, что нарушением был и сам факт задержаний и арестов активистов, потому что они пользовались своими конституционными правами, а в ходе акций, митингов и пикетов, общественный порядок не нарушался. «Участники митингов и других акций не совершали противоправных действий, - подчеркнул Саскебаев. - В суде я задавал вопросы всем присутствующим: нарушался ли общественный порядок? Нет, не нарушался. Дороги перекрывали? Нет, не перекрывали. Деревья ломали? Нет, не ломали. Общественный порядок не нарушался. 4 числа это было перед акиматом, там нет движения. Зачем люди пришли? Они пришли задать вопрос: правда ли, что 55 заводов из Китая переносят в Казахстан? Сколько они там были? Говорят по-разному. Но перед людьми выступали представители исполнительной власти. Когда людям объяснили, что митинг незаконный, люди разошлись».

Иллюстративное фото Данияра Мусирова

Айдар Оразбеков, также получивший в сентябре 15 суток ареста, рассказал корреспонденту Vласти, что 10 сентября, во время пикетов в поддержку Джакишева, проходил мимо. «Я сфотографировался с людьми, которые стояли с плакатами, и ушел», - заявил Оразбеков.

По словам другого арестованного, Мурата Шорманова, активисты намерены добиваться справедливости. «Мы будем подавать в суд на компенсацию, подадим кассационную жалобу», - заявил Шорманов.

В начале сентября этого года верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет призвала власти Казахстана реформировать законы о митингах, клевете и о возбуждении розни. Продолжающееся содержание под стражей заключенных по политическим причинам и фактический запрет оппозиционных собраний не являются благоприятными для истинного и открытого диалога», - заявила Бачелет.

Кроме того, она призвала власти страны реформировать законодательство, использующееся «для подавления несогласия, включая широкое определение языка вражды и клеветы, криминализацию клеветы, ограничительные разрешения на мирные собрания, ограничительное регулирование НПО, профсоюзов и религиозных объединений».

Рекомендовано для вас