4180
11 августа 2020
Светлана Ромашкина, Vласть, фотография Жанары Каримовой

«Надо сейчас принимать меры, чтобы осенью не было наслоения инфекций»

Как COVID-19 повлиял на другие заболевания

«Надо сейчас принимать меры, чтобы осенью не было наслоения инфекций»

На территории Казахстана очень много природных очагов опасных заболеваний, например, чумы и сибирской язвы. История с возникновением коронавирусной инфекции показала, что за такими территориями нужно очень внимательно следить. Кроме того, периодически появляется информация, что в соседние страны возвращается бубонная чума и дифтерия, — смертельные заболевания, с которыми казахстанские медики сталкивались очень давно. При этом весной во время режима чрезвычайного положения была приостановлена плановая вакцинация.

О том, как ковид-19 повлиял на другие инфекции, в каких регионах больше всего отказывающихся от вакцинации, и почему нужна еще одна — третья прививка от кори, мы поговорили с врачом-эпидемиологом управления профилактики инфекционных и паразитарных заболеваний Научно-практического центра санитарно-эпидемиологической экспертизы и мониторинга Леной Касабековой.

— В Казахстане есть природные очаги разных опасных заболеваний: бубонной чумы, сибирской язвы, туляремии, конго-крымской геморрагической лихорадки (ККГЛ). Что сейчас с ними происходит, есть ли опасность вспышек?

— Да, на территории Казахстана есть несколько природных очагов. Это туляремийные очаги, которые расположены в восточно-европейской, западно-сибирской, северо-казахстанской и средне-азиатской территории. Последние три года эти зоны расширяются, — эпизодическая активность в основном проявляется в Западно-Казахстанской, Северо-Казахстанской, Восточно-Казахстанской, Акмолинской и Павлодарской областях.

— С чем это связано?

— С укоренением возбудителей. Естественная зараженность туляремией отмечается более чем у 30 видов позвоночных животных, и это связано с их перемещением по Казахстану.

— Может ли это быть связано с тем, что люди активно взаимодействуют с животными? Как это, скорее всего, произошло в случае возникновения коронавирусной инфекции?

— Да, есть похожий механизм передачи инфекции. Люди активно взаимодействуют с природными очагами, с животными, с насекомыми, поэтому эти очаги будут расширяться. Кроме того, у нас есть природные очаги чумы, и они занимают очень большие территории. Они неравнозначны по занимаемой площади, по активности проявления, по изученности. Значительная часть нашей страны расположена в пределах одного из крупнейших в мире природных очагов чумы. Там работают противочумные службы Республики, есть Казахский научный центр карантинных и зоонозных инфекций и 19 противочумных отделений. Эти службы проводят постоянный мониторинг и наблюдение за очагами.

— Давайте определим, какие это территории?

— По чуме у нас такие очаги: Урало-Эмбинский, Устюртский, Мангышлакский, Предустюрский, Северо-Приаральский, Приаральско-Каракумский, Зауральский, Кызылкумский, Маинкумский, Талкумский, Прибалхашский, Бетпак-Далинский, Приалакольский, Илийский межгорный, также Волго-Уральский. Они занимают очень большую площадь нашей республики.

— Ведется ли какая-то работа с населением, чтобы не получилось как с коронавирусной инфекцией?

— Да. Проводится вакцинация людей, живущих на месте природных очагов. Ведется постоянный мониторинг за эпизоотией, полевые работы по бактериальному исследованию животных и насекомых. То есть противочумные станции изучают численность насекомых, имеющих инфекцию, площадь территории, на которой обитают эти насекомые, животные и т.д. Кроме того, у нас очень много неблагоприятных мест по сибирской язве. Это населенные пункты, где когда-либо были зарегистрированы случаи сибирской язвы среди людей и животных, и произведено захоронение животных, павших от этой болезни. Мы поставили эти населенные пункты на учет и нужно постоянно проводить контроль и наблюдение за этими очагами, потому что возбудители сибирской язвы могут выживать в почве в течение 100 лет и даже более.

Бациллы образовывают споры, которые годами могут лежать в почве, и при попадании в организм человека или животного приобретают вегетативную форму и вызывают инфекцию.

Таких пунктов (почвенных очагов) по республике 2677. Еще у нас есть природные очаги конго-крымской геморрагической лихорадки, они занимают южную часть равнинного Казахстана, это Жамбылская, Кызылординская, Туркестанская области и город Шымкент. Ежегодно регистрируются спорадические случаи туляремии, сибирской язвы и ККГЛ, а чумы, слава богу, не было.

— Чума в последний раз была в начале нулевых – в 2002-2003 годах. Какая ситуация с другими заболеваниями?

— За 6 месяцев этого года по республике зарегистрировано 10 случаев конго-крымской геморрагической лихорадки, обошлось без летальных исходов, и один случай сибирской язвы среди людей.

— ККГЛ разносят клещи, помимо энцефалита при укусе клеща можно получить и эту болезнь. В данном случае есть ли вакцина, как при энцефалите?

— От ККГЛ вакцины пока не существует. А клещевой энцефалит так же считается особо опасной инфекцией, которая поражает центральную нервную систему и может привести к инвалидности. Есть несколько эндемичных регионов по клещевому энцефалиту. Знаете, в этом году, благодаря карантину, стало намного меньше обращений, ведь люди перестали выезжать массово на природу, пикники и т.д. В этом году мы зарегистрировали около 9 тысяч обращений, но стоит помнить, что сезон активности клещей длится до конца октября.

— А обычно в среднем сколько человек к вам обращается?

— Ежегодно до 15 тысяч.

— Кому показана вакцинация от клещевого энцефалита?

— Людям, выезжающим для работы в эндемичные зоны по клещевому энцефалиту и населению, проживающему на эндемичной территории. Если вас укусил клещ, вы можете получить экстренную профилактику в виде иммуноглобулина против клещевого энцефалита, то есть, готовые антитела вводятся в организм и уже он, имея антитела против энцефалита, может бороться против этой инфекции.

— Прививки хватает примерно на три года?

— Да, это не на всю жизнь, нужно прививаться каждые три года.

— В прошлом году мы делали материал, в котором затрагивался вопрос того, что в городах стало намного больше укусов клещей, особенно в Алматы. Людей кусают даже в парках, в собственных домах и квартирах.

— Да, это так. Раньше в горах паслись в основном домашние животные. В безлюдных местах клещи питаются кровью животных. Сейчас сократилось количество домашнего скота, люди стали жить в дачных массивах. Поэтому клещи в поисках еды спускаются в населенные пункты, это естественный процесс. В прошлом году было зарегистрировано очень много укусов, даже в парках Алматы.

— Сколько было зарегистрировано именно укусов энцефалитных клещей?

— В прошлом году в стране было 20 случаев, в этом году идет снижение примерно на 20%. Хочу напомнить, что энцефалит очень тяжелое заболевание, часто оно заканчивается летальностью или инвалидностью. Если вы получили укус в горах, в зонах отдыха или где-то еще, нужно немедленно обратиться в поликлинику по месту жительства и получить экстренную профилактику.

— Многие с опаской говорят о грядущей осени, что наслоение сезонных вирусных заболеваний с коронавирусом может иметь неприятные последствия. Что вы об этом думаете?

— У каждой инфекции есть своя сезонность, своя эпидемиологическая характеристика. Ближе к осени начинается сезон ОРВИ, кори, коклюша, и никто не гарантирует, что их не будет. Надо сейчас принимать меры, чтобы не было наслоения этих инфекций. Хочу призвать получать все плановые вакцины, которые есть в нашем национальном календаре иммунизации. Проводить профилактическую работу против инфекций – закаливание организма, повышение иммунитета и т.д.

— Вы заговорили о кори. В прошлом году у нас была вспышка этой болезни. Какая сейчас ситуация?

— С ноября 2018 года в стране было осложнение по заболеваемости корью. Высокая заболеваемость держалась во всех регионах почти два года. В связи с карантинными мероприятиями произошло разобщение людей, и мы сейчас наблюдаем снижение заболеваемости по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Если в 2019 году за 6 месяцев было зарегистрировано около 10 000 случаев кори, то в этом году за такой же период – 3200. В основном болели дети в возрасте до одного года, — их еще не успели привить против кори, потому что первую вакцину от этой болезни ребенок получает в год. Высокий уровень заражения был связан с тем, что дети с родителями посещали людные места, тои, ТРЦ, базары и т.д., контактировали с больными корью, в итоге мы получили больше количество заболевших среди детей и тех, кому больше 25 лет. У нас была такая ситуация до карантина, сейчас идет хорошее снижение. Но в связи с карантином с конца марта до 11 мая в Казахстане временно приостановили плановую вакцинацию, потому что был режим чрезвычайного положения. За это время мы немножко снизили охват вакцинации против кори и других вакциноуправляемых инфекций. Потом постановлением главного санитарного врача было объявлено, что с 11 мая проведение вакцинирования возобновлено. Хочу отметить, что некоторые казахстанцы до сих пор боятся выходить на улицу с маленькими детьми, опасаются ходить в поликлинику и поэтому дети не получили плановые прививки. Это опасно тем, что малыши, не получившие вакцинацию, при выходе из самоизоляции и при контакте с больным или переносчиком могут заболеть. Сейчас в поликлиниках все устроено так, чтобы дети, идущие на плановую вакцинацию, не контактировали с другими людьми.

Сейчас у нас в приоритете проведение плановой вакцинации детям. Если мы за это не возьмемся или не доделаем, то можем осенью или зимой получить вспышки других заболеваний, например, кори и коклюша.

— Вы говорили, что много заболевших корью было среди тех, кому за 25 лет. Они нуждаются в ревакцинации?

— Ревакцинация взрослых не проводится. Последняя ревакцинация от кори есть в календаре в 6 лет, перед школой. В прошлом году у нас была массовая дополнительная вакцинация от кори и краснухи (вакцина двухкомпонентная), взрослых в возрасте от 25 до 30 лет. Это делали в связи с высокой заболеваемостью корью. Взрослые другого возраста могли это сделать по желанию, и им не должны были отказать. В прошлом году мы предлагали министерству здравоохранения ввести еще одну вакцинацию против кори в подростковом возрасте. Этот вопрос немного приостановлен из-за пандемии коронавирусной инфекции. Но я думаю, что в будущем мы вернемся к обсуждению. Ситуация по кори не такая тяжелая из-за карантинных ограничений, но, учитывая, что у нас в стране есть неиммунная прослойка населения, — люди, которые отказываются от вакцинации или не имеют возможности прививаться из-за медицинских противопоказаний, или кто получил прививку давно и не имеют иммунитета, мы к этому вопросу вернемся еще не раз. Двух доз против кори недостаточно, нужна третья. Анализируя ситуацию, которая произошла в прошлом году, мы видим, что большинство заболевших корью – это взрослые, у которых прошло с последней вакцинации 20 лет и дети в возрасте до одного года.

— Напомните, чем опасна корь.

— Она стирает иммунную память и есть отдаленные последствия после перенесенной инфекции. Например, дети, перенесшие корь, через 20-30 лет могут заболеть послекорьевой инфекцией, которая называется панэнцефалит и приводит к 100% летальности. Кроме того, от кори могут развиться пневмония, слепота и т.д. Это очень грозная инфекция, она не имеет специфического лечения, есть только профилактика с помощью вакцинации.

— Да, многие врачи говорят, что корь опаснее коронавирусной инфекции, и мы должны это всегда помнить. Выше летальность и сильнее осложнения. Вы затронули тему того, что люди отказываются от вакцинации. Многие специалисты говорят, что такая вспышка, что была в Казахстане, характерна для стран, где низкий реальный процент вакцинации. Так ли это?

— В принципе у нас охват вакцинацией соответствует рекомендациям ВОЗ: не менее 95% целевой группы. Мы увидели, что дети, прошедшие в свое время вакцинацию, в основном не болеют. Заражались непривитые, у которых был отвод по состоянию здоровья или те, кто отказывался от вакцинации. В прошлом году в стране было 11 летальных случаев от кори и все умершие не вакцинировались, поскольку у многих из них были сопутствующие серьезные заболевания, например, онкология, и им нельзя было прививаться. Дети контактировали с теми, кто болел корью, заразились и умерли, это очень страшно и обидно. Ведь они не имеют возможности ходить в отдельные садики, как и дети родителей, отказывающихся от вакцинации. Поэтому риск для всех одинаков. Многие заболели в медорганизациях, когда получали медицинскую помощь, они заражались от детей, которых там лечили от кори.

— Сейчас в мире очень сильное движение против вакцинирования. Как вы считаете, что государству нужно, чтобы вернуть веру в вакцинацию?

— В первую очередь должна быть хорошая разъяснительная работа. Вакцинация защищает миллионы жизней, но мы об этом говорим один раз в год. А если мы видим ребенка с реакцией на вакцинацию, то трубим об этом по всей стране. Но возможно, что эта реакция даже не была связана с этой вакциной, это могло быть совпадение. Не разобравшись в ситуации, мы идем к журналистам, пишем везде об этом. Нужна большая совместная работа по просвещению населения. Очень мало официальных источников, где есть правдивая и понятная информация о вакцинации. У медицинских работников нет средств на разработку понятных сайтов, на рекламу. А у антипрививочников деньги есть.

Если мы сейчас введем в интернете слово «вакцинация», то получим 10 ссылок о вреде вакцинации и одну маленькую статью о пользе.

Идет война, огромное движение против вакцинации, но мы можем наглядно видеть, что благодаря вакцинации искоренили натуральную оспу, полиомиелит, и в планах сейчас корь и вирусные гепатиты.

— Наверное, от минздрава нужно больше открытости по ведению каждого случая осложнения после вакцинации. Хотелось бы видеть тщательный и публичный разбор. Многие родители жалуются, что при реакции на вакцину уже в поликлинике их уговаривают не заполнять желтые карточки.

— Да, вы правы. Но насчет тщательного расследования: уверяю вас, каждый случай расследуется комиссией и по каждому есть заключение. Насчет публикации – наверное, неправильно, если там будут звучать фамилии и имена, это конфиденциальная информация. Есть пункт от неразглашении медицинской тайны.

— Можно делать без упоминания имени.

— Да. Статистика есть, но, конечно, к этим историям доступ имеют только специалисты. Мы стараемся давать на каждый такой случай ответ, комментарий.

Фотография пресс-службы министерства здравоохранения

— Из-за того, что у нас падает уровень вакцинации, какие болезни уже возвращаются?

— Корь вернулась, хотя в 2017 году у нас было всего два случая и мы радовались тому, что идем к победе, но не тут-то было. Сначала эпидемиологическая ситуация обострилась в Европе, потом в Америке, потом у наших ближайших соседей: в России, Таджикистане, Украине. Вирусы и бактерии не знают границ, люди путешествуют, государства растут и развиваются, и корь вернулась и в Казахстан. Так же могут возвращаться и все инфекции при снижении уровня охвата вакцинации ниже 95%.

— Дифтерия может вернуться?

— Да, в прошлом году были случаи дифтерии в Украине и России. Мы получаем сообщения и проводим каждый день обзор эпидситуации в разных странах. В прошлом году была вспышка в России, и мы сразу подготовили письма в регионы, предупредили, что в соседней стране дифтерия, чтобы они посмотрели всю медицинскую документацию детей и взрослых, которую они получали, изучили вакцинацию и довакцинации и своевременно реагировали в случае регистрации дифтерии у нас. Когда вспышка кори была в Европе, мы два года здесь говорили и писали: пожалуйста, прививайте детей. Но очень тяжело работать с отказниками. Основные причины – религиозные убеждения, и переубедить здесь очень сложно.

— Есть в Казахстане регионы, где наибольшее число отказов от вакцинации?

— В разрезе регионов наибольшее количество отказов регистрируется в Актюбинской, Карагандинской областях, городе Алматы, а так же в Алматинской, Атырауской и Западно-Казахстанской областях. По причинам отказов превалируют религиозные убеждения: это касается Актобе, Атырау, Туркестанской области и Шымкента. По личным убеждениям в основном отказываются в Алматинской, Карагандинской областях и в северных регионах.

— Многие страны создают вакцину от коронавируса, идет настоящая гонка. Казахстан тоже участвует в этом забеге, много поступает противоречивой информации о казахстанской вакцине. Не опасна ли такая скорость и что вы знаете о работе над казахстанской вакциной?

— Мы проводим обзор по работе над вакцинами во всем мире. Сейчас исследователи создают более 165 вакцин от корнавирусной инфекции. 165! Из них 27 вакцин уже проходят испытания на людях. Почти все эти вакцины прошли первую фазу исследования, многие из них находятся на второй фазе и только 5 — на третьей фазе. Во время первой фазы испытания безопасности ученые дают вакцину небольшому количеству добровольцев, чтобы проверить безопасность, дозировку и иммуногенность. Во второй фазе участвуют сотни людей, разделенных на группы: пожилые, дети и т.д., это делается для того, чтобы посмотреть на какую группу вакцина будет действовать, а на какую нет. Тоже проверяется безопасность и иммуногенность. Третья фаза испытаний – эффективность вакцины, здесь уже вовлекаются тысячи людей. Сравниваются группы, получившие вакцину и те, кто ее не получил – сколько из них заболели. Сейчас только 5 вакцин в мире проходят эту третью фазу. После нее, если вакцина подтвердит свою эффективность, безопасность и иммуногенность, можно будет использовать её массово. Насчет казахстанской вакцины я не владею информацией, но слежу за новостями.

В минздраве сейчас рассматривается вопрос обеспечения бесплатной вакциной от коронавируса, но в первую очередь они хотят прививать группу риска – людей старше 65 лет и тех, у кого есть сопутствующие заболевания. Представители министерства рассматривают вопрос применения именно зарубежной вакцины, которая разрабатывалась ВОЗ.

— История с коронавирусом высветила проблему пневмонии. Нередко при ковид-19 присоединяется пневмококковая инфекция. Была информация, что осенью группу риска могут привить от пневмококка.

— Да, этот вопрос поднимался. Согласно национальному календарю иммунизации прививка от пневмококка бесплатна для детей. Сейчас решается вопрос вакцинации группы повышенного риска – той же, что и при коронавирусной инфекции: людей старше 65 лет, обладающих хроническими заболеваниями лёгких, диабетом, сердечно-сосудистыми заболеваниями. Этот вопрос мы обсуждали на заседании консультативной комиссии по иммунизации РК, и свое предложение внесли в министерство здравоохранения.

— Насколько имеет смысл прививаться от пневмококка людям, которые не входят в группу риска?

— Смысл есть, потому что большинство пневмоний вызываются именно пневмококком. И пневмококковая пневмония тяжелая по своему течению, и при наслоении вирусной пневмонии, как при коронавирусе, она может вызвать летальность.

— Нередко в Казахстане летом происходят вспышки менингита. Какая сейчас ситуация?

— В этом году снизился уровень заболеваемости, что тоже связано с карантином, самоизоляцией и ношением масок. Все эти мероприятия против коронавируса заодно защищают от кори, менингита, коклюша, от всех инфекций, передающихся воздушно-капельным путем. От менингита есть вакцина, и когда была вспышка в Алматы, обсуждался вопрос того, почему мы не прививаем от менингита все население. Вакцина, к сожалению, очень дорогая. Как и при менингококковой инфекции, здесь нецелесообразно прививать всех. Мы так же как в случае с пневмококком, вносили в минздрав вопрос о вакцинации группы риска от менингита: тех, у кого снижен иммунитет, кто перенес операцию по удалению селезенки, тех, кто находятся в закрытых учреждениях и призывников. Обсуждение вопросов, касающихся бюджета, может длиться годами и требует обоснования.

Рекомендовано для вас