13633
29 июня 2020
Текст Данияра Молдабекова, иллюстративное фото Дулата Есназара

«Удары наносили в район почек и грудной клетки»

Как активисты пытаются обжаловать действия сил правопорядка

«Удары наносили в район почек и грудной клетки»

Задержания во время попыток провести митинги часто происходят в довольно жесткой форме: политические активисты говорят о незаконных задержаниях, а иногда и побоях. Часть из них жалуется на действия полиции официально и иногда даже получает ответы на свои обращения. Vласть рассказывает, как активисты пытаются отстоять свои права легальным путем.

25 августа прошлого года активисты правозащитной инициативы Qaharman решили организовать «монстрацию» - мирную юмористическую акцию, на которой хотели с иронией обыграть актуальные политические и социальные вопросы. Около 15 человек собралось в 15.00 напротив столичного «Хан-Шатыра» с плакатами «Чё хмурые как будто в Нур-Султане проснулись», «Просто плакат», «Рухани стены» и другими.

«Ещё была большая растяжка с надписью "две коровы спасти страну готовы" и двое ребят в костюмах коров. Но ее мы не успели раскрыть», - вспоминает участница акции Алия Избасарова.

Вскоре после того, как желающие провести «монстрацию» пришли к «Хан-Шатыру», к ним подошла заместитель руководителя одного из управлений столичного акимата Акмарал Сабит. С ней был полицейский. Сабит сказала, что если активисты развернут плакаты, то это расценят как несанкционированный митинг. Восемь человек, свернув плакаты, пошли в сторону театра Astana Opera. За ними шли полицейские в униформе и люди в гражданской одежде. Около театра их бросили в автозаки. Задержанных около часа продержали в Есильском управлении полиции, взяли объяснительные, а потом отпустили. По меньшей мере двум участницам акции, Алие Избасаровой и Боте Альжановой, выписали штрафы.

«Потом мы это решение оспорили, и наш адвокат Ольга Витальевна Эннс подала иск о возмещение морального ущерба против департамента полиции. Суд вынес решение, чтобы мне департамент полиции выплатил 50 тысяч тенге. Но потом прокуратура и Минфин обжаловали решение Сарыаркинского суда», - рассказала Избасарова Vласти.

Позже была подана апелляция, слушания состоялись 24 июня. По словам Избасаровой, следующее заседание состоится 7 июля.

Фото Сании Тойкен, радио Азаттык

Жалоба на избиение

25 октября 2019 года в Алматы, в съемной квартире, задержали Ерлана Файзуллаева и еще нескольких мужчин. По версии полиции, они хотели принять участие в митинге 26 июня, который анонсировал Мухтар Аблязов.

«11 ноября 2019 года Файзуллаев Е.М. обратился в офис Бюро по правам человека, Файзуллаев Е.М. был подвергнут задержанию и позже доставлен в РОВД Жетысуского района. Файзуллаеву Е.М. не предъявлены основания задержания, при доставлении в РОВД не была проведена регистрация, не предоставлены минимальные гарантии по уведомлению своих родственников о месте нахождения, доступ к адвокату. Сотрудники РОВД применяли к нему пытки с целью признания о его намерении в участии в мирном митинге, отрицая свою причастность, Файзуллаев Е.М. был избит вышеуказанными сотрудниками РОВД и ДКНБ, удары наносили в район почек и грудной клетки, от многочисленных ударов, Файзуллаев Е.М. терял сознание.- рассказала юрист Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧ), Коалиции НПО Казахстана против пыток Анна Солодова. 11 ноября Коалиция направила сообщение в прокуратуру города.

В разговоре с Vластью Файзуллаев также отметил, что в полиции хотели, чтобы он признал себя участников ДВК - движения, которое вопреки критике правозащитников Есильский суд столицы запретил в 2018 году.

Фото с сайта КМБПЧ

На следующий день после побоев, которые Файзуллаев при помощи другого задержанного успел сфотографировать в управлении полиции Жетысуского района, суд вынес решение о его аресте на 10 суток. Во время ареста ему стало плохо. «Ерлана доставили в городскую больницу №4, где выдали справку, что все у него хорошо. И только после выхода на свободу он обратился в другую клинику, где травматолог сделал предварительный диагноз — закрытый перелом тела грудины с незначительным смещением (правда, определив характер травм как бытовой)», - сообщалось на сайте КМБПЧ.

В январе этого года Коалиция НПО против пыток отправила в Генпрокуратуру письмо с требованием разобраться в бездействии их коллег.

«Никакого ответа не было, ничего не было», - говорит Файзуллаев.

По словам Солодовой, на днях она планирует связаться с Файзуллаевым. «В связи с пандемией COVID 19, к сожалению, нам не удалось подключить экспертов по оценке морального вреда, в настоящее мы проводим необходимую работу для продолжения стратегического производства по данному делу.Результата мы в любом случае — если не национальном уровне, то на уровне Комитета ООН по правам человека», - сказала юрист КМБПЧ.

Иллюстративное фото Данияра Молдабекова

К адвокату Жанаре Балгабаевой часто обращаются люди, задержанные до или во время митингов. Она рассказывает, как зимой прокуратура признала нарушение прав ее подзащитного и ее самой.

«Зимой после митинга двоих моих подзащитных отправили в Карасайский изолятор временного содержания (Алматинской области - V). Тогда один из подзащитных объявил сухую голодовку. Суд изменил постановление, освободил его. Но там же оставили другого человека, которого я представляла на апелляции. Он тоже держал голодовку, но пил воду. Я не могла попасть в учреждение, меня не допускали. Не могли найти его апелляционную жалобу, какие-то неправильные скриншоты мне отправляли. Когда меня не пустили в ИВС, я написала жалобу в прокуратуру, что препятствуют адвокатской деятельности. Я добилась встречи с первым заместителем прокурора Карасайсого района Алматинской области. Дежурный прокурор провел меня к подзащитному. Оказалось, что он не получил ни одну передачу от активистов, были жесткие условия содержания. Несмотря на голодовку, его содержали с питающимися, с курящими, с теми, кого взяли по уголовным статьям. По всем этим вопросам я подала жалобу в прокуратуру Алматинской области. По результатам моей жалобы было расследование. Ответили, что мои права нарушили, признали другие нарушения, было взыскание с начальника ИВС», - рассказала Балгабаева.

Сейчас она представляет интересы нескольких гражданских активистов. Один из них - Абайбек Султанов. Его задержали и затем подвергли административному аресту после того, как он 18 июня пришел к Алмалинскому управлению полиции Алматы, чтобы поддержать ранее задержанного Кайрата Клышева. Последний был задержан после «субботажа» - мирной акции, во время которой протестующие выходят на алматинский Арбат, поют песни и танцуют.

Фото Петра Троценко, радио Азаттык

«Приблизительно в 16.15 из РУВД (управления полиции — V) Алмалинского района вышли 12-15 человек и в грубой форме завели нас в РУВД. Незаконным и грубым задержаниям были подвергнуты Жексебаев А., Касенов С., Акаев, Курбанов М, Султанов А, Казиев Е. И еще несколько человек. На мои требования позвать дежурного прокурора сотрудники полиции никак не отреагировали», - говорится в жалобе Султанова на имя прокурора Алматы от 18 июня.

Жалоба Султанова на имя городского прокурора заканчивается просьбой «наказать виновных в данном инциденте».

«В прокуратуре ответили, что никаких нарушений не было»

На 1 марта этого года ДВК, Демпартия и движение за политические реформы Oyan, Qazaqstan (OQ) анонсировали митинги. Их повесткой была отставка руководства страны в связи с гибелью оппозиционного активиста Дулата Агадила в столичном следственном изоляторе. Власти заранее разогнали акцию протеста. Несколько десятков активистов Oyan, Qazaqstan задержали в кофейне рядом с площадью Республики в Алматы, где они и планировали митинговать.

«Появились люди в черном. Они просто налетели, я ничего не успела понять. Они не представились, не сказали, что это задержание, не сказали, куда нас везут, никаких документов не показали. Просто схватили и поволокли», - комментировала 3 марта одна из задержанных Фариза Оспан. Позже на нее и двух других активистов OQ, Алию Касенову и Бауыржана Адильханова, завели административные дела за якобы неповиновение полиции.

Другой задержанный в кофейне перед митингом, Дархан Шарипов, подал заявление в прокуратуру. Он настаивает, что митинг, на который он планировал выйти с соратниками, планировался как мирный и ненасильственный. Действия полиции и СОБРа он расценивает как незаконные. «Я подавал жалобу на незаконное задержание и применение силы. Мне ответили, что никаких нарушений не было», - сказал Шарипов Vласти.

По словам активистки OQ Арины Осиновской, также задержанной перед митингом 1 марта, жалобы на действия полиции написали еще несколько ее соратников. «Жалобу мы отнесли в прокуратуру. Нам говорили, что можно отнести ее в прокуратуру или в Медеуский РОП. Но тогда получается, что жалуешься им на них же. Поэтому я решила, что логичнее отнести жалобу в прокуратуру. Ответа никакого не последовало. Тем, кто подавал вместе со мной, половине, кажется, пришли ответы, что вопрос был рассмотрен и никакого нарушения со стороны сотрудников правопорядка выявлено не было», - сказала Осиновская.

Другой активист OQ, Бейбарыс Толымбеков был задержан 6 июня перед зданием управления полиции Медеуского района. Он пришел туда, чтобы поддержать тех, кого задержали в ходе разгона митинга. Он расценил свое задержание как незаконное и 9 июня написал жалобу в прокуратуру города.

«Я пришел в городскую прокуратуру, - рассказывает активист, - чтобы подать жалобу, мне сказали, что надо подавать в канцелярию. Я пришел. Оказалось, что прокуратура закрыта на карантин. Когда я позвонил в канцелярию, там сказали, что жалобу можно оставить в ящике, потом позвонят и скажут входящий номер. Я оставил в ящике. Все это сфотографировал, написал об этом пост. Дальше... Дальше ничего не происходило, в принципе. Они сказали, что позвонят в тот же вечер, но не позвонили. Но через неделю пришло письмо о том, что они передали жалобу из городской прокуратуры в прокуратуру Медеуского района. Через несколько дней пришло еще одном письмо — о том, что прокуратура Медеуского района передала жалобу в Медеуское управление полиции. То есть управление полиции Медеуского района будет рассматривать жалобу на саму себя».

Рекомендовано для вас