9544
4 октября 2023
Назерке Құрманғазинова, заглавное фото скриншот с видео Warner Bros.

Почему Барби не заговорила на казахском?

Смогут ли зрители увидеть фильмы в кинотеатрах на казахском языке в этом году

Почему Барби не заговорила на казахском?

После выхода в прокат наиболее кассовых лент этого года «Барби» и «Оппенгеймер» в Казахстане задались вопросом, почему эти картины не были дублированы на казахский язык. Пытаясь снизить градус недовольства граждан, тогдашний министр культуры и спорта Асхат Оралов пообещал, что в прокат ежегодно будет выходить не менее 15 фильмов с казахской озвучкой. На это потратят 443 млн. тенге.

Еще в октябре 2022 года министерство стало заказывать дубляж фильмов через тендеры, которые организовывал Государственный центр поддержки национального кино (ГЦПНК). Но ни один из тендеров не состоялся. Так в 2023 году ГЦПНК трижды объявлял прием заявок на конкурс, и только после третьего раза он получил всего лишь 5 заявок, хотя должен выделить деньги на дубляж 15 картин.

Власть рассказывает, почему ситуация с дубляжом лент не меняется и есть ли в этом году шанс увидеть голливудский блокбастер на казахском языке.

Дубляж на частные деньги

Впервые фильм, дублированный на казахский язык, вышел в кинотеатрах в 2011 году. Это был мультфильм «Көліктер-2» («Тачки-2»). Дубляж был оплачен в рамках проекта «Өзіңнен баста», который реализовали корпоративный фонд «Болашак» и компания «Меломан», дистрибьютор таких студий, как Sony Pictures, Disney, MARVEL, Warner Bros. Entertainment, 20th Century Fox Home Entertainment, Paramount Pictures.

«Өзіңнен баста» просуществовал 10 лет, за это время на казахский язык дублировали 38 фильмов.

Инициатором проекта вместе с генеральным директором «Меломана» Вадимом Голенко выступал Бауыржан Байбек, член попечительского совета фонда «Болашак» и на тот момент заместитель руководителя администрации президента. А спонсировали его фонд «Алтын Қыран», холдинг «BI Group», Евразийская группа (ERG), фонд «Самрук-Казына», Bank RBK и другие.

Каждый год проект дублировал по 4-6 фильмов в сотрудничестве с голливудскими студиями Disney, Pixar, Sony Pictures и т.д. В среднем дубляж одного фильма обходился примерно в $100 тыс. По мнению «Болашака», работа может стоить в разы дешевле, если процесс поставить на поток.

Проект «Өзіңнен баста» завершился в 2021 году. В фонде «Болашак» в комментарии Власти отметили, что без поддержки государства это не могло продолжаться долго, потому в течение нескольких лет организация пыталась убедить государство взять инициативу по дубляжу фильмов на себя.

С 2017 года фонд входил в несколько рабочих групп по обсуждению законопроектов, касающихся дубляжа фильмов. Но несмотря на принятие закона о кинематографии и выделение госсредств, изменений не произошло.

«К сожалению, ввиду излишней бюрократизации у казахоязычной аудитории до сих пор нет доступа к контенту на казахском языке», – констатировали в фонде.

фото со страницы фонда «Болашак» в соцсети

Закон о кинематографии

Государство начало закреплять необходимость казахского дубляжа в законодательстве только в 2012 году. С принятием изменений в закон «О культуре» все фильмы должны были дублироваться на казахский язык.

Но уполномоченные госорганы не контролировали исполнение закона, а кинопрокатчики и дистрибьюторы практически не выполняли требования.

В 2016 году в мажилисе вновь поставили вопрос о дубляже: предложили озвучивать фильмы закадровым переводом на казахский язык или сопровождать их субтитрами, или делать дубляж. А в 2019 году они оформились в новый закон «О кинематографии».

В тот год тогдашний министр культуры Арыстанбек Мухамедиулы заявлял, что в Казахстан ежегодно ввозится около 300 фильмов и почти все они не имеют версии на казахском языке. У этого, по его словам, много причин, но одна из них — дороговизна услуг.

«Траты на профессиональный дубляж могут в разы превысить доходы от их проката на территории Казахстана», — говорил он.

С принятием нового закона число дублированных фильмов не возросло. Прокатчики обходились лишь субтитрами, которые делали или они сами или дистрибьюторы. На их качество нередко жаловались зрители.

Впервые тендер на дубляж фильмов на казахский язык был объявлен в 2022 году. В октябре министерство культуры заключило договор способом из одного источника с ТОО «Интервидео» («Меломан»), но и выделило на дубляж трех фильмов 88 млн. тенге. В результате в прокат вышли первая часть фильма «Аватар» (ре-релиз 2009 года), «Черная пантера. Ваканда навеки» и «Аватар. Путь воды».

С тех пор зарубежные картины больше не дублировались на казахский язык.

После изменения закона «О кинематографии» в конце 2022 года ГЦПНК стал единым оператором, финансирующим дубляж на казахский язык детских анимационных фильмов и фильмов для семейного просмотра. Теперь все конкурсные процессы проводит ГЦПНК.

В прошлом году тендер на дубляж фильмов не состоялся. В Минкультуры не ответили на вопрос Власти о том, анализировались ли причины, по которым этот конкурс не состоялся.

В 2023 году ГЦПНК три раза объявлял конкурс, два из них тоже не состоялись. Первый, как рассказали в центре, был отменен потому, что никто не подал заявки. А второй — из-за отсутствия дистрибьюторов/правообладателей в числе участников.

«Процедура госзакупа предусматривает, что один договор должен быть от правообладателей контента по прокату на территории Казахстана, а второй договор — о правах именно на дубляж. У [участников конкурса] нет то права на обладание, то сертификата безопасности TPN», – объясняет ситуацию Бауыржан Шукенов, зампред правления ГЦПНК по производству.

Дубляжом фильмов голливудских производителей могут заниматься студии, сертифицированные по международным стандартам. В Казахстане есть только три таких: «Aray Media Group» (учредителем компании является сестра Бауыржана Байбека), «Cinema Tone Production» и «Movie Dalen».

В целом по стране, как утверждают в Минкультуры, профессиональным дубляжом фильмов занимаются порядка 10 студий. При этом компании, участвующие в конкурсном отборе, должны заранее иметь документы, подтверждающие наличие разрешения от правообладателя фильма на его дублирование. И министерство и ГЦПНК уточнили, что сами они не вступают в переговоры с иностранными кинокомпаниями.

Недавно ГЦПНК объявил, что третий конкурс по дубляжу фильмов завершен и в нем участвовало 5 кинопроектов. Когда в марте 2023 года Минкультуры утверждало правила отбора по конкурсу, сообщалось, что зрители смогут выбрать, какие фильмы будут дублировать на казахский язык. Голосование появилось на сайте ГЦПНК 14 сентября.

На деле в конкурсе на дубляж фильмов участвовали те картины, на которые каждый заявитель имел необходимые права. Затем отбор со своей стороны произвел ГЦПНК, и уже после этого зрителям дали 20 дней на то, чтобы сделать свой выбор.

Есть вероятность, что среди предложенных фильмов не будет рейтинговых картин, поскольку у них не будет соответствующего сертификата для дубляжа.

На вопрос о том, почему в прокат на казахском языке не вышли самые кассовые фильмы этого года - «Барби» и «Оппенгеймер» - Минкультуры ответило Власти так: «В рамках конкурсных отборов, проведенных в текущем году, заявок на дублирование фильмов «Барби» и «Оппенгеймер» на казахский язык не поступало».

Но и некассовые фильмы могут остаться без казахского дубляжа. По правилам ГЦПНК должен был провести отбор фильмов до 1 сентября календарного года. Но к сегодняшнему дню не завершен даже этап голосования.

Бауыржан Шукенов полагает, что до конца года продублировать смогут только 1-2 фильма. Хотя бывший министр культуры и спорта Асхат Оралов заявлял, что ежегодно необходимо дублировать не менее 15 картин.

Ранее на это собирались потратить 443 млн. тенге, или в среднем 29,5 млн. тенге на одну картину. Насколько хватит этих денег — тоже вопрос. Фонд «Болашак» в среднем тратил на одну картину $100 тыс. (около 48 млн. тенге).

Как пояснил Шукенов, дубляж не делается за один день, поскольку он требует перевода, адаптации и согласования текста, а также решения технических моментов. Чтобы фильм вышел в декабре или январе, работа над ним должна была начаться в сентябре.

«Мы должны были сделать 15 фильмов, но не успеваем. Если успеем, 1-2 фильма сделаем. И то я сомневаюсь, хотя мы стремимся к этому. Может быть будут двухгодичные контракты, то есть фильмы, которые переходят на следующий год, а финансируются в этом», – рассказал Шукенов Власти.

По его словам, министерству уже предложили поменять правила и упростить эту процедуру.

«Функция [оператора по дубляжу] передана нам в соответствии с законом. Я противился этому делу [к дубляжу зарубежных фильмов], но это в дорожной карте партии [Nur Otan] было», – признается Шукенов.

Иллюстративное фото Алмаса Қайсара

«Нам нужны фильмы категории А»

Шукенов убежден, что с дубляжом зарубежных фильмов на казахский язык торопиться не стоит: дистрибьюторы и кинопрокатчики небеспочвенно боятся, что фильм только на казахском языке провалится в прокате. И предотвратить это простым вливанием денег, на его взгляд, не выйдет:

«Сначала [нам нужно], чтобы в кинотеатрах появилось [отечественное] кино на казахском языке и сформировалась зрительская аудитория. [После этого] мы спокойно можем дублировать иностранное кино на казахский язык».

Актер, режиссер казахского дубляжа Шах-Мурат Ордабаев долгие годы готовит фильмы для телевидения и кинотеатров. Как актер дубляжа он участвовал в более чем 80 проектах, а как режиссер озвучил 46.

Отвечая на скепсис относительно дубляжа иностранных фильмов на казахский, он привел в пример картину «Аватар: Су жолы». В прошлом году казахскоязычная версия фильма побила рекорд по кассовым сборам. Тогда сеансы на казахском языке посетило более 42 тыс. зрителей, а сборы превысили 69 млн. тенге. При этом дубляж картины стоил 26,3 млн тенге.

Опасения прокатчиков будут оправданы только если в конкурсах ГЦПНК будет отбирать неизвестные зрителям проекты. К примеру, сейчас они могут проголосовать за картины «Пингвиненок Пороро: музыкальное приключение», «Крылатая история», «Мой ягуар», «Кот и собака» и «Дикое сердце».

«Скажем так, это не самые знаменитые и ожидаемые проекты. <...> Я не знаю ни об одном из этих пяти фильмов», — говорит Ордабаев.

Опыт «Аватара», по его словам, оказался успешен в силу известности фильма. На непопулярные картины люди, скорее всего, не пойдут.

«Когда вы показываете фильм с названием, к примеру, «Мои красные сапоги», а затем расстраиваетесь из-за того, что на него никто не пошел, это неправильно. Да, потому что о нем никто ничего не знал! В ленте нет известного артиста. Даже рекламы заранее не было. Мне даже кажется, лучше мы озвучили одного “Оппенгеймера” вместо этих пяти картин», — прокомментировал режиссер.

Ордабаев подчеркивает, что в конкурсе ГЦПНК есть только фильмы категорий «B» и «C». Но контент класса «А» — те же кассовые фильмы этого года «Барби» и «Оппенгеймер» — все ещё недоступны на казахском.

«Почему, когда речь идет о казахском контенте, его категория должна быть низкой? Почему мы не должны озвучивать проекты лучших компаний?», — удивляется режиссер.

И если в Казахстане берутся дублировать фильмы класса «А», например, произведенные компании Marvel, то нужно озвучивать каждую картину киновселенной, потому что все они взаимосвязаны. Однако в Казахстане могут продублировать две части «Стражей галактики», а третью, вышедшую в начале этого года, пропустить.

Нельзя забывать и о качестве дубляжа, настаивает Ордабаев: «Есть люди, которые думают только о доходах. Если фильм будет плохо переведен, то это окажет негативное влияние на аудиторию. Тогда вся эта работа будет проделана впустую».

Он считает, что ситуация может измениться, если все уполномоченные органы, участвующие в процессе дубляжа — Минкультуры, ГЦПНК, прокатные компании, зарубежные кинокомпании, производящие фильмы — соберутся за одним столом и придут к общему соглашению.

«Такие решения, как дубляж фильмов, должны тщательно обсуждаться. Нужно проводить круглые столы, договоренности должны заключаться открыто. Не могу сказать, что знаю обо всех аспектах, но этого не хватает сейчас», – говорит Ордабаев.

Власть также обратилась за комментариями в компании Meloman и Sulpak Cinema, которые являются официальными дистрибьюторами голливудских студий в Казахстане, чтобы узнать, как они ранее организовывали дубляж на казахском языке и какие пути решения они видят сейчас. Обе не ответили на запросы.